«Ослов» растоптали

 

            2 ноября польский министр Сикорский заехал в Минск и сообщил нам: «Демократия – это выборы с непредсказуемым результатом». В тот же день в Штатах прошли выборы в Конгресс. Вполне демократичные, но очень предсказуемые.

            О том, что «ослов»-демократов затопчут «слоны»-республиканцы, знали все, включая президента Обаму. Итоги выборов предсказали давно – причем предсказания сбылись с НЕудивительной точностью. Результаты особо не комментировали – все высказались заранее. Обама слегка посыпал голову пеплом и пообещал искать общий язык с республиканцами. Ничего другого ему теперь не остается.

 

            Провал Обамы объяснили просто – в экономике застой, люди недовольны. Кризис вроде преодолевается, но так медленно, что возникают сомнения – это выздоровление или передышка перед бурей? В Обаме видели мессию, а он оказался обычным парнем. Не оправдал надежд.

            Нельзя сказать, что Обама лежал на печи. Он действовал. Именно это ему и ставят в вину. Постсоветскому человеку, привыкшему во всем зависеть от власти (а значит, и все от нее требовать), понять это сложно.

            Но в Америке миллионы уверены – чем крепче спит правительство, тем лучше дела в экономике. Эти ребята говорят просто – не надо нас спасать, мы спасем себя сами. Не мешайте!

            Кризис дал новую жизнь таким идеям. На сцену явилось Движение чаепития. Это еще не партия, но уже и не клуб по интересам. Любители чая отчаянно мутузят правых республиканцев – будьте еще правее.

            После выборов многие «чаепитчики» оказались в Конгрессе. Первым из республиканцев поздравляли Рэнда Пола. Его избрали сенатором от Кентукки.

            Рэнд Пол – сын конгрессмена Рона Пола, большого оригинала, который даже Джорджа Буша подозревал в излишнем социализме (кстати, как-то Planeta.by брала у Рона Пола интервью – вышло занятно; у кого сохранился номер за ноябрь 2008 года – перечитайте, советуем).

            «Чаепитчики» изрядно взбодрили республиканцев. Быть умеренным уже не модно, быть крайним скоро станет почетно. Меньше налогов, меньше расходов, меньше чиновников – слоганы «чаепитчиков» все более популярны. Они уже пририсовали профиль Обамы четвертым к Марксу-Энгельсу-Ленину – и тысячи американцев с удовольствием носят эти плакаты.

            Растерянный Обама отвечает горячими речами. Но от него ждут дел. Дела есть, но от них никто не в восторге.

            Собственно, Обама сделал три ключевых вещи:

– напечатал уйму новых денег;

– протащил реформу здравоохранения;

– сказал «бай-бай» Ираку.

 

            Но Ирак уже никого не волнует. И Афганистан мало волнует. И даже Иран с его мирным атомом. С началом кризиса каждый думает не об Иране, а о своем кармане.

            Карманы наполняются плохо. Миллиарды новых долларов предотвратили банкротства, но не заставили работать лучше. Оздоровления не случилось – симптомы купированы, инфекция осталась. Значит, новый приступ не за горами.

 

            Со здравоохранением вышла беда. Цель благородная – дать всем американцам медстраховку. К этому подступались много раз и всегда неудачно. Последнюю серьезную попытку делал президент Клинтон аккурат в начале своего президентства. И тут же потерял Конгресс.

            Обама решил перещеголять Клинтона дважды – во-первых, провести решительную реформу (Клинтон только приближался к ней), во-вторых, сохранить доверие людей. Второе у Обамы уже не получилось. Первое также под угрозой. Реформа вроде прошла, но новый Конгресс вполне может спустить ее на тормозах.

            Что ж за беда такая? Почему Америка не хочет лечиться бесплатно?

 

            Все не так просто. Начнем с того, что бесплатной медицины нет нигде. Всюду за нее платят. Причем платят люди. Через страховки, через налоги, напрямую – как угодно. С неба деньги не валятся.

            Главный вопрос в другом – медицина доступна всем или только тем, кто готов платить. Европа, давно ставшая главным оплотом социализма в мире, с этим определилась. А Штаты никак не могут.

                Новую реформу Обама объяснял долго и терпеливо – по многу часов. В ней масса деталей, но две главных цели просты и понятны.

            Во-первых, улучшить обслуживание тех, у кого уже есть страховка.

            Во-вторых, дать страховку тем, у кого ее нет.

             Высокие цели всегда дорого стоят. Реформа Обамы стоит 900 миллиардов долларов. Это много даже для Штатов. Таких денег нет.

               Республиканцы на благородные идеи Обамы ответили двумя словами: «Нет социализму!». И, судя по всему, большинство на их стороне.

                Кто-то удивится: как так – большинство против всеобщего медобслуживания? Где такое видано? Отвечаем – такое видано в Штатах.

                 Парадокса здесь нет. В Штатах живет более 300 миллионов. А страховок нет у 47 миллионов. То есть у меньшинства (правда, весьма внушительного). Так вот, большинство, у которого есть страховки, подозревает, что страховки для меньшинства оплатят за их счет.

