Американцы торопятся похоронить Хусейна. Тем самым они хоронят последнюю, призрачную надежду на «худой мир» для Ирака.

Сегодня Ирак – это кипящий котел, переполненный раскаленным паром, дрожащий от сверхнапряжения и вот-вот готовый взорваться.

Нет сомнений – казнь Саддама разорвет его в клочья…

Что такое Ирак?

Это удивительная страна, заселенная тремя этническими группами, у которых есть только одно общее свойство – они одинаково сильно ненавидят друг друга.

Три группы — это суть сунниты, шииты и курды.

Вражде суннитов и шиитов (два основных течения в исламе) далеко за тысячу лет. Вражде арабов и курдов примерно столько же. В общем, старых взаимных обид точно хватит еще на пару-тройку столетий.

Странную и злую шутку со всеми ними сыграли колонизаторы-англичане, поместив их всех в одно государство. В свое время британцы полагали, что так управлять будет легче – племена и общины передерутся друг с другом, а европейский дядя в пробковом шлеме, белых штанах и с элегантной тростью останется вечным арбитром в спорах неразумных детей Востока.

Племена и общины, действительно, передрались друг с другом, но европейцев в арбитры звать не стали, а выгнали их вон, чтобы не мешали выяснять отношения (согласно мудрой пословице – «двое дерутся, третий не мешается»).

Править такой страной иначе как авторитарными методами не получалось. А потому странно слышать обвинения в адрес Саддам в «диктаторстве». Сразу же хочется задать два вопроса и сделать одно предложение.

Вопрос первый – а до «диктатора» Хусейна Ирак хотя бы день жил при демократии?!

Вопрос второй – назовите хотя бы одну арабскую страну, где установлен демократический режим?

И, наконец, предложение – попробуйте управлять разноплеменным Ираком при помощи демократических методов.

Хусейн исправлял трагические ошибки англичан, скрестивших в Ираке ужа и ежа. Не Хусейн, а британцы согнали в одно государство народы и религиозные общины, которые друг друга терпеть не могли.

Хусейн мог, конечно, поступить по-другому. Например, отпустить курдов восвояси. Тогда сегодня ему бы не предъявляли обвинения «в геноциде». В глазах «мирового сообщества» он стал бы белым и пушистым. Но!

Что сделали бы иракские курды, отпущенные восвояси? Немедленно начали бы войну за освобождение своих соплеменников в Турции и Иране. Посмотрите на карту и представьте масштабы такой войны – на Ближнем Востоке разыгралось бы страшное побоище, в котором счет жертвам шел бы на миллионы (на этом фоне карательные экспедиции Хусейна в Курдистан показались бы детской забавой).

Хусейн мог отпустить и шиитов. И ему не предъявляли бы претензий в «подавлении религиозных меньшинств». Но что сделали бы иракские шииты? Немедленно присоединились бы к своим единоверцам в Иране. Покойный аятолла Хомейни (в ту пору злейший враг и Америки, и СССР) поставил бы под свой контроль богатейшие нефтяные месторождения Южного Ирака (плюс транзит нефти с севера страны).

Если бы в руках Хомейни оказалась совокупная нефть Ирана и Ирака, то он легко взял бы за горло и Америку, и всю мировую экономику. А надо сказать, что покойный аятолла человек был решительный, слов на ветер не бросал и компромиссы не уважал совсем.

Получается, что авторитаризм Хусейна спасал Ближний Восток от большой войны, Ирак – от бесконечной резни, а Запад – от исламского фундаментализма.

Сегодня Хусейна нет.

И что же получил Запад?

Неумолимо приближающуюся взаимную резню суннитов и шиитов. Ее результатом станут тысячи и тысячи жертв, огромные потери американской армии, диверсии на нефтепромыслах (и новый дикий рост нефтяных цен) и окончательное погружение страны в полный и беспросветный хаос.

Полунезависимый шиитский юг, который рано или поздно перейдет под опеку Ирана – стратегического противника США.

Независимых курдов, готовых со дня на день ринуться на помощь своим соплеменникам в Турции и развязать Большую войну на Ближнем Востоке.

Возникает вопрос.

На чьей совести больше жертв – «диктатора» Хусейна, прочно загнавшего в бутылку курдских сепаратистов, шиитских фундаменталистов и суннитских исламских радикалов, или Джорджа Буша-младшего, выпустившего всех этих «демонов» на свет Божий?

