Из чего складывается история? Кто-то скажет, из войн и переворотов, кто-то – из открытий и свершений. Но во все времена существовали люди, которые формировали ее всей своей жизнью. Имя одной из них вписано в летопись Полоцкой земли, а результаты ее труда определяли историю города и через много веков после ее смерти. Евфросинья Полоцкая – княжеская дочь, игуменья, просветительница, создательница полоцких скрипториев, заложившая основы иконописной школы, покровительствовавшая мастерам. Ее почитают как святую и Православная, и Католическая, и Униатская церкви. А храмы, возведенные по ее воле, стоят и поныне.

 

По летописным данным, будущая святая появилась на свет не ранее 1101 – 1104 года в семье князя Святослава-Георгия, младшего сына Всеслава Чародея, и получила при рождении языческое имя Предслава. Княжеская дочь, она обучалась грамоте и с малых лет пристрастилась к книгам. К 12 годам (в те времена это был уже возраст невесты) слава о красоте и образованности Предславы разнеслась по окрестным землям. К княжне зачастили сваты, и не только от соседей – с Всеславичами желали породниться в том числе новгородские и киевские династии. Но Предслава выбрала другой путь.

В то время игуменьей здешнего женского монастыря была тетка княжны, вдова брата ее отца. К ней-то и ушла девушка, приняв постриг под именем Евфросинья. Что подвигло ее на этот шаг, сегодня сказать нельзя, – то ли ей был не люб жених, выбранный родителями, то ли она вовсе не желала выходить замуж, а может, уже тогда, в совсем юном возрасте, она искренне стремилась стать Христовой невестой. Так или иначе, этот шаг отразился не только на ее собственной судьбе – со временем юной монахине предстояло приумножить славу Полоцкой земли.

Проведя некоторое время в монастырских стенах в посте и молитвах, Евфросиния почувствовала готовность к самостоятельному подвижничеству. С разрешения епископа полоцкого Илии она поселилась в Софийском соборе, где ей выделили келью, и с большим усердием занялась перепиской книг. Это был нелегкий труд, не только духовный, но и физический, которым тогда занимались исключительно мужчины. Долгими часами изо дня в день княжна переписывала сочинения отцов церкви, византийские исторические хроники, полоцкие летописи, составляла проповеди, переводила тексты с греческого и латыни.

«Житие Евфросиньи Полоцкой» повествует, что монахине трижды во сне являлся ангел. Он приводил Евфросинию в Сельцо, на берег Полоты, и говорил: «Здесь надлежит быть тебе!» Тогда же подобный сон видел и епископ Илия – ангел велел ему ввести рабу Божью Евфросинию в Спасскую церковь и сказал о богоизбранности княжны, которую ждали святая жизнь и царствие небесное. Епископ объявил монахине, что отдает ей Сельцо – сопоставляя летописные источники, ученые установили, что это произошло не позднее 1128 года. Евфросиния основала женский монастырь, а через некоторое время создала поблизости и мужскую обитель Пресвятой Богородицы. Игуменья сама написала для них уставы и открыла при них скриптории – мастерские по переписке книг. Их организация стала революционной для того времени – просветительница ввела разделение труда и специализацию мастеров. Это значительно увеличило число переписываемых книг и повысило их художественную ценность. А еще через несколько лет при одном из монастырей открылась и иконописная мастерская.

Летописи гласят, что став игуменьей, Ефросинья попросила отца прислать к ней младшую сестру Гордиславу, чтобы та обучалась в монастыре. Однако вскоре Гордислава втайне от князя также приняла постриг под именем Евдокии. Из жизнеописания святой становится ясно, что Святослав был против решения дочерей, однако смирился – уже тогда люди говорили, что Евфросинья обладает великим даром: посмотрев на человека, она способна узнать, хватит ли ему духовных сил, чтобы стать Божьим избранником.

А вскоре к ней присоединилась и вторая родственница – двоюродная сестра Звенислава пришла по доброй воле и также стала монахиней, приняв имя Евпраксия. Всю жизнь она следовала за кузиной как соратница и подруга. Считается, что «Житие Евфросиньи Полоцкой» во многом основано на ее дневниках, а по версии многих специалистов, она-то и была автором жизнеописания святой.

«Житие Евфросинии Полоцкой», которое дошло до нас в 6 редакциях, – основной источник биографических сведений о просветительнице. Это один из ценнейших памятников старославянской литературы, созданный в Полоцке в конце XII века. Особенность «Жития» – нехарактерная для того времени попытка автора раскрыть внутренний мир полоцкой игуменьи. Однако в соответствии с канонами жанра в нем в основном описаны моменты, непосредственно связанные с религиозной и просветительской деятельностью будущей святой. Как и многие тексты того периода, «Житие» порой сложно точно привязать к конкретным годам, так что исследователям приходится сопоставлять жизнеописание с сохранившимися летописями, византийскими хрониками и другими историческими источниками, дошедшими до наших дней.

