Кумранские рукописи или свитки Мертвого моря – названия большого собрания манускриптов, обнаруженных в 1947 году в пещерах Кумрана, вади Мураббаат, крепости Хирбет-Мирд и многих других уголках Иудейской пустыни, а также в Масаде. Исследование документов подтвердило, что многие из них составлены за несколько веков до начала нашей эры. Что же хранят в себе старинные рукописи – сакральные знания или тайны древних сокровищ?

 

Находка старинных рукописей

Бесплодная Иудейская пустыня не так уж необитаема, как может показаться на первый взгляд. Тысячелетиями здесь находили приют охотники, контрабандисты, беженцы и изгнанники, а порой ее заселяли многочисленные полукочевые племена. Неудивительно, что спрятанные здесь рукописи Мертвого моря неоднократно находили за прошедшие века то здесь, то там.

По версии ученых, впервые один из кумранских свитков обнаружил еще III веке великий христианский богослов Ориген. Он наткнулся на него неподалеку от Иерихона, просто закопанный в песок в обычном глиняном сосуде. Эта находка, впрочем, до наших дней не сохранилась.

В другой раз манускрипты обнаружили около 800 года н.э. Однажды вблизи от одной из кумранских пещер проходил охотник с собакой. Внезапно пес сорвался с места, преследуя какого-то мелкого грызуна, и исчез прямо на глазах у удивленного хозяина. Отправившись за ним, охотник вскоре понял, что животное провалилось в одну из пещер. Мужчине пришлось спуститься за своим питомцем, и в глубине он нашел несколько старинных пергаментных свитков. Считается, что он продал находку иерусалимским евреям, но что с ней стало впоследствии, никто не знает.

Наконец, в конце ХIX века новый свиток обнаружили в древней каирской синагоге. Но один он не представлял большого интереса для ученых. Пока не наступил 1947 год.

Той зимой 15-летний бедуин из племени таамире Мухаммед ад-Дин пас коз в Иудейской пустыне, недалеко от Мертвого моря, в районе вади Кумран. Однажды вечером он пересчитал скот и обнаружил, что одна из его коз пропала. Отправившись на ее поиски, пастух нашел небольшую пещеру, а войдя внутрь, обнаружил там испещренные непонятными знаками старинные свитки из кожи, обернутые ветхой льняной тканью.

Конечно, Мухаммед не сумел оценить важность своей находки, он даже попробовал нарезать из одного из свитков ремешков для починки сандалий. Однако иссохшая за века кожа оказалась хрупким и непрочным материалом, совсем не пригодным для ремонта обуви. Тогда парень предположил, что свитки могут оказаться старинными документами, и решил показать их вифлеемскому антиквару Ибрагиму Иджхе. Тот, правда, непонятные рукописи купить не пожелал, однако свел Мухаммеда со своим коллегой Кандо, который согласился поискать покупателя, но только за треть будущей прибыли от продажи.

В итоге свитки нашли нового владельца только летом. 4 из них достались митрополиту Самуилу из Сирийской православной церкви в Иерусалиме всего за 250 долларов, три других были приобретены профессором Элиэзером Сукеником для Еврейского университета в Иерусалиме, еще один купил некий египетский коммерсант, желавший перепродать доставшуюся ему древность подороже. Он показал свое приобретение Майлзу Копленду, агенту разведки США в Дамаске. Тот, в свою очередь, захотел сфотографировать рукопись и отправить копии начальству. Снимать решили на крыше, чтобы изображение получилось как можно более четким и светлым, но налетевший порыв ветра разнес хрупкий старинный свиток в пыль.

Однако кумранские документы все же попали в США. Митрополит Самуил перевез их в Нью-Йорк, где попросил изучить в Библиотеке Конгресса. Вскоре специалисты признали подлинность древних манускриптов, а вслед за американскими учеными такой же вердикт вынесли и специалисты Еврейского университета в Иерусалиме. Признанные исторической ценностью, свитки были куплены израильским правительством и отправлены, как и свитки из Еврейского университета, в Храм книги при Израильском музее в Иерусалиме.

Однако на этом история рукописей Мертвого моря, конечно, не заканчивается.

