«В мире есть две супердержавы: Соединенные Штаты Америки и рейтинговое агентство Moody’s. Соединенные Штаты могут уничтожить вас, сбросив бомбу, а Moody’s – понизив рейтинг ваших облигаций. И поверьте мне – еще неизвестно, кто из двух более влиятелен», – предупредил мир пятнадцать лет назад известный журналист Томас Фридман.

     Тогда мало кто задумался о реальности подобной угрозы. Однако время показало – трехкратный обладатель Пулитцеровской премии был прав.

 

    Сегодня международные рейтинговые агентства занимают особое место в мировой экономике. Любое изменение рейтинга сопровождается серьезными колебаниями рынка и громким освещением события в СМИ. Меж тем поводов не доверять экспертам «большой тройки» рейтинговых компаний – «Standard & Poor’s», «Moody’s» и «Fitch» – все больше.

         В апреле агентство «Standard & Poor’s» снизило кредитный рейтинг Греции до «мусорного» уровня. Вслед за этим курс евро к доллару упал до годового минимума, а на крупнейших фондовых биржах мира произошло самое глубокое за последние месяцы снижение основных индексов.

     MADE IN USA

          На протяжении 250 лет ни о каких экспертах банкиры не задумывались. Зачем? В узком кругу финансистов все всех знали. К тому же большая часть ценных бумаг издавалась государством или окологосударственными структурами. Так что особой нужды в профессиональных советчиках не было.

          Однако бурный XIX век внес свои коррективы. Активное развитие промышленности США требовало больших инвестиций. А где взять деньги? Европейские банкиры в те времена не так уж охотно раздавали кредиты направо и налево. Вот и приходилось компаниям выходить на открытый рынок и продавать облигации. Число нуждающихся в инвестициях неуклонно росло. К примеру, если в 1870 году в сводном реестре кредитно-отчетного агентства «R.G. Dun & Company» было зарегистрировано 7 тыс. компаний, в 1900-м их стало уже более миллиона. Неудивительно, что вскоре даже самые информированные специалисты перестали понимать, кто чего стоит. Именно тогда впервые встал вопрос о привлечении сторонних экспертов.

          Активнее всего в то время росло число железнодорожных компаний. На этом и решил заработать главный редактор «Американского железнодорожного журнала» Генри Варнум Пур. Выпущенный им в далеком 1867 году «Справочник по железным дорогам Соединенных Штатов» разошелся огромным тиражом и положил начало новой индустрии – производству экспертных оценок. А сам Генри Пур основал совместно с сыном брокерскую контору, ныне известную как «Standard & Poor’s», и надежно обосновался на Уолл-стрит.

          Но массовым бизнесом рейтингование стало лишь в начале XX века. Именно тогда появилась привычная современным финансистам буквенная оценка стабильности компаний. На бирже скорость имеет решающее значение. А система, придуманная Джоном Муди, позволяет моментально оценить перспективы и риски вложения капитала. Неудивительно, что эта идея прижилась. А ее автор стал основателем «Moody’s». 

          «Большая тройка» и ряд ее последователей честно отрабатывали свои деньги. Они одними из первых возвестили о приближении «Черного вторника» и последующей Великой депрессии. За несколько месяцев они предупредили о грядущем обвале, чем заработали репутацию честных аналитиков, радеющих о деньгах инвесторов.

     Три кита надежности

          Рейтинговые агентства так и оставались бы скромными редакциями финансовых изданий, если бы снова не грянул кризис. После обвала 1970-х годов американское правительство озаботилось надежностью облигаций, поступающих на рынок. На свет появился закон, обязавший государственные организации и пенсионные фонды приобретать только те ценные бумаги, которые получили сертификат независимого оценщика, включенного в особый список. Перечень контор был небольшим – всего 7 «национально признанных статистических рейтинговых организаций» (NRSRO). Однако очень скоро в результате слияний их число упало до трех. «Standard & Poor’s», «Moody’s» и «Fitch Ratings» стали «серыми кардиналами» американского фондового рынка. Вскоре с биржи просто исчезли бумаги, не прошедшие оценку.

          Сегодня самый известный продукт рейтинговых агентств – долгосрочный суверенный рейтинг государств. Именно он определяет стоимость госдолга. И не только. Это предельная планка для предприятий, решивших выйти на международный рынок. В среде оценщиков уже утвердилось негласное правило – рейтинг предприятия не может быть выше, чем рейтинг страны, на территории которой оно расположено.

