Более четверти века назад миллионы иранцев свергли кровавого тирана, местного шаха Резу Пехлеви.

Иранский народ отверг диктатуру и выбрал Свободу.

И именно это Америка до сих пор не может простить Ирану.

Исламская ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ революция

Историческому Ирану (Персии) тысячи лет. Современному – немногим более четверти века. Современный Иран родился в пламени революции 1979 года – революции потрясшей весь мир.

Многие называют ее исламской. Мы же назовем ее демократической. Она имеет на это полное право.

Потому что ее совершил народ.

Потому что она свергла тирана.

Потому что она вернула иранцам право свободно избирать свою власть.

Парадокс, но именно за эту ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ революцию США ненавидят Иран. Парадокс, впрочем, разрешается просто – свергнутый иранским народом диктатор был лучшим другом и вернейшим союзником Белого дома.

Шах Реза Пехлеви был, пожалуй, одним из самых жестоких тиранов 20 века. Конечно, до Гитлера и Пол Пота он не дотягивал, но ребят вроде Муссолини, Франко или Пиночета легко мог заткнуть за пояс.

Тот, кто имел несчастье оказаться в шахском Иране в канун революции, в конце 1978 года мог видеть ужасающие картины – картины, которые сводили с ума людей даже с самыми крепкими нервами.

В те дни миллионы отчаявшихся людей протестовали против ужасающей, нищей и беспросветной жизни в шахском Иране.

Их разгоняли не резиновыми дубинками и не слезоточивым газом – их разгоняли свинцовыми пулями. Против стариков, женщин и детей шах (с благословения американских советников) послал… армейские танки и боевые вертолеты.

Огромную толпу людей – стариков, женщин, детей – поливали сверху свинцовым дождем. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, и не могли ни бежать, ни укрыться. Они умирали плечом к плечу – в ужасающе прямом значении этих слов.

А потом прямо по густой толпе стали стрелять танки – людей разрывало в клочья; ЦЕЛЫЕ КИЛОМЕТРЫ мостовых и тротуаров были залиты кровью…

И Реза Пехлеви, и его покровители в Белом доме были уверены – восстание будет подавлено. Кто рискнет безоружным еще раз пойти против брони и свинца?

Но случилось чудо. Чем больше было жертв, тем больше людей выходило на улицы. Иран поразил весь мир. Шах и Вашингтон полагали – они утопят восстание в крови. Но вскоре они стали тонуть в ней сами…

Толпы людей, которые вышли тогда на улицы иранских городов, не снились ни одной «оранжевой революции». По сравнению с ними недавний киевский «майдан» мог показаться жалким, почти микроскопическим пикетом.

ЭТО БЫЛА ПОИСТИНЕ ГЕРОИЧЕСКАЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.

Почему иранцы пошли под пули? Почему миллионы слабых, безоружных людей шли в полный рост прямо на изрыгающие огонь танковые орудия? Почему, когда первые шеренги падали, выкошенные смертельным пулеметным огнем, никто не бежал, а угрюмо и отчаянно продолжал идти под свинцовый дождь?

Потому, что долголетнее правление шаха и американцев завело иранцев ЗА КРАЙ ОТЧАЯНИЯ.

Страна обладала сказочными запасами нефти и газа, а почти все население жило на… несколько долларов в месяц!!! Миллионы иранцев вообще не имели ни жилья, ни работы, ни даже куска хлеба (в самом прямом смысле этого слова). Голодные люди умирали прямо на улицах. Все сверхприбыли от добычи нефти уходили семейству шаха и американским корпорациям.

Исламское духовенство, дававшее несчастным людям последнее утешение, было загнано в подполье.

Шах (стремившийся перепахать страну по западному образцу) почти открыто издевался над исламом.

Малейшее недовольство подавлялось с изуверской жестокостью. В стране свирепствовала созданная американскими инструкторами спецслужба САВАК.

