НАРКОМАФИЯ. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Июль 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Михаил Кузнецов
Раздел: Лабиринт
Теги: криминал, наркотики



Латиноамериканский снег

      Этот препарат, сегодня в разных странах носит разные имена. В России его называют «коксом», американцы «снегом», а в Европе определяют прилагательным «быстрый» или словом «база». Но независимо от географии, эффект от его применения один – сильнейшее наркотическое опьянение, при передозировке переходящее в паранойю и галлюцинации.

      Как и все наркотики, первоначально кокс использовали как лекарство. Оригинальность ситуации заключается в том, что применять его стали при лечении морфинизма, т. е. наркотической зависимости от морфия! 

      Иными словами, кокаин первоначально применяли для лечения наркоманов! Американский врач Бентли в 1878 году решил, по примеру своего знаменитого коллеги, лечить подобное подобным и стал вводить пациентам кокаин. В основе лечения лежала простая мысль – привыкаемость к кокаину ниже, а сам он безопасней морфия, вот больным и станет легче.

      Через некоторое время такого лечения Америку постигла новая напасть – кокаинизм. Причем, что самое ужасное, часть пациентов не стала рвать связь с морфием, а просто вдобавок к этому пороку получила и еще один.

      Новый наркотик – новый метод его потребления. Кокаин стали рассыпать на любой гладкой поверхности двумя «дорожками», а потом поочередно их вдыхать. «Cнег» начинал действовать уже через 5 минут. «Приход» от него длится до полутора часов.

      Одно из самых страшных последствий приема наркотика – это то, что получить «кайф», как от первой дозы, можно только постоянно увеличивая количество потребляемого кокаина. Разумеется, это неизменно ведет к передозировке. Легкая форма передозировки выглядит так: человек трясется, рвет на себе волосы, курит сигареты одну за другой, вертит в руках какую-нибудь вещь или впадает в паранойю. Более серьезную степень передозировки может установить только врач, причем врач особенной квалификации, а именно… патологоанатом.

      В конце ХIХ века кокаинизм был так популярен, что привычкой вдыхать «кокс» наделяли множество книжных героев, причем положительных. Самым популярным кокаинистом всех времен и народов, безусловно, стал знаменитый сыщик с Бейкер-стрит – мистер Шерлок Холмс. Но были у Холмса и не менее известные «коллеги»-кокаинисты из реальной жизни: Томас Эдисон, Эмиль Золя… и даже американский президент Грант (его изображение запечатлено на 50-долларовой купюре). 

      В ХХ веке всем стало окончательно понятно, что «польза» от кокаина (его применяли и применяют сейчас для местной анестезии) минимальна, а причиняемый им вред поистине огромен. Поэтому, к счастью, его постигла та же участь, что и все остальные наркотики – он попал в особый список лекарственных препаратов, производство которых строго контролируется государством. Но, увы, к этому времени миллионы людей уже не представляли своей жизни без «снега».

      Природа распорядилась так, что основным местом произрастания коки всегда были Перу и Боливия (кстати, кокаиновый куст изображен на гербе этих государств).

      При этом порядка в этих государствах всегда было мало – переворот сменялся переворотом, а центральное правительство почти никогда не могло толком контролировать то, что происходило в отдаленных уголках страны.  

      Чем слабее была власть, тем более сильными становили многочисленные бандитские группировки. Особо почетное место среди них всегда занимали торговцы наркотиками. Поскольку эта местность была единственным источником драгоценной коки, то не сложно догадаться, что торговцев дурманом здесь было видимо-невидимо. 

      Естественно, возникала конкуренция, как правило, приводившая к кровавым столкновениям. В конце концов местные наркодельцы решили хотя бы частично «упорядочить бизнес». Таким образом, в начале 80-х годов появились знаменитые наркокартели, а Колумбия, Перу и Боливия стали проходить в оперативных сводках Интерпола под названием «Андский треугольник».

      Картель – сугубо экономический термин. Он означает соглашение предприятий, обычно одной и той же отрасли, о ценах, рынках сбыта, объемах производства и сбыта, обмене патентами и т.д. Наркодельцы почтительно отнеслись к экономическим законам. В результате «соглашения» возникли три крупных картеля – Медельинский, Кали и Валье. Их родиной стала Колумбия.

