В землю воткнут шест. Вокруг него по кругу ходит жрец – унган, бормоча заклинания и странно приплясывая. Вдруг он замер и на несколько мгновений умолк. И тут тишину душной тропической ночи разорвал безумный грохот трех барабанов. Огромные существа в диковинных масках, не похожие ни на людей, ни на животных, яростно выбивают ритм, вслушиваясь в который, постепенно впадаешь в забытье…

     Унган между тем заводит песню: «Папа Легба, отвори ворота… Папа Легба, отвори ворота и дай мне пройти… Отвори ворота, чтобы я смог возблагодарить лоа…»

     Водой из кувшина очерчивается круг. Унган берет сосуд с мукой и, просыпая ее на землю, создает веве – знак одного из духов-лоа… Вначале на земле появляется крест, потом сердце, узор причудливо изгибается, линии переплетаются и наконец на земле появляется четкий веве…

     Внезапно жрец как будто начинает биться в конвульсиях: его тело сводит судорога и кажется, что он вот-вот рухнет на землю. Все окрестности оглашаются дикими возгласами унгана. От звуков его голоса хочется бежать, укрыться и никогда более не слышать этого странного нечеловеческого чревовещания. Унган призывает лоа, и вскоре вокруг шеста начинается безумная пляска…

     У жертвенника в руках унгана в свете костра сверкает ритуальный нож, и через секунду кровь молодого черного петуха выплескивается из пульсирующей раны, заливая камень алтаря и песок…

     В это мгновение Лоа сходит на землю. Обвившись вокруг шеста, будто слепленный из воздуха, появляется Уроборос – Дамбалла Ведо, священный змей, начало и конец всего сущего.

     Вид змея словно заражает всех участников ритуала какой-то невообразимой, невиданной энергией: под нарастающий бой барабанов они исступленно пляшут, отдавая себя во власть лоа, который дает им страшные силы и похищает сознание…

     Эта загадочная история началась сразу же после окончания Второй мировой войны.

     В конце 40-х годов ЦРУ открыло финансирование программы по изучению возможности так называемого перепрограммирования людей. Речь шла о том, чтобы специальными методами делать из любого человека абсолютно подконтрольное существо: произвольно стирать его память, внушать ему «убеждения», мысли, полностью управлять его поступками.

     Неизбежно возникавшие при этом этические проблемы решались просто – руководство ЦРУ обосновывало необходимость исследований… коммунистической угрозой. Аргументы были просты – якобы в СССР подобные эксперименты уже ведутся, а поэтому Америка не может спокойно ожидать, пока в руках у Сталина появится новое психотронное оружие. Кроме того, исследования в этой области могли дать разведке и ряд практических результатов. В частности, появлялась надежда на получение универсального «детектора лжи», т.е. способа выуживать у человека (например, захваченного агента или подозреваемого) все сведения, содержащиеся в его мозгу. Широчайшие горизонты могли открыться и для вербовки…

     Основными исследованиями в рамках нового проекта занимался доктор Ивен Камерон. Его пациентами стали студенты-добровольцы из различных вузов США, наивно полагавшие, что им предстоит участвовать во вполне безобидных экспериментах, которые к тому же дадут возможность немного подзаработать.

     В своих исследованиях Камерон исходил из следующих посылок. Для того чтобы запрограммировать человека нужно решить две задачи: вначале подавить волю пациента, а потом записать в его мозг необходимую «программу».

     Для подавления воли доктор стал использовать метод Пейдж-Расселла – воздействие на человека серией электрошоков. В те годы этот метод лечения широко применялся в психотерапии. Камерон, правда, внес в стандартную лечебную процедуру «усовершенствование» – увеличил интенсивность воздействия током… в три раза! Было и еще одно нововведение – методика воздействия была дополнена терапией сном: после обработки электрошоком пациента погружали в полусонное состояние и накачивали наркотиками.

     «Подавление воли» приводило к потере памяти и речи. Один из добровольцев закончил на операционном столе – ему пришлось сделать лоботомию, удалить часть головного мозга. Остальные навсегда стали пациентами психиатрических клиник…

     Первые неудачи отнюдь не обескуражили доктора – совесть его не мучила, а от юридического преследования он был надежно огражден благодаря покровительству спецслужб и законодательства о защите секретных государственных программ.