О САВАК ходили дикие слухи – здесь пытали кипятком, медленно разрезали на части и поджаривали на огне. В пыточные отделы шахской охранки специально набирали психически ненормальных садистов, чтобы палачи не испытывали никакого сочувствия к жертвам.

Вашингтон не просто закрывал глаза на все это. Он активно помогал укреплять шахскую тиранию. Реза Пехлеви был ГЛАВНЫМ союзником США на Востоке. Американские корпорации варварски выкачивали из страны ее бесценное богатство – нефть. Самому Ирану почти ничего не доставалось – часть доходов, остававшихся у шаха, шла на закупку американского же оружия, на личные прихоти самого Пехлеви и содержание его армии да палачей из САВАК.

Буш прав, когда говорит – тирания недолговечна. Так и случилось с любимой американцами тиранией Резы Пехлеви. Ее не спасли ни танки, ни вертолеты, ни пыточные тюрьмы, ни ЦРУ, ни американские советники.

В январе 1979 года на улицу вышел ВЕСЬ ИРАН. Вышел без оружия – вся нация готова была подставить грудь под пули. Вся нация готова была погибнуть, но вырвать Свободу.

Войска дрогнули и повернули в казармы. Одна за другой части отказывались убивать невинных людей. Через несколько дней шах бежал из страны…

Когда-то канцлер ФРГ Вилли Брандт посетил Освенцим и встал на колени, попросив прощения у жертв гитлеровских палачей.

Брандт был антифашистом и не нес ни малейшей доли личной вины за преступления безумных наци. Но он просил прощения от имени страны и народа. Просил прощения у тех, кто никогда не выйдет из газовых камер и не поднимется из расстрельных рвов.

Поступок Брандта был поступком достойного человека и великого политика.

Но когда же появится тот американский президент, который приедет в Иран, чтобы стать на колени?! Чтобы стать на колени и попросить прощения у тех бесчисленных иранцев, которые были зверски замучены в зинданах САВАК, которые умерли от голода на мостовой у блистательных офисов нефтяных корпораций, которые с благословения американских советников были в упор расстреляны из танков и вертолетов?!!..

Это не единицы, не десятки и не сотни людей. Это десятки и сотни тысяч.

Когда Буш говорит, что он желает Ирану свободы, то невольно замираешь и думаешь – неужели этот человек и вправду на ночь читает Библию?!..

Свободный Иран

Вскоре в Тегеран прибыл аятолла Хомейни, долгие десятилетия боровшийся против шаха – вначале в Иране, потом в изгнании.

Хомейни был безумно популярен в стране. Аятолла стал подлинным вождем нации и спас ее от хаоса, который неизбежно наступает после любой революции.

Хомейни понимал – США сделают все, чтобы задушить новое правительство и вернуть на престол кровавого шаха или его наследников. Аятолле удалось почти невозможное – под его предводительством страна выстояла в жестокой схватке с США, выкарабкалась из нищеты и построила сильное и своеобразное государство.

Для США это было крупнейшее геополитическое поражение. С тех пор американцы неутомимо создают мифы об Иране.

 Миф первый.

«Диктатура» фундаменталистов

То, что в Иране установлена удивительнейшая система власти – правда. Впрочем, ничего общего с тиранией она и близко не имеет.

В Иране причудливо совмещены все классические институты западной демократии и исторические заветы ислама.

В стране действует принцип велаят аль-факих – верховенства духовного закона. В соответствии с ним конституция Ирана отводит ведущую роль в текущем управлении президенту или лидеру правящей партии, а роль своеобразного арбитра предоставляет духовному вождю, факиху, – законнику, постигшему все премудрости ислама.

Среди тысяч шиитских правоведов и богословов (муджтахидов) лишь несколько десятков удостаиваются титула аятолла (от арабского «аят Аллах» – знамение Бога) и получают право самостоятельно выносить решения по вопросам мусульманского права.

В Иране именно аятоллы составляют костяк Совета Экспертов, который вручает пожизненный титул рахбара самому мудрому и опытному из них.

