Трагические события в Волгограде в конце декабря 2013 года вновь заставили весь цивилизованный мир задуматься о том, насколько беззащитен современный человек перед угрозой терроризма. Взрывы, захваты, фанатики-самоубийцы, раненые и погибшие мирные люди… Оружие террора – страх и насилие. Он известен практически столько же, сколько существует человечество. И, к сожалению, в своем развитии не только не отстает от общества, но и активно привлекает на свою службу новейшие достижения, разработки и высокие технологии. И страшно представить, каким он может стать уже завтра.

Волгоградская трагедия

      Накануне новогодних торжеств большинство людей всецело поглощено приятными предпраздничными хлопотами. Но все может измениться в один миг. 29 декабря прошлого года около 12:45 по московскому времени в здании вокзала «Волгоград-1» прогремел взрыв. Трагедия произошла возле рамок металлоискателя, в зоне досмотра. Прибывшие на место происшествия сотрудники правоохранительных органов сообщили прессе, что «кто-то пытался пройти внутрь здания вокзала, но не был пропущен. После этого произошел взрыв, в результате которого как минимум одного человека разорвало». Увы, жертв оказалось значительно больше.

      Следственный комитет РФ официально признал произошедшее терактом и возбудил уголовное дело. Взрывная волна серьезно повредила центральный вход вокзала, выбила окна практически по всему фасаду и разбросала людей в здании. Именно находящийся внутри зал ожидания эксперты посчитали основной целью террористов. По крайней мере, такую версию озвучил Владимир Маркин, официальный представитель СК РФ, в своем заявлении: «По предварительным данным, теракт совершила террористка-смертница, которая при подходе к рамкам металлоискателя привела в действие взрывное устройство. Тем самым, заградительная система на вокзале помешала совершить взрыв на территории здания, где находится зал ожидания, что позволило избежать большего числа жертв». В тот день из-за отмены нескольких поездов в зале ожидания действительно было людно. Правда, жители Волгограда утверждают, что и зона досмотра нередко становится местом, где скапливается много людей.

      Предварительная версия о том, что теракт совершила уроженка Дагестана Оксана Асланова, не подтвердилась. Но именно ее подозрительная внешность изначально привлекла внимание охраны. И когда один из полицейских направился к женщине, произошел взрыв. По оценкам специалистов, бомба была начинена поражающими элементами, а ее мощность составила не менее 10 кг в тротиловом эквиваленте. Позже были получены данные видеокамер, зафиксировавшие в центре взрыва мужчину, а на месте происшествия обнаружили мужской палец с чекой от гранаты. Расследование теракта на вокзале только начиналось, когда Волгоград потрясла новая трагедия.

     

      Вполне вероятно, что Оксана Асланова не случайно привлекла внимание охранников вокзала. Женщина уже успела попасть в поле зрения правоохранительных органов России как жена одного из лидеров дагестанских боевиков, погибшего в результате спецоперации. Кроме того, Асланова была близкой знакомой Наиды Асияловой, террористки-смертницы, виновной во взрыве пассажирского автобуса в Волгограде 21 октября 2013 года.

     Из заявления Владимира Маркина: «По информации, полученной следователями, эта женщина зашла в автобус на одной из остановок, и почти сразу после этого прогремел взрыв. Это подтверждает в том числе и выжившая после взрыва пассажирка рейса». По вине Асияловой погибли 7 человек.

     16 ноября 2013 года в одном из домов на окраине Махачкалы была блокирована группа боевиков, среди которых находился и гражданский муж Наиды Асияловой Дмитрий Соколов. В процессе переговоров он признался, что лично собрал взрывное устройство, сработавшее в автобусе, и взял на себя ответственность за произошедшее и ряд других терактов. Преступники отказались сложить оружие и были убиты, когда попытались пойти на прорыв.

     

Утром в понедельник общественный транспорт редко бывает пустым. Не стал исключением и троллейбус, следовавший в час пик по маршруту №15. Взрыв произошел в Дзержинском районе города, на достаточно оживленной улице. Мощность бомбы была такой, что троллейбус практически разнесло в клочья, а взрывная волна повалила деревья и выбила окна в соседних зданиях. Конечной точкой маршрута являлся микрорайон «Семь ветров», где находится больница, в которую накануне вечером была доставлена большая часть пострадавших на железнодорожном вокзале. По официальным данным, в результате этих двух терактов погибло 34 человека. Многие из пострадавших все еще находятся в тяжелом состоянии в местных и столичных клиниках.

     Следственный комитет не исключает, что обе трагедии связаны между собой и что взрыв в троллейбусе также совершил террорист-смертник. Идентичными оказались и поражающие элементы взрывных устройств. Силовыми структурами была выдвинута версия о существовании в Волгограде мощной организованной террористической ячейки. Среди причин столь повышенного внимания боевиков к городу назывался тот факт, что Волгоград является крупным транспортно-пересадочным узлом на юге России. А значит, произошедшее там будет иметь широкий резонанс. Однако все это, скорее, следствия – причину надо искать глубже.