          Кроме рейтинга, агентства дают прогноз, который показывает, как, по мнению оценщиков, в ближайшие два-три года изменится ситуация в стране.

          Каждое агентство имеет свою рейтинговую шкалу. Но общее правило едино – отметку AAA получают самые надежные заемщики. Трактовка совета простая – «покупать, не задумываясь».

     Способность выполнять обязательства              Standard&Poor’s        Fitch Ratings        Moody’s  

     Наивысший уровень кредитоспособности               AAA                       AAA                 Aaa  

     Очень высокая кредитоспособность                       AA                         AA                  Aa  

     Высокая кредитоспособность                                A                           A                    A  

     Хорошая кредитоспособность                              BBB                       BBB                 Baa  

     Спекулятивный рейтинг                                      BB                         BB                  Ba  

     В значительной степени спекулятивный рейтинг       B                           B                    B  

     Дефолт представляется реальной возможностью    CCC                       CCC                 Caa  

     Дефолт представляется вероятным                       CC                         CC                  Ca  

     Дефолт представляется неизбежным                      C                          C                    C  

     Выборочный дефолт                                          SD                         –                     –  

     Эмитент не провел своевременные платежи           –                           RD                   –  

     Объявлен дефолт                                              D                           D                    D  

          Кроме долгосрочных рейтингов существуют и краткосрочные. Их кодировка несколько отличается. Например, кредитные рейтинги по краткосрочным долговым обязательствам, которые выставляет «Standard & Poor’s», имеют буквенно-цифровое обозначение – от наивысшей оценки A-1 до самой низкой оценки D.

          Таким образом, вчерашние скромные издатели финансовых бюллетеней получили почти неограниченную власть, не омраченную ответственностью, и к тому же приправленную миллиардными прибылями. Теперь вместо продаж аналитических материалов будущим инвесторам по 5 долларов за книжку компании оказывали консультационные услуги эмитентам – предприятиям, выпускающим ценные бумаги – за совсем другие деньги. Еще до кризиса стоимость услуг «Standard & Poor’s» доходила до 2,5 млн. долларов. Но не платить нельзя. Без бумажки с рейтингом денег сегодня в долг не дают.

          Как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Неудивительно, что рейтинги американских ценных бумаг начали расти год от года. Бывшие сотрудники оценочных контор с радостью переходили на работу в банковские учреждения, где помогали правильно «подготовить» выпуск новых долговых расписок. Правда, никто до конца не понимает, как производится оценка, хотя «Standard & Poor’s» разместило на своем сайте описание расчета. Ясности от такой «прозрачности» не прибавилось.

          Глава правительства Греции Георгиос Папандреу: «Так называемые рейтинговые агентства, а не народы и не их избранные правительства, пытаются определять нашу судьбу и предписывать будущее для нас и наших детей».

           Громадному пузырю ипотечных обязательств, разросшемуся на американском рынке перед кризисом, мы во многом обязаны именно рейтинговым агентствам. 

           «Остается надеяться, что все мы будем богатыми пенсионерами к тому моменту, как этот карточный домик рухнет», – писал один из менеджеров агентства коллеге. «Такое впечатление, что на нас надели шоры и мы рейтингуем все подряд», – возмущался другой сотрудник. Но тогда небо над Уолл-Стрит было безоблачным. И мало кто заглядывал вперед. А призрак кризиса казался далеким и нереальным.

           Рейтингование превратилось в элементарный сбор дани с эмитентов. Схема работала замечательно. Одни компании выпускали разного рода долговые расписки, другие – с помощью разных схем распродавали их направо и налево. И получалось, что фирма, не обремененная никакими долгами, выпускает надежные долговые обязательства с соответствующим рейтингом.

           Агентства зачастую были не слишком последовательны – к примеру, S&P с залихватской удалью однажды разом снизило рейтинг ипотечных бумаг компании «State Street» сразу на 18 уровней, с наивысшего ААА до близкого к дефолтному ССС–! А на все упреки представители «олимпийской тройки» отвечали туманными заявлениями об «улучшении математических моделей оценки», «замене ведущих аналитиков» или же «введении новых систем оценки взамен старых».

          Сотрудники «Standard & Poor’s» признавали, что «мусорный» уровень серьезным конторам принципиально не присваивали. А вот «причесать» показатели для завышения оценки инструкция, опубликованная на сайте, прекрасно помогала.