      Медельинский картель был «предприятием на паях» – им заправляли Пабло Эскобар, а также братья Очоа и Хосе Родригес Гача. Остальные два картеля – флагманы семейного бизнеса по-колумбийски. Кали «держали» братья Хильберто и Мигель Родригес Орехуэла, а «Валье» – это и вовсе фамилия владельцев.

      Как только рынок оказался поделен… тут же началась война за его передел. Если учесть, что каждый из картелей обладал небольшой армией, страна, до сего момента беспрестанно истязаемая гражданской войной, превратилась в бурлящий котел, в котором разобрать что-либо было совершенно невозможно.

      Целые районы страны, в основном вокруг кокаиновых плантаций, приобрели некую экстерриториальность. Законы Колумбии здесь не действовали – полновластными хозяевами этих мест были главы соответствующего картеля, опиравшиеся на «свою» армию, «свою» полицию и «свою» контрразведку. Малейшее покушение на странный «суверенитет» данных территорий пресекалось просто – оглушительным треском автоматных очередей. 

      Одной рукой нажимая на спусковой крючок крупнокалиберных пулеметов, другую наркобароны протягивали власти и даже всему колумбийскому обществу. Эскобар начал строить жилье для бедных (кстати, единственное метро в Колумбии построено им), а его коллега Карлос Ледер учредил политическую организацию – Национал-латинское гражданское движение. Эта организация выступала за создание единой денежной единицы для Латинской Америки, отмену колумбийско-американского Договора об экстрадиции преступников, а также… предоставление каждому желающему дозы наркотиков.

       Все продавцы дурмана как один обещали помочь государству. В частности, неоднократно различным президентам предлагалось за счет прибылей наркокартелей… полностью погасить внешний долг страны!

      Между тем, «профильный бизнес» шел более чем успешно. Караваны, груженные тоннами кокаина, планомерно двигались к границам США. Наркотики перевозили целые флотилии судов, эскадрильи самолетов и даже… подводные лодки.

      Но в 90-х для колумбийского наркобизнеса наступили более печальные времена. Все три картеля были разгромлены, а их руководство либо убито, либо отправлено доживать свои дни в тюрьму. 

      Сейчас в «Андском треугольнике» крупных торговцев наркотиками нет…

      Но! Объем производства кокаина, увы, не падает. Эстафету наркокартелей подхватили группировки поменьше (зато число этих группировок резко возросло). 

       С экономической точки зрения производство наркотиков в Колумбии настолько прибыльно, что желающие заработать на них всегда найдутся. 

      Судите сами. Тонна листьев коки в Перу, Боливии или Колумбии стоит около 8 тыс. долларов. После переработки в пасту или основу (предприятия первичной переработки есть и в Боливии, и в Перу) из коки получается примерно 15 кг полуфабриката, который стоит уже 20 тыс. Дальше в Колумбии производят кокаин. Потерь при производстве нет, а 15 кг кокаина в Колумбии – это 100 тыс. долларов. Готовый продукт перевозят в США и 100 тыс. немедленно превращаются в 1 000 000. В самих Штатах после фасовки на индивидуальные порции цена может вырасти еще в 20, а то и 50 раз!

      Такой размах бизнеса привел к тому, что по самым скромным оценкам в Колумбии из 33 млн. населения 4 работает в сфере производства наркотиков. 

      При этом сегодня число кокаиновых наркоманов на планете исчисляется миллионами (минимальные оценки – 10 миллионов, но эта цифра явно занижена). Так как знаменитый «кокс» можно получить в единственном месте в мире, цены на «продукцию Андского треугольника» кусаются. Следовательно, позволить его себе могут только люди с достатком, поэтому он получил относительно небольшое распространение. Более бедные наркоманы (массовый потребитель) предпочитают героин. 

      С ним все несколько проще – на планете есть немало мест, где можно вырастить сырье для его получения. Самые знаменитые районы его производства – это печально известные «Золотой полумесяц» и «Золотой треугольник».

