НАМИБИЯ. БЕРЕГ ПОГИБШИХ КОРАБЛЕЙ
Май 2008
Вернуться к номеру >>

Раздел: Глобальный мир
Теги: политика, страноведение, история, природа, Африка, Намибия



Жители Намибии всегда отличались завидной верностью традиции. Как в доисторическую эпоху занялись охотой и собирательством, так и продолжали вплоть до новейших времен. 

      За много тысяч лет ничего похожего на государство здесь как-то не образовалось. Оно и понятно – содержание любого государства обходится дорого. А поскольку охота да собирательство прибыток давали слабый, то местная государственность не сложилась, так сказать, «за неимением средств». 

      Впрочем, никого это сильно не волновало. Мелкие племена бродили по пустыне от одного водопоя к другому. Так продолжалось вплоть до XVIII века, когда туземцам пришлось столкнуться с двуногим бледнолицым существом. Существо оказалось зубастее леопарда и подлее гиены. 

      Европейские колонизаторы продвигались из Капской области на север, все чаще засматриваясь на намибийские просторы, пока еще не прибранные к рукам. В первой половине XIX века некий энергичный вождь (оставшийся в истории под странным именем Йонкер Африкаанер) собрал под своей рукой многие племена и создал подобие государства (которое, правда, позорно развалилось чуть ли не на следующий день после смерти грозного вождя). 

      Примерно в это же время в означенных краях появился оборотистый бременский купец Людериц, который, по-свойски столковавшись с одним из местных вождей, прикупил по сходной цене немалый кусок земли, на котором без труда могло бы разместиться небольшое европейское государство. В 1884 году Германия объявила протекторат над этими землями и в страну устремились тысячи немецких бюргеров. Почти все приезжали в Намибию с одной и той же наивной мечтой – увезти домой пригоршню-другую алмазов. По извечному закону подлости большинству не везло – алмазов на всех не хватало. В итоге многим пришлось заниматься более прозаическими вещами – строить аккуратные дома и остроконечные кирхи да прокладывать дороги. 

      Символом обманутых надежд стал город-призрак Колманскоп. История его печальна и поучительна. В 1908 году рабочему по имени Захариус Левала сильно повезло – роясь в песке, он обнаружил нечто подозрительно похожее на алмазы. Удачливый землекоп сильно заволновался, предчувствуя крупный куш. Приятные подозрения оправдались – камни оказались самыми что ни на есть настоящими алмазами. 

      Вскоре в этих местах резко повысился процент людей с возбужденной психикой и нездоровым взглядом воспаленных глаз. Слава об Алмазном береге, где драгоценные камни можно поднимать чуть ли не прямо с земли, распространилась с умопомрачительной скоростью. Немудрено, что запас камней, валявшихся прямо на поверхности, быстро истощился. 

      Однако тот, кто готов верить в чудо, всегда полон энтузиазма, и никакими скептическими рассуждениями его не проймешь. Для алмазоискателей дело было совершенно ясно – раз алмазы попадались даже на земле, то серьезное освоение месторождения даст фантастические результаты.

      К алмазодобыче подготовились серьезно. На благословенном месте быстро вырос целый город с больницей и даже… стадионом! Охотники за удачей рассчитывали на долгое проживание. Но судьба зло посмеялась над ними. Под землей алмазов не оказалось!

      Десять лет самые упорные испытывали счастье в пустыне. Потом даже им стало ясно – дальнейшие поиски ни к чему не приведут. 

      Город оставили так же быстро, как и построили. С тех пор и стоит он призраком посреди безжизненной пустыни, как странный символ ненасытной человеческой алчности. 

      После поражения Германии в Первой мировой Намибия попала под власть Южноафриканского Союза, который в ту пору был частью британской империи. Послевоенная история страны самым тесным образом связана с человеком, ставшим одним из любимых персонажей советских теленовостей. 

     Дорогой товарищ Сэм Нуйома 

      Советская пропаганда очень жаловала этого бородатого здоровяка. Его имя произносили сразу после Патриса Лумумбы. Оба были символом борьбы африканцев за свободу. При этом Нуйоме повезло больше – убитый Лумумба был «вечно живым», а Нуйома просто живым. 

