Как только в мире появилось первое государство – оно тут же начало взимать налоги. И, разумеется, не замедлили появиться люди, которые не желали платить. Это создавало множество проблем и тем, кто хотел получить деньги, и тем, кто не собирался их отдавать.

      Века идут – но ничего не меняется. От налогов продолжают уклоняться и в наши дни. Как же боролись с этим в давние времена? И как борются сейчас?

 

История уклонения от налогов. От царя Гороха и до наших дней

      Надо сказать, что нашим пращурам уходить от налогов было в чем-то проще – взял деньги, закопал их под яблоней, и все. Поди докажи потом, что ты получил какой-то доход. С другой стороны, основной ценностью была земля, которая принадлежит человеку. А ее от чужих глаз не скроешь.

      Хотя и тут были свои способы. Например, некоторые ушлые китайские крестьяне стремились поселиться в самых глухих районах Поднебесной. Сборщики податей просто не знали о том, что где-то живут уклонисты от уплаты налогов. А когда их находили, злостные неплательщики снимались с нажитого места и перебирались в еще большую глухомань. И опять ищи-свищи…

      Ситуация значительно усложнялась, если дело касалось крупных землевладельцев. Но и среди них находились хитрецы, умудрявшиеся извернуться. Например, один индийский богач, Гопсала, нашел способ снизить налог. Пользуясь тем, что землям, находящимся в пользовании у жрецов и храмов, положены льготы, он разделил свое имение на 47 частей – одну оставил себе, а остальные передал брахманам и храму Йоганатху. При этом все, в чьем распоряжении оказались наделы, были зятьями Гопсалы, а смотрительница храма, Байакке, – его дочерью. Так что фактически он оставался хозяином своих земель, просто передавал их в доверительное управление родственникам. Но ставку по налогам снижал. Похожим образом поступали позже и в Турции.

      Однако был в Средневековье и более простой способ не платить налоги. Сегодня его определили бы как дачу взятки должностному лицу при исполнении. Выглядело это так. Сборщик податей приезжал, получал дорогой подарок, а за это умышленно занижал размер дохода дарителя. Метод по тем временам был безотказный. Единой системы учета доходов не существовало, связь с регионами у столицы была слабая, и вывести мздоимца на чистую воду не представлялось возможным. А даже если дело и доходило до суда, нечестный чиновник также всегда мог откупиться.

 

Одно время существовал и другой способ избежать наказания. Благородный человек – а сборщиками налогов были, естественно, дворяне – имел право вызвать обвинителя, равного ему по статусу, на так называемый Божий суд. То есть… на самую обычную дуэль. Кто победил – тот и прав.

      Случалось, что сборщик податей, за взятку освобождая богатого человека от налогов, начинал взимать недоимки с бедных крестьян. Причем для них дело могло окончиться не только финансовыми тратами, но и потерей головы. Что поделать – любой рыцарь в те времена имел право сотворить с простолюдином что угодно.

      С появлением колоний налоги с торговли начали приносить государствам огромные деньги. Более того, людям, которые отправлялись в Новый Свет, предоставлялись налоговые льготы и бесплатно раздавалась земля. Это привело к тому, что налоговый климат там стал гораздо мягче, чем в Старом Свете и, естественно, деловые люди постепенно перенесли свою активность за океан. Это стало удобно еще и потому, что на переферии оказалось гораздо проще скрывать прибыль. Колониальная администрация не могла полностью контролировать свои владения и доходы попросту прятали в самом прямом смысле этого слова – в чугунок и в подпол. Но так продолжалось не вечно. Скоро и в Новом Свете контроль за доходами населения был налажен.

      Очередной налоговый бум начался в период Первой мировой. Требовались деньги на войну, и государственные поборы резко подскочили. Например, в Великобритании подоходный налог за 4 года вырос в 5 раз. Общая сумма сборов по сравнению с 1905 годом увеличилась в 17 раз – и окончание войны ее не уменьшило.