Рахбар – буквально, руководитель – истинный глава Ирана. Он «опекает» все ветви власти, подписывает указ о назначении президента, избранного всенародным голосованием, назначает главу судебной системы, объявляет войну и заключает мир, пользуется правом помилования или смягчения приговора. Ему подчиняются Стражи исламской революции, вооруженные силы и внутренние войска.

После исламской революции этот пост занял Рухолла Хомейни, вождь восставших и аятолла аль-озма – «величайший аятолла» (титул, которого удостаивались считанные единицы духовных вождей шиитов).

После его смерти рахбаром был назван аятолла Али Хаменеи.

Одновременно в Иране существует разделение властей, всеобщее избирательное право, прямое и тайное голосование на пропорциональной основе. Никаких требований, вроде имущественного ценза, к избирателю не предъявляется. Нужно лишь достичь пятнадцатилетнего возраста.

Президент страны лишь второй в иранской иерархии. Он – глава исполнительной власти, представитель Ирана на международной арене и председатель правительства.

В лучших традициях европейского либерализма назначение министров в Иране происходит с одобрения парламента (меджлиса).

Президент назначает губернаторов (остандаров) провинций, а вот муниципальные власти в Иране повсеместно являются выборными.

Особый орган – Наблюдательный совет (Шоурае негахбан) из 12 членов. Это своеобразный гибрид верхней палаты парламенты и конституционного суда. Он следит за соответствием принимаемых законов принципам ислама. Половину его членов назначает рахбар (из числа сведущих факихов), вторую половину – меджлис (из кандидатов, предложенных главой судебной власти).

Если же меджлис и Наблюдательный совет разделяют непреодолимые противоречия (а такое в истории Ирана уже бывало), в дело вступает Ассамблея по определению целесообразности (Маджма-йе ташхисе маслахате незам), созданная по инициативе Хомейни в 1989 году.

На всех иранских выборах (и президентских, и парламентских) разворачивается острая борьба. Политическая конкуренция, свобода слова, энергичная оппозиция – все это абсолютно обыденные вещи в Иране.

Заметим, что в пору господства шаха и американцев иранцы не могли даже и подумать об этих свободах.

 Миф второй.

«Дремучие» обычаи и «бесправные» женщины

Некоторые обычаи в Иране европейцу действительно могут показаться странными – например, нельзя стоять так, чтобы подошвы ног были направлены в чью-то сторону.

В общественном транспорте мужчины и женщины ездят раздельно, а если куда-то стоит очередь, то она разделяется на две части – мужскую и женскую.

Не очень приветствуются активная жестикуляция и громкие разговоры на улице – иногда это может стать поводом для вызова полиции – окружающие могут решить, что вы слишком агрессивны.

Ничего пугающего и дикого в этих обычаях нет. В конце концов, слава Богу, что люди на планете не похожи друг на друга и имеют различные привычки и обычаи – в мире инкубаторских клонов жить явно не хотелось бы.

Более того, женщины в Иране никогда не закрывают лицо. Собственно даже ношение хиджаба (длинного мусульманского платка до пола) не является обязательным – можно обойтись длинной юбкой и блузой с рукавами.

Женщины свободно преподают, снимаются в кино, учатся и занимаются политикой!

Никакого исламского фанатизма в Иране нет и в помине. Лучше всего это подтверждает один факт.

Иран – единственная страна в мире, где Конституцией предусмотрено особое право религиозных меньшинств (в том числе христиан) иметь своих представителей в парламенте.

В стране работают религиозные школы различных конфессий, а министерству просвещения Ирана законом ЗАПРЕЩЕНО вмешиваться в деятельность этих школ. В бюджете предусмотрена специальная статья расходов на охрану храмов, памятников и исторических зданий религиозных меньшинств.

А теперь решайте сами – какова цена американской пропаганде об исламском фанатизме в Иране…

 Миф третий.

Иранская «атомная бомба» –ни дыма, ни огня

Перед тем как говорить об иранской бомбе освежим память.

Рядом с Ираном есть страна с похожим названием – Ирак.