 

Спасская обитель расширялась, и деревянной церкви уже не хватало для всех приходящих на молитву. И игуменья Евфросинья задумала возвести новый храм. Обычно для подобных работ приглашались мастера из Византии, однако и здесь просветительница пошла неторным путем. Зодчий Иоанн, «приставник над делатели церковными Иван», как называет его автор «Жития Ефросиньи Полоцкой», был здешним жителем, по некоторым сведениям, монахом. Легенда гласит, что несколько раз перед рассветом он слышал голос с небес: «О Иоанн, встань и иди на дело Вседержителя Спаса». И когда об этом узнала игуменья, она призвала его возвести «церковь Спаса».

Спасо-Преображенская церковь, возведенная зодчим-полочанином, оказалась действительно уникальным сооружением для города, куда для строительства церквей в ту пору приглашались мастера из Царьграда. Взяв за основу византийскую школу, Иоанн дополнил ее ярусностью силуэта, характерной для местного деревянного зодчества, создав, по словам историка архитектуры Павла Раппопорта, «совершенно новый архитектурный образ торжественного столпообразного храма». Спасо-Преображенский собор, во многом опередивший свое время, стал первым образцом русской готики.

Храм был возведен всего за один строительный сезон. В своем первозданном виде он был удивительно красив: кладка из плинфы (тонкого обожженного кирпича) с так называемым скрытым рядом, заделанным известковым раствором. Согласно тогдашнему канону, стены снаружи не штукатурились, что создавало необычную двухцветную полосатую гамму.

 

 

Собор стоит и в наши дни. Его облик несколько изменился в ходе перестройки в XIX веке, однако древняя кладка при этом осталась почти не тронутой. До сих пор сохранились и оригинальные фрески XII столетия. Правда, они по большей части скрыты под более поздними росписями, однако именно благодаря этому остались практически первозданными. Сейчас идет их расчистка – специалисты имеют основание надеяться, что время пощадило большую часть фресок.

Несмотря на все религиозные, социальные и политические перипетии, Спасо-Преображенский собор всегда оставался храмом. Даже во времена антирелигиозных кампаний ХХ века здесь продолжали вестись богослужения. Да и монастырь, основанный Святой Ефросиньей, существовал почти все это время – его официально закрыли в 1960-м, а всего через 29 лет, в 1989-м, он был возрожден.

Не забыли полочане и имени мастера, построившего собор. В 2012 году в дни празднования 1150-летия города был торжественно открыт памятник Иоанну Зодчему.

     

 

Изнутри собор был полностью расписан фресками – они украшали стены, столбы и даже купол. Древние изображения, проступающие под руками реставраторов из-под более поздних слоев, и сегодня волнуют своей одухотворенностью, богатой цветовой гаммой, где удивительным образом сочетаются коричневые, красные, желтые, синие, изумрудно-зеленые тона. Самым интересным открытием стали фрагменты росписей в кельи самой Евфросинии. Тонкие совершенные линии лица Девы Марии напоминают лучшие греческие образцы.

Наибольший интерес в росписях вызывают женские образы. На такие реалистичные изображения не отважились ни киевские, ни новгородские мастера. Самое сильное впечатление оставляет святая на граненом столбе, поддерживающем хоры. Лицо и особенно глаза написаны настолько проникновенно, что возникает мысль о прообразе – реальной земной женщине. Многие исследователи уже давно называют этот фрагмент портретом самой Евфросиньи.

 

 

В одном ряду с именем Иоанна Зодчего стоит имя ювелира Лазаря Богши. В 1161 году игуменья Евфросиния заказала мастеру напрестольный крест, в который решила поместить присланные из Царьграда и Иерусалима реликвии. Автором эскиза святыни и сделанной на ней надписи, вероятнее всего, была сама игуменья.

Драгоценный крест из кипарисового дерева, покрытого золотыми пластинами, украшенный драгоценными камнями, орнаментами и 20 эмалевыми миниатюрами, имел 6 окончаний-лучей. Он был около 52 см высотой, верхняя поперечина была 14 см в длину, нижняя – 21 см, толщина – 2,5 см. На верхних концах креста разместились поясные изображения Христа, Богородицы и Иоанна Предтечи. В центре нижнего перекрестия – четверо евангелистов, на концах – архангелы Гавриил и Михаил. Внизу – покровители игуменьи и ее родителей: св. Евфросиния Александрийская, мученики Георгий и София. На обороте – изображения отцов церкви Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, апостолов Петра и Павла. Над каждой миниатюрой – надпись греческими буквами и кириллицей. В 5 квадратных подписанных гнездах креста находились реликвии – частицы Креста Господнего с каплями крови Иисуса, кусочек камня от гроба Пресвятой Богородицы, части мощей св. Стефана и св. Пантелеймона, а также кровь св. Димитрия. По сторонам святыня была обложена 20 серебряными с позолотой пластинками, а края лицевой стороны обрамлены жемчугом. Согласно замыслу Евфросиньи, святыня призвана была вечно «животворить» души полочан.

