В последнее время начало казаться, что экономические страсти в Европе улеглись. Как-то и Греция поутихла, и в Италии не так все напряженно, даже курс единой европейской валюты перестал падать. Врачи называют такое состояние стабильно тяжелым.

                    И вот новый кризис…

                    Правительство в целом успешной Голландии в полном составе досрочно ушло в отставку. Некоторые эксперты считают, что теперь Нидерланды могут повторить опыт Бельгии, которая полтора года жила с временным правительством.

                    Госдолг королевства сейчас составляет 65,2% от ВВП, а дефицит бюджета не укладывается в 3% от ВВП, что прописаны в Маастрихтском договоре, который подписывает каждая вступающая в Евросоюз страна. Центральное бюро планирования Нидерландов озвучило прогноз: к концу 2012 года дефицит бюджета вырастет до 4,6%.

                    Причиной кризиса стало требование Еврокомиссии: правительства европейских стран должны до 30 апреля представить меры по сокращению дефицита бюджета до 3%. Партии правящей коалиции начали переговоры с остальными, но так и не смогли договориться.

               Чтобы разъяснить ситуацию, скажем пару слов о голландской политической конъюнктуре. В ходе предвыборной кампании нынешний премьер и глава «Народной партии за свободу и демократию» Марк Рютте обещал избирателям сокращение государственных расходов и уменьшение пособий для иммигрантов – в общем, ту самую экономию, за которую так ратует Еврокомиссия.

                На выборах «Народная партия за свободу и демократию» победила и начала формировать коалицию меньшинства. В нее вошла еще одна партия – «Христианско-демократический призыв», а «Партия свободы» выступила в ее поддержку. На этой последней остановимся подробнее.

                В начале 2000-х в Нидерландах был крайне популярен малоизвестный в нашей стране политик Пим Фортейн. В ходе национального опроса 2004 года его признали «величайшим нидерландцем всех времен», отодвинув на второй план даже создателя Нидерландов – Вильгельма I Оранского.

                Фортейн придерживался весьма радикальных взглядов: открытый гей и сторонник эвтаназии, он при этом выступал категорически против исламизации страны. Политик назвал Ислам отсталой религией и заявил, что иммигранты имеют право жить в Голландии только в том случае, если готовы принять ее базовые ценности, в частности такие, как соблюдение прав женщин и гомосексуалистов.

                За такой радикализм партия Фортейна «Пригодные для жизни Нидерланды» исключила его из партийных списков прямо накануне очередных выборов. Это, правда, не остановило политика. Он создал свою организацию, выиграл выборы в Роттердаме и готовился к общенациональным. Но за неделю до этого знаменательного события был застрелен. Его убийца Волкерт ван дер Грааф – радикал из числа «зеленых» – поначалу объявил, что стрелял в политика, поскольку тот поддерживал любителей шуб из шкурок животных. Но на суде объявил истинную причину – антиисламскую позицию жертвы.

                Какое отношение Фортейн имеет к «Партии свободы»? Очень простое. Его успех на выборах показал: либеральная голландская общественность вполне одобряет радикальное неприятие мусульманских эмигрантов. И потому многие политики взяли тактику Фортрейна на вооружение. А «Партия свободы» и вовсе практически полностью перестроила свою программу по примеру идеологии убитого активиста.

                Премьер-министр страны Марк Рютте был вынужден оставить свой пост после того, как среди его союзников начался раскол. А именно – глава «Партии свободы» Гирт Вилдерс не стал продолжать переговоры о сокращении расходов на 16 млрд. евро. Он заявил: лучше жить с превышением бюджета, чем отказаться от заданных темпов экономического роста.

 

 

Надо сказать, что Рютте считается самым харизматичным на сегодняшний день политиком королевства. В ходе избирательной кампании, вопреки традиции, его сторонники даже не использовали плакаты с изображением своего кумира. Вместо привычного портрета они размахивали просто лозунгами – настолько велика была популярность их кандидата.

     

     

Королева приняла отставку Рютте, но при этом попросила «министров и их заместителей продолжать делать все необходимое в интересах Нидерландов». 558 дней – именно столько последнее правительство пробыло у власти. Это не рекорд, но почетное 4-е место по скорости падения Кабинета за всю историю Голландии. В общем, общественность шокирована.

 

 

Марк Рютте. Возвращение

                Сейчас парламент страны решает, когда проводить новые выборы – большинство склоняется к тому, чтобы начать кампанию уже в июне. Главный недостаток этого варианта в том, что в мае открывается сезон отпусков и активность избирателей будет низкой. Потому некоторые предлагают назначить дату выборов на 12 сентября.

                Соцопросы показывают, что у Рютте есть хорошие шансы вернуться в свое кресло. Для этого ему надо после перевыборов создать более широкую коалицию левых партий, которые не против начать экономить и сократить дефицит бюджета, просто пока не знают, как именно это лучше сделать.