Там тоже искали «бомбу». И в ту пору НИ ОДНА из великих держав (исключая Китай) не заявила во всеуслышание: «Ребята, все это бред сивой кобылы, никакой бомбы у Саддама нет и в помине; и технологий никаких нет. И вообще ничего нет! Оставьте его в покое!»

Получалось примерно так. США бились в истерике: «Мы точно знаем – Саддам делает бомбу!»

Европейцы озабоченно качали головой: «Скорее всего, Саддам делает бомбу».

В России сокрушенно вздыхали: «Возможно, Саддам все же делает бомбу».

И вслед за великими державами полмира ходило и озабоченно трясло головой: «Наверное ж, что-то там есть; не могут же американцы просто так нахально врать! Дыма без огня не бывает!».

Потом вышло – БОМБЫ НЕ БЫЛО, НЕТ И БЫТЬ НЕ МОГЛО.

И оказалось, что американцы МОГУТ просто и нахально врать. Как говорят в народе, «врать от балды». И еще выяснилось, что пословицу «дыма без огня не бывает» надо отправить в мусорную корзину. БЫВАЕТ так, что нет НИ дыма, НИ огня.

БЫ –ВА –ЕТ! И Ирак это доказал.

После этого позора прошло всего пару лет, и старый патефон завели вновь. Поменяли одну букву – «к» на «н». Теперь вместо Ирака «бомбу» ищут в Иране.

США ОПЯТЬ бьются в истерике: «Мы точно знаем – Иран делает бомбу!».

Европейцы ОПЯТЬ озабоченно качают головой: «Скорее всего, Иран делает бомбу».

В России ОПЯТЬ сокрушенно вздыхают: «Возможно, Иран все же делает бомбу».

И ОПЯТЬ полмира ходит и озабоченно трясет головой: «Наверное ж, что-то там есть; не могут же американцы просто так нахально врать! Дыма без огня не бывает!».

А мы скажем так. Нет в Иране бомбы. И не будет. Также как не было ее в Ираке, у Саддама.

А на теоретические «подозрения» всяких экспертов, аналитиков, дипломатов и генералов НАПЛЕВАТЬ.

Потому что все тоже самое они говорили об Ираке! А потом сели в лужу.

 И еще вопрос.

Так называемые «мировые лидеры» слоняются по саммитам да «встречам без галстуков» и гадают на кофейной гуще: готовит Иран бомбу или нет?

Хочется спросить: ребята, вы кто? «Пикейные жилеты» или лидеры «великих держав»?

Что делают ваши знаменитые разведки? Поручите им напрячь мозги, всесильную агентуру, спутники, электронику и вообще все то, на что тратятся миллиарды денег налогоплательщиков. Пусть «бонды» и «штирлицы» ДОПОДЛИННО (а не на уровне подозрений) выяснят, как там обстоит дело с атомной программой Ирана.

И выдайте всему миру результат. Нет бомбы (или серьезных приготовлений к ее созданию), так и скажите – нет. И тема закрыта.

А если есть, то пожалуйте не «подозрения», а реальные доказательства на стол. И после этого, ради Бога, вводите санкции.

Но если вы не способны решить даже такую задачу, то чего вы лезете управлять всем миром?

В случае с Саддамом великие державы то ли весь мир держали за дураков, то ли сами оказались дураками. Судите сами.

Если великие державы так и не смогли узнать есть у Ирака бомба или нет, то грош цена их разведкам и всему их «величию».

А если они все-таки знали, что бомбы нет, но обманывали весь мир, то непонятно, зачем миру нужны такие лживые пастухи?

Положим, вы сходили к зубному врачу, а он взял да ошибся – вырвал вам не тот зуб. Вы хоть когда-нибудь пойдете к нему еще раз? И хоть раз послушаете его совета?

Так вот США (при попустительстве Евросоюза и прочих соглашателей) один раз уже вырвали не тот зуб.

