По прогнозам экспертов из Goldman Sachs, одного из крупнейших на планете коммерческих банков, к 2050 году лидером мировой экономики должна стать группа из пяти быстроразвивающихся стран – Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской Республики (БРИКС). Еще недавно – в самом начале XXI века – предполагалось, что именно за счет их роста будет обеспечиваться рост мировой экономики в общем и фондовых рынков в частности. Вот только разговоры о том, что «БРИКС прилег поспать» звучат в наше время все чаще. Как и мнения, что все пять стран постепенно теряют позиции лидеров экономического роста. И вот уже даже представители Goldman Sachs начали сомневаться в своих предсказаниях и искать других кандидатов на роль лидеров экономики…

      Но не рано ли запаниковали финансисты? Оправдает ли БРИКС возложенные на него надежды?

     Первоначально в группу было выделено 4 страны – Бразилия, Россия, Индия и Китай, – так что и название у нее было короче на одну букву – БРИК. Впервые подобное сокращение было предложено британским финансистом Джимом О’Нилом, аналитиком из Goldman Sachs, в 2001 году. Последовательность букв была выбрана не случайно – западные финансовые эксперты всегда были падки на звучные акронимы. В английской транскрипции BRIC созвучно со словом brick («кирпич»), что будто бы символизировало: рынкам именно этих стран суждено в будущем стать «строительным материалом» для всей мировой экономики.

     Появившаяся в названии через 10 лет буква S (South Africa) также пришлась ко двору: в английском языке она используется как окончание при образовании множественного числа существительных. Так что теперь «кирпич» просто превратился в «кирпичи», а БРИК – в БРИКС.

     

«Кирпичи» мировой экономики

      Когда Goldman Sachs заговорил о группе БРИК, то ни о какой координации экономических политик между ее участниками речь даже не шла. И уж тем более не рассматривался вариант организации какого-либо экономического блока или официальной торговой ассоциации. Джим О’Нил просто объединил под звучным названием четыре крупные страны, которые развивались на тот момент наиболее быстро. Название прижилось. А со временем появились и все признаки того, что Бразилия, Россия, Индия и Китай совсем не против сформировать некий «политический клуб» или «союз». И ярким свидетельством стали сначала саммит министров иностранных дел (2008 год), а потом и саммит глав стран БРИК (2009 год).

      Но вернемся к критериям, по которым страны были выделены в одну группу. Членов БРИК объединяют не только быстрые темпы роста, но и наличие у каждого из них большого количества важных для мировой экономики ресурсов. Так, по мнению экспертов, для Бразилии это сельскохозяйственная продукция; для России – минеральные ресурсы; для Индии – дешевые интеллектуальные ресурсы; для Китая – дешевые трудовые ресурсы. А для присоединившейся к группе позже ЮАР – природные ресурсы. Роль страны с наибольшим потенциалом отводилась Индии. И даже более – предсказывалось, что через несколько десятков лет именно эта страна может свергнуть США с пьедестала.

      Отдельно отмечалась высокая численность населения – более 40% от всего количества жителей планеты – и большие площади этих стран (суммарно – более 25% всей суши). Прогнозировалось, что в будущем быстрый экономический рост может трансформироваться в политическое влияние БРИК на мировой арене. А это, в свою очередь, приведет к формированию новой экономической элиты, которая будет противостоять «золотому миллиарду».

      

      «Золотой миллиард» – понятие из социологии и демографии, которое используют для отражения дисбаланса в уровне жизни представителей различных стран. Чаще всего к «золотому миллиарду» причисляют США, Канаду, Австралию, страны Евросоюза и Японию – развитые капиталистические державы, суммарная численность населения которых составляет на данный момент около 1 млрд. человек.

      Происхождение термина напрямую связано с идеей того, что численность населения растет слишком быстро – гораздо быстрее, чем осваиваются природные ресурсы. Так что их на всех точно не хватит. Со временем эта теория трансформировалась в утверждение, что Земля может «прокормить» не более 1 млрд. человек. И что львиную долю всех природных ресурсов потребляет именно «золотой миллиард», который еще называют «сытым миллиардом».