     Вскоре Камерон взял на вооружение новую методику – сенсорную депривацию. Подопытный помещался в специальный бокс, в котором полностью ограничивалась информация, поступающая от всех органов чувств. Иными словами, человек практически одновременно лишался обоняния, зрения, осязания, вкуса и слуха (!). Считается, что человеческий организм может находиться в таком состоянии не более двух суток – после этого начинаются необратимые изменения. Камерон держал своих пациентов в специальных боксах и по два месяца…

     В конце концов, когда доктор решал, что воля достаточно подавлена, он переходил к «перепрограммированию» – на подопытного одевали наушники, которые он не мог самостоятельно снять и 16 часов подряд (!) прокручивали магнитофонную ленту с какой-нибудь простой командой…

     Но опыты не принесли положительного результата. Внушение действовало совсем не долго.

     Тем не менее, программу никто не собирался сворачивать. Как раз в этот период в подразделении ЦРУ, занимавшимся странами Карибского бассейна, готовится любопытный доклад о ситуации в регионе. Доклад не имел ничего общего с вопросами «подавления воли» и «программирования сознания» – это был обычный экономический и политический обзор. Но одна из справок, прилагавшихся к докладу, заинтересовала руководство разведки гораздо больше, чем весь документ.

     Сотрудники, занимавшиеся подготовкой «карибского доклада», были немало удивлены, когда узнали, что руководство обратило пристальное внимание вовсе не на экономическую статистику и политический расклад, а на коротенькое приложение, в котором давался поверхностный обзор местных религиозных обычаев и обрядов. Эту справку и прилагали-то исключительно для отчетности – чтобы сделать доклад более весомым и исчерпывающим.

     Они были бы еще более удивлены, если бы узнали, что эта мало значащая справка попала в одно из самых засекреченных подразделений их и без того секретного ведомства – а именно, в особый отдел, курировавший опыты доктора Камерона.

     Секрет состоял не столько в сведениях, представленных сотрудниками «карибского направления», сколько в затронутой ими теме. Сами того не подозревая, они натолкнули группу Камерона на оригинальную идею, которая раньше никому не приходила в голову.

     В научное сообщество давно проникали сведения о том, что в обрядах гаитянской религии Вуду содержались явные элементы успешного изменения сознания. Хорошо известно было и то, что вудуистские практики позаимствованы из древних африканских культов, в свое время «вывезенных» с Черного континента вместе с сотнями тысяч невольников. Но мало кто из серьезных исследователей в то время верил, что эти методы могут представлять хоть какой-то интерес для серьезной психиатрии. Психиатры и медики предпочитали оставлять эту тему для историков, этнографов, а также любителей всякой колдовской и магической чепухи.

     Однако неудачи чисто научных методов заставили исследователей из группы Камерона внимательнее отнестись к описанию гаитянских практик. Они затребовали более подробную информацию, но ни одно из подразделений ЦРУ не могло дать хоть что-то относительно внятное.

     Сам Камерон не очень верил в то, что диковатым вудуистским жрецам удавалось то, что не удалось его сверхсовременной лаборатории. Но надежда получить какую-то зацепку, ниточку исследований все же была.

     Вскоре на Гаити прибывает ассистент Камерона англичанин Уильям Саргант. Довольно быстро он понимает: то, что требуется его шефу, нужно искать на прародине Вуду – в джунглях и саваннах Африки…

     Черный континент всегда отталкивал белого человека. Белые не любили его, боялись и никогда не пытались понять. И если таинственная мистика Востока очаровывала и влекла к себе умы европейцев, то Африка (еще с португальских времен) подавляющему большинству белокожих казалась примитивной, первобытной землей, а люди, населявшие ее, странной ошибкой цивилизации.

     Веками белые люди словно стремились очистить эту землю – выжигали селения, угоняли в рабство миллионы самых сильных и здоровых людей. Старинные обряды местных племен казались европейцам столь дикими, что они даже не пытались вникнуть в их смысл, довольствуясь лишь самыми поверхностными знаниями.

     А Африка действительно была полна тайн. Примитивные, по мнению европейца, африканцы жили сложной духовной жизнью – в мире странной магии, тайных обществ и удивительных существ, диковинных и часто ужасающих созданий человеческого сознания, не вышедшего из состояния неразрывной связи с матерью-природой.

     …В глубине саванн издавна жили люди-леопарды, наводя страх на окрестные деревни. Смысл их существования – охота. Охота на людей…

     Человеком-леопардом нельзя родиться. Только колдун может, опоив избранного волшебным зельем, вселить в него злых духов, а те добавят к его человеческой сущности безжалостную звериную, и горе тому, кто встретит оборотня на своем пути…

     Уезжая в Африку, Саргант прочел немало книг и встретился с несколькими знатоками континента, которых подробно расспрашивал обо всем, что могло бы помочь ему поскорее изучить мир древних верований африканцев.

     Уже будучи в Африке, он узнал, откуда здесь берутся колдуны и ведьмы.

     По местным поверьям, ими не рождаются, а становятся, проходя особый и кровавый ритуал…

     …К девочке приходит родственница-ведьма и сообщает, что та избрана и отныне станет темной колдуньей.

