ЧЕРНЫЕ КРЫЛЬЯ

 На Балканах может возникнуть «государство террористов»

 

            Косовский край стал сербским еще в XII веке. В Призрене когда-то была столица древнего королевства, в Печах – кафедра православного патриарха. Одних монастырей здесь некогда насчитывалось более 1300…

            В 1389 году Косово Поле стало ареной самой трагичной битвы в сербской истории. Немногочисленные христианские рати мужественно встали на пути турецкой орды. На Косовом Поле сложили свои головы и сербский князь, и турецкий султан (сраженный рукой национального героя сербов Милоша Облича). Сербы были разбиты, и страна на столетия попала под власть Блистательной Порты.

            Многие тогда предпочли переселиться в соседние Болгарию, Боснию, Герцеговину… Но и там вскоре установилась власть турецкого полумесяца. Не раз и не два сербы восставали против иноземного владычества, но всякий раз силы оказывались слишком неравными.

            В XVII веке, казалось, настал час решительной схватки. Против Турции выступили австрийские Габсбурги. Патриарх Арсений III призвал соотечественников под венские знамена и очень многие откликнулись на этот клич.

            И снова поражение. На этот раз тысячи сербов ищут убежища от гнева султана в Южной Венгрии, под властью австрийцев. Исход возглавляет все тот же патриарх Арсений, покинувший свою резиденцию в Печах.

            В брошенных селениях начинают постепенно обосновываться соседи-албанцы. Через 200 лет уже половина Косовского края оказалась заселена мусульманами (всем «правоверным» в Османской империи полагались разного рода привилегии, и албанское население нисколько не противилось исламизации).

            Но пока албанцы осваивали освободившиеся земли, далеко на востоке Турция схватилась с врагом, который оказался ей не по зубам. Россия взяла сербов и других южных славян под свое покровительство. С каждой победой в очередной русско-турецкой войне положение покоренных славян улучшалось. В 1833 году Сербия была даже провозглашена автономным княжеством, хоть и под властью турецкого султана.

            Когда же удача отвернулась от Петербурга во время Крымской войны, на сербов и их славянских соседей обрушились жестокие репрессии. В течение нескольких лет почти все привилегии автономии ликвидировали, а десятки тысяч славян были замучены султанскими янычарами. Просвещенная Европа молчала.

            И снова на помощь сербам пришла Россия. Тяжелейшая война с Турцией, которую поддержали все европейские «гранды», почти ничего не дала Петербургу. Но Сербия, Черногория и Румыния стали независимыми, а Босния и Герцоговина приобрели автономию. Косово оставалось под властью Порты.

            XX век принес перемены. Возрожденное Сербское королевство в 1912–13 годах вернуло себе власть над Косовским краем. Поражение Австро-Венгрии в Первой мировой войне открывает путь к созданию Югославии. Сербы, за годы турецкого владычества рассеянные по всем Балканам, становятся движущей силой этого объединения.

            Справедливости ради следует сказать, что власть сербских и югославских королей далеко не везде была встречена с ликованием. Косовские албанцы-мусульмане оказались в положении «нежелательных подданных». Повсеместно правительство закрывало албанские школы, изымало в казну их имущество, как сейчас выражаются, «ограничивало права» национальных меньшинств. В число «отверженных», кстати, попали не только косовары, но и боснийские мусульмане, и хорватские католики. Поэтому неудивительно, что очень скоро партизанские рейды «угнетенных народов» стали обычным явлением.

            Вторая мировая война в очередной раз перевернула все с ног на голову. Прогерманское правительство Югославии было свергнуто собственным населением. В ответ Берлин и Рим просто оккупировали страну. Блицкриг занял всего 12 дней. Косовский край был временно объединен с Албанией, а для поддержания новой власти на базе «малых народов» Югославии начали формировать особые дивизии СС.

            С падением нацизма Сербия в очередной раз воссоединилась с Косово в составе Югославии. И снова косовары, среди которых было уже подавляющее число албанцев, в массе своей не захотели сотрудничества с Тито. Вновь полилась кровь.

            Но югославский лидер в то время грезил созданием Балканской федерации с участием Албании, а потому начал заигрывать с потенциальными сепаратистами. Край получил широкую автономию, а в 1974-м фактически превратился в союзную республику. В Приштине открылся огромный университет, а косовары имели право на свободу совести и вероисповедания. Сделано это было не случайно. В Албании коренному населению верить в Аллаха запрещалось.

            Потихоньку косовские албанцы вошли во вкус. Они стали требовать еще больших прав. В 1981 году на улицы вышли студенты… и прогадали. После беспорядков власти Югославии задумались не о том, чтобы расширить полномочия правительства края, а о том, не много ли ему дали воли. В 89-м Белград ввел на территории края чрезвычайное положение, почти все привилегии автономии были отменены. В столкновениях с войсками и полицией примерно 100 человек погибли, 600 были ранены, 2500 – арестованы…

 

«Последняя» балканская война

            В 1990 году на выборах в парламенты союзных республик (за исключением Сербии) побеждают противники прежней коммунистической власти. Белграду, правда, удается сохранить единую армию и внутренние войска, но государство уже трещит по швам.