      

     

 Китаю и Индии в этой схеме отводилась роль глобальных поставщиков товаров промышленного назначения и услуг, а Бразилии и России – доминирующих поставщиков сырья. О каждой из этих стран не раз говорилось, что она обладает «значительным интеграционным потенциалом». Неудивительно, что в какой-то момент все они выбрали путь на сближение друг с другом. Если в 2001-м ни о каком официальном сообществе речь не шла, то уже в 2003-м аналитики говорили, что БРИК может сформировать сильный экономический блок, подобный «Большой восьмерке».

      Общим для всех членов БРИК является и то, что «курс на мировой рынок и повышение собственной конкурентоспособности на нем» был выбран где-то в период окончания «холодной войны». Приблизительно в это время – а в некоторых странах и чуть раньше – были начаты экономические или политические реформы, в которых основной упор был сделан на иностранные инвестиции, образование, внутреннее потребление и предпринимательство. И эта ставка сыграла.

      По свидетельству Международного валютного фонда, в период с 2000 по 2008 год на страны БРИК приходилось порядка 50% мирового экономического роста, и прогнозировалось, что этот показатель будет только расти.

      В 2008 году в докладе ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию) было отмечено, что члены БРИК входят в пятерку наиболее привлекательных мест для размещения будущих зарубежных инвестиций с точки зрения транснациональных корпораций. Причем отдельно было отмечено, что по сравнению с 2007 годом заметно возросла инвестиционная привлекательность России и Бразилии.

      По данным на начало 2011 года, на долю БРИК (тогда еще не учитывался новый член группы – ЮАР) приходилось производство около 40% пшеницы (свыше 260 млн. тонн), 50% свинины (более 50 млн. тонн), более 30% мяса птицы (свыше 30 млн. тонн) и 30% говядины (около 20 млн. тонн) от общемирового показателя. На территориях этих четырех стран сосредоточено более 30% общемировых пахотных земель. Так что декларация, подписанная в начале 2010 года главами аграрных министерств Бразилии, России, Индиии и Китая, выглядела более чем логичным шагом. Целью данного документа стало увеличение оборота сельскохозяйственных товаров между странами. К этому моменту все участники группы понимали: объединившись, влиять на глобальные процессы будет проще. Тем более что начало этому процессу уже было положено.

     

БРИК превращается в БРИКС

      Активное налаживание взаимосвязей внутри БРИК началось в сентябре 2006-го, когда состоялась встреча министров иностранных дел четырех стран. Произошло это в Нью-Йорке, во время 61-й сессии ООН. Потом было еще несколько встреч, а первый официальный саммит глав стран БРИК был проведен 16 июня 2009 года в Екатеринбурге. Его центральной темой стала глобальная продовольственная безопасность.

      Второй саммит прошел почти через год в Бразилии. В 2010-м обсуждались пути преодоления последствий кризиса и повышение влияния стран в таких международных организациях, как Всемирный банк и МВФ. Не исключено, что уже тогда зародилась и мысль о создании альтернативных им структур.

     

     Всемирный банк – The World Bank – международная финансовая организация, которая была создана для оказания финансовой и технической помощи развивающимся странам. Появилась она после Второй мировой войны и ассоциировалась с Международным банком реконструкции и развития, который оказывал финансовую поддержку в восстановлении Западной Европы и Японии. МБРР до сих пор составляет основу деятельности Всемирного банка (ВБ).

     Со слов его президента Роберта Б. Зеллика, «цели деятельности Всемирного банка – способствовать устойчивой глобализации в интересах всех слоёв населения, сокращению масштабов бедности, ускорению экономического роста без ущерба для окружающей среды, а также создавать для людей новые возможности и вселять в них надежду».

     В настоящее время, в соответствии с принятой ООН «Декларацией тысячелетия», Всемирный банк сосредоточился на достижении 8 основных целей:

     1. ликвидация нищеты и голода;

     2. обеспечение всеобщего начального образования;

     3. поощрение равенства мужчин и женщин и расширение прав и возможностей женщин;

     4. сокращение детской смертности;

     5. улучшение охраны материнства;

     6. борьба с ВИЧ/СПИДом, малярией и другими заболеваниями;

     7. обеспечение устойчивого развития окружающей среды;

     8. формирование глобального партнерства в целях развития.