     Золотой полумесяц

      «Золотой полумесяц» – это Афганистан, Пакистан и страны Центральной Азии. Центральное звено «Золотого полумесяца» – Афганистан. Его доля составляет 65% мирового объема производства героина и около 55% опия. Виноваты в этом непрерывные войны.

      До появления в стране моджахедов производство наркотиков находилось, скажем так, в разумных границах. Но с началом гражданской войны ситуация резко изменилась…

      Пока бравые бойцы за веру под знаменем джихада выбивали из афганских гор советскую армию, деньги лились к ним рекой. Помогали Саудовская Аравия, США и Пакистан. Но как только русские ушли из страны, интерес Вашингтона к региону резко ослабел и моджахедов, образно говоря, начали постепенно «переводить на самофинансирование». 

      Вскоре производство наркотиков было поставлено на широкую ногу. Лидеры бойцов за веру Масуд, Дустум и другие имели целые героиновые заводы. В 1999 году один только Панджерский Лев (то бишь Ахмад-Шах Масуд) отправил на рынок более 10 тонн героина.

      Интересно, что талибы придя к власти объявили самую свирепую войну наркоторговцам. И не просто объявили, но и почти выиграли ее. Опираясь на отряды фанатиков, которым было наплевать на прибыли и которых невозможно было купить, талибы в буквальном смысле слова выжигали заразу (плантации безжалостно уничтожались, а наркоторговцы тихим ходом отправлялись на суд Всевышнего). 

      Международные эксперты признали – на территориях, контролировавшихся талибами, с производством наркотиков и наркотического сырья фактически было покончено (уникальный случай в мировой практике). В тоже самое время на землях Северного альянса наркоторговцы чувствовали себя превосходно. 

      Когда американцы оккупировали Афганистан, страна немедленно вернула себе место поставщика героина номер один в мире.

       

      При этом особенно интересно выглядят заявления американской администрации о том, что в «Афганистане все под полным контролем». Вот как выглядит этот «контроль» в цифрах.

      Под плантации мака ежегодно уходит более 150 тыс. га самых лучших пахотных земель. В производстве, обработке, транспортировке и продаже опия занято до 75% взрослого населения Афганистана.

      Не менее оригинально смотрятся те люди, с которыми американцы стали сотрудничать. Неоднократно заокеанские чиновники, вплоть до президента Буша, заявляли о своей полной поддержке администрации Карзая и доверии его правительству.

      Здорово! Правда, при этом более 70% прибылей афганских чиновников всех уровней и до 90% всей валюты находящейся в стране являются «героиновыми» деньгами. Один из ближайших союзников Хамида Карзая губернатор провинции Герат Исмаил Хан, бывший моджахед, контролирует 10% афганского героинового рынка и СОВЕРШЕННО ОТКРЫТО содержит в Герате и его окрестностях более 15 лабораторий по переработке опия.

      Говорить о том, что американцы не знают, что происходит в Афганистане, просто смешно. За сутки американские военные обрабатывают до 20 000 снимков территории Афганистана и до ста видеопленок снятых с беспилотных летательных аппаратов. На большинстве из них видны огромные поля цветущего мака.

      Так может быть в американскую армию берут людей с совсем слабым зрением?!

      Но самое удивительное – это методы борьбы с наркоторговцами, применяемые США в Афганистане. В частности, смех сквозь слезы вызывает предложение американских чиновников о покупке мака у декхан. Великодушные янки предлагают 500 баксов за урожай с одного га. По меркам разрушенной войной страны деньги огромные… только вот рыночная цена этого урожая не менее 5000 долларов. А чем ближе к Европе, тем дороже «восточный товар». На таджикско-афганской границе килограмм героина стоит приблизительно 1200 долларов, а на казахстанско-российской уже 34 тысячи… 

      

      И вот вам парадокс. Бородатые фанатики-талибы, уничтожив у себя наркоторговлю, спасли от смерти миллионы американцев и европейцев. А войска США, вторгнувшиеся в Афганистан, наоборот, прямо способствовали новым тысячам (и даже десяткам тысяч) смертей своих соотечественников. 