Крест Евфросинии Полоцкой является также ценным памятником письменности. На позолоченных пластинках возле мощей св. Пантелеймона на обратной стороне высечен большой текст, источник множества исторических сведений. В первой, «деловой» части текста сообщаются имя автора, стоимость драгоценных камней и металлов, использованных для украшения креста, полученная Богшей плата. Есть и автограф мастера – это означает, что создатель шедевра был свободным человеком и известным мастером. За работу Богша получил 40 гривен – сумму, эквивалентную стоимости 160 лисьих шкур.

Вторая половина надписи – заклятие, обещавшее страшную кару тому, кто украдет, отдаст или продаст святыню. Тогда грабежи храмов были частым явлением даже в мирное время, так что подобные тексты встречались повсеместно. Увы, это не обеспечило сохранность реликвии. Уже через полвека он был вывезен из Полоцка смоленскими князьями. Еще несколько столетий его путь прослеживается по летописным спискам трофеев и упоминаниям о дарении, продаже или передаче, но во время Второй мировой следы окончательно теряются.

В 1997 году ювелир из Бреста Николай Кузьмич изготовил копию креста, изучив древние описания и изображения. Она была освящена митрополитом Филаретом и доставлена в Полоцк. Сегодня крест хранится в Спасо-Преображенском соборе.

     

 

Полоцкое княжество уже в XII веке стало важным религиозным центром – неудивительно, что оба монастыря быстро росли. Спасо-Преображенский собор, духовное сердце «девической обители» Евфросиньи, по мнению историков, был построен между 1152 и 1159 годами. Однако эти временные рамки можно сузить. «Церковь Спаса» стала не единственным храмом, возведенным с благословения просветительницы. Летописные источники указывают, что вскоре после нее была сооружена еще одна каменная церковь в честь Пресвятой Богородицы. И произошло это около 1155 года. Именно для нее игуменья решила привезти священную реликвию – икону, называемую Одигитрия Эфесская. По преданию, эта реликвия была одной из трех, написанных апостолом и евангелистом Лукой еще при жизни Девы Марии.

Евфросинья обратилась к императору Византии Мануилу I Комнину, с которым, по мнению отдельных историков, ее семья состояла в дальнем родстве. Пожалуй, косвенным подтверждением этой теории может служить то, что император отнесся к просьбе полоцкой игуменьи благосклонно.

Жизнеописание святой гласит, что она отправила в Царьград своего слугу Михаила «с дарами бесценными». Приняв посланца, Мануил направил сотню воинов в Эфес за реликвией, которую сперва доставили в Царьград. Там Святейший Патриарх Лука Хрисоверг торжественно благословил ее в храме Святой Софии, а затем икону отослали в Полоцк.

История ее пути заслуживает отдельного упоминания. Путешествия – даже налегке – занимали в то время много времени, а настолько важную святыню не повезешь без охраны и сопровождения. Но даже это не могло стать гарантией того, что драгоценный груз прибудет к месту назначения.

Путь из Царьграда лежал через Корсунь – так византийцы называли Херсонес. И узнав, что за икона прибыла сюда, горожане задержали ее у себя, желая, по мнению исследователей, оставить навсегда. Целый год образ провел здесь, из-за чего получил второе название – Одигитрия Корсунская.

Прибыв наконец в Полоцк, реликвия была богато украшена драгоценными камнями и водворена в храм обители Пресвятой Богородицы.

 

 

Разные редакции «Жития» дают противоречивые сведения о дальнейшей судьбе этой иконы. Однако официальная версия гласит, что в 1239 году Одигитрия Полоцкая – это имя тоже стало официальным – была подарена внучатой племяннице Евфросиньи, княжне Александре, чтобы благословить ее брак с Александром Невским. После венчания в храме Пресвятой Богородицы в Торопце реликвия была оставлена здесь и получила четвертое название – чудотворная икона Одигитрия Торопецкая. По преданию, она прославилась многими чудесами и сама несколько раз была чудесным образом спасена при пожарах и бедствиях.

В начале ХХ века Одигитрия была отправлена сначала в краеведческий музей, а после – в ленинградский Русский музей, где экспонировалась до 2009 года. После же чудотворная икона была передана храму Александра Невского в подмосковном поселке Княжье Озеро, где и находится по сей день.