            Возможно, если бы Югославию предоставили самой себе, дальнейшие события и не развивались бы столь драматично. Но в Вашингтоне и Брюсселе решили по-другому.

            До сих пор толком не понятно, что заставило «цивилизованный мир» влезть в балканский котел. Вмешательство ЕС, в принципе, можно списать на желание поддержать порядок на континенте. Действительно, не сильно приятно, когда у тебя на заднем дворе кто-то устраивает драку. Но Вашингтон…

            По сути дела, у США никаких реальных национальных интересов в Югославии нет. Особенно после распада СССР и исчезновения главного противника в холодной войне. Единственное, что можно считать объяснением – непостижимая логика имперского мышления. Уверенность в праве перекраивать мир по собственным лекалам просто потому, что так хочется.

            В 91-м грянул местный парад суверенитетов. Словения, Хорватия, Македония одна за другой принимают декларации о независимости и почти немедленно получают признание «мирового сообщества». Границы проводятся по линиям административного раздела бывшей федерации без всякого учета этнического, национального и религиозного факторов. Протесты местных сербов (а их во всех союзных республиках насчитывались сотни тысяч) просто игнорируются.

            Милошевич лавирует, пытается вести переговоры. Он признает независимость Словении (по укладу явно тяготеющей к Западу), приказывает вывести войска из Хорватии, соглашается заменить югославские гарнизоны в Македонии контингентом ООН (избегнув тем самым кровопролития по хорватскому сценарию).

            В 1992-м в результате очень спорного референдума независимой становится Босния и Герцеговина. Между боснийскими мусульманами и боснийскими же сербами начинаются кровопролитные бои. Почти одновременно в провинцию входят хорватские войска.

            Пока Белград бесплодно протестует в ООН, в Югославии льется кровь.

            В 1992 году самопровозглашенная республика появляется и в Косово. Ее главой становится Ибрагим Ругова. Ни на какие компромиссы с центром местная власть идти не желает.

            Никем не признанный, изолированный от остальной Югославии, край потихоньку скатывается в экономическую пропасть. Зато оружие на улицах Приштины купить легче, чем хлеб. На этой благодатной почве и возникает Армия освобождения Косова (ОАК).

            Террор разворачивается на улицах городов и сел. Людей убивали в ресторанах, на рабочих местах и в собственных постелях. Отдельные теракты очень скоро переросли в непрерывные боевые действия. Край окончательно превратился в черную дыру на карте благополучной и сытой Европы. Наркотики, контрабанда, торговля людьми… Эти вещи стали обыденными.

            Сербы тысячами покидают мятежную провинцию. Белград пытается взять ситуацию под контроль. Ему даже удается на время потеснить полевых командиров, ставших реальной властью в этих местах.

            В 1999-м во французском Рамбуйе стороны пытаются найти мирное решение проблемы. Милошевич решительно против размещения в крае 30-тысячного контингента НАТО, но согласен на присутствие 2 тыс. международных наблюдателей и даже воздушное патрулирование натовской авиации. Все тщетно… Косовская делегация не желает слышать ни о чем, кроме полной независимости.

            Переговоры приходится свернуть, и в Косово вводится 40-тысячный контингент сербской армии.

            НАТО обвиняет Милошевича в геноциде албанского народа и 24 марта 1999 года начинает операцию «Союзническая сила». Авиация альянса (в нарушение всех мыслимых международных договоров и устава ООН) начинает утюжить без разбору сербские и албанские города. Гибнут тысячи мирных жителей. Причиненный ущерб оценивается в 100 млрд. долларов.

            В конце концов Милошевич вынужден уступить. Сербская армия отступает, а в Косово располагается натовский миротворческий контингент. Под его надежным прикрытием власть в Приштине окончательно переходит к албанскому большинству (сербов к этому времени в крае остается около 100 тыс. – 5% от общей численности населения).

Независимость

            С того далекого 2000 года Косово – один из самых острых вопросов мировой политики.

            Приснопамятная резолюция Совбеза ООН под номером 1244 одновременно гарантирует и территориальную целостность Сербии, и «окончательное решение» косовского вопроса. Как ее выполнить дословно, похоже, не знает никто…

            Россия, без которой в ООН юридически невозможно решить ни один вопрос, категорически против любых намеков на косовский суверенитет. США и Европа, наоборот, иного развития событий просто не видят. Десятки раз согласительные комиссии разных уровней собираются только для того, чтобы разойтись, не приняв никакого решения.

            Москва блокирует утверждение «Плана Ахтиссари», справедливо полагая, что это просто завуалированная форма объявления независимости. США и крупнейшие европейские страны торпедируют попытки Белграда добиться от Совбеза ООН осуждения одностороннего отделения Косова от Сербии.