Поэтому мы и говорим: доверия тем, кто устраивал пляски вокруг «бомбы Саддама», нет никакого. Они уже один раз ошиблись, и этот первый зуб дорого обошелся всему миру. Не дай Бог, возьмутся за второй… К сожалению, в этом случае местным воспалением дело может не ограничиться. Вполне возможно наступление общей интоксикации всего мирового организма…

Современный Иран – это прекрасная, мирная и свободная страна. В древности ей дали прекрасное поэтическое название – Гюлистан. В переводе на русский это означает – страна роз.

И розы там особые – без шипов…

 

Иран занимает второе место в мире по запасам природного газа и третье – по запасам нефти. Разведанные месторождения газа оцениваются в 26,6 трлн. куб. м. (15% мировых), «черного золота» – 133,3 млрд. баррелей (почти 10% мировых).

Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР)

Этот особый вид вооруженных сил был создан в ходе революции 1979 года. Из добровольческого соединения он очень быстро превратился в регулярное формирование, имеющее в своем составе помимо сухопутных частей подразделения ВВС, ВМС и разведывательно-диверсионный отряд «Кодс». В состав КСИР входят также ракетные войска и ополчение «Басидж», хотя по уставу основная задача КСИР – всего лишь помощь органам защиты правопорядка. Солдат КСИР называют пасдаранами, т.е. стражами. Это отлично подготовленные и, как говорили в СССР, идеологически крепкие бойцы.

Как и всякая спецслужба, Корпус обладает широчайшими полномочиями в политической, духовной и военной сфере и подчиняется непосредственно Рахбару, аятолле Хаменеи.

Рухолла аль-Мусави Хомейни, аятолла аль-озма (величайший аятолла) и рахбар Ирана, легендарный вождь и бессменный лидер Исламской революции.

История его жизни окутана тайной. Даже дата рождения точно неизвестна. Лишь однажды случайная оговорка самого аятоллы позволила отнести это событие к 1900 году.

Родословная Хомейни восходит к самому пророку Мохаммеду, об этом свидетельствует признанное за ним право носить черную (а не белую, как у других духовных лиц) чалму и одно из имен – Мусави (потомок святого имама Мусы Казема).

Отец и дед Хомейни были богословами, и он пошел по семейной стезе. В 20-е годы он удостоился титула муджтахид, в конце 50-х стал аятоллой, в 1961-м – величайшим аятоллой.

При этом Хомейни никогда не собирался ограничиваться чисто духовными делами, он говорил: «Клянусь Аллахом, ислам в целом – это политика». Еще будучи слушателем медресе он бросил вызов официальному Тегерану: «Иран примирится сам с собой лишь с исчезновением династии Пехлеви». В шахском Иране это было очень смелым поступком.

Сначала от непокорного аятоллы просто отмахнулись, потом (вместе со стремительным ростом популярности в народе) стали бояться.

4 ноября 1964 года в дом Хомейни в Куме ворвались десантники и по приказу шаха доставили Хомейни прямо в столичный аэропорт, а оттуда на транспортном самолете ВВС Ирана – в Анкару. Убить Хомейни шах боялся – слишком популярен он был не только в народе, но даже среди части военных.

В изгнании Хомейни оставался кумиром миллионов иранцев. В январе 1979 года шах бежал из страны, спасаясь от настигающей его революции. А уже 1 февраля аятолла Хомейни прибыл в аэропорт Тегерана, чтобы взять власть в свои руки.

Хомейни стал подлинным отцом-основателем современного Ирана.

4 июня 1989 года легендарный имам скончался.

Али Хосейни Хаменеи, аятолла и рахбар Ирана.

Родился в Машхаде в 1939 году. Учился в медресе в Кумах, где долгое время преподавал аятолла Хомейни, был одним из его ближайших учеников.

Вместе с учителем вступил в борьбу с шахом. Три года отсидел в тюрьмах, потом был отправлен в ссылку. В 1978 году возглавил антишахское движение в Хорасане, одной из самых крупных провинций Ирана.

В 1979 году был членом Революционного совета, а после победы восставших – представителем совета в армии и заместителем министра обороны. Возглавлял Корпус Стражей Исламской Революции.