 

Раскопки на берегах Мертвого моря

Как только кумранские рукописи были признаны подлинными, стала понятна их истинная ценность. И к месту обнаружения первых свитков отправились профессиональные археологи. Изыскания велись совместными усилиями Департамента древностей иорданского правительства, Палестинского археологического музея Рокфеллера и французской Археологической библейской школы, спонсируемой католической церковью, которая стремилась найти в Иудейской пустыне древние корни христианства. Руководил поисками французский археолог Ролан де Во.

Но ученые были не единственными, кто пытался добыть бесценные древности, – регион буквально наводнили охотники за сокровищами. Так, в ноябре 1951 года бедуины из племени таамире принесли директору Рокфеллеровского музея в Восточном Иерусалиме Иосифу Сааду еще один найденный ими старинные свиток. Ученый, конечно же, попытался выяснить, где они раздобыли историческую ценность, и даже обещал неплохо заплатить за эти сведения. А когда бедуины отказались раскрыть место находки свитка, доведенный до отчаяния, он даже взял одного из них в заложники. Только тогда таамире рассказали еще об одной пещере, полной свитков.

Всего усилиями исследовательской экспедиции только за 1952 год были открыты 5 пещер и найдены 15 тыс. фрагментов от 574 рукописей. Бедуины в то же время нашли еще одну пещеру неподалеку от места официальных раскопок и продали ученым почти тысячу обрывков от 575 рукописей. Все находки отправляли для изучения в Рокфеллеровский музей.

Так за 5 полных лет раскопок с 1951 по 1956 годы в музее скопилось огромное собрание письменных памятников старины. Все они получили название «рукописи Мертвого моря», или «Кумранские свитки», по месту обнаружения первых экземпляров. Всего в окрестностях Мертвого моря было обнаружено около 40 пещер, и в 11 из них нашли собрания старинных манускриптов, общее число находок достигло почти 25 тыс. К сожалению, до наших дней целых свитков почти не сохранилось, ученые извлекли на свет всего 10 таких рукописей. Остальных находки представляли собой фрагменты множества документов. Есть даже предположение, что некоторые свитки совершенно сознательно разорвали на части бедуины, чтобы продать их подороже. Ведь ученые готовы были платить кочевникам по иорданскому фунту за каждый кусочек размером с почтовую марку. За прошедшие годы специалисты Рокфеллеровского музея сумели восстановить многие свитки и из таких крошечных фрагментов, так что ученым для изучения было предоставлено более 190 манускриптов.

Началось детальное изучение найденных рукописей. Вскоре ученые установили, что найденные древности принадлежали общине ессеев – религиозной секте, обитавшей в той местности. Некоторые документы были созданы членами этой общины, другие, имеющие иудейское происхождение, по всей видимости, достались ессеям на сохранение.

Радиоуглеродный анализ, а так же добытые учеными палеографические данные и даже простые внешние свидетельства позволили ученым установить, что основная часть рукописей мертвого моря была написана в период с 250 года до н.э. до 68 года н.э.

Большая часть текстов написана на арамейском и древнееврейском языках, но встречаются и более редкие для этой местности латынь и греческий. Авторы и переписчики использовали квадратный еврейский шрифт, который кропотливо наносили на пергаменты из козьей или овечьей кожи или, реже, на папирус угольными чернилами. После написания свитки для больше сохранности сворачивали и прятали в простые глиняные кувшины.

По содержанию почти все кумранские рукописи можно смело разделить на три группы: библейские тексты, среди которых ученые обнаружили почти все Книги Ветхого Завета, Самаритянское Пятикнижие, древнееврейский источник Септуагинты и многое другое, апокрифы к библейским текстам и тексты, созданные непосредственно членами общины ессеев и описывающие устав секты, их мировоззрение и даже повседневную жизнь.

Однако среди рукописей попадались и такие, которые ученые так и не смогли отнести ни к одной из вышеперечисленных групп. Например, загадочный Медный свиток.

 

Медный свиток

Большинство кумранских свитков было написано на пергаменте или папирусе. Но один из найденных в пещерах Иудейской пустыни манускриптов выглядел совсем иначе.