      В этой непростой ситуации хитрецы в маленьком Лихтенштейне приняли закон, который позволял предприятиям, зарегистрированным в карликовом княжестве, но не ведущим в его пределах коммерческой деятельности, не платить налоги на имущество, доходы или прибыль. Отныне они облагались лишь небольшим налогом на капитал. А глава ландтага (парламента) Вильгельм Бек в свободное от основной деятельности время начал помогать иностранным предприятиям открывать счета. Уже к 1928 году доходы Лихтенштейна от этой деятельности превысили прибыль от торговли с главным внешнеэкономическим партнером – Швейцарией. Неудивительно, что последняя решила повторить путь находчивого соседа и реформировать свое законодательство таким же образом. Вдобавок, в 1934 году тут был принят закон, охраняющий тайну банковских вкладов. И немедленно в страну хлынули немецкие деньги. Опасаясь бесноватого фюрера, промышленники Германии предпочли спрятать свои капиталы от нацистского правительства.

      Впрочем, на всякого хитреца всегда найдется другой. Когда американская корпорации «Courtlauds» воспользовалась лихтенштейнской схемой и передала своим местным предприятиям акции дочерней компании «American Viscose Corporation», Минфин США тут же возбудил против нее дело об уклонении от уплаты налогов. Причем сумма была солидная – 13 млн. долларов. Еще тех, довоенных. Правда, адвокатам компании удалось снизить ее до 5 млн. Но это помогло мало. Потому как глава Минфина Генри Моргентау предложил владельцам корпорации выбор: либо они в качестве «жеста доброй воли» вообще отдают «American Viscose Corporation» государству, либо компанию признают недостойной получать финансовую помощь по программе лендлиза. «Courtlauds» предпочла остаться без «дочки».

     Кстати, несмотря на то, что фактически и Швейцария, и Лихтенштейн по современным понятиям превратились в оффшоры, сам термин появился чуть позже, в 50-х годах. Означает он «вне берега» и был впервые использован в газете, которая описывала бизнес компании, переместившейся на острова у берегов США, чтобы, работая с американскими клиентами, не платить высокие налоги, установленные в Штатах.

 

 

Сама схема оффшоров, мягко говоря, не нова. Когда в Древней Греции был принят налог на ввоз и вывоз товаров, многие купцы стали привозить контрабандные товары на соседние острова и вести торговлю там. Аналогичные схемы использовались и позже. Например, в Средневековье оффшором стала Фландрия, здесь спасали свои капиталы английские купцы.

 

      Так начался следующий этап борьбы за сбор налогов – противостояние государств оффшорам. Хотя ничего нового в этом не было. Как и в древнем Китае, налогоплательщик пытался запрятать свое имущество куда подальше, чтобы сборщик податей не мог его найти, а тот, в свою очередь, вел отчаянный поиск. Правда, теперь у фискальных органов появились дополнительные инструменты.

 

Оффшорная эпопея

      После войны число стран, решивших привлечь капиталы и объявивших себя оффшорами, резко возросло. Вокруг богатых держав, подобно стае мошкары, роились маленькие и большие островки, имеющие более мягкое налоговое законодательство, обещавшие тайну вкладов и прочие приятные для налоговых уклонистов вещи. Да что там островки – некоторые штаты США, в частности Орегон и Делавэр, приняли свое налоговое законодательство, отличающееся от общегосударственного, и тоже превратились в оффшоры.

      Надо сказать, что, несмотря на огромные финансовые потери, ведущие экономики мира смотрели на появление оффшоров сквозь пальцы. И только во времена кризисов то тут, то там раздавались призывы начать крестовый поход против стран, помогающих нечистоплотным бизнесменам уходить от налогов.

      Впрочем, несмотря ни на что, к 2000 году в мире существовало минимум 60 оффшоров. На их счетах находилось не менее 11 трлн. долларов, что позволяло их владельцам экономить приблизительно 225 млрд. долларов в год.