И кто после этого должен сидеть на скамье подсудимых?!

NO EXIT

Американцы запутались в Ираке. И пока чисто теоретически рассматривают только два варианта решения проблемы.

 Вариант первый.

Продолжать строить «демократию по-иракски»

Именно это они упрямо продолжают делать. Вернее, продолжают делать вид, что «что-то делается».

Но взаимное ожесточение народов и религиозных общин НЕЛЬЗЯ ИГНОРИРОВАТЬ.

Даже в слащаво-политкорректной и до отупения сытой Европе случаются казусы. То смугловатые лица «арабского происхождения» в массовом порядке жгут авто добропорядочных бюргеров. То добропорядочные бюргеры коллективно голосуют за веселые партии, вся нехитрая программа которых заключается в следующем – собрать по европейским городам и весям всех потомков Измаила, посадить на белый пароход под зеленым флагом да отправить в хадж (по месту проживания предков и дальних родственников) с билетом в один конец.

И это в очень сытой и очень тихой Европе.

Что уж говорить об Ираке. Ни тишиной, ни сытостью здесь и не пахнет.

Народ местный горячий и нервный. Одной рукой здесь любовно поглаживают ствол «калаша», второй придерживают «пояс шахида». Так и живут. И по-другому жить пока не собираются.

А потому демократия по-иракски не получится. Во всяком случае, «не в этой жизни»…

Вариант второй.

«Расчлененка» по-иракски

Об этом пока мало кто говорит вслух, но почти все думают.

Действительно, если совместная жизнь не удалась, то лучше разъехаться по отдельным квартирам, чем бить посуду на общей кухне.

В теории все так, но в жизни, увы, просто так разъехаться не получается. Причина как всегда банальна – дележ имущества. Дело в том, что никто не может дать удовлетворительный ответ на нижеследующий вопрос:

Шиитам – нефть, курдам – нефть, а суннитам – разграбленный Багдад?

Тут впору припомнить бородатого старика Маркса. Нынче портретов его поубавилось, но озорное подмигивание отца-основоположника проглядывает в любой политической проблеме.

Вот и в иракском узле от Маркса никуда не деться – геополитика геополитикой, ислам исламом, террор террором, но есть еще одна немаловажная штука, а именно экономика, скучный марксистский «базис».

Применительно к нашему региону «базисом» является нефть.

Если Ирак разделить на три части, то получится, что шиитам достанется много, очень много нефти. И курдам достанется очень много нефти. А суннитам достанется разграбленный Багдад.

Слов нет – Багдад, город «тысячи и одной ночи», красив (если его когда-нибудь восстановят). Но, помимо исторических красот и славного имени, в нем еще есть несколько миллионов жителей. И прокормить их без нефти трудновато. Вернее, невозможно.

А потому просто так разделить Ирак не получится – сунниты не согласятся. И будут воевать. А значит, все старые проблемы останутся.

 Так что же делать?

Во-первых, посмотреть правде в глаза и признать – «демократия» в Ираке вызвала тяжелую форму аллергии и загнала страну в реанимацию. А потому американскую терапию необходимо срочно отменить и перейти к традиционным местным методам восточной медицины.

Это означает: свернуть бестолковый парламентаризм, сдать в утиль марионеточное правительство и вести дела исключительно с теми силами, которые пользуются РЕАЛЬНЫМ влиянием в Ираке (независимо от того нравятся они американцам или нет).

Вашингтон может сколько угодно находить «умеренных» шиитских деятелей (с приличными манерами и оксфордским английским). Но если Белый дом хочет хоть что-нибудь реально решить, то разговаривать ему придется не с умеренными (за которыми нет никакой силы), а с радикалами вроде ас-Садра (без приличных манер и оксфордского английского, зато с тысячами боевиков за спиной).

Во-вторых, признать, что страна де-факто уже развалилась. И надо сделать все, чтобы «развод» был цивилизованным (а для этого его необходимо растянуть на возможно более длительное время).

Все попытки создать объединенное иракское правительство – самообман.

На севере вожди курдских племен забрали себе всю власть и «в ус не дуют». Никакой реальной власти Багдада на своих территориях курды не признают. И нефть никому не отдадут.