      В следующем году Сэму Нуйоме исполнится 80 лет. Позади – тюрьма, война, партизанщина, подполье, изгнание, объятия с Фиделем и поцелуи с Брежневым, три президентских срока и всемирная слава. Нет сомнений – приключений Нуйомы хватило бы на три-четыре жизни. 

      Как и положено будущему борцу за счастье угнетенных африканцев, Нуйома родился в забытой Богом намибийской глуши. Неугомонный Сэм оказался первенцем в семье – вслед за ним появились еще десять (!) братьев и сестер. Будущему герою было немногим более двадцати, когда перед ним широко распахнулись тюремные ворота. Нуйома предлагал считать африканцев людьми, а не рабочим скотом. Расисты объявили его опасным смутьяном и отправили за решетку. К счастью, Нуйома не повторил судьбу Манделы – он выбрался из застенков и в 1960 году оказался в эмиграции. Вскоре созданная при его участии Народная Организация Юго-Западной Африки (СВАПО) стала грозой расистов. 

      В ЮАР сперва рассчитывали справиться с ней, стравив разные фракции, организованные по племенному принципу (почти универсальная методика для Африки). Но замысел дал осечку. СВАПО поначалу опиралось в основном на соплеменников Нуйомы из народа овамбо. Однако будущий первый президент Намибии повел дело столь искусно, что через некоторое время СВАПО удалось сплотить вокруг себя почти все намибийские этносы. 

       В начале 1960-го Сэма Нуйому занесло в Нью-Йорк. Аккурат на сессию Генассамблеи ООН. Там он огласил простое требование – пусть южноафриканцы покинут страну и дадут ей возможность жить собственным умом. Но ООН – забавное место. Здесь можно говорить о чем угодно без особой надежды быть услышанным. 

      Через шесть лет бойцы СВАПО перешли от слов к делу – началась партизанская война против ЮАР, которая тянулась почти четверть века. Бойцам Нуйомы активно помогало все социалистическое человечество. Особенно отличались СССР, Куба и Ангола. СССР давал деньги и оружие, Куба – солдат и советников, Ангола – территорию для размещения баз. 

      Общими усилиями к концу 80-х годов ЮАРовцев вытурили из Намибии, и в 1990-м Сэм Нуйома стал первым президентом независимой Намибии. Нуйома несколько раз переизбирался, а в 2005 году передал власть Хификепунье Лукасу Похамбе, своему старому другу и соратнику (за несколько месяцев до этого он уступил ему и пост руководителя правящей партии СВАПО).

      Нельзя сказать, чтобы при Нуйоме Намибия превратилась в рай на земле. Однако бывшему любимцу всего прогрессивного человечества удалось сохранить мир, спокойствие (что для Африки редкость) и уберечь страну от голода, эпидемий и междоусобиц. В отличие от многих африканских правителей Нуйома не превратился из лидера национальной борьбы в капризного диктатора, издевающегося над своими подданными и здравым смыслом. На старости лет Нуйома остался тем, кем был всю жизнь, – вольнолюбивым романтиком, щедро наделенным стальной волей и удивительной мудростью. 

     

      Намибия, пережившая десятилетия войн, сегодня (что удивительно) – одна из самых безопасных стран Африки. Можно бесцельно бродить по Виндхуку (столице страны) всю ночь, и это будет более безопасно, чем во многих американских и европейских мегаполисах. 

      Хотя в Намибии уже много лет твердо правят коренные африканцы, расизм до конца не изжит. Причудливым образом он переместился в сферу развлечений. Местные дискотеки и ночные клубы имеют четкую привязку к цвету кожи – «белые», «черные» и «цветные». Формально никто вам не запретит навестить «чужой» клуб. Но и никто не гарантирует, что оттуда вы выйдете в добром расположении духа. 