      И говоря абсолютно серьезно, без всяких шуток и преувеличений, талибы реально УКРЕПЛЯЛИ национальную безопасность США и ЕС (а Пентагон, напротив, сделал все для ее разрушения).

     Золотой треугольник

      Есть и еще одно героиновое пятно на глобусе – «Золотой треугольник». В него входят Мьянма, Лаос и Таиланд, а также прилегающие области Вьетнама, Китая и Индии. Основной рынок сбыта «Золотого треугольника» – это Китай, Япония, США, Австралия и Европа.

      С сельскохозяйственной точки зрения «треугольник» выглядит так: 150 тыс. кв. миль на северо-западе Лаоса, четыре северные провинции Таиланда и северо-восточная часть Мьянмы. Собранный мак переправляется в подпольные лаборатории, в основном в районе Бангкока, а уже оттуда героин идет к потребителю. 

      Надо сказать, что раньше дело обстояло по-другому. Существовал так называемый «Французский путь». Сырье для героина отправляли в Марсель, а сам «героический» наркотик производили уже непосредственно в Европе и США. 

      Второй способ переправлять «дурь» – воспользоваться услугами итальянских «фирм» (их контролировали «Коза ностра» и «Коморра»). Сегодня так поступать невыгодно. Слишком велик риск оказаться на мушке какой-нибудь службы по борьбе с нелегальным оборотом наркотиков (а это значит, что товар либо конфискуют с неприятными юридическими последствиями для перевозчиков, либо придется весьма щедро делиться). 

      К тому же сегодня «героиновые пути» контролируют совсем иные люди. С ростом переселенцев-китайцев, контроль за «Золотым треугольником» перешел от европейских бандитов к триадам – в основном, гонконгским.

      Если говорить об экономической составляющей торговли наркотиками, выращенными в странах «Золотого треугольника», то примерные цифры таковы: 1 кг героина 95% чистоты можно купить за 4500 долларов; в Нью-Йорке тот же килограмм чистого наркотика стоит уже около 500 000 долларов. Рентабельность можете легко вычислить сами. 

      Борьба с хозяевами маковых плантаций ведется непрерывно и подозрительно давно. Ежегодно различные полицейские и армейские чины стран Индокитая докладывают о сожженных полях, уничтоженных наркотиках и разгромленных лабораториях. Однако в эти рапорты верится очень слабо.

      Настоящий удар по местным дельцам был нанесен чисто экономическими методами. Ее величество рыночная экономика сильно срезала прибыли местных наркопроизводителей. 

      Когда в 2001 году союзники во главе с США вторглись в Афганистан, то перепроизводство афганского героина попросту сбило мировые цены на отраву. «Золотой треугольник» не смог поддержать существующий уровень цен. Оптовая цена диацетилморфин-основания (база для производства героина) в Бангкоке – торговом центре наркобизнеса «Треугольника» – составляла 10 000 долларов за килограмм, а в Читрале (перевалочный пункт на афгано-пакистанской границе) и Карачи (транзитный узел перед отправкой героина морем) – всего 650 долларов за килограмм. «Освобожденный от талибов» Афганистан явно и нагло демпинговал. После этой «великой депрессии» азиатский рынок так и не оправился.

      Окончательно же свернуть наркобизнес в регионе не удается по трем причинам.

      Во-первых, плантации находятся в труднодоступных местах. Зачастую даже вертолет не может помочь добраться до маковых плантаций. А проводники не слишком охотно идут на сотрудничество с полицией. 

      Во-вторых, местное население, считает торговлю наркотиками чуть ли не единственным возможным способом заработать на жизнь. И дело не только в том, что нет иных способов добыть кусок хлеба – просто такова местная… культурная традиция! Объяснить здешним крестьянам, что выращивать мак плохо также тяжело, как отучить цыган вести кочевой образ жизни.