                По информации «De Telegraaf», теоретически, в широкую коалицию могут войти: «Демократы 66», «Зеленые левые» и «Христианский союз». В этом случае на долю сторонников Рютте придется 77 из 150 мест в парламенте. Вдобавок со своей позицией в отношении предложенной уже экс-премьером программы не определилась «Партия труда» – вторая по числу мандатов после правящей, а также социалисты.

                А тем временем, хотя по нынешним меркам до настоящего экономического кризиса в Голландии еще далеко, рецессия в стране уже началась. Безработица достигла в среднем 6%, и динамика удручает. Количество нетрудоустроенной молодежи выросло за год с 9,2% до 11,8%, а потребительские расходы упали на 1,3%. Цены на недвижимость снизились на 4,7%. Увеличилось число приходящих в специальные центры за продуктовой помощью. Число нуждающихся в ней растет каждый месяц на 10%. Каждая шестая семья не в состоянии оплачивать счета за питание.

                Помимо этого удар ждет и финансовый сектор. Политическая неразбериха и провал переговоров по сокращению затрат может снизить кредитный рейтинг Нидерландов – сейчас он, к слову, находится на самом высоком уровне – ААА. В результате процентные ставки голландских облигаций вырастут, а значит, увеличатся и расходы казны на их выплаты. А вот это уже станет серьезной неприятностью для всей объединенной Европы. Ведь ее стабфонды как раз зависят от высоких кредитных рейтингов таких стран, как Германия, Финляндия, Австрия и Голландия.

                Собственно, проблемы уже начались. Газета «NRC Handelsblad» отметила, что отставка правительства «негативно отразилась на доверии инвесторов и финансовых рынков к королевству, разрыв между немецкими и голландскими облигациями начал расти».

                Поэтому даже в случае возвращения Рютте на пост премьер-министра его ждут очень непростые времена. Тем более что и в остальной Европе, даже у экономических гигантов во главе с Германией, дела не ахти. Что уж говорить про аутсайдеров?

                Последний месяц казалось, что страсти вокруг кризисных стран поутихли. Профессор экономики Школы бизнеса Стерна при Нью-Йоркском университете Нуриэль Рубини объясняет это так: «С ноября прошлого года Европейский центральный банк под управлением своего нового президента Марио Драги ослабил свою политику кредитования и сделал две инъекции ликвидности в размере более 1 трлн. евро в банковскую систему еврозоны. Это привело к временному снижению финансовых трудностей, с которыми сталкиваются страны-должники на периферии еврозоны (Греция, Испания, Португалия, Италия и Ирландия), резкому снижению риска отсутствия ликвидности в банковской системе Еврозоны, а также сократило расходы на финансирование в Италии и Испании по сравнению с их неприемлемыми уровнями осени прошлого года. В то же самое время, удалось избежать технического дефолта в Греции, и в стране реализуется успешная – в случае, когда используется принуждение, – реструктуризация государственного долга. Новый договор о бюджете и новое правительство в Греции, Италии и Испании укрепляют надежды на реальную приверженность к жесткой экономии и структурным реформам. И решение о слиянии нового фонда спасения еврозоны (Европейский механизм стабильности) со старым (Европейский фонд финансовой стабильности) значительно увеличило надежность брандмауэра еврозоны».

 

 

К слову, «кризисную четверку» Евросоюза – Португалию, Италию, Грецию и Испанию – с легкой руки журналистов и экономических аналитиков прозвали «поросятами». Логика проста: Португалия – «Portugal» (P), Италия – «Italy» (I), Греция – «Greece» (G) и Испания – «Spain» (S). Получается «PIGS», в переводе с английского – «свиньи».

     

     

                Но период спокойствия, по мнению аналитика, закончился. Ставки по стабилизационным кредитам, которые проблемные страны продолжают тянуть из более стабильных соседей, постоянно растут. Причем с недостаточно высоким темпом, чтобы стимулировать должников расплачиваться по кредитам. Все продолжат привычно жить в долг, а кризис будет шириться.

                Плохую службу для аутсайдеров играет и относительно высокий курс евро. Если, например, для высокотехнологичной Германии, где производство в основном автоматизировано и роботизировано, это не проблема, то у некоторых ее не столь технически оснащенных партнеров удельные затраты на единицу рабочей силы за последнее десятилетие выросли на 30–40%. Таким образом получается, что дорогой товар, произведенный, например, в Греции, становится неконкурентоспособным на мировом рынке. Поэтому снижение курса общеевропейской валюты до одного уровня с долларом просто необходимо.

 

 

После начала долгового кризиса в Европе сменилось 11 правительств. И не факт, что в ближайшее время эта цифра не увеличится.

     

     

                Вдобавок жесткая экономия и попытка снизить количество заемных средств ухудшает и внутренний спрос на продукцию. И выправить ситуацию за счет собственного потребителя уже невозможно. Так что девальвация евро – это, по мнению ряда экспертов, острая необходимость. Иначе ситуацию не исправить.