     Большому кораблю – большое плаванье

          Тем временем гиганты осваивали новые горизонты – международные рынки. Любой заемщик, пришедший на Уолл-стрит, должен был получить свой рейтинг. Кроме того, возникла новая идея – компании начали оценивать целые государства, стремившиеся одолжить деньги на американском фондовом рынке. Вслед за США услугами «олимпийской тройки» начала пользоваться Канада, затем Австралия. К началу 2000-х каждое крупнейшее рейтинговое агентство производило оценки примерно 100 стран.

      

          В начале 2011 года в мире насчитывалось чуть больше 150 рейтинговых агентств. Из них только 10 входят в число «национально признанных». Однако реально рынок между собой поделила «олимпийская тройка». «Standard & Poor’s» и «Moody’s» контролируют по 40% операций по оценке. На «Fitch» приходится еще 14% рынка. Остальные организации – малыши, занимающие узкие ниши и никак не влияющие на процесс.

          Многие государства по американскому примеру стали создавать собственные рейтинговые предприятия. Однако время было упущено, и в начале XXI века три супергиганта владели 95% мирового рынка оценочной деятельности. Все остальные компании довольствовались узкими границами государства, их создавшего. И даже внутренняя борьба за рынок Штатов не смогла ничего изменить. В состав NRSRO ввели несколько новых компаний и даже пару японских и одного австралийского оценщика. Однако как только предприятие попадало в список – оно тут же замыкалось на узкоспециализированном рынке либо вообще переставало работать.

          Можно было бы подумать, что «Moody’s», «Standard & Poor’s» и «Fitch» имеют самый большой опыт и самые лучшие стандарты присвоения рейтинга. Однако всю «великолепную троицу» не раз ловили на грубейших промахах. Конфуз со спровоцировавшим ипотечный кризис банком «Lehman Brothers», вплоть до самого банкротства оценивавшимся на ААА, был далеко не первым просчетом «могучей кучки». В ноябре 1996 года «Moody’s» несколько поспешил с присвоением звания «супернадежной» Южной Корее. Всего через пару месяцев страну поразил тяжелейший кризис.

         Миром правят три организации – ФРС, которая выпускает деньги в обращение, «Goldman Sachs», который зарабатывает, и «Standard & Poor’s», который гарантирует, что первые два игрока не обманывают инвесторов. 

     Из фольклора Уолл-Стрит

         Но главное – уже тогда, в 90-х, начались игры в политику. Снижение кредитного статуса Канады агентством «Moody’s» помогло Жану Кретьену сохранить премьерское кресло. А переоценка рейтинга Австралии накануне парламентских выборов решила на тот момент судьбу правящей лейбористской партии. Дальше агентства все чаще и чаще стали применять против несогласных «оружие массового уничтожения». В 2003-м власти Германии обвинили США в умышленном занижении рейтингов, связанном с расхождениями по иракскому вопросу. У России, где уровень госдолга минимальный по сравнению с другими странами в Европе, а в политике стабильность наступила еще лет 10 назад, рейтинг вообще самый низкий в Европе, и повышать его не хотят. К тому же ходят слухи, что «Олимпийская тройка» приложила руку к дефолту 1998 года. Кто знает? Вообще, странам, расположенным в Азии и на Ближнем Востоке, с рейтингами не очень везет – их оценка практически всегда на 1–2 пункта ниже, чем у похожих европейских государств.

         Профессор Принстонского университета, Нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман: «Очень удобно притворяться, что финансовый кризис породили случайные ошибки. Но это не так. По большей части нынешняя катастрофа стала результатом коррумпированности системы. И рейтинговые агентства стали важным звеном в этой коррупции».

      

          Кстати, в 2009 году руководство Казахстана прекрасно показало некомпетентность и коррумпированность экспертов, составляющих рейтинги. После долгих дебатов «Standard & Poor’s» признал ошибки в своих расчетах и повысил оценку сразу трех банков и одной казахской ипотечной компании. Подобные ошибки, с инвестиционной точки зрения, дорого обошлись – но не агентству, а казахским предприятиям.

     Европа под ударом

          Но реально проблемой всевластия и избирательной молчаливости «олимпийской тройки» страны озаботились лишь в последние годы. Слишком уж много накопилось претензий к секретным системам расчетов рейтинговых агентств. И когда все три «серьезных» предприятия, основывающих свои оценки на сложных расчетах и мнениях толп экспертов, не сумели разглядеть ипотечный кризис 2008-го, возник естественный вопрос: а чем эти ребята занимаются? Слишком уж отличается реальная картинка мира от представленных тремя агентствами данных. Жизнь показала – все их ААА в реальности оказались никому не нужными бумажками. Потери, понесенные пользователями, исчислялись миллиардами и триллионами. Многовато для простой арифметической ошибки.

