Ближайшие годы некогда самый богатый человек России и олигарх №1 Михаил Ходорковский проведет за колючей проволокой. 22 сентября Московский городской суд не только окончательно определил дальнейшую судьбу Ходорковского и его друга Платона Лебедева, но и поставил давно ожидаемую точку в интриге с возможным выдвижением бывшего главы ЮКОСа в депутаты Государственной Думы.

     Впрочем, на самом деле никакой интриги не было. Все прекрасно понимали – если Ходорковского зарегистрируют, то он победит. Об этом говорили и социологи, и политологи. Одновременно все понимали другое – именно поэтому его и не зарегистрируют. Так оно и вышло.

     И все же выдвижение Ходорковского показательно. По видимому, Михаилу Борисовичу на роду написано всех удивлять. Постепенное превращение Ходорковского из олигарха в политика удивительным образом стало притягивать к нему и собирать вместе людей, которые в иных обстоятельствах не приблизились бы к друг к другу и на пушечный выстрел.

     Этот человек объединил тех, кого казалось объединить невозможно.

     Много ли общего у либерала со стажем Ирины Хакамады и национал-большевика Эдуарда Лимонова? А у коммуниста Сергея Доренко (того самого) и бывшего депутата от Союза правых сил Бориса Надеждина? Общего немного, но кое-что все же есть. Все они вошли в инициативную группу по выдвижению кандидатом в депутаты Госдумы экс-олигарха №1 Михаила Ходорковского.

     А что объединяет несгибаемого государственника-патриота Александра Проханова и «прораба перестройки» академика Яковлева? Вообще ничего. Кроме одного. Оба с симпатией (хотя, каждый по-своему) высказались о Ходорковском.

     А роднит ли что-нибудь экс-НТВэшника Владимира Кара-Мурзу (ныне работающего на зарубежном телеканале Гусинского) и автора доклада о «заговоре олигархов», известного лево-патриотического идеолога Станислава Белковского? Роднят две вещи. Во-первых, то, что оба имеют бородку. А, во-вторых, то, что оба считают Михаила Ходорковского одним из самых перспективных политиков новой России.

     И, в конце концов. Что может свести вместе одного из творцов капитализма в России, богатейшего человека страны, либерала-западника и отставного полковника ГРУ, живущего на скромную пенсию и от всей души ненавидящего тех, кто развалил Отечество, которому он верой и правдой служил?

     Российский ответ на последний вопрос таков – свести вместе разжалованного олигарха и отставного полковника может тюрьма. Так и случилось с двумя людьми, которых, казалось, жизнь навсегда развела по разным полюсам – миллиардера Ходорковского и, обвиненного в покушении на Чубайса полковника Квачкова.

     Адвокат Квачкова Владимир Самойлов в интервью «КП» так рассказывал об их взаимоотношениях: «… они почувствовали взаимную симпатию. Несмотря на то, что один либерал, а второй патриот, Ходорковский и Квачков обнаружили много общего в своих взглядах…Квачков считает Ходорковского исключением среди олигархов.»

     Отношения Ходорковского и Квачкова символичны. Равно как символична статья Ходорковского «Левый поворот» – своеобразный манифест нового левого либерализма. Бывший сверхолигарх пытается соединить фундаментальные либеральные ценности, берущие свое начало в христианстве (сострадание к человеку, уважение к личности) с наиболее ценными элементами национальной и советской традиции.

     Об этом на волнах «Эхо Москвы» весьма точно рассказал писатель Александр Проханов, взявший у Ходорковского знаменитое интервью для газеты «Завтра»: «…Ходорковский обнаружил себя как советского человека. В нем советский генезис очень мощно всплыл в этом интервью. Более того, он употребил, и это абсолютно отважное употребление, формулировка – русский крен. Он понимает трагическую драматическую ситуацию с русским народом как таковым. И он эту ситуацию озвучил как человек, понимающий драму русских в сегодняшнем российском социуме. Ходорковский неожиданно абсолютно для меня продемонстрировал понимание сущности мобилизационного проекта как единственно возможного проекта, который сконцентрирует оставшиеся в России ресурсы интеллектуальные, экономические, метафизические ресурсы, чтобы прорваться опять из катастрофы к развитию. И конечно этот фрагмент, где он говорил о Квачкове. Человеке, казалось бы абсолютно чуждым ему по происхождению, по ценностям, по деяниям, он по существу говорил о нем как о брате, как о соратнике…И это потрясло в этом интервью.»

     Проханов верит Ходорковскому и чувствует, что его духовная эволюция продолжится: «Я думаю, что все, что произносится в тюрьме, достаточно искренне. Потому что человек в тюрьме он находится как бы на исповеди. Причем он общается не с адвокатами, он общается не с Прохановым, не с прокурорами, не с овчарками-надзирателями, он общается с Господом Богом. Я верю в то, что говорит Ходорковский. Тем более тенденция такого рода, эволюции его представлений они очевидны. И он пойдет дальше.»

     Станислав Белковский

     Уверен, если бы Ходорковского зарегистрировали, он бы обязательно победил.

     Доренко:

     Я считаю Ходорковского геройским парнем, потому что он сел сознательно. Он сказал, что будет в России, даже если в тюрьме. Россия, даже если на нарах, для него дороже, ближе и роднее, чем блистательная эмиграция, чем роль принца в изгнании. Вот этот геройский поступок, на мой взгляд, затмевает все остальное, и если бы я даже не видел его в жизни, он, совершив такой напряженно нравственный поступок, конечно, заслуживает огромного уважения. Во-вторых, сегодня он является политиком номер два в стране и, безусловно, не только благодаря нарам…

     Лимонов:

     Я сострадаю Ходорковскому еще и потому, что он, как и я, брак этой системы….

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.