Курдам надо давать реальную автономию и понимать, что в будущем их придется отпустить «на вольные хлеба».

Этого сильно не хочет Турция. Тревога ее понятна – как только иракские курды получат независимость (или ее подобие), их соплеменники на турецкой стороне сильно заволнуются. А с учетом того, что они и нынче весьма беспокойны (2–3 теракта в квартал), дело может принять совсем худой оборот.

Но иного выхода нет. Десятилетиями курды борются за создание своего государства. Их регулярно бьют, а они столь же регулярно дают сдачи. Они не успокоятся, пока не добьются своего. И рано или поздно всем придется это понять и принять. И чем раньше поймут и примут, тем меньше крови прольется и тем больше людей уцелеет.

В-третьих, отменить позорный приговор Хусейну. Более того, войти с ним в переговоры (пусть даже тайные).

Хусейн, его клан, бывшие БААСисты – единственные вменяемые силы, способные повлиять на суннитов. Альтернатива им – исламские фанатики, ребята вроде покойного аз-Заркави.

Хусейн для суннитов – это единоверец, он олицетворяет время, когда именно сунниты господствовали в государстве.

Хусейн абсолютно вменяемый и разумный человек. Если американцы пошевелят мозгами, то найдут способ включить и его, и его клан в умиротворение суннитов. Сами американцы не справятся.

Правда, пока в Белом доме, похоже, не собираются шевелить мозгами, несмотря на отставку Рамсфельда и приход более вменяемого Гейтса.

Худшее, что могут сейчас сделать американцы, – это казнить Хусейна.

Исполнение приговора Хусейну не просто взорвет суннитскую общину Ирака, но и окончательно отдаст ее в руки «аль-кайдовцев». А с этими ребятами уже не договоришься…

И, наконец, главное, что должны сделать американцы – ПОЙТИ НА МИРОВУЮ С ТЕГЕРАНОМ.

ИМЕННО В РУКАХ У ТЕГЕРАНА НАХОДИТСЯ КЛЮЧ К РЕШЕНИЮ ИРАКСКОЙ ПРОБЛЕМЫ.

Ни США, ни Европа не желают этого признавать. Но это факт.

Из всех трех иракских групп (сунниты, шииты и курды) наиболее многочисленная – шииты.

На шиитских территориях расположены богатейшие залежи иракской нефти. А главное, шииты занимают самое выгодное стратегическое положение – контролируют юг Ирака, т.е. выход в Персидский залив.

Иран – это мировой оплот шиитов. Тегеран особенно не афиширует свое влияние на иракских шиитов, но, на самом деле, оно ПОДАВЛЯЮЩЕЕ.

Именно влияние Тегерана может успокоить иракских шиитов. Это даст возможность предотвратить надвигающуюся религиозную резню и временно поддержать единство страны (если столкновения в Багдаде утихнут, курды также несколько умерят свои амбиции).

Без Тегерана иракский узел не развязать. Потому что у него на руках джокер – влияние на иракских шиитов. В любой момент ас-Садр (и подобные ему боевые шиитские лидеры) могут либо взорвать ситуацию в Ираке, либо успокоить всех и вся.

Выбор за Белым домом. Рука, протянутая Ахмадинежаду, – это больше, чем предотвращение новой войны на Востоке. Это шанс завершить старую войну. Это мир в Ираке. И это последний шанс для США уйти из древней земли Междуречья достойно.

Сунниты и шииты

 Современный ислам представлен двумя основными течениями: суннизмом и шиизмом.

Большинство мусульман мира (около 90%) – сунниты. Буквально это означает – мусульмане, руководствующиеся «сунной» – сводом правил и устоев, основанных на примере жизни пророка Мухаммеда, его поступках, высказываниях в том виде, в каком они переданы сподвижниками пророка.

«Сунна» дополняет Коран и регламентирует жизнь каждого правоверного. Причем выполняться ее требования должны буквально. Самый характерный пример фанатичного следования сунне – режим талибов в Афганистане. В их краткое правление специальная полиция следила не только за поведением, но также за одеждой, обувью и… формой бороды. Нарушителей ждало суровое наказание.

Шииты, в отличие от своих единоверцев, полагают, что предписания пророка допускают трактовки, которые уполномочены делать мудрые люди и духовные вожди.