     193 государства-члена ООН и, по меньшей мере, 23 международные организации договорились достичь этих целей к 2015 году.

     

      МВФ – Международный валютный фонд – представляет собой специализированное учреждение ООН со штаб-квартирой в Вашингтоне. Официальной датой создания организации считается 27 декабря 1945 года. Деятельность же МВФ начал в 1947-м – и в этом же году Франция взяла первый кредит.

      Сейчас МВФ объединяет 188 государств и предоставляет кратко- и среднесрочные кредиты странам, в которых наблюдается дефицит платежного баланса. Практически всегда подобные кредиты сопровождаются набором условий и рекомендаций. Однако в последнее время МВФ все чаще подвергается критике за то, что эти самые условия и рекомендации направлены не на повышение самостоятельности и стабильности экономики развивающихся стран, а исключительно на «привязывание» их к международным финансовым потокам.

     

 Конец года был ознаменован принятием «в клуб» нового игрока – Южно-Африканской Республики. Стоит отметить, что к членству в БРИК ЮАР активно стремилась с 2009 года. Процесс присоединения начался в августе и официально завершился в декабре 2010-го, так что на третьем саммите – уже БРИКС, – прошедшем весной 2011 года в китайском курортном городе Санья, президент ЮАР присутствовал в качестве полноправного члена. Во время встречи участники в очередной раз высказались за скорейшее присоединение Российской Федерации к ВТО, всеобъемлющую реформу ООН и мирное урегулирование ливийского вопроса. Также страны договорились об экономическом взаимодействии с использованием национальных валют. Было решено, что очередной саммит состоится в 2012 году в Индии.

      Тогда многие отмечали, что принятие ЮАР в БРИК – большой дипломатический успех республики. На это место претендовал ряд стран. Еще больше вариантов потенциальных членов предлагали различные финансовые аналитики, вдоволь наигравшиеся тогда с новым вариантом названия группы. Так, акроним «продлевали» до полноценного BRICK, понимая под буквой К – Южную Корею. Рассматривался вариант BRIMC, где М предназначалось Мексике; BRICA, где А добавили бы присоединенные к БРИК арабские страны Персидского залива. А в том случае, если бы новыми членами стали государства Восточной Европы и Турция, названия могло бы смениться на BRICET.

      К слову, русскоязычные пользователи сети Интернет не остались в стороне. Причем новый вариант названия был предложен именно после присоединения ЮАР: вместо транслитерированного БРИКС они предложили именовать расширившуюся группу БРЮКИ. Название, как можно догадаться, на официальном уровне не прижилось.

      Если говорить о Южно-Африканской Республике, то все тот же Джим О’Нил из Goldman Sachs рассматривал ее в качестве возможного нового члена, но все же отмечал, что страна с численностью около 50 млн. человек представляет собой слишком маленькую экономику для присоединения к БРИК. О’Нил считал, что потенциал для включения у государства присутствует, но не предполагал принятие ЮАР в БРИК на данном этапе. Но вот если рассматривать ЮАР как «ворота» в Южную Африку и в Африку в целом, то стоит согласиться с другими экспертами. С теми, которые назвали этот ход не столько коммерческим, сколько политическим. ЮАР находится в уникальном положении, позволяющем ей влиять на африканский экономический рост и инвестиции. Расширение БРИК до БРИКС даст остальным участникам группы – и в первую очередь Китаю – возможность еще больше закрепиться на африканском рынке. Сотрудничество со странами Африки крайне важно в геополитическом плане и, кроме прочего, еще больше повышает статус стран БРИКС в мировой экономике. Кроме того, не стоит забывать об огромных природных запасах полезных ископаемых в Южно-Африканской Республике.

      Министр иностранных дел ЮАР Маите Нкоана-Машабане, торжественно объявляя о принятии страны в группу, отметила: «БРИКС сможет сыграть решающую роль в усилении влияния развивающихся стран на меняющуюся глобальную политическую, экономическую и финансовую архитектуру. Она призвана стать более справедливой и сбалансированной. БРИКС объединяет самые энергично развивающиеся государства планеты на фоне экономического упадка в Америке и Европе».