      Покушать в Намибии можно на славу. Это одно из главных отличий страны от большинства африканских собратьев. Обычно европейцы и американцы, оказавшись в Черной Африке, с опаской относятся к местному общепиту. Излишне смелые рискуют здоровьем, а иногда и жизнью. Причем часто это касается не только сомнительных таверен, но и вполне респектабельных ресторанов. 

      В Намибии (во всяком случае, в крупных городах) кулинарное дело поставлено на порядок лучше. Здесь есть все – от высокой французской кухни до… специального русского меню! Это для тех, кто вдруг заскучал по далекой родине. Ну а ежели приезжий кулинарной ностальгией не страдает, он может пускаться во все тяжкие и опробовать на себе самые сумасшедшие экзотические блюда (технология такова – то, что у вас вечером лежит в тарелке, утром еще бегало по бескрайней африканской саванне). 

      Забавно, но наиболее популярными кушаньями здесь считаются не бабушкины рецепты племен химба или овамба, а добропорядочная немецкая кухня. И человек, под жарким солнышком славного города Виндхука уплетающий за обе щеки ароматные баварские сосиски с кислой капустой, мало у кого вызовет удивление. Что ни говори, а колониальная история не прошла даром!

      Все это, конечно, касается столицы и побережья – в глухой провинции жизнь идет своим чередом, и если кого судьба забросит в эти края, то вкушать от местных блюд никак не рекомендуется. 

      Для охотников в Намибии рай. Сезон длится почти весь год – с февраля по ноябрь. В саванне можно ловить и грозных леопардов, и изящных антилоп (в том числе и удивительную антилопу куду – редчайшее животное с поразительными витыми рогами). 

      Вообще в местных национальных парках сущий «Ноев ковчег» – ленивые крокодилы, сердитые бегемоты, флегматичные слоны, грациозные жирафы, царственные львы, неукротимые дикие мустанги, декоративные зебры, красавицы-антилопы… 

      Намибийцы отлично знают, чего хочет состоятельный европеец или американец – вдоволь насладиться экзотикой, но так, чтобы под рукой всегда были прохладный кондиционер, горячий душ и ледяное пиво. Специально для таких привередливых господ создан национальный парк «Соссусфлей». 

      Уютные гостиничные домики поставлены прямо посреди… пустыни (если быть более точным – на границе великой пустыни Намиб). Домики, надо сказать, весьма своеобразные. Их стены сделаны… из стекла! Взору жадного до впечатлений путешественника предстают бескрайние, безжизненные пески. Мрачная, молчаливая торжественность бесконечной пустыни поистине завораживает. Начинаешь ощущать себя диким кочевником, оставшимся наедине с таинственными стихиями природы. И лишь приятный холодок кондиционера напоминает – не волнуйся, дружище, все блага цивилизации под рукой. 

       В общем, девиз «все для туриста» мощно воплощается в жизнь. Обеспеченным бездельникам здесь неплохо – можно «плевать в потолок», философски созерцая удивительные краски здешнего неба, а можно, проснувшись спозаранку, встретить рассвет, поднявшись над величественной пустыней… на воздушном шаре! Или покататься на скейте в дюнах. Спуск захватывает и обеспечивает отличную дозу адреналина, но есть проблема – тащиться со скейтом на вершину дюны надо на своих двоих (и это несколько портит впечатление от развлечения). 

     Кстати, берега Намибии с давних пор ненавистны мореплавателям. Постоянные туманы над морем, коварные течения и своенравные ветры похоронили не один корабль. 

      Здесь есть печально известное место, которое так и называется – Берег Скелетов. Для впечатлительных натур зрелище жутковатое – останки погибших кораблей и выбеленные кости скелетов… Есть на что посмотреть!

      Более оптимистичная картинка открывается взору несколько южнее, на мысе Кросс, где собираются десятки тысяч морских котиков.

      Всевышний высушил большую часть поверхности страны, запрятав основные богатства глубоко под землю. Здесь есть все или почти все – алмазы, пириты, цинк, медь, свинец, олово, серебро, золото, марганец и др. Между прочим, алмазные копи Ориндж-Маута – самые крупные на планете. Почти 100% намибийских алмазов – ювелирные, причем отменного качества.