            В Вашингтоне продолжают настаивать: Косово – уникальный случай в мировой истории. Именно ради косоваров можно поступиться принципом территориальной целостности. И это не будет считаться прецедентом для Абхазии, Осетии, Приднестровья и им подобных.

            В Приштине, между тем, к руководству приходят люди, настроенные на самые решительные действия. Первый президент автономного края Ибрагим Ругова умирает вскоре после своего избрания – рак сводит его в могилу. Его сменяет Фатмир Сейдию, еще один «умеренный» косовар.

            Но в 2007-м местные выборы принесли успех радикалам – премьер-министром края стал бывший полевой командир Хашим Тачи, известный «соратникам по борьбе» под прозвищем «Змей». С его назначением начался обратный отсчет до провозглашения края суверенным государством.

            17 февраля под выкрики ликующей толпы с албанскими, американскими и европейскими флагами, под гром оркестра, исполняющего «Оду радости» Баха (гимн ЕС), Тачи и Сейдию подписывают единогласно одобренную местным парламентом (10 депутатов-сербов – квота национального меньшинства – просто не явились на заседание) декларацию независимости.

            Снова собирается Совбез ООН. Но никакого решения принять невозможно. 6 стран-членов (США, Великобритания, Франция, Италия, Бельгия и Хорватия) – «за» независимость, 7 (Россия, Китай, ЮАР, Индонезия, Вьетнам, Буркина-Фасо, Ливия) – в той или иной степени «против», 2 (Коста-Рика и Панама) – так и не смогли определиться.

            Первыми новое государство признали, естественно, США. Европа чуть-чуть запоздала. Впрочем, для этого у нее была уважительная причина. В рядах членов ЕС единства по косовскому вопросу по-прежнему нет. И если Франция, Германия, Италия и Великобритания с готовностью протянули руку косоварам, Испания, Греция, Словакия, Кипр, Румыния и Болгария вряд ли сделают это в ближайшее время.

            Все они опасаются, что примеру косовских албанцев последуют их собственные сепаратисты (трансильванцы, турки-киприоты и т.п.). Для Испании приштинские события и вовсе как нож под ребро – 9 марта в королевстве избирают парламент. Лучший повод устроить бучу для басков и каталонцев придумать сложно.

            Есть еще Португалия и Мальта, которые, как ни наивно это звучит, предлагают решать судьбу Косово все-таки Совбезу ООН, хотя уже всем ясно, что там никакого решения принято не будет.

            Зато Корсика, Каталония и Приднестровье встречают декларацию Приштины овациями. Для них, что бы там ни говорили в Госдепе, Косово – самый лучший прецедент и надежда на собственное независимое существование.

Последствия

            Как бы ни развивались события с государственным строительством у косоваров (формально декларация независимости вступит в силу только в марте, после принятия пакета конституционных законов), пересмотр приштинских постановлений (как на этом настаивает Сербия и Россия) представляется маловероятным.

            Де-факто Косово было независимым уже в течение нескольких последних лет, и сейчас, с признанием этого посредством формального документа, ничего существенно не изменится. И, похоже, все стороны конфликта действуют именно исходя из этого факта.

            США демонстрируют полное удовлетворение. Джордж Буш выполнил обещание, некогда данное косовским албанцам, и теперь готов дистанцироваться от событий. В качестве подарка ко дню независимости Вашингтон (пока единственный из всех) выразил готовность в ближайшее время установить с новым государством дипломатические отношения. Но обеспечивать его безопасность и выделять финансирование на построение «счастливого будущего» придется европейцам (косоварам уже обещан транш в размере 1 млрд. долларов, и он, естественно, окажется не последним).

            Впрочем, не все в Вашингтоне настроены оптимистично.

            «Провозглашение независимости косовскими лидерами рискует ввергнуть весь регион Балкан в нестабильность… Это политическая мина, ставшая результатом серьезной стратегической ошибки, вину за которую несет правительство Соединенных Штатов, а также правительства тех европейских союзников, которые поддержали администрацию в подталкивании косоваров к формализации отделения от Белграда», – заявил в интервью «La Stampa» Джон Болтон, бывший посол США в ООН и некогда один из самых преданных соратников президента Буша.

            Для России ситуация двоякая.

            С одной стороны, она уже получает моральные дивиденды от своей «решительной позиции» (которая, кстати, ровным счетом ничего не стоит). Выступления представителей Москвы в защиту международного права и Устава ООН юридически безупречны. Это вынуждены признать даже западные журналисты.

            Кремль, подающий себя как чуть ли не единственный защитник Сербии, явно может рассчитывать на особые отношения с Белградом – отсутствие отклика со стороны западных держав лишь еще больше «привяжет» сербов к российским покровителям.