     

      Джим О’Нил – британский финансист, экономист, доктор философии. Родился в 1957 году в Манчестере (Великобритания). Свою карьеру начал в 1982 году в американском финансовом конгломерате Bank of America. С 1988 года работал в Швейцарской Банковской Корпорации (Swiss Bank Corporation), где в период с 1991 по 1995 год возглавлял глобальные экономические исследования. В 1995 году стал партнером одного из крупнейших в мире коммерческих банков Goldman Sachs, известного в кругу финансистов как The Firm. Там О’Нил в 2001-м также возглавил глобальные экономические исследования, а с 2010-го стал руководителем подразделения по управлению активами Goldman Sachs Asset Management (GSAM).

      Кроме термина-акронима BRIC, Джим О’Нил «приложил руку» к «Группе одиннадцати» (N-11 или Next Eleven). Именно он выделил 11 стран – Мексика, Нигерия, Египет, Турция, Иран, Пакистан, Бангладеш, Индонезия, Вьетнам, Южная Корея, Филиппины – в качестве тех, чья национальная экономика с высокой вероятностью может превратиться в крупнейшие локомотивы мировой экономики XXI века. Т.е. именно эти государства, по прогнозам, могут стать в один ряд со странами группы БРИКС или даже составить им серьезную конкуренцию. Тем более что 4 из них – Мексику, Нигерию, Индонезию и Турцию – он уже выделяет в отдельную группу, получившую собственное название – МИНТ (MINT). И именно о них сейчас все чаще говорят как о «темных лошадках» мировой экономики.

     

Банк на пятерых

      IV саммит БРИКС, как и планировалось, прошел весной 2012 года в столице Индии – Нью-Дели. На встрече обсуждались проблемы мировой экономики, антикризисные меры, а также возможные пути урегулирования ситуации вокруг Ирана и Сирии. Но главное – был поднят вопрос создания совместного Банка развития. Подобный шаг означал бы, прежде всего, отказ от использования евро и доллара в расчетах между странами БРИКС и постепенное укрепление национальных валют. Президенты поручили своим министрам финансов пристально изучить вопрос и оценить жизнеспособность инициативы.

      В 2013-м встреча прошла в ЮАР. Тема саммита звучала как «БРИКС и Африка: партнерство в целях развития, интеграции и индустриализации». Кроме обсуждения ряда экономических и политических вопросов, связанных с общей ситуацией в мире и планами развития сотрудничества внутри группы, президенты пяти стран встретились с главами африканских государств и представителями деловых кругов. Тогда же страны БРИКС приняли решение: альтернативе Всемирному банку и МВФ быть.

      Работа над созданием Банка развития и пула валютных резервов стран БРИКС идет полным ходом: подготовлен устав Банка, согласован объем уставных капиталов (по 100 млрд. долларов для каждой структуры), обсуждается место расположения штаб-квартиры (каждая из стран готова разместить ее у себя).

      Основная цель Банка развития – финансирование, причем, в первую очередь, внешних проектов. Например, создание в странах Африки современной инфраструктуры, в которой они так нуждаются. Их «голосом» в БРИК является ЮАР, президент которой неоднократно критиковал ВБ и МВФ за медлительность в вопросах, требующих быстрого разрешения.

     

      Африка – второй по площади континент после Евразии, – на территории которого расположены 55 государств. Их общее население составляет около 1 млрд. человек. Африканский континент пересекает экватор и является единственным, протянувшимся от северного до южного субтропического климатического пояса. Площадь Африки (вместе с островами) превышает 30 млн. км2, а это 6% от общей площади поверхности Земли и более 20% от поверхности суши.

      Важная отрасль экономики Африки – тропическое и субтропическое земледелие, продукция которого составляет от 60 до 80% ВВП. Однако существует и серьезная проблема – катастрофическая эрозия почвы из-за ее неправильной обработки. Но прежде всего Африка известна своими богатейшими месторождениями алмазов (ЮАР, Зимбабве) и золота (ЮАР, Гана, Мали, Республика Конго). Кроме того, Нигерия и Алжир славятся большими месторождениями нефти.