            И рассуждают они так – свои страховки мы оплатили. И мы не хотим платить за других. Так стоит ли удивляться, что большой популярности реформа здравоохранения Обаме не принесла?..

 

              За то, что Обама напечатал много денег, его ругают меньше и тише. Иногда даже хвалят. Напечатанные деньги нравятся многим. Но в экстазе никто не бьется. Того, что напечатали, достаточно, чтобы в мире вновь заговорили о крахе доллара (пузырь-то надувается). Но слишком мало для того, чтобы запустить «на полную» сердце американской экономики. Ей нужно еще и еще. Но больше нельзя – пузырь лопнет.

Посему Обама остается в неблагодарной роли реаниматора. Умереть не дал, но и бюллетень не закрыл. Экономика Штатов по-прежнему на больничном. И доктору Обаме, увы, никто не рукоплещет.

            Впрочем, был и на улице Обамы праздник. Кое-где американцы все еще верят политикам и чиновникам. Показательны выборы в Калифорнии. Вопрос года – кто придет после Шварца? Всю осень «Терминатор» упаковывал чемоданы: отбыл два срока – пора назад в Голливуд. Больше нельзя. «I’ll be back!» – это только в фильме. А в Калифорнии больше двух сроков подряд – ни-ни. Возвращаться не положено.

            Хотя как сказать. На смену еще бодрому Арни придет 72-летний дед Джерри Браун. Среди прочего он знаменит тем, что уже был губернатором Калифорнии – причем еще тогда, когда юный Шварц с перекачанными мускулами бегал по подиуму.

            Ничего выдающегося за Брауном не числится. Кроме послужного списка. Его биография – это длинный перечень руководящих кресел, в которых он успел посидеть за свою жизнь. В советское время сказали бы – «опытный работник». Значит, ни борозды не испортит, ни глубоко не вспашет.

            А пахать надо серьезно. Геркулесоподобный Шварц оставил недоброе наследство – дефицит бюджета размером в…19 миллиардов долларов. Даже для Штатов (где долгами никого не увидишь) это круто.

            Брауну противостояла Мэг Уитмен.

            Мэг – это сказка. На кампанию она истратила что-то около 140 млн. долларов. Своих кровных. Это рекорд. И все же она проиграла.

Хотя калифорнийцы, кажется, проиграли больше. Мэг умеет зарабатывать, а Браун умеет тратить. Это обычное отличие бизнесмена от политика. В сегодняшней плачевной ситуации калифорнийцам пригодились бы те, кто умеет зарабатывать. Но они сочли по-другому. Им виднее. Vox populi.

 

            О Мэг можно писать долго. Сотни миллионов людей по миру, которые пользуются Интернет-аукционом «eBay», знают это имя. У нас «eBay» пользуются мало (ау, белорусские банки, как там у нас (у вас) с Интернет-платежами?!..). А потому и о Мэг слышали мало.

            Знаменитый Интернет-аукцион «eBay» придумал бестолковый гений Пьер Омидьяр. Идея была отличной, а денег не было. Так бывает. Но через некоторое время Омидьяр придумал еще одну гениальную штуку – он пригласил Мэг.

            Когда Уитмен пришла в компанию, в ней было несколько десятков сотрудников, а сколько-нибудь значимой прибыли не было вовсе. Прошло всего несколько лет, и через «eBay» прокручивались триллионы, а она и Омидьяр стали миллиардерами.

            В общем, Калифорния потеряла способности сверхэнергичной миллиардерши, но зато подтвердила верность традиции – поддерживать демократов.

 

            Тем не менее, традиция все чаще дает сбой. На Аляске сенатор Лиза Мурковски послала партии куда подальше и набрала больше всех голосов. Точнее, дело было наоборот. Вначале партия послала Мурковски. Сенаторша провалилась на праймериз от родной Республиканской партии.

            Что делать? Смириться и в бизнес. Или лекции читать. До следующих выборов (если Бог даст).

            Но Мурковски не смирилась. Наплевав на внутрипартийную дисциплину, бой-баба двинула к избирателям. Оказалось: если родная партия прокинула – не беда. Избиратели могут вписать фамилию сами. От руки.

            Мурковски призвала избирателей: впишите. И они вписали. Кто ручкой, кто маркером, кто карандашом. Была и губная помада. И еще что-то… А в итоге было первое место.

            Официальные кандидаты от республиканцев и демократов – в пролете. И препирательства юристов (а нет ли ошибок во вписанных фамилиях) – от лукавого. Важен факт – Мурковски обошлась без партий и получила больше всех голосов. В общем – не валяй дурака, Америка! – Аляска себя показала.

 

            А Обама продолжает говорить. Призывать, разъяснять, успокаивать, негодовать. Он очень хорошо говорит. И многие ему до сих пор верят. Но слова держатся на одолженных у будущего деньгах. И скоро их придется отдавать. А тут словами делу не поможешь. Придется принимать непопулярные решения – то есть делать то, чего Обама боится пуще всего на свете.

            В оправдание Обамы можно сказать – так поступает весь мир. Все боятся жестких решений. Все друг у друга одалживают и затыкают дыры. Голову в песок, хвост пистолетом, а в голове одна мысль – авось пронесет?..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.