20 марта 1953 года в третьей по счету из обнаруженных археологами пещер Кумрана были найдены два свитка, сделанных из металла. Они лежали не в кувшине, а у одной из дальних стен пещеры под толстым слоем пыли. Очистив находку, археологи рассмотрели на поверхности металла выгравированные знаки. Свитки, немедленно залитые раствором целлулоида, тут же отправили в музей Рокфеллера.

Первые же исследования показали, что эти необычные документы написаны на листе меди с примерно 1-процентной примесью олова. Тогда же стало ясно, что две части, судя по линии разлома, когда-то были единым целым, но время не пощадило их, и древняя рукопись разломилась. Изготовил свиток мастер своего дела – три пластины мягкого металла были скреплены между собой заклепками и образовывали единую полосу длиной почти в 2,5 м и шириной около 40 см. Текст был нанесен мелкими буквами – всего по 10 – 12 ударов чекана на литеру – на внутренней стороне свитка. Вскоре ученым удалось установить и возраст артефакта – он был создан в 30 – 135 годах н.э.

Многих удивил столь странный выбор материала для изготовления рукописи. Ведь медь в те времена была во много раз дороже пергамента и папируса, а чеканка занимала куда больше сил и времени, чем письмо. Напрашивался только один вывод – автору текста было крайне важно, чтобы этот документ был надежным и долговечным.

Такое заключение лишь усилило интерес к содержанию таинственного свитка. Но в этом-то и была главная загвоздка. За прошедшие века медь очень сильно окислилась, и теперь развернуть части манускрипта, не повредив их, было просто-напросто невозможно. Пока ученые искали способ раскрыть свиток, его снова залили целлулоидом и выставили в музее Рокфеллера в Иерусалиме.

В сентябре 1953 года музей посетил профессор Геттингенского университета Карл Георг Кун. Увидев таинственный медный свиток, он страстно загорелся идеей его расшифровки. Однако так и не получил на это разрешения – состояние артефакта было настолько плачевным, что ученому даже не разрешили взять его в руки. Однако профессор Кун, увлеченный загадкой свитка, часами простаивал около витрины, за которой он был выставлен в музее, и изучал немногочисленные видимые невооруженным взглядом слова. Он стал первым, кто сумел разобрать на поверхности Медного свитка слова «зарыто», «копай», «локтей» и «серебро», и сделал сенсационное предположение, что этот свиток содержит в себе не религиозные тексты, а указания на то, где спрятаны сокровища.

И все же честь стать первым, кто прочел заветный свиток, досталась другому. Весной 1955 года Джон Аллегро, один из членов комиссии по исследованию Медного свитка, наконец смог уговорить директора музея профессора Хардинга продолжить изучение артефакта.

Увы, единственным способом добраться до заветного текста было разрезать свиток на части. Для этого в Манчестерском технологическом колледже сконструировали специальную машину. Она имела довольно сложный механизм: свиток аккуратно, но надежно закреплялся на подвижной опоре под упругим рычагом, на котором была закреплена крошечная пила. Она имела диаметр всего 5 см и толщину 0,15 мм, что позволяло ей разрезать только один слой меди зараз. Перед каждым разрезом свиток в течение нескольких часов медленно подогревали до строго определенной температуры, а сразу после разреза очищали при помощи устройства, похожего на машинку для удаления зубного камня.

Эту сложную операцию начали 13 июля 1955 года, когда меньшая часть медного свитка была передана руководителю проекта Райдену Боудену, доктору Манчестерского технологического колледжа. Он и его команда блестяще справились с поставленной задачей – при распиле было повреждено не более 5% текста. Тогда им же передали для работы и большую часть рукописи. После окончания инженерных работ Медный свиток, разрезанный на 24 отдельные полосы, был передан обратно в Иерусалим и Джон Аллегро сумел приступить наконец к расшифровке текста.

Поначалу работа шла медленно: ученому встретилось слишком много незнакомых древнееврейских слов. Сам Аллегро писал об этом: «Нашу работу осложняет также то обстоятельство, что мы не располагаем достаточно обширной технической ивритской терминологией. На первый взгляд этот факт может вызвать недоумение, особенно, если вспомнить о словарном богатстве Ветхого Завета. На самом же деле слов, почерпнутых из Библии, нам едва ли хватило бы на один день с его мирскими заботами». А в медном свитке речь все чаще шла о таких приземленных местах, как канавы, колодцы, подземные ходы и водостоки.