      Несмотря на то, что все страны континента – за исключением ЮАР – на данный момент относятся не только к развивающимся, но и к беднейшим в мире (около 70% населения живет за чертой бедности), африканский рынок все больше и больше привлекает внимание лидеров мировой экономики.

     

 Надо понимать, что те же кредиты странам Африки не благотворительность – это выгодно обеим сторонам. Например, континент получит деньги на развитие гидроэнергетики, а страны БРИКС смогут поставить туда свое оборудование или выступить в качестве исполнителей работ. Если бы кредитовал МВФ, то и оборудование поставляли бы, в основном, западные страны, контролирующие его работу.

      Пул валютных резервов стран БРИКС – это страховка, своеобразная «касса взаимопомощи» на тот случай, если у кого-то из группы возникнут финансовые проблемы и дефицит бюджета. Эту же роль играет и МВФ. Да, обозначенный уставный фонд пула (100 млрд. долларов) проигрывает нынешним резервам МВФ минимум в 3,5 раза, но не стоит забывать, что БРИКС объединяет всего 5 стран, тогда как МВФ – 188.

     Одной из причин поиска альтернативы ВБ и МВФ стало недовольство членов БРИКС политикой этой структуры, в первую очередь защищающей своих главных акционеров – США и ЕС. С другой стороны, уставные капиталы Банка развития и пула валютных резервов стран БРИКС пока решено пополнять долларом США. То есть на данный момент это поддержка американской валютной системы. Однако представители БРИКС высказывают надежду, что ситуация временная и в ближайшем будущем доллар заменят национальные валюты стран-участниц группы.

      Планируется, что и Банк развития, и пул валютных резервов начнут свою работу уже в 2015 году. Но это не означает, что страны БРИКС обязательно будут выходить из ВБ и МВФ – по крайней мере, на первых порах делать это никто из них не собирается. Сейчас Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР просто хотят застраховать себя от возможных рисков и повысить свое экономическое и политическое влияние на мировой арене в противовес своим основным конкурентам.

      Вот только движется процесс все же не так быстро, как хотелось бы его участникам. Например, внесение странами взносов в Банк развития было решено растянуть на 5 лет. Да и эксперты все чаще бьют тревогу, говоря о том, что из быстрорастущих экономики стран БРИКС превращаются в замедляющиеся. Индии, которую недавно видели лидером гонки, теперь пророчат потерю статуса инвестиционного рынка. А одна из основных проблем России на «Пути 2050», по мнению Джима О’Нила, лежит в области демографии: в своей статье, опубликованной в The Independent, он отметил, что к 2050 году население страны может снизиться до 100 млн. человек против нынешних 140 млн. Также финансист считает, что опасность может таиться в чрезмерной зависимости страны от поставок нефти и газа.

      Но есть и более позитивные мнения: многие финансисты не спешат выводить БРИКС из гонки, отмечая, что чередование стран, интересных для инвестирования, – естественный для современного мира процесс. И что даже утрата лидерства не отменяет значительного объема суммарного ВВП стран БРИКС. Так что считаться с ними в ближайшее время придется всем игрокам рынка.

      Прогнозы – дело неблагодарное. Но, если судить по их количеству, очень уж увлекательное. Группа БРИКС как некая организация возникла, по сути, с легкой руки экономистов. Они же сейчас пытаются найти ей «замену». В числе наиболее вероятного кандидата все тот же Джим О’Нил рассматривает группу МИНТ (Мексика, Индонезия, Нигерия, Турция). Его коллеги из исследовательской компании Capital Economics предлагают обратить внимание на чуть иную «четверку» – Польша, Мексика, Филиппины и Нигерия. И это далеко не все варианты.

      Кто окажется прав, как водится, покажет время. Но практически все финансовые аналитики сходятся в одном: уход мировой экономики от традиционных экономических центров – таких, как Европа и США – становится устойчивой тенденцией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.