     И многие считают, что ко всему случившемуся приложил руку Доку Умаров, известный деятель террористического исламистского движения в Чечне. Кроме этого, он находится в федеральном розыске по обвинениям в грабежах, убийствах, похищениях людей, распространении призывов к свержению власти и разжиганию межнациональной розни. В 2010 году США включили его в список международных террористов, а через год – в национальную программу «Вознаграждение за содействие правосудию» (объявленная награда – 5 млн. долларов). В 2011-м Совет Безопасности ООН официально признал связь Умарова с Аль-Кайдой. Сам боевик через видеообращения заявлял, что по его личному приказу выполнен ряд крупнейших терактов в России – в частности, подрыв поезда «Невский экспресс» в 2009-м, взрывы в московском метро в 2010-м, взрыв в аэропорту «Домодедово» в 2011-м.

     В июле прошлого года Доку Умаров призвал своих последователей приложить все усилия, чтобы сорвать проведение зимней Олимпиады-2014 в Сочи. В этом же обращении он заявил, что отменяет свой приказ не атаковать российские объекты за пределами Северного Кавказа. И хотя подлинность видео не была подтверждена независимыми экспертами, а глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров еще в декабре сообщил, что Умарова давно нет в живых, большинство западных, да и российских СМИ склонны считать, что без лидера северокавказских исламистов в Волгограде не обошлось. Тем более что нынешнее объявление о смерти Умарова стало седьмым по счету. 

     С 7 января в Сочи начал действовать «олимпийский» режим безопасности, который продлится вплоть до окончания Игр. Например, кроме усиления различных мер контроля, в Сочи будет закрыт въезд любому иногороднему транспорту, кроме официально аккредитованных для Олимпиады машин. Некоторые журналисты уже назвали принятые меры «беспрецедентными», однако назвать их «беспочвенными» не рискнул никто.

     

Терроризм XXI века

      Терроризм нередко называют основной проблемой XXI века, а борьбу с ним – основной задачей нашего времени. И одна из серьезных проблем заключается даже не в том, что множится количество подобных организаций, активно развивающих и совершенствующих свою деятельность, а в стратегиях, которые выбирают преступники, способные совершить хладнокровное убийство ничего не подозревающих мирных жителей любой точки земного шара. Эти методы не просто противоречат общепринятым нормам морали, но часто просто не укладываются в сознании представителей цивилизованного общества. И, к сожалению, постепенно меняют мировоззрение людей.

     Еще недавно тем, для кого человеческая жизнь является неоспоримой и высшей ценностью, сложно было представить возникновение такого явления, как террорист-смертник. Когда общество, воспитанное на идеях гуманизма, смогло как-то принять этот факт и разработать меры противодействия – усилить системы контроля или более тщательно следить за подозрительными мужчинами в толпе при массовых мероприятиях, – роль «вооруженных самоубийц» примерили на себя женщины и малолетние дети. Большинство используемых террористами методов кажутся нормальному человеку варварскими и парадоксальными. И именно этим пользуются экстремисты.

     

      В 1948 году от руки террориста погиб Махатма Ганди, один из руководителей и идеологов движения за независимость Индии от Великобритании. И хотя он имел большое влияние и пользовался уважением как среди индусов, так и среди мусульман страны – и даже смог добиться их частичного примирения, – все равно оставались экстремисты, недовольные его политикой. Заговор против Ганди был организован формированием «Хинду Махасабха». Первое покушение произошло 20 января, но разорвавшаяся всего в нескольких шагах от Махатмы самодельная бомба не нанесла никому вреда. Индийское правительство настаивало на усилении личной охраны Ганди, но он не хотел даже слышать об этом, заявив, что готов «с улыбкой» принять свою судьбу. К сожалению, уже 30 января экстремисты предприняли вторую, более успешную попытку. На тот момент «отцу нации» было 78 лет.

      В 1984-м расстреляли в упор Индиру Ганди, занимавшую тогда пост премьер-министра Индии. Это был ее второй срок правления, и ознаменовал его серьезный конфликт с сикхами. Индира не пренебрегала охраной, однако проверять телохранителей стоило чуть более тщательно. Несколько их них оказались последователями сикхизма – и именно они выпустили в политика не менее 20 пуль.

      Занявший пост матери Раджив Ганди, казалось, учел ошибки своих предшественников. Вот только террористы разработали новый метод. В 1991 году, когда в процессе предвыборных мероприятий в одном из индийских городов к политику приблизилась хрупкая женщина с огромной корзиной цветов в руках, никто не заподозрил неладное. Ну как же – прекрасный дар избирателей своему лидеру! А потом прогремел взрыв, унесший жизни 17 человек – в том числе и Раджива Ганди.