И все же перевод, пусть и не обещающий абсолютную точность, был закончен и представлен ученой публике. Оказалось, что Медный свиток содержит в себе около 3 тыс. букв и написан не на литературном языке, а на куда более простом разговорном наречии того времени – мишнаитском иврите. Содержал он, как и предрекал профессор Кун, не библейский текст, а список почти 60 мест, в которых спрятаны различные ценности и предметы из золота и серебра.

 

Богатства Соломона и Ирода

Итак, в Медном свитке содержался перечень из 12 колонок, в каждой из которых были записаны места хранения сокровищ. Например, в первой колонке, помимо прочего, указано: «В крепости Хирберт-Мирд, в долине Ахор, сорок локтей под ступенями, ведущими к востоку: сундук с деньгами и его содержимое: семнадцать талантов весом. В надгробии, в третьем ряду каменной кладки: легковесные слитки золота. В Большой цистерне, которая во Дворе перистиля, в облицовке ее дна сокрыты в углублении против верхнего отверстия: девятьсот талантов». В третьей колонке: «Во дворе девять локтей под южным углом: золотые и серебряные сосуды для десятины, кропильницы, чаши, жертвенные кубки, сосуды для возлияний, всего шестьсот и девять. Под другим, восточным углом зарыто на шестнадцать локтей: 40 талантов серебра». Или в колонке под номером IV: «Между двумя давильными прессами для масла, которые в долине Ахор, на полпути между ними, зарыто на три локтя, там два горшка, наполненные серебром. В обмазанной глиной яме, которая в дне давильного пресса: двести талантов серебра.»

Таким образом, даже по самым приблизительным оценкам, в окрестностях Иерусалима и Западной Палестины спрятано золота и серебра на колоссальную сумму. Даже просто подсчитав общий вес золота и серебра в кладах, можно получить от 140 до 200 тонн, ведь один талант, о котором говорится в Медном свитке – это ни много ни мало около 34 кг. А ведь кроме золота и серебра в слитках среди спрятанных богатств перечислено, к примеру, 619 золотых и серебряных сосудов, которые представляют огромную историческую ценность и стоят гораздо дороже, чем металлы, из которых они изготовлены.

Поначалу ученые недоумевали, откуда у небогатой и аскетичной общины ессеев такие несметные богатства. Но самый вероятный ответ нашелся довольно быстро. Профессор Сигмунд Мовинкель из Норвегии писал в своем эссе: «Ессеи кумранской общины не могли владеть такими огромными ценностями. Прежде всего, против этого свидетельствует упоминание о сосудах с драгоценными благовониями, потому что законы иудеев запрещали употребление благовоний вне храма. Следовательно, в этой описи речь может идти лишь о сокровищах храма Соломона, который был сожжен завоевателями в 587 году до н.э. Наиболее приемлемым кажется предположение, что в Медном свитке речь идет о спасенных и спрятанных сокровищах храма перед тем, как в 70 году Тит Флавий Веспасиан захватил и разрушил».

Кроме того, на то, что речь идет именно о храмовых богатствах, косвенно указывает факт, что среди прочих ценностей в списке указаны ценные породы дерева, курительницы, жертвенные кубки и кувшины для десятины. Все то, что могло использоваться в церкви.

Действительно, о сокровищах Первого Храма, построенного самим царем Соломоном, ходят легенды. Даже Библия рассказывает о небывалом богатстве и великолепии этого уникального сооружения: «И построил Соломон храм, и кончил его. И обложил Соломон храм внутри чистым золотом, и протянул золотые цепи пред давиром, и обложил его золотом. Весь храм он обложил золотом, весь храм до конца, и весь жертвенник, который пред давиром, обложил золотом».