 

Регистрировать компании в оффшорах настолько выгодно, что на Каймановых островах, а вернее, на острове Большой Кайман, на улице Сауз Черч, размещен дом Угланд, в котором числится… более 18 тыс. фирм. Обама как-то сказал по этому поводу: «Это либо самый большой дом в мире, либо самая масштабная налоговая афера». Международные эксперты, естественно, склоняются ко второму варианту.

     

      Сегодня все оффшоры разделены Организацией экономического сотрудничества и развития на 3 категории: черные, серые и белые. Чем светлее «окрас», тем охотнее местные власти идут на сотрудничество при расследовании преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов. Самыми злостными укрывателями уклонистов считаются Княжество Андорра, Исламская Федеральная Республика Коморы, Анжуанские острова, Аруба, Республика Вануату, Республика Либерия, Княжество Лихтенштейн, Республика Маршалловы Острова, Республика Науру. Конечно, теоретически против них можно применить международные экономические санкции. Фактически – это маловероятно: до этого ни у кого не доходят руки.

      Но определенные успехи в борьбе с оффшорами все-таки есть. Во-первых, само это слово в бизнесе стало ругательным. Компания, зарегистрированная в оффшоре, как правило, вызывает недоверие.

      Во-вторых, в 2009 году международная комиссия объявила о закате эпохи банковской тайны. И вот система швейцарских банков, которая казалась надежной, как гранит, начала переговоры с правительствами разных стран о том, на каких условиях может быть разглашена информация о вкладах. США для начала получили данные о 4,5 тыс. своих граждан, имеющих деньги на счетах банка UBS, а после число раскрытых клиентов выросло, по некоторым данным, до 52 тыс. человек. И все же Швейцария отказывается полностью отменить закон о тайне вклада. Для того чтобы получить данные о состоянии счета того или иного клиента швейцарского банка, против него уже должно быть возбуждено уголовное дело с обвинением в уклонении от уплаты налогов. А это зачастую невозможно, потому что данных о финансах уклониста просто нет: все его активы защищены банковской тайной. Получается замкнутый круг. Более того, все чаще Швейцария готова разобраться с неплательщиками налогов самостоятельно, а выдвигающей претензии стране взамен предлагает выплатить крупную сумму компенсации.

      В каждом государстве используются свои методы «добывания» налогов и наказания тех, кто не хочет платить. И успехи тоже сильно различаются. Какие же меры предпринимаются для того, чтобы государственная казна пополнялась регулярно?

     Как собирают налоги и что может случиться, если их не платить

      Пожалуй, успешнее всего собирают налоги в США. И неудивительно – Штаты развили небывалую активность в этом направлении. Ведь ежегодно страна только в связи с вывозом капитала в оффшоры теряет 100 млрд. долларов. 83 из 100 крупнейших корпораций имеют дочерние фирмы, через которые проходят платежи «вне берега». Ситуация усложнилась еще и тем, что многие из этих финансовых исполинов получали в период кризиса государственные дотации. То есть сами они от налогов уклоняются, но как только дело пахнет жареным, тут же слезно просят помощи за счет других налогоплательщиков.

      Главный борец с налоговыми уклонистами Барак Обама уже добился того, что многие оффшоры осудили его политику. По их мнению, от такого давления пострадают целые сферы экономики США. И это правда – ведь при выходе «на берег» и резком увеличении налогового бремени американские компании тут же сдадут позиции на мировом рынке.

      В целом же, за уклонение от уплаты налога или умышленное предоставление недостоверной декларации американец может заплатить штраф до 100 тыс. долларов или оказаться в тюрьме на срок до 5 лет. Причем, как правило, обвиняемый проходит не только по этой статье, но и по ряду смежных, так что штрафы и сроки могут значительно увеличиться.