            Парадоксальным образом косовский прецедент может упрочить позиции Москвы и в отношении бывших республик СССР, которые сами сталкиваются с проблемой сепаратизма. Для этого российскому МИДу достаточно проявить «великодушие» и не признавать независимость Южной Осетии, Приднестровья и Абхазии… Тем более что от признания он не выиграет ничего – поддержка этих обреченных на мировую изоляцию государств станет тяжким бременем для армии и бюджета.

            Уже сегодня Грузия, с которой у Кремля отношения в последнее время складывались не слишком гладко, выступает одним из самых последовательных критиков косоваров. Это – заявка на потепление между двумя столицами. Россия, ничем фактически не жертвуя, получит шанс хотя бы частично восстановить свое влияние в Тбилиси.

            Параллельно Москва может вполне успешно продвигать чисто экономические интересы «равноудаленных» от Кремля «хозяйствующих субъектов». Сербия уже начала платить по счетам, согласившись продать «Газпрому» национальную газотранспортную компанию «Serbia Gas» и контрольный пакет государственной нефтяной компании «NIS». Причем последнюю российский монополист покупает по цене в несколько раз ниже оценочной (в последний момент у нее странным образом обнаружились какие-то абсолютно фантастические долги).

            Таким образом, газпромовская дипломатия вычеркивает Сербию из потенциальных участников альтернативного европейского газопровода «Nabucco». Вместо него по землям братьев-славян протянется нитка российского «Южного потока».

            Одновременно Россия очень не заинтересована в силовом разрешении конфликта. Поэтому Москва будет принимать жесткие декларации, делать громкие заявления, но дальше слов дело не пойдет (довольно типичная тактика).

            Единственная опасность такой политики – развенчание образа «усиливающейся России». Ведь на практике окажется, что США и ЕС сделали ровно то, что хотели, а окрики из Москвы просто проигнорировали. Впрочем, для внутреннего пиара здесь все можно сгладить, а серьезным зарубежным политикам нет смысла что-либо доказывать (то, что реальный вес России в мире, увы, весьма скромен, им и так отлично известно).

            Для ЕС все еще более запутанно. Европейские «гранды» добились независимости Косово, но теперь вынуждены взять на себя заботу об этом образовании.

            Об этом честно писала недавно испанская «El Pais»: «Некоторым странам для достижения независимости необходимы костыли, которыми снабжают их покровители, как это произошло, например, в Восточном Тиморе. Но даже с костылями они хромают. То же происходит и в Косово, где на самом деле речь идет не о провозглашении независимости, а о констатации зависимости. Косово не кажется ни подготовленным, ни жизнеспособным государством. Несмотря на независимость, провозглашенную в одностороннем порядке, ему потребуется международная помощь во всех смыслах – экономическом, военном, полицейском и административном – чтобы выжить и стать государством, достойным этого определения».

            Уже сегодня именно натовские военные держат северные границы края, разделяя сербов и косоваров. И конца их миссии пока не видно. Кроме того, вскоре в Приштине начнет работать полицейско-судебный контингент ЕС численностью в 2 тыс. человек. Их задача – помочь в построении «европейского демократического и правового государства». Естественно, за счет налогоплательщиков Союза (бюджет миссии на первый год работы – 190 млн. евро).

            Косово сегодня – это разоренный, криминализированный край, привыкший жить в условиях полувоенного положения.

            Вот данные Всемирного банка. В прошлом году доход на душу населения в Косово и Метохии – чуть более 100 долларов в месяц. 37% живут меньше чем на 1,5 евро в день, а 15% – меньше чем на 1 евро. Даже по местным меркам это нищета.

            Но это далеко не все. Косово – крупнейший узел перевалки наркотиков. Через него афганский героин наводняет улицы Европы, унося ежегодно десятки тысяч жизней.

            Значительную часть торговли наркотиками, людьми, оружием, массовый выпуск фальшивых банкнот по всей Европе контролирует албанская мафия, действующая через албанские и косовские диаспоры. В связях с криминальными структурами обвиняли и нынешнего премьера Косова Хашима Тачи. Правда, серьезного расследования по этому делу никто так и не провел.

            Мало того, эксперты серьезно подозревают косоваров в связях с экстремистскими группами исламского толка, вплоть до талибов и пресловутой «Аль-Кайды». Если их подозрения верны, то Косово вместе с Албанией, Боснией и Герцеговиной замкнет «исламский пояс» вокруг Сербии и Черногории.

            Нельзя сбрасывать со счетов и «албанский вопрос». Очень многие в Косово не скрывают симпатий к албанскому соседу. Более того, первый вариант флага «независимого Косова» представлял собой почти точную копию флага албанского. И именно под черными на красном орлами косовары праздновали «обретение независимости».

            Если предположения пессимистов окажутся верными, независимость Косова будет лишь первым шагом к созданию «Великой Албании», в которую войдут населенные этническими албанцами территории соседних стран. Перспектива подобного передела Балкан пугает – вряд ли в этом случае удастся избежать нового кровопролития.