     

Но при этом они также не гнушаются активно внедрять в свою деятельность новейшие разработки того самого общества, против которого ведут войну. В наше время терроризм – не просто удел одиночек-фанатиков или небольших и разрозненных групп людей, выбравших для отстаивания собственных убеждений преступные способы. Проблема терроризма XXI века как раз в том, что его основными чертами являются организованность, системность, профессионализация, глобализация и опора на экстремистскую идеологию. И что страшнее, для некоторых индивидов терроризм сам по себе становится идеологией. Террористические сети разрастаются по всему миру, активно пополняя ряды своих сторонников. Еще в конце прошлого века специалисты отмечали: с каждым годом вербовка новых членов подобных организаций происходит все проще и быстрее. Причем не из изначальных приверженцев проповедуемых формированием принципов, а из числа обычных, на первый взгляд, людей. Яркий пример – гражданский муж террористки-смертницы Наиды Асияловой. Москвич Дмитрий Соколов отказался от прежней жизни, бросил все, уехал в Дагестан и примкнул к боевикам-ваххабитам.

     Впервые о международном терроризме заговорили еще во второй половине ХХ столетия, но свое значительное развитие он получил уже в его конце. В начале ХХI века проблема не только не нашла решениях, но и усугубилась. Считается, что основными причинами международного терроризма являются межгосударственные и даже межцивилизационные противоречия, которые уходят своими корнями в историю. Основные цели экстремистов – дезорганизация государственного управления и нанесение экономического и политического ущерба стране. Вот только при этом все чаще страдают обычные мирные граждане. Если раньше главными мишенями террористов становились военные объекты или конкретные политики, то сейчас воздействие происходит иным путем. Взрыв на вокзале, захват заложников в школе, бомба в общественном транспорте – все это попытка посеять панику, вызвать ужас, а значит, дестабилизировать обстановку и подорвать авторитет действующей власти.

     Человеческий страх – мощный инструмент воздействия на общество в целом, и террористы не гнушаются самыми различными методами, чтобы его спровоцировать. В числе наиболее распространенных стратегий можно назвать как упомянутые уже массовые убийства, «смертников», захват заложников, так и применение или угрозы применения химического, биологического или даже ядерного оружия. Вернемся к высоким технологиям: в наше время все чаще можно услышать термин «кибертерроризм». И даже если не вести речь о хакерах и взломах правительственных сайтов, все равно нельзя игнорировать то, что преступники активно используют виртуальное пространство в своих целях – для передачи своих видеообращений с ультиматумами или угрозами, для вербовки новых боевиков, для координации членов бандформирований по всему миру.

      На первый взгляд, стратегии террористов достаточно стандартны, однако все не так просто. Большинство мер противодействия – это ответ на уже произошедшие события. Но все это напоминает цепную реакцию: силовые структуры разрабатывают новые методы борьбы – преступники находят способы их обходить. Так, из-за угрозы взрывов входы в стратегически важные объекты и места массового скопления людей во многих странах были оборудованы металлодетекторами. Террористы, в свою очередь, начали использовать оружие, которое не определяется «рамками». Усиление личных досмотров привело к возникновению страшного по своей сути явления – «живых бомб», когда части взрывного устройства внедряются непосредственно в тело смертника. В наше время финансовые затраты на борьбу с терроризмом сравнивают с военными расходами ведущих держав в период холодной войны.

     Но антитеррористические кампании осложняются и невозможностью предсказать действия противника – ведь многие из них просто не укладываются в голове адекватного человека, – и опасностью подставить под удар все то же мирное население. Заметим, что у боевиков никаких душевных терзаний нет. Они без каких-либо сомнений готовы нарушать любые законы и общепринятые нормы морали, рискуя при этом как чужими, так и своими жизнями. Психологи нередко отмечают, что людей подобного типа вообще отличает презрение к опасности и смерти, материальным ценностям и комфорту, неспособность к компромиссам. Большинство из них обладают ярко выраженными лидерскими качествами и решительностью, однако просто не умеют направлять свою энергию в мирное русло. Надо понимать, что речь идет именно о типе личности, а не о каких-то психических расстройствах – они как раз наблюдаются лишь у меньшинства из тех, кто профессионально занимается терроризмом.

      И здесь мы сталкиваемся с еще одной серьезной проблемой. Эксперты не без основания полагают, что в XXI веке терроризм становится полноценной профессией. Еще недавно выделялось три основным его категории – национальный, религиозный и политический. Сейчас же речь все чаще идет об экономической составляюшей и о том, что за некоторыми спланированными террористическими операциями стоят конкретные заказчики, не имеющие ничего общего с официальной идеологией бандфомирования, но преследующие с его помощью свои цели. И каждая новая трагедия становится предметом активного обсуждения в прессе и поисков, кому могло быть выгодно произошедшее и кто же действительно виноват. Вот и в волгоградских события многие уже узрели происки «внешних врагов России», которые могли профинансировать деятельность Доку Умарова.

     Терроризм – глобальная проблема современности. Он не знает границ. Его нередко сравнивают с Третьей мировой войной. И потому противодействие ему – актуальнейшая проблема для всего цивилизованного мира. И крайне важно, чтобы терроризм, страшный уже сам по себе, не стал оружием в руках тех, кто для достижения собственной выгоды не погнушается ничем. Чтобы человеческая жизнь в сознании наших потомков так и осталась наивысшей ценностью, посягать на которую никто не имеет права.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.