      Одно из ценнейших богатств Намибии – уран. Его запасы выражаются колоссальной цифрой – по данным экспертов, они превышают 135 тыс. тонн! Правда, страна все равно живет бедно – почти треть населения безработные, а зарплаты здесь просто смехотворны. Тем не менее, многие вполне довольны жизнью. Для неизбалованных судьбою африканских народов, если нет войн, эпидемий и голода – уже неплохо…

     

     Химба – народ, где мужья радуются, когда жены им изменяют

     В Намибии живет немало удивительных племен. Самым интересным, пожалуй, является народ химба. Место проживания – самые укромные уголки плато Каоколэнд, которые словно специально выбраны так, чтобы чужеземцу тяжело было добраться туда. 

     К белым химба относятся подозрительно. Семена цивилизации здесь дают какие-то совсем уж хилые всходы. Забавный народец предпочитает дедовский уклад и презрительно игнорирует достижения прогресса. 

     Химба не моются, а взамен обмазывают голое тело специальной краской (цвет напоминает темную охру). Обмазывание краской – это нечто вроде нашего утреннего душа (обряд происходит практически ежедневно, так что краска это вещь весьма ценная и полезная в хозяйстве химба). 

     Свое происхождение химба ведут от некоего существа по имени Мукуру. Кем был Мукуру – то ли «африканским Прометеем», то ли подлинным божеством – не ясно. Тут химба «путаются в показаниях». Ясно одно – Мукуру не спускался с небес, не являлся из морской пены и не рождался из огненного пламени. Все было куда прозаичнее – прародитель химба на пару с женой и домашней живностью вышел из священного дерева с диковинным названием Омумборомбонго (попробуйте повторить вслух). 

     Народу химба никогда не понять смысл наших анекдотов «вернулся муж из командировки». Даже если все перевести идеально, химба будет сидеть и смотреть на вас удивленным взором. Дело вот в чем. 

     Когда мужчина-химба возвращается из «командировки» (то бишь с какой-нибудь затянувшейся охоты) и обнаруживает свою жену забеременевшей, он не бьет посуду, не пьет горькую и не бежит к жрецу племени регистрировать развод. Он от души поздравляет жену и искренне пляшет от радости. Он счастлив, как счастлив всякий человек, ловко сваливший свои обязанности на другого. 

     Женщины-химба не обязаны соблюдать супружескую верность. Более того, по определенным праздникам химба меняются женами (по-видимому, к всеобщему удовольствию). 

     Жизнь женщины-химба страхуется лучше, чем жизнь мужчины. Если муж убивает жену, то платит семье несчастной жертвы несколько десятков коров. Ну а ежели жена приложит благоверного (и отправит его к праотцам), то никто никому ничего не платит и даже не извиняется (все в порядке вещей). 

     Есть и еще один странный обычай – выбивать зубы. В подростковом возрасте химба выбивают… несколько нижних зубов. В чем смысл сего жестокого действа, никто пояснить не может. Говорят, традиция…

     

      Огромную часть страны занимает пустыня Намиб (в переводе с наречия племени нама – «место, где ничего нет»). Намиб – древнейшая пустыня планеты. Ей около 80 млн. лет, и если бы она могла говорить, то поведала бы нам, как выглядели динозавры. 

      Опыт показывает – выжить можно везде. Даже в столь гиблом месте. Некоторые при этом проявляют чудеса изобретательности. К примеру, гремучая змея в дикую дневную жару зарывается в песок (там прохладнее), но наружу выставляет маленький кончик хвоста. Хитрая рептилия решает сразу две задачи – спасается от жары и одновременно… охотится! Кончик хвоста играет роль приманки – мелкая живность принимает его за комара. Роковая ошибка стоит им жизни, а гремучей змее доставляет неплохую закуску. 

      Еще один обитатель пустыни – намибийский геккон. Этот спринтер отлично бегает по песку, температура которого 60 градусов по Цельсию!

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!