            В Приштине уже и сейчас можно увидеть карты, изображающие будущую Албанию со столицей в… Скопье (ныне – Македония).

            Так что македонцы, во избежание будущих неприятностей, уже сейчас настойчиво просятся в НАТО, укрепляют границы с Албанией и усиливают полицейские патрули в Иллирии – местном албанском анклаве.

            Наконец, Сербия. В Белграде, конечно, будут настаивать на своих правах. Но реализовать их на практике вряд ли решатся.

            Задор последних месяцев, когда некоторые представители правительства поговаривали чуть ли не о танках в Приштине, прошел. И в то время как премьер Воислав Коштуница отзывает (для консультаций) послов из стран, признавших Косово, президент Борис Тадич призывает сограждан к терпению и даже просит не ходить на антикосовские митинги. Мол, мы этим только портим свой имидж в международных структурах.

            Да и сам «несгибаемый» Коштуница призывает к миролюбию и дипломатии. И реализации пресловутого плана действий правительства на случай одностороннего отделения Косова пока не видно. Правда, сербская полиция завела на лидеров косоваров уголовное дело, но достать их из-за штыков натовских миротворцев явно не сможет.

            Вообще, похоже, что ведущие политики Сербии были ли бы не прочь согласиться на слабо завуалированное предложение европейских «грандов»: членство в ЕС в обмен на Косово. Но они прекрасно понимают, что это – политическое самоубийство.

            Единственное, что может реально взорвать ситуацию, – выступления сербских окраин в Косово и Метохии. Там, как и в Белграде, не прекращаются демонстрации протеста. К счастью, до серьезного насилия пока не дошло. Сторонники мира могут надеяться лишь на то, что натовский контингент сможет удержать от насилия ликующих косоваров, если те вдруг решат поквитаться с несогласными. Иначе – вся Сербия может стать на дыбы.

            В общем, ничего хорошего будущее Балканам не предвещает. В начале двадцатого века они были «пороховой бочкой» Европы. Через сто лет, в начале века двадцать первого, ситуация, похоже, ничуть не изменилась.

 

15 июня – день битвы на Косовом Поле – до сих отмечается сербами как национальный праздник Видован (День Героев)

 

            «Еще раз подчеркиваю: поздно, процесс давно начался, он уже заканчивается. Мы «бьем по хвостам». Тогда надо было защищать Югославию. Я очень хорошо знал ту ситуацию – России тогда не стоило больших усилий противостоять той агрессии, которая осуществлялась против братского нам народа».

А. Лукашенко о провозглашении независимости Косово (из интервью телеканалу «Russia today»)

 

Хронология операции НАТО 1999 года

 

23 марта – премьер-министр России Евгений Примаков, узнав о готовящемся вторжении в Югославию, в знак протеста экстренно отменяет свой визит в Вашингтон. Его самолет прямо над Атлантическим океаном разворачивается на 180 градусов и летит обратно в Москву.

24 марта – генсек НАТО Хавьер Солана дает добро командующему силами НАТО в Европе генералу Уэсли Кларку начать войну против Югославии. Авиация атакует Белград, Приштину, Ужице, Нови-Сад, Крагуевац, Панчево, Подгорицу…

25 марта – второй удар НАТО. Тогда 18 ракет «Томагавк», размещенных на борту американского крейсера «Гонсалес» в Адриатическом море, нанесли удар по наземным целям. Авиация бомбардирует Ниш.

26 марта – пылает Липовачский лес. Это следствие натовского удара по складам горючего в Липовице.

27 марта – НАТО применяет запрещенные кассетные бомбы. Сбит первый самолет-невидимка F-117. По объектам Сербии и Черногории нанесли удар до 300 крылатых ракет.

28 марта – снова бомбят Белград. Вместе со столицей ударам подвергся и город Чачак.

29 марта – Россия заявляет о прекращении всякого военного сотрудничества с НАТО.

30 марта – Евгений Примаков прилетает в Белград.

3 апреля – очередная бомбардировка Белграда.

5 апреля – бомбардировка Алексинаца.

10 апреля – обстрелян завод «Застава».

12 апреля – в результате авианалета уничтожен пассажирский поезд, уцелевших нет. Хавьер Солана оправдывает действия пилота.

13 апреля – глава МИД России Игорь Иванов и госсекретарь США Мадлен Олбрайт встречаются в Осло. Без видимого результата.

14 апреля – спецпредставителем президента России по Югославии назначен Виктор Черномырдин.

19 апреля – президенты США и России говорят по телефону. Ельцин настаивает на созыве «Большой восьмерки». Клинтон просит подождать.

21 апреля – авиация НАТО наносит удар по штаб-квартире Милошевича.

23 апреля – авиация НАТО наносит удар по телецентру в Белграде.

24 апреля – принято решение о ведении эмбарго на поставку нефти и нефтепродуктов в Югославию.