Одигитрия Полоцкая – самый ранний образец этого иконографического типа на восточнославянских землях. Такие памятники имеют чрезвычайную ценность: с них начинаются новые художественные традиции. Неслучайно изображение Одигитрии, Мадонны с младенцем, поднявшей руку в указующем жесте, – один из излюбленных сюжетов белорусских иконописцев.

 

 

Слава полоцкой игуменьи ширилась, распространяясь по всем славянским землям вместе с книгами из монастырских скрипториев и иконами здешних мастеров. Мудрая и образованная женщина состояла в переписке со множеством знаковых людей своего времени, включая Мануила Комнина, Кирилла Туровского, автора «Слова о полку Игореве», чье имя не дошло до нашего времени.

На закате жизни Евфросиния приняла решение совершить паломничество в Святую землю. Историки расходятся во мнении относительно точного времени паломничества Евфросиньи. Ранее считалось, что оно состоялось в 1173 году. Однако анализ летописных источников заставил специалистов изменить мнение. «Житие» свидетельствует, что по пути в Святую землю паломница встретилась с императором Мануилом Комнином, который как раз отправлялся на войну с венграми. При этом жизнеописание самого Мануила I ясно дает понять: в последний раз он воевал с венграми в 1167-м.

Итак, в 1167 году, сразу после Рождества Христова, Ефросинья передала игуменство над полоцкими монастырями своей сестре Евдокии. Сама же в сопровождении брата Давыда и двоюродной сестры Евпраксии отправилась в Святую землю. Это путешествие стало ее последним духовным подвигом. К весне паломники достигли Византии. Посетив собор Св. Софии, паломники продолжили путь. Только в конце апреля Евфросиния со своими спутниками добралась до иерусалимских стен. Как гласит «Житие», она получила разрешение войти в город через Христовы врата. Поселившись в монастыре Св. Богородицы, игуменья отправилась к Гробу Господнему, где самозабвенно молилась три дня, прося позволенья умереть в святом городе. «Житие» повествует, что вскоре Евфросиния занемогла, а Господь послал к ней ангела, который сообщил, что ее молитвы услышаны и на небе ее уже ждут. По совету архимандрита иерусалимского монастыря Евфросиния купила себе место и гробницу в храме Пресвятой Богородицы в монастыре Феодосия Великого. На двадцать четвертый день болезни, 23 мая 1167 года, она почувствовала себя плохо и, исповедовавшись и причастившись, покинула наш мир.

 

В 1187 году, когда Святой Земле снова стали угрожать магометане, православные монахи за выкуп покинули город и вывезли с собой в числе прочих святынь раку с нетленными мощами Евфросинии. Однако Полоцка они не достигли. Возможно, причиной этого послужил конфликт между полоцкими и киевскими князями – более чем 7 столетий мощи Ефросиньи Полоцкой почивали в Феодосиевой пещере Киево-Печерской лавры. Первые попытки вернуть мощи небесной заступницы Беларуси в родной Полоцк относятся ко временам царствования императора Александра II. После нескольких ходатайств жителей всех волостей Полоцкого уезда и полоцкого епископа в 1871 году в Спасский монастырь из Киева была перенесена небольшая часть мощей. Просьбы о полном переносе мощей преподобной Евфросинии продолжали поступать. Наконец специальная комиссия Святейшего синода вынесла благоприятное решение, и Николай II согласился дать августейшее позволение. 22 апреля 1910 года Киев прощался с полоцкой княгиней. Государственные пароходы «Головачев», «Киев» и «Александровск» с мощами и сопровождающими прошли по Днепру от Киева до Орши. В нескольких городах Беларуси флотилия останавливалась. Торжественные богослужения собирали десятки тысяч богомольцев и паломников со всего Приднепровья. Из Орши в Полоцк торжественная процессия двигалась по суше. 23 мая 1910 года, в день памяти св. Евфросинии, мощи возвратились в Спасскую обитель.

Однако это не конец истории. В феврале 1919-го вышло постановление Наркомюста РСФСР об организованном вскрытии святых мощей чудотворцев по всей стране. Гражданская война лишь на три года отодвинула эти неотвратимые события. В 1922 году рака Евфросиньи была вскрыта. В фондах Полоцкого историко-культурного заповедника сохранились документы, свидетельствующие об этом. Мощи отправили в Москву на атеистическую выставку, оттуда – в Витебский краеведческий музей. Только 23 октября 1943 года они вернулись в храм Спаса, где и покоятся по сей день.

 

Много столетий разделяют нас с Евфросиньей. Однако и сегодня мы можем увидеть свидетельства ее жизни, прикоснуться к ним руками. Впрочем, главное из ее деяний неосязаемо его можно только осознать и почувствовать душой. Вся ее жизнь была посвящена преумножению веры и славы родной земли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.