      В Европе наибольшие сложности со сбором налогов испытывает Германия. С одной стороны, здесь довольно высокий уровень государственных сборов, с другой – сложная система налогообложения. В результате немецкая казна ежегодно недополучает более 30 млрд. долларов только с налогов на прибыль. Ситуацию усугубляет соседство и открытые границы с двумя оффшорами – Лихтенштейном и Швейцарией. И если последняя договорилась выплатить 2,5 млрд. долларов за недоплаченные немецкими гражданами, имеющими средства в швейцарских банках, налоги и готова дальше сотрудничать с Берлином в этом направлении, то Лихтенштейн никаких жестов доброй воли делать не собирается.

      Кстати, уровень налогов в Германии весьма высок. Хорошо зарабатывающий человек может отдавать государству до половины своего дохода. Так что желание людей спрятать капиталы вполне понятно. Правительство Германии планирует постепенно снизить налоговое бремя, но первый этап реформ начнется только в 2013 году. А пока уклонист может получить за свое преступление до 10 лет тюрьмы.

      Во Франции с теми, кто не хочет платить налоги, борется специальная секретная служба. 15 информационных центров (их адреса составляют государственную тайну) обрабатывают все документы по налоговой отчетности. Если компьютер замечает малейшую неточность, к делу подключается инспектор.

       Отдельное подразделение ежедневно просматривает колонки объявлений в газетах. Его задача – отслеживать сделки, концерты и рекламу. 1300 человек постоянно контролируют самых крупных налогоплательщиков. Как и все спецслужбы, в своей работе они используют засекреченных агентов и прочие сугубо конфиденциальные источники информации.

       Тех, кого уличают в нарушении законодательства, ждет суровая кара. Даже опоздавшего при подаче декларации на месяц ждет штраф в размере 40% от суммы налога. Злостный неплательщик может оказаться в тюрьме на 5 лет или заплатить штраф до 250 тыс. евро. И, разумеется, должен погасить задолженность перед государством с учетом пени. При этом на счета, имущество и даже зарплату провинившегося может быть наложен арест.

      Пожалуй, самое мягкое налоговое законодательство в Великобритании. В том смысле, что здесь за уклонение от налогов почти нет риска оказаться за решеткой. Правда, можно заплатить грандиозный штраф. И это при том, что ситуация в стране не самая безоблачная. На долю оффшорных денежных переводов приходится 60% от всех подобных операций в стране, а недоборы в казну составляют более 40 млрд. долларов.

      Итальянцы шутят, что в их стране уклонение от налогов является национальным видом спорта. Как-то Сильвио Берлускони заявил: «Существует норма естественного права, по которой, если государство требует у тебя треть от того, что ты с таким трудом заработал, тебе это кажется справедливым и ты это отдаешь в обмен на его услуги. Это либеральные ценности. Если же государство требует больше или гораздо больше, то это воспринимается как произвол и ты придумываешь способы уклонения или даже обмана, которые соответствуют твоему внутреннему пониманию морали и которые не заставляют тебя испытывать чувство вины».

      Итальянский экс-премьер мог бы пойти и дальше – принять точку зрения известного американского экономиста Мюррея Ротбарда. Тот и вовсе утверждает: «Все другие личности и группы в обществе (за исключением отдельно взятых преступников, таких, как воры и грабители банков) приобретают свой доход на основе добровольных контрактов: или продавая товары и услуги потребителям, или посредством акта дарения (то есть членство в клубе или ассоциации, завещание наследства, получение наследства). Только государство добывает свой доход посредством насилия, угрожая ужасными взысканиями, если доход не появляется. Такое насилие известно как налогообложение, хотя в менее развитые времена его называли данью. Налогообложение – это попросту чистое воровство, и воровство это – поразительных масштабов, с которыми ни один преступник и не сравнится. Это принудительное изъятие собственности жителей или подданных государства».