25 апреля – снова телефонные переговоры между лидерами России и США. Снова безрезультатно.

30 апреля – авиация НАТО наносит удар по зданию Генштаба югославской армии и Министерства обороны Югославии.

2 мая – авиаудар по энергоцентру в Обреноваце. Прекращается подача электричества практически всей стране.

7 мая – авиация НАТО наносит удар по городу Ниш. В этот же день высокоточная ракета попадает в здание посольства Китайской народной республики в Югославии.

28 мая – в Белград прибывает Виктор Черномырдин.

1 июня – встреча лидеров «Большой восьмерки». В ходе нее принимается решение о вводе войск НАТО на территорию Косово. Россия отказывается от активного влияния на войну.

7 июня – министры иностранных дел «Большой восьмерки» закрепляют на встрече в резиденции «Петерсберг» договоренности, достигнутые лидерами их стран.

10 июня – принята резолюция №  1244 (1999) Совбеза ООН, предписывающая Югославии вывести войска из Косово и допустить в край ограниченный натовский контингент.

12 июня – начало наземной операции. Войска НАТО входят на территорию Сербии. В этот же день русские десантники без предупреждения западных союзников занимают аэродром под Приштиной и отказываются допустить туда войска НАТО.

20 июня – сербские войска покидают Косово.

 

            Хашим Тачи, «Змей» – премьер-министр Косовской автономии.

            В местную политику пришел в качестве… одного из полевых командиров Армии освобождения Косова (ОАК), хотя в течение некоторого времени оставался там на вторых ролях.

            Его взлет совпал с арестом сербской полицией влиятельнейшего командира ОАК Адема Яриши. Утверждали, что именно «Змей» (такое прозвище получил Тачи среди соратников по борьбе) предоставил сербам исчерпывающую информацию о том, где можно безболезненно задержать его главного соперника.

            Позднее на переговорах в Рамбуйе Хашим выступал уже в качестве руководителя делегации косоваров. При поддержке госсекретаря США Мадлен Олбрайт он сумел «задвинуть» готового к компромиссу Ибрагима Ругову и фактически сорвать переговоры.

            Вмешательство НАТО уничтожило сотни противников Тачи. С оставшимися он разобрался сам.

            Первый премьер Косова Рамуш Харадинай был обвинен в убийствах, грабежах и изнасилованиях. Предполагается, что документы в Гаагу доставили люди Тачи. Второй – Агима Чека – проиграл выборы и сразу предпочел покинуть край, укрывшись в Хорватии.

            Став премьер-министром, Тачи сосредоточил в своих руках все реальные нити управления Косово. За президентом Фатмиром Сейдию остаются, по сути, лишь декоративные функции. Он, как один из основателей «Демократического союза Косова» и соратник Руговы, символизирует преемственность курса. Реально тягаться со Змеем ему не под силу.

 

Основные фигуры сербской политики оказались «подсвечены» благодаря президентским выборам, завершившимся 3 февраля. Борис Тадич и Томислав Николич вели ожесточенную борьбу за электорат, но действующий президент оказался чуточку сильнее.

            Между тем огромным влиянием в стране пользуется премьер-министр Сербии Воислав Коштуница – легендарная фигура и для сербской, и для югославской политики.

            Борис Тадич – лидер прозападного политического крыла Сербии и нынешний президент страны уже второй срок. Ближайший соратник убитого в 2003 году Зорана Джинджича. Многие сербы до сих пор считают его лишь тенью покойного основателя Демократической партии Сербии.

            Аналогичным образом Николич – «второе я» находящегося под судом в Гааге Воислава Шешеля. Фактический лидер Националистической партии и глашатай радикальной политики, во время последних выборов он открыто предлагал России разместить в Сербии свои военные базы (но, похоже, Тадич сумел больше угодить Кремлю, уступив «Газпрому» ряд национальных нефтегазовых активов). За свою политическую карьеру успел побороться за президентское кресло с Милошевичем (еще в 2000 году), был вице-премьером Сербии, а потом и Югославии. Сегодня радикалы Николича имеют самую многочисленную фракцию в сербском парламенте, но все равно вынуждены оставаться в оппозиции.

            По сравнению с ними Коштуница – настоящий тяжеловес.

            Хотел войти в историю как человек, сваливший Милошевича (кстати, именно он выдал экс-лидера Югославии Гаагскому трибуналу). Но, скорее всего, Коштуница войдет в историю, как лидер, при котором Сербия окончательно потеряла Косово.

            Долгое время считался чуть ли не эталоном европейского демократа. Став президентом Югославии, он пытался помешать ее окончательному развалу, но потерпел неудачу и сложил президентские полномочия. Сегодня уже второй срок возглавляет сербское правительство.

            Его поддержка – единственное условие существования демократической коалиции. И хотя соратники Коштуницы занимают в парламенте лишь третье место, его слово очень много значит в сербской политике. И он не прочь это продемонстрировать.