Раскол в исламе произошел почти сразу после смерти пророка Мухаммеда, причем по чисто политическим причинам. Камнем преткновения стал вопрос о наследовании власти в Арабском халифате. Шииты ратовали за двоюродного брата и зятя пророка – Али бин Аби Талибу. Собственно название шиитов и обозначает – «партия Али».

Однако наследниками Мухаммеда один за другим стали 3 других ученика, и лишь затем Али удалось достичь своей цели. В результате начавшейся междоусобицы Али и его сыновья Хасан и Хусейн были убиты, причем гибель Хусейна в 680 году у города Кербелы (современный Ирак) до сих пор воспринимается шиитами как трагедия исторических масштаба. День смерти Хусейна отмечается ежегодно как день величайшей скорби и сопровождается траурными шествиями, во время которых особенно экзальтированные шииты наносят себе удары цепями и саблями.

Шииты всегда ратовали за возвращение власти в Халифате потомкам Али, объявляя других халифов самозванцами. Сунниты же утверждали, что духовных лидеров можно и нужно избирать из самых достойных, не слишком оглядываясь на их происхождение.

Большинство шиитов признает линию из 12 имамов рода Али, последний из которых, по преданию исчез в малолетнем возрасте. Он известен под именем «скрытого имама», возвращения которого ожидают его последователи.

С течение времени в шиитском движении произошло несколько внутренних расколов, связанных с предпочтительностью прав того или иного потомка Али. В итоге выделились «крайние» (к ним принадлежали, в частности, исмаилиты, последователи Старца Горы – Хасана ас-Сабаха) и «умеренные» (зейдиты и имамиты) шииты.

Шииты, значительно уступая в численности суннитам в мировом масштабе, тем не менее, составляют абсолютное большинство населения Ирана, примерно 60% населения Ирака, значительную часть мусульман Азербайджана, Ливана, Йемена и Бахрейна.

В Ираке шииты преобладают в южных, богатых нефтью регионах. На территории страны находятся также важные святыни имамитов в Эн-Наджафе, Кербеле, Самарре и Эль-Казимии (один из городских районов Багдада).

По данным Университета Джона Хопкинса, со времени вторжения в Ирак в марте 2003 года потери среди гражданского населения страны составили 654 000 человек!

Из них 600 тыс. стали жертвами боевых действий (56% скончались от огнестрельных ранений, 27% – из-за взрывов мин и фугасов, 13% – в результате бомбардировок и ракетных обстрелов), 54 тыс. погибли от рук преступников и в результате несчастных случаев. Более 120 000 погибших в Ираке – женщины и дети.

Армия США за время оккупации Ирака потеряла 2840 человек убитыми и свыше 21 тыс. раненными. Потери союзников скромнее: Великобритания – 119 человек, Италия — 32, Украина — 18, Польша — 17, Болгария — 13, Испания — 11.

«Со времени завершения США своей «миссии» в Ираке в этой стране идут сразу две войны: война «классического сопротивления» против американцев и их «приспешников», унесшая тысячи жизней, и «грязная война» между суннитскими моджахедами, связанными с «Аль-Каидой», и шиитскими «эскадронами смерти» – война, жертвами которой стали десятки тысяч «врагов» из числа гражданских лиц. Если политическое решение не будет найдено в самое ближайшее время, это кровопролитие приведет к катастрофическим для региона последствиям».

«Le Figaro»

 Христианам в Ираке при мусульманине Хусейне жилось лучше, чем при единоверцах-американцах 

В правление Саддама Хусейна на территории Ирака проживало 1,4 млн. христиан (в основном ассирийцев и армян). Между основными религиозными конфессиями установились вполне мирные отношения.

После оккупации Ирака ситуация кардинально изменилась. Небольшие христианские общины были предоставлены сами себе пред лицом вопиющего произвола криминальных банд и крайне радикальных исламских формирований.

2 августа 2004 года одновременно в Багдаде и Мосуле были взорваны сразу 5 армянских, ассирийских и ассиро-халдейских церквей. Еще 9 были разрушены в последующие месяцы. Это получило начало массовому исходу христиан в соседние страны. Сегодня, по сведениям Ватикана, на территории Ирака остается не более 300 тыс. представителей христианской общины.

Многие беженцы нашли приют в шиитском Иране, где права христианского меньшинства не только гарантированы законодательно, но и уважаются на практике.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.