В 1980 году он избирается депутатом меджлиса от Тегерана, одновременно становится личным представителем Хомейни в Высшем совете обороны.

После гибели в 1981 году президента Ирана, Мохаммада Раджаи, Хаменеи избирается президентом страны, получив 95% голосов, и занимает этот пост до 1989 года.

После смерти имама Хомейни 4 июня 1989 года Советом Экспертов избран на пост рахбара Исламской Республики Иран.

Махмуд Ахмадинежад, президент Исламской Республики Иран.

Родился в 1956 году в семье кузнеца. Детство его прошло, как он сам пишет, в нищете. Однако талантливый юноша все-таки сумел пробиться в жизнь – получить образование и даже степень доктора технических наук.

Революция 1979 года застала его на студенческой скамье и была принята всем сердцем – Ахмадинежад стал верным сторонником аятоллы Хомейни.

Когда в 1980-м разразилась ирано-иракская война, Махмуд добровольцем ушел на фронт, сражался в рядах Стражей Исламской Революции.

После войны поступил на государственную службу. В 90-е возглавил остан (провинцию) Ардебиль на северо-западе Ирана, в 2004-м – избран мэром Тегерана, в 2005-м – президентом.

            Интересно, что до сих пор иранский лидер ведет очень скромный образ жизни и требует того же от своих подчиненных. В его представлении госслужащий должен быть прост в общении, скромен в жизни и близок к народу. Поэтому одним из первых указов нового президента стал запрет на ввоз в Иран супердорогих автомобилей, очень полюбившихся некоторым бюрократам от экономики.

11 августа в Интернете появился блог (дневник) Ахмадинежада. Теперь любой пользователь сети, владеющий фарси, арабским, английским или французским языком, может написать письмо иранскому президенту или прочитать о сомнениях, размышлениях и переживаниях иранского лидера.

Иран – родина роз

Поэты Древней Персии посвятили царице цветов «сотни томов». Гюлистаном – страной роз – нежно называли певцы владения шахиншахов.

Первое государство появилось на территории современного Ирана еще в 3 тысячелетии до нашей эры. В VII в. до н.э. в мире начинает греметь слава персидских царей Ахеменидов. Мощь грозной империи веками наводила страх на врагов и внушала уважение друзьям. Так продолжалось до тех пор, пока Александр Великий не покорил ее в IV в. до н.э.

Греки были хозяевами в стране роз чуть более 100 лет, на смену им пришли парфяне. Парфянское царство простиралось до самых границ Индии и бросало вызов даже могуществу Рима.

На смену парфянским царям пришли Сасаниды. Основатель династии и государства царь Ардашир I успешно воевал с Римом. Он вторгся в Сирию, разбил «непобедимые легионы» и даже захватил в плен императора Валериана. Под рукой шахиншаха (царя царей) оказались огромные территории от Месопотамии и Армении на западе до Афганистана на востоке.

Но к VII веку страна снова ослабела и пала под ударами мусульман арабов, оказавшись сначала под рукой Мединского, а потом Дамасского халифов. Так продолжалось до XIII века, пока Ближний восток не накрыли волны двух великих завоеваний Чингизхана и Тамерлана.

В XVI веке династия Сафавидов восстановила былую славу Персии. Обновленная империя раскинулась на просторах от Герата (Афганистан) до Багдада (Ирак) и была достойным соперником Оттоманской Порты.

Сафавиды сделали государственной религией шиизм, сплотив под его знаменами наследников персов. Лишь к началу XVIII века восстания мятежных окраин сломали становой хребет Персии. Династия Сафавидов канула в небытие.

В XIX веке Иран – арена борьбы Российской и Британской империй. Блистательная прежде страна скатывается к хаосу и нищете. Революция 1905 года отправляет на свалку истории древнюю династию лишь для того, чтобы в 1925 году Иран оказался в руках новых шахов из рода Пехлеви. И лишь в 1979 году Исламская революция окончательно превращает Иран в республику.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.