          А тем временем парни из рейтинговых агентств сели за проверку собственных расчетов – и понеслось. Многие оценки были пересмотрены на 5–10 значений за один присест. Однажды менеджеры «Standard & Poor’s» умудрились убрать сразу 18 пунктов надежности. «Отличники» превращались в двоечников одним росчерком пера.

          В мае четыре португальских экономиста подали в суд на рейтинговые конторы. Жозе Рейш и Жозе Мануэль Пуреза из Университета Коимбры и Мануэль Брандау и Мария Мануэла Силва из Высшего института экономики и управления утверждают: три международных агентства – Moody’s, Standard & Poor’s и Fitch – преступники, манипулирующие рынком.

          На фондовом рынке начались веселые дни. А получатели рейтингов негодовали: кто понесет ответственность за столь грубые просчеты. «Мы никогда особенно не задумывались о рисках, потому что наши риск-менеджеры говорили, что эти инструменты имеют высший рейтинг надежности», – объяснял председатель совета директоров швейцарского банка UBS Петер Кюрер потерявшим деньги вкладчикам. Его банк пострадал от кризиса особенно сильно. Две трети потерь пришлись как раз на ипотечные облигации и долговые обязательства, имевшие рейтинг ААА. «Крупнейшие национальные агентства не смогли защитить инвесторов, потерявших огромные деньги на вложениях в ничего сегодня не стоящие бумаги, – сокрушался позднее председатель SEС Кристофер Кокс. – А поскольку большинство инвесторов в предвкушении солидных доходов активно вкладывали деньги только в обязательства, имеющие высокие рейтинги, организации, эмитирующие подобные бумаги, стремились получить самую высокую оценку рейтинговых агентств».

          Сразу несколько заявлений от пользователей рейтингов было подано в суд. И главное, расследование, проведенное специальной комиссией Сената США, показало – проблема не только в математических ошибках. 500-страничный отчет свидетельствует – 91% всех ипотечных облигаций с рейтингом AAA, выпущенных с 2006 по 2007 годы, были переоценены до «мусорного» статуса – BB или того ниже. Настолько сильно ошибиться невозможно. Обычный человек достиг бы лучших результатов, подбрасывая монетку.

          Казалось бы, после подобных заявлений на работе «великолепной троицы» можно поставить жирный крест. Но нет. Рейтинговые конторы продолжают здравствовать. Пользуясь первой поправкой к конституции США о свободе высказываний, они выиграли больше 20 громких дел и продолжили спокойно работать. На все претензии к качеству своей работы агентства ответили просто – мы высказываем всего лишь свое мнение. А пользоваться им или нет, решайте сами. Вас никто не заставляет.

         «Основная причина мирового финансового кризиса и греческого кризиса заключается в том, что существующая международная система рейтингов не в состоянии отразить истинную платежеспособность государств.»

      Председатель совета директоров «Dagong» Гуань Цзяньжун

          Не сумев вовремя предупредить Еврозону об опасности, которая исходит от долгов американской ипотеки, эксперты из рейтинговых агентств начали с маниакальным упорством ухудшать оценку кредитоспособности стран ЕС. Греция, Ирландия, Португалия, Кипр, Испания и Италия – список должников, «поставленных на карандаш», можно продолжать. Как только чиновники ЕС миллиардными вливаниями успокаивают биржу, тут же происходит очередное понижение рейтингов и новые проблемы.

          Казалось бы, долговые проблемы ЕС известны всем и можно только порадоваться – наконец-то оценщики принялись за дело. Удивляет одно – почему столь внимательно изучая Европу, «могучая кучка» не замечает 14 триллионов государственного долга, нависшего над Штатами.

         Президент хедж-фонда Greenlight Capital Дэвид Эйнхорн: «Обладание так называемыми лучшими рейтингами не оградит от потерь. Выход — прекратить получать официальные рейтинги, присвоение которых вносит фундаментальную нестабильность».