                Но самое страшное, что спасение утопающих тянет на дно и флагманов европейской экономики. Причины просты: всеобщее сокращение расходов ухудшает общее состояние. Повышение налогов, низкий уровень государственных расходов и трансфертных платежей – все это бьет по общему спросу и снижает доходы. Начинается рецессия (т.е. снижение уровня производства) и увеличивается бюджетный дефицит. В общем, даже европейские богатеи вынуждены будут подтянуть пояса.

 

 

Что будет дальше

                Недавно в интервью «Евроньюс» председатель Европейского совета Херман ван Ромпей заявил: «Год назад я провел в этом зале Европейского Совета встречу, посвященную инновациям – ключевому элементу экономического роста, и энергетике. В этом году, в январе и марте, на повестке дня остались только вопросы экономического роста и проблемы занятости».

                Но даже если это так, то одна только безработица способна угробить всю современную европейскую модель. В Испании работы не имеет 41,6% молодежи, на втором месте находится Словакия с 33,6%, на третьем – Греция с 32,9%. При этом местное население, даже сидя на социальном пособии, крутит носом и не рвется хвататься за первую попавшуюся работу. В результате Европа вынуждена предлагать непопулярные вакансии иностранцам – туркам, алжирцам, индусам и проч.

                Но безработица – это далеко не все. Вторая обозначенная ван Ромпеем проблема – замедление экономического роста – еще более существенна. Недавно в интервью «Евроньюс» он заявил: «Экономический рост – это то, чем мы занимаемся с самого первого моего европейского неформального саммита в феврале 2010 года». Но при попытке выудить из него, какова же стратегия увеличения этого самого роста, председатель ЕС извивался как уж на сковородке и прямых ответов не давал. И неспроста. Аналитики считают, что такой стратегии у Евросоюза просто нет.

                По мнению уже упомянутого нами Рубини, отсутствие стратегии экономического роста автоматически означает «стратегию рецессии», а она, в свою очередь, обрекает на провал все реформы и любую экономию. Эксперт пишет: «Если производство продолжает сокращаться, то дефицит и государственный долг будут продолжать расти до неприемлемых уровней. Кроме того, социальная и политическая реакции, в конечном счете, станут взрывными».

 

 

Эксперты предсказывают: постепенно к власти в Европе будут приходить социалисты, которые выступают за пересмотр бюджетных соглашений ЕС, предусматривающих меры жесткой экономии. Накопление критической массы таких настроений поставит под вопрос существование евро, а возможно, и самого Евросоюза.

     

     

                Рубини считает, что без изменений денежно-кредитной политики и без введения еще более жестких мер бюджетной экономии конкурентоспособность европейских товаров не будет восстановлена, а рецессия углубится. По его мнению, уже по итогам нынешнего года еще большее количество стран еврозоны будет вынуждено реструктурировать свои долги и в конце концов может решить выйти из валютного союза, что автоматически будет означать крах евро.

 

 

Тушите свет

                Но и это еще не все. Европа стоит на пороге энергетического кризиса. В начале 2000-х годов она сделала ставку на возобновляемые источники энергии. Именно их лоббисты возвели в ранг общеевропейской идеологии. Срок службы крупных тепловых электростанций был сокращен, атомные повсеместно стали закрываться. Германия, например, пообещала остановить все свои АЭС до 2022 года.

                Но выяснилось, что альтернативная энергетика – штука очень дорогая и без государственных дотаций существовать не может. А в условиях жесткой экономии денег эта отрасль практически не видит. При этом ветряные и солнечные электростанции нуждаются в постоянных резервных мощностях – на случай, если с погодой не повезет. А это означает, что государствам приходится содержать двойную энергетическую систему и тратить на это в два раза больше денег.

                Инвестиций в отрасли тоже стало меньше. Принятая недавно общеевропейская цель снижения выбросов СО2 на 20% сделала крайне сложным подсчет окупаемости вложений, и те, кто собирался вложить деньги в энергетику, решили не торопиться. Рискованно.

 

 

Сокращение социальных гарантий вызвало массовые выступления по всей Европе. Во Франции и Греции это уже привело к успеху на выборах крайне левых и крайне правых, которые выступают за коренной пересмотр местных систем управления.

     

     

                В общем, ситуация оказалась непростой. Но надо отдать должное европейским политикам: разум победил эмоции паникеров и ситуацию сейчас пытаются исправить. Немцы уже готовятся отменить решение о закрытии АЭС, а Британия начинает реформу своей энергетики: бизнесмены предлагают вернуть государственное регулирование отрасли, чтобы обеспечить приток инвестиций.

 

 

Резюме

                В общем, это лето в Европе будет жарким. Цыплят посчитаем по осени, но есть серьезные подозрения, что ничего хорошего за сезон отпусков не случится. Лучшее, на что могут рассчитывать жители ЕС, – это хорошо отдохнуть и, так как лето – традиционное бизнес-межсезонье, законсервировать состояние дел в положении «стабильно тяжелое».