     Ночью окрестные ведьмы собираются недалеко от деревни, чтобы принять новопосвященную в свои ряды. Все выстраиваются в затылок и двигаются в глубь джунглей.

     Для инициации будущей ведьмы приносят человеческую жертву. Добравшись до места, где спрятана жертва (человек, опоенный парализующим зельем), все выстраиваются кругом. Вперед выходят три самых старых колдуньи. Две берут жертву за ноги и за руки, а третья длинным кривым ножом сначала отсекает ей голову, потом руки и ноги, а затем перерезает тело пополам. Части жертвы отдаются младшим ведьмам. Они должны будут засушить их, чтобы позднее истолочь в магический порошок. Над новой ведьмой читают заклинания, окропляя кровью…

     Саргант сам убедился, что этот леденящий душу ритуал не творение воспаленной фантазии, а обычная практика многих племен, не вызывающая у них ни ужаса, ни душевного трепета.

     От темных колдунов и злых духов каждого человека издавна защищал тотем – животное или растение-покровитель. Наибольшим почитанием в качестве тотемов пользуются змеи. Африканцы свято верят, что ядовитые змеи убивают людей только за плохие поступки.

     Охота на тотемное животное не просто запрещена. Убить его (или съесть его мясо) означает погубить не только свою жизнь, но и душу. Иногда на священного зверя или растение нельзя даже взглянуть…

     Но как бы люди не старались, время от времени кто-то из них нарушает священный запрет. И именно такие случаи создали культ суман. Его последователи создают фетиши – волшебные предметы, спасающие их от смерти после нарушения запрета.

     Путешествуя из страны в страну, Саргант обнаруживал странные закономерности, которые одновременно обнаруживались у самых разных и часто совсем не похожих друг на друга племен.

     И все же в его голове с трудом укладывался причудливый набор мифов, легенд, жутких историй и первобытных обрядов. Вскоре он понял, что нет смысла сразу пытаться найти то, за чем он приехал. Он чувствовал, что, перед тем как искать таинственных зомби, он должен погрузиться в этот странный мир и понять хотя бы в общих чертах, как он устроен и как мыслят его обитатели.

     Он уже знал, что вся африканская магия возможна благодаря мах – внутренней Силе. Именно ей обладают жрецы храмов и маги.

     Благодаря Силе жрецы, как правило, управляют племенами. Их власть беспредельна – жрец может отнять не только жизнь, но и душу.

     Колдуны также обладают мах. Но действуют они неосознанно, словно одержимые, причем могут причинить своими действиями вред не только посторонним людям, но даже родственникам.

     Поэтому колдунов стараются обнаружить и… убить. Но, если кто-то замечал вмешательство в свою жизнь темных сил, за помощью все равно идут к колдунам.

     Время от времени, Саргант слышал одну и ту же историю, которая заставляла его настораживаться. Ему рассказывали о тех, кто разгневал колдунов. Этих несчастных ждала не просто смерть, а нечто более страшное.

     Волшебник опаивал жертву магическим снадобьем и крал у нее душу. После этого человек умирал. Из-за жары умершего, как правило, хоронили в тот же день, но, как только родственники удалялись, колдун доставал из могилы тело и отдавал ему часть души. Отныне «живой мертвец» становился беспрекословным рабом хозяина – раб не помнил ничего из прошлой жизни, он не имел ни желаний, ни мыслей, ни эмоций и делал только то, что ему велел хозяин.

     Слушая эти рассказы о «живых мертвецах», превращенных в рабов, Саргант чувствовал, что близко подошел к заветным знаниям. Фантастичность «воскрешения из мертвых» его не смущала – он предполагал, что, давая отвар, колдун при помощи какого-то средства не убивал, а лишь «тормозил» сознание жертвы. Родственникам этот человек казался умершим, и один колдун знал, как вывести его из этого состояния. А «оживленный» мертвец, судя по всему, уже обладал измененным сознанием… Неужели они умеют это делать?…

     Саргант потратил немало времени на изучение самых разных обрядов, но все без толку. Африканцы неохотно допускали «белого колдуна» на свои церемонии. Англичанин подозревал, что ему постоянно показывают только внешнюю сторону, экзотическую обложку, которой привыкли пичкать нетребовательных, но любознательных туристов.

     Но однажды его настойчивость была вознаграждена. В одном из селений с ним произошла удивительная и ни на что не похожая история, после которой он понял – африканские жрецы, действительно делают то, что не удавалось Камерону. Та дикая ночь в африканской саванне приоткрыла ему дверь в мир, побывав в котором, Саргант навсегда стал иным человеком…

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.