      Кстати, в Италии максимальный срок, на который можно лишиться свободы за уклонение от уплаты налогов, относительно невысок – 2 года. А вот штрафы солидные. Например, семья одного предпринимателя из Павии, уже после его смерти, получила уведомление, что должна уплатить утаенные их покойным родственником налоги за много лет. Сумма оказалась солидной – 1 млн. долларов. Достаток семьи недобросовестного коммерсанта оказался столь скромным, что на погашение долга перед государством ей потребуется 415 лет. 

      У наших соседей – украинцев и россиян – как и в большинстве стран, за неуплату налогов можно угодить за решетку. Причем в Украине за этот вид преступления грозит лишение свободы на срок до 10 лет с конфискацией имущества.

      В целом в мире преступления в этой сфере считаются одними из самых тяжелых. Что, собственно, нисколько не уменьшает количество желающих утаить свои доходы от государства.

     Послесловие

      Борьба с уклонистами идет по всему миру, и конца ей не видно. Все понимают: пока будут существовать налоги – останутся и те, кто, невзирая ни на что, не захотят их платить. Сегодня в этой сфере преступлений задействованы гораздо большие суммы, чем в торговле людьми или в наркотрафике. Можно, конечно, возразить: ведь от неуплаты налогов никто не страдает. Но это не так. Именно налоги – источник финансирования социальных заведений, органов защиты правопорядка, а также еще множества полезных, в том числе и нам с вами лично, институтов.

      В общем, граждане, платите налоги. Это убережет вас от массы неприятностей, а заодно позволит принести пользу обществу.

 

     Самые известные «уклонисты»

      Американский актер Уэсли Снайпс оказался за решеткой после того, как в 2008 году его обвинили в неуплате 15 млн. долларов налогов. Он сумел погасить треть указанной суммы и был приговорен к 3 годам лишения свободы, которые отбывает в исправительном учреждении Льюис-Ран в Пенсильвании.

      Бизнесмен и лоббист Джек Абрамофф был обвинен в уклонении от налогов, финансовых махинациях, обмане клиентов и сговоре с целью подкупа должностных лиц. Он получил 5 лет и 10 месяцев тюрьмы и штраф в 21 млн. долларов. Уже отбывая наказание, был осужден повторно, и к его сроку прибавили еще 4 года. При этом в ходе расследования оказался за решеткой еще и лидер республиканского большинства в Палате представителей США Боб Ней.

      В Венгрии сотрудник брокерской компании «K&H Equities» А. Кульчар был приговорен к 8 годам заключения с конфискацией имущества на сумму 130 тыс. долларов.

      Уже упомянутый нами Сильвио Берлускони ходит в суд, как на работу. Среди разнообразных грехов политика – неуплата налогов в ходе приобретения телевизионных прав для своей медиаимперии Mediaset. Правда, в октябре эти обвинения были с него сняты. Зато предъявлены его сыну Пьеру Сильвио Берлускони, а также главе Mediaset Феделе Конфалоньери и еще 9 фигурантам дела.

      Клауса Цумвинкеля, одного из известнейших бизнесменов Германии, близкого к правительственным кругам, приговорили к 2 годам лишения свободы условно и уплате штрафа в 1 млн. евро после громкого налогового скандала. Дело в том, что фискальные органы Германии провели секретную операцию по сбору сведений о злостных неплательщиках. Они выкупили базу данных клиентов у бывшего сотрудника лихтенштейнского банка «LGT» за 5 млн. евро. Правда, подробности этой сделки, получив огласку, вызвали волну негодования. Спецслужбу обвинили в грязных, более того незаконных, методах сбора информации. Но привело это, помимо ареста немецкого бизнесмена, только к тому, что остальные немецкие клиенты банка «LGT», также прятавшие средства от налогов, бросились замаливать грехи и оформлять явку с повинной.

      По информации «Der Spiegel», налоги, доплаченные в немецкий бюджет гражданами, ранее скрывавшими свои доходы в зарубежных банках, составят 1,8 млрд. евро. Еще 1,6 млрд. было доплачено в 2010 году, и 200 млн. поступило в бюджет в 2011-м.

      

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.