            После выборов 2007-го спикером сербского парламента был неожиданно избран… Николич, а все потому, что за него проголосовали однопартийцы Коштуницы. После разразившегося скандала дело пришлось переиграть, но Борис Тадич хорошо запомнил урок.

 

ВЕРСИЯ

США поддерживают Косово потому, что высокопоставленные руководители американских спецслужб связаны с косовской наркомафией.

Журналисты ряда СМИ обратили внимание на такую цепочку фактов.

            В 2001 году, как известно, Пентагон начал военную операцию в Афганистане, завершившуюся изгнанием талибов и установлением власти марионеточного правительства Хамида Карзая. Правительства, власть которого держится исключительно на штыках американских «миротворцев» и их союзников.

            Буквально на следующий год, по подсчетам ООН, производство опиумного мака (основного сырья для изготовления героина) в «умиротворенной» стране подскочило вдвое! Преследование наркодельцов, начатое талибами, было попросту свернуто.

            Сегодня афганский опиум и героин составляют львиную долю наркотрафика Европы и, если верить данным исследования «Разведчики и шпионы» (изданного при участии ФСБ России), 80–90% этого смертоносного зелья переправляется на просторы ЕС через территорию Косово.

Более того, в декабре 2007 года со ссылкой на посла России в Афганистане Замира Кабулова были опубликованы данные о переброске огромных партий героина… военно-транспортными самолетами Пентагона.

            Если эта схема верна, то груз (без всякого таможенного досмотра) прямо из Афганистана доставляется на военные базы США в Европе (в первую очередь в Косово), а уже оттуда через сеть албанской мафии поступает конечным потребителям (доля «албанцев» в европейской наркоторговле оценивается минимум в 15%).

 

Неожиданное объяснение «сговорчивость» Европы получила в материалах некоторых европейских СМИ. В сентябре прошлого года в прессе появился рапорт немецкой разведки (БНД), утверждающий, что спецпредставитель ОНН Марти Ахтиссари (предложивший узаконить независимость Косова) получил от албанского миллиардера и политика Беджета Пакколи… 40 млн. евро.

            Сам Пакколи и его фирма «Мабетекс» неплохо известны в СНГ. Именно их в свое время громко обвиняли в отмывании миллионов долларов на реставрации Кремля.

 

СЕПАРАТИСТЫ ЕВРОПЫ

 

ЕСЛИ МОЖНО КОСОВО – ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ ИМ?

 

Фламандия. Регион Бельгии, пользующийся по конституции правами автономии. Население – 6 млн. человек. В 2007 году после победы на парламентских выборах фламандских националистов, выступающих за полное отделение от Бельгии (или даже за вхождение в состав Нидерландов), споры о расширении прав автономии привели к многомесячному правительственному кризису.

 Страна басков. Регион, расположенный на территории Испании и включающий также 3 французских департамента. Население около 3 млн. человек. Борьбу за независимость ведет организация ЭТА (ETA), основанная в 1959 году. В 1968-м ее активисты перешли к политике террора (на их счету сотни человеческих жизней). В 2006-м было объявлено о «постоянном перемирии» с властями, но уже в июне 2007-го его нарушили и теракты возобновились.

 Каталония. Автономная провинция в Испании. В 1939 году автономия была ликвидирована генералом Франко, но восстановлена после его смерти в 1975-м. В регионе существует сразу несколько организаций и партий, добивающихся расширения прав местного самоуправления или даже создания собственного государства. Ситуация осложняется тем, что территория распространения каталонского языка и культуры охватывает также ряд соседних провинций Испании, не имеющих прав автономии.

 Бретань. Историческая область во Франции, одна из последних, покорившихся королевской власти. Население Бретани превышает 4 млн. человек. Сегодня в регионе весьма популярны идеи широкой автономии в составе Франции и уравнивания статусов французского и бретонского языков.

 Корсика. Остров присоединили к Франции лишь в конце XVIII века. В первой половине XX века существовало серьезное движение за объединение с Италией (во время Второй мировой войны итальянцы на время оккупировали остров). Позднее местные сепаратисты переключились на требования автономии в составе Франции или создания собственного государства. С 70-х годов часть националистически настроенных организаций перешла к политике террора, попытки подавить который силовыми методами  успеха не принесли. В 2000 году остров получил некоторые права автономии (в первую очередь, в области корсиканского языка).

 Падания (Ломбардия). Северная часть Италии с довольно сильными сепаратистскими настроениями. Впервые о Падании заговорили в 1989 году, а в 1991-м на основе целого ряда региональных политических партий была создана Северная Лига, ставшая влиятельной политической силой в национальном масштабе. Ее активисты настаивают, как минимум, на преобразовании Италии в федеративное государство. А в 1997-м они даже учинили попытку самостоятельно учредить северо-итальянский парламент в Мантуе. Сегодня Северная Лига представлена 26 депутатами в нижней палате итальянского парламента и 13 сенаторами.