          Раздражение еврочиновников перехлестывает через край. «А кто вообще такие «Standard & Poor’s»?» – не выдержал Амадеу Альтафах Тардио, представитель Еврокомисии. На пресс-конференции в Брюсселе он заявил, что размышляет о том, «кто такие эти рейтинговые агентства, менеджеры которых еще недавно сидели в суде за пособничество в организации мирового финансового кризиса, а теперь снова создают нам проблемы в Европе». Но дальше разговоров дело не пошло. Собственного единого рейтингового агентства у Евросоюза нет, и создадут его не скоро. Вот и приходится довольствоваться услугами американской троицы.

     Последнее китайское предупреждение

          Сомнения по поводу качества оценок не дают покоя и китайским властям. Неудивительно. Ведь в отличие от благонадежных Штатов и Японии у китайцев, несмотря на триллионные «заначки», рейтинг весьма средний. Специалисты из «Moody’s» оценивают Поднебесную на АА с негативным прогнозом, а аналитики «Standard & Poor’s» только недавно повысили уровень доверия до А+.

          «Олимпийская тройка» уже много лет активно работает на территории КНР. И интерес Китая к заветному статусу NRSRO не удивляет. Но пока мечтам не суждено было сбыться. Созданному Китаем рейтинговому агентству сразу указали его место – попытка зарегистрировать «Dagong Global Credit Rating Co. Ltd» в качестве NRSRO была безуспешной.

          Официальная причина – сомнение американских властей в способностях компании, расположенной в Пекине, выполнять все правила отчетности, обязательные для США. Странно – почему-то, когда регистрировали японские и канадскую конторы, подобных вопросов не возникало. Но у китайских властей есть свой взгляд на проблему. «США отклонили заявку «Dagong» из страха, что их доминированию на рынке кредитных рейтингов может быть брошен вызов», – заявил Мэи Синью, ведущий специалист Института международной торговли и сотрудничества при Министерстве финансов КНР.

          Китайцы внакладе не остались и тут же выпустили в свет собственный доклад с оценкой долговых обязательств разных стран. Отчет охватывает более 50 государств, на долю которых приходится около 90% мировой экономики. Только в половине случаев оценка стран от «Dagong» более-менее совпала с мнением «олимпийской тройки». Себе, кстати, китайцы эталонный рейтинг не присвоили, скромно примостившись на 11-м месте. Правда, США эксперты оценили еще ниже – 13-е место с прогнозом на понижение. Лучшие позиции (ААА) аналитики из Поднебесной уступили тем, у кого крепкая экономика сочетается с хорошей ресурсной или промышленной базой – Норвегии, Австралии, Новой Зеландии, Швейцарии и Сингапуру.

          Однако даже эти рискованные заявления мало что изменили в расстановке сил. «Соединенные Штаты обладают крупнейшим финансовым рынком в мире… И только если рейтинговое агентство становится американской зарегистрированной национально признанной статистической рейтинговой организацией (NRSRO), оно приобретает статус мировой рейтинговой организации», – утверждает Цзян Юн, директор Центра экономической безопасности при Институте современных международных отношений. А значит, без признания американцами китайского конкурента серьезного влияния на рынок он не окажет. А «олимпийская тройка» будет действовать и дальше в соответствии с интересами Штатов, неся угрозу финансовой независимости и экономической безопасности прочих стран мира.

     Слова ни о чем

          В апреле текущего года в попытке обелить свое имя «Standard & Poor’s» провел громкую, но абсолютно бессмысленную операцию. Очередной отчет о работе гласил – прогноз по рейтингу США изменен со стабильного на негативный. В СМИ поднялся гвалт и крик. На рынках началась паника. Правда, ненадолго. И пострадали больше всего в результате не Штаты, а Россия с Китаем.

          А меж тем, оценщики не сказали ничего нового. То, что американский госдолг разрастается не по дням, а по часам, знает даже ребенок. Насколько велика опасность – очевидно всем. Но пока рейтинг Америки остается эталонным, облигации правительства будут покупать и пенсионные фонды, и страховые компании, и международные инвесторы. А то, что через пару-тройку лет оценка может снизиться, не влечет за собой ровным счетом ничего. Множество инвесторов по всему миру (тот же Стабилизационный фонд России) требуют покупать только ААА. А рейтинг Америки остался прежним.

          Кстати, соломоново решение «Standard & Poor’s», возможно, пригодится им в будущем. Если администрация Обамы так и не сумеет договориться с Конгрессом по поводу повышения планки госдолга и обещанный Тимоти Гайтнером дефолт произойдет, ребята из рейтинговой конторы прекрасно смогут оправдаться – мы же предупреждали.