      Третья и самая главная причина и вовсе лежит на поверхности, но к ее пониманию эксперты шли не один год. Специалисты по борьбе с наркотиками формулируют ее так: «Победить режим Саддама Хуссейна было много проще, чем победить непонятно кого, в непонятно кому принадлежащем регионе мира». Дело в том, что в отличие от остальных регионов, здесь непонятно с кем и о чем договариваться. Власть в «Золотом треугольнике» понятие формальное, и даже всесильные триады только важно раздувают щеки и делают вид, что «все идет по плану».

      На самом деле, власть в этих покинутых Богом краях принадлежит вождям и старейшинам мелких горных племен – и с ними не то что договориться, но часто и просто поговорить исключительно сложно. И дело не в языковом барьере, а в радикальном отличии менталитета местных жителей не только от привычного нам европейского образа мыслей, но даже и от традиционного китайского, тайского и т.д.; проще говоря, договориться с ними не могут даже сами азиаты… 

     Кто виноват?

      Ответ на, казалось бы, глобальный вопрос – кто же виноват в том, что сегодня наркомафия процветает по всему миру – более или менее прост. Дело в теснейшей смычке между наркомафией и мировой политической элитой. 

      Наркобароны покупают власть (а иногда и сами ею являются) не только в «странах третьего мира». 

      Например, у главы японской «Якудза» Казуо Таока в личных друзьях числилось два премьер-министра. В связях с мафией подозревали и еще одного бывшего руководителя страны – Иосиро Мори.

      В США ситуация и вовсе катастрофическая. Исследователи четко заметили – как только страна вступает в очередной вооруженный конфликт, немедленно появляется очередной мощный канал наркотраффика. 

      Впервые такое случилось в ходе Въетнамской войны. Пока солдаты сражались за «свободный от красной чумы» Вьетнам, командовавшие ими генералы и приставленные к ним ребята из ЦРУ установили взаимополезный контакт с представителями «золотого треугольника» и наладили поставку дешевого героина в США.

      Но самая феноменальная история произошла с Кубой. Недобросовестные представители ЦРУ решили использовать Остров Свободы как перевалочную базу на пути следования кокаина из Колумбии в Соединенные Штаты. Трафик подрядился контролировать не кто-нибудь, а командующий ВВС Кубы генерал Франциско Очоа. Дела у наркоторговцев шли очень гладко, пока в дело не вмешался лично Фидель Кастро. Не долго думая, неутомимый команданте расстрелял генерала-наркобарона и всю его клику, а канал прикрыл. 

      Вообще, история нежных отношений ЦРУ и военной разведки США с наркоторговцами – это тема для отдельного рассказа…

      Всем известно, что значительная часть элиты центральноазиатских стран прямо связана с наркомафией и образцово-показательный арест того или иного высокопоставленного чиновника не в силах изменить общую ситуацию (некоторые эксперты утверждают, что речь идет не просто о «значительной части», а почти обо всей элите поголовно).

      К сожалению, наша цивилизация потребления, в которой все большее значение приобретают законы рыночной экономики и максимизации прибыли, обречена на постепенное разрастание раковой опухоли в виде наркомафии. Единственным примером эффективной борьбы с ней стали талибы. Но они жили по законам и исповедовали ценности, радикально отличные от тех, на которых строится современная глобальная цивилизация… 

      

      Между тем, на сегодняшний день в мире насчитывается 200 млн. человек употребляющих наркотики. Ежегодный чистый доход наркобаронов достигает 800 млрд. долларов. Каждый час в мире от передозировки умирает человек…

     

     

     КОКАИНОВЫЙ КУСТ, КОКА (Erythroxylon, coca). Семейство кокаиновых. Название происходит от греч. erythros – красный и xylon – древесина; соса – от перуанского названия растения. Вечнозеленый кустарник высотой до 5 метров. Листья широкоэллиптические или обратнояйцевидные, парные. Цветки в пазухах листьев, мелкие желтовато-белые, пятерного типа. Красные продолговатые плоды – костянковидные. В диком виде почти не встречается. Листья растения содержат сильнодействующий стимулятор – кокаин.

     

     Еще со времен инков тем, кто не может адаптироваться к высокогорному воздуху Анд, предлагают выпить знаменитый чай мате де кока. Листья коки – один из основных ингредиентов этого напитка.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!