 Абхазия.  Откололась от Грузии в ходе гражданской войны 1992–1993 годов, когда из области бежало более 200 тыс. этнических грузин. Население – около 200 тыс. человек. Сегодня напряженность в регионе сохраняется, периодически происходят столкновения между абхазскими и грузинскими пограничниками.

 Южная Осетия. Откололась от Грузии в 1991–1992 годах. В 2004 году, после попытки Грузии восстановить над ней власть, стычки возобновились. Население – 70 тыс. человек.

 Приднестровье. В 1990 году объявило о своей независимости от Молдавии. Недолгий период стычек в 1992 году закончился, когда вмешались российские войска, размещенные на этой территории. Население – 555 тыс. человек. Проводятся особо не афишируемые переговоры об урегулировании конфликта, в которых участвуют ЕС (Румыния), Молдавия и Россия.

 

Великобритания.

Самая «горячая точка» – Северная Ирландия. В течение нескольких последних десятилетий она была ареной ожесточенной борьбы между протестантскими (выступающими за сохранение статус-кво) и католическими (выступающими за воссоединение с Ирландией) организациями. С 1969 года в провинции велась настоящая война с Ирландской республиканской армией (ИРА). За годы противостояния погибло около 4 тыс. человек. В 2005 году удалось достичь перемирия с боевиками, а в 2007-м в провинции было восстановлено местное самоуправление.

А еще есть сепаратистские движения в Шотландии, Уэльсе и Корнуолле. Национальные партии добиваются от Лондона признания их автономии. Но некоторые настаивают на полном выходе из Великобритании. Местному населению их идеи, судя по всему, симпатичны.

В Шотландии «сепаратисты» опередили все другие партии на местных выборах и провели своего кандидата в премьер-министры. В Уэльсе – заняли второе место и получили несколько министерских портфелей. В Корнуолле – медленно но верно увеличивают свое представительство в местных советах разных уровней.

Босния и Герцеговина. Государство, созданное на основе Дейтонских соглашений в административных границах бывшей союзной республики Югославии. Самое сложное в этническом отношении государство Балкан. Имеет на своей территории анклавы сербов (автономная Республика Сербска), албанцев, хорватов, в разной степени стремящихся либо к самоуправлению, либо к воссоединению с соседними государствами.

Иллирия. Провинция Македонии, населенная этническими албанцами. Непосредственно граничит с Албанией и Косово, а потому считается вполне вероятным кандидатом на вхождение в «Великую Албанию». Попытки местных жителей получить права самоуправления неоднократно отвергались македонским правительством.

Трансильвания. В средние века самостоятельное княжество. В состав Румынии вошло по итогам Первой Мировой войны. Население более 7 млн. человек. С конца 90-х на этой территории значительно усилились партии и организации, выступающие за переход к федеративной форме управления или за полное отделение от Румынии (с провозглашением независимого государства или присоединением к Венгрии).

Курдистан. Земли населенные курдами в течение всего XX века оставались постоянной головной болью Турции, Ирака и, отчасти, Сирии и Ирана. Многочисленные восстания жестоко подавлялись. На населенной курдами территории неоднократно вводилось чрезвычайное положение. После падения режима Саддама Хусейна иракский Курдистан приобрел права широкой автономии (в благодарность за помощь, оказанную американским войскам). В результате значительно укрепились позиции сепаратистов, выступающих за создание независимого государства курдов, в соседних государствах (общая численность населения до 40 млн. человек). В 2007–2008 годах турецкая армия неоднократно предпринимала карательные операции на территории иракского Курдистана с целью «подавления баз сепаратистов». В феврале 2008-го на его территорию был введен 10-тысячный армейский корпус. Ситуация грозит перейти в фазу полномасштабной региональной войны.

Крым. На этой территории имеются сразу 2 различных сепаратистских течения. Активисты одного требуют возвращения Крыма России, другого – создания самостоятельного татарского государства.

Северный Кипр. В 1974 году эта территория были оккупированы Турцией. Официальный предлог – планы по захвату острова, вынашиваемые хунтой «черных полковников», правившей в Греции. В 1983-м Северный Кипр был провозглашен независимым государством. Де-факто страна является суверенным государством под протекторатом Турции. Де-юре – не признана никем кроме Анкары. Многолетние переговоры по урегулированию ситуации успеха не имели.

Нагорно-Карабахская Республика (Арцах). Нагорно-карабахская автономная область и Шаумяновский район Азербайджана провозгласили себя независимым государством в 1991 году. Часть нового образования была возвращена под власть Баку в результате армяно-азербайджанского конфликта 1991–94 годов, но основная территория Арцаха и 7 районов Азербайджана (так называемый Ланчинский коридор) по-прежнему контролируется самопровозглашенной республикой и поддерживающими ее войсками Армении. В международном признания Нагорному Карабаху по-прежнему отказывают.