Этот храм был захвачен и разрушен ассирийским царем Навуходоносором еще в VI веке до н.э., а о судьбе его несметных сокровищ рассказывают легенды, предания, сказки. А на месте Первого храма со временем был построен Второй. Заложивший его царь Ирод, как и его предшественник, не поскупился на убранство храма. Некоторые даже считают, что для его постройки были использованные спасенные или найденные впоследствии сокровища самого Соломона, кроме того, и сами иудеи щедро жертвовали на строительство нового храма. Подробные сведения об этом сооружении дошли до нас благодаря римскому историку Иосифу Флавию, который подробно описывает Второй храм в своих трактатах: «Девять из его ворот были от верха и до конца сплошь покрыты золотом и серебром, равно как косяки и притолоки; одни из них, находившиеся вне храма, были даже из коринфской меди и далеко превосходили в стоимости посеребренные и позолоченные… Внутри ворот все кругом блистало золотом… Ворота, которые вели в это отделение, были, как сказано выше, сплошь позолочены, равно как и вся стена, окаймлявшая их. Над ними находились золотые виноградные лозы, от которых свешивались кисти в человеческий рост. Внешний вид храма представлял все, что только могло восхищать глаз и душу. Покрытый со всех сторон тяжелыми золотыми листами, он блистал на утреннем солнце ярким огненным блеском, ослепительным для глаз, как солнечные лучи».

Разумеется, все эти сокровища не давали покоя римским императорам. Чтобы иметь неограниченный доступ к богатой храмовой казне, они ставили в Иудее верных прокураторов, а те назначали послушных Риму первосвященников. Так что римские правители не стеснялись брать из казны храма столько, сколько им заблагорассудится. Тот же Иосиф Флавий свидетельствует, что полководец Марк Лициний Красс взял из хранилищ Второго храма огромную сумму – 2 тыс. талантов на войну с парфянами.

Многие иудеи, конечно же, были недовольны разграблением священного для них храма и подняли восстание. Тогда римские войска под руководством военачальника Тита захватили Иерусалим и разрушили Второй храм едва ли не до основания.

Но куда же делись бесчисленные богатства из храмовой казны?

Долгие годы считалось, что все они достались победителям. Некоторые исследователи полагают, что именно на эти деньги были построены многие памятники античности, например, Амфитеатр Флавиев или Колизей. Но расшифровка Медного свитка позволила предположить, что сокровища Второго храма успели вывезти и надежно спрятать. А чтобы эти богатства не пропали в веках бесследно, оставили надежную и долговечную опись, вычеканенную на медных листах.

 

Охота за сокровищами

Джон Аллегро решил лично доказать, что в медном свитке действительно даны указания, как отыскать сокровища Первого и Второго храмов, и собрал для этого целую исследовательскую экспедицию.

Первым местом, куда она направилась, стала ныне полностью разрушенная крепость Хирбет-Мирд в долине Ахор. Увы, за прошедшие века она была неоднократно разграблена, так что на долю экспедиции ценных находок уже не осталось.

Следующее место, Хирбет-Кумран, Аллегро сопоставил с записью из Медного свитка «у начала подводящего канала, который проходит через Секака с севера, под большим отстойным бассейном зарыто на три локтя: семь талантов серебра». Всю прилегающую территорию обшарили с металлоискателем, но ничего, кроме осколков керамики, датируемой 400 годом до н.э., так и не нашлось.

Большие надежды ученые возлагали и на 24 указанных в свитке участка, находящихся на территории Храмовой горы в Иерусалиме. Но Аллегро так и не сумел добиться разрешения на раскопки у департамента по охране памятников древности.

Предприняв еще несколько попыток отыскать спрятанные сокровища, Джон Аллегро наконец сдался. Однако в 1988-м всего в нескольких километрах к северу от пещеры, где обнаружили Медный свиток, была сделана неожиданная находка. На глубине около метра археологи откопали небольшой кувшин как раз эпохи царя Ирода. Драгоценный сосуд был надежно запечатан и аккуратно обернут в несколько слоев пальмовых волокон для пущей сохранности. В нем оказалось густое красноватое вещество, которое по результатам химической экспертизы оказалось драгоценным бальзамовым маслом, которое производилось в древнем Иерихоне и использовалось только в ритуале помазания на царство. Этот кувшин вполне мог бы оказаться крошечной частью легендарных сокровищ, описанных в Медном свитке.

А не так давно израильские археологи обнаружили в одном из мест, указанных в манускрипте, извилистый туннель со множеством ступенек, которые ведут под завал внутрь горы. Используя современное оборудование, они установили, что за завалом пустота – довольно большое рукотворное помещение. Так что все еще есть немалый шанс, что несметные богатства Соломона и Ирода будут вскоре найдены.