Сегодня о Джеке Потрошителе написано больше 7 тыс. исследований разной степени основательности и объема. Он один из самых популярных преступников в истории человечества. И главный вопрос – можно ли вычислить преступника? Под подозрением у полиции побывало порядка 20 человек, но до обвинения дело не дошло. В основном это были люди, которые в тех или иных обстоятельствах нападали на женщин с ножом. Современные исследователи расширили этот список почти до 150 имен.

 

 Методы расследования

     Во времена Джека в криминалистике еще не использовали не только анализ ДНК, но даже отпечатки пальцев и анализ группы крови. Сыщик викторианской Англии не отличил бы человеческую кровь от собачьей или, скажем, свиной. Свидетельские показания, признание преступника, взятие с поличным – таковы были тогда основные варианты раскрытия преступлений. Фотографировать место преступления тогда только начинали, а его словесное описание считалось необязательным. Как следствие, подлинные фотоснимки в деле Джека есть только по убийствам Кэтрин Эддоус и Мэри Келли. Тела жертв отвозились на тележке в морг, одежда выбрасывалась, а на месте смывали кровь, уничтожая улики.

     Преступления Потрошителя были новы для криминалистики: полиция еще не знала серийных убийств, совершенных на сексуальной почве. Многие заявляют, что сейчас, когда изучены психические отклонения и психологические портреты серийных убийц, полиция легко нашла бы Джека. Так ли это?

     Очевидно, убийце дьявольски везло. Он совершал преступления быстро и ловко, уходил, разминувшись со свидетелями на считанные минуты. Он исчез в неизвестном направлении, навсегда оставив вопрос, кем он был.

     «Портрет» преступника

     Что мы, собственно, знаем о Джеке? Прежде всего, как он выглядел. Незадолго до гибели жертв видели в обществе невысокого коренастого мужчины средних лет, темноволосого, с аккуратными усиками, одетого в темную одежду – брюки, пиджак, пальто, иногда на голове была кепка, а в руке кожаная сумка. Таковы общие черты из описаний, которые могли касаться и разных людей.

     Убийца не вызывал подозрений – даже на пике паники он находил новых жертв. Значит, в контакт с женщинами он вступал без проблем. Джек легко уходил с места преступления, что заставляет предположить, что он отлично знал Уайтчепел – возможно, был местным жителем.

     Лондонские сыщики долго пытались понять мотив преступника. Тогда они не могли знать, что серийным убийцам достаточно лишь желания убивать – при этом они испытывают яркие, острые ощущения.

     У всех жертв горло перерезано слева направо острым лезвием, наносящим очень глубокие раны. Убийца действовал продуманно: он наклонял голову жертвы, чтобы кровь не хлынула на него. Еще в период расследования полиция и эксперты спорили, есть ли у Джека навыки хирурга. Анатомы, совершавшие вскрытия, утверждали: характер ранений и аккуратность извлечения органов может свидетельствовать о наличии у преступника специальных медицинских знаний и умений. Добавим еще один аргумент: убийца действовал быстро, причем в темноте или в тусклом свете газовых фонарей, едва пробивавшем смог. Под подозрение попали врачи, особенно хирурги и патологоанатомы, а также мясники. Эксперты не смогли сойтись во мнении об уровне знаний и навыков преступника.

     Но перейдем к подозреваемым, попавшим в поле зрения сыщиков и исследователей. И начнем с самого именитого.

     Теория королевского заговора

     Сейчас пишут, что «одна очень высокопоставленная особа» попала в круг подозреваемых прямо во время следствия в 1888 году. На самом деле, впервые о причастности к убийству члена королевской семьи написал в 1962 году историк Филлип Джуллиен в книге «Эдуард Седьмой». Он утверждал, что Альберт Виктор – герцог Кларенс, внук королевы Виктории – тайно встречался с Энни Крук, проституткой из Уайтчепела. Писатель утверждал, что Энни забеременела, и принц тайно женился на ней. Однако, обнаружив у себя сифилис, он начал убивать женщин, знавших о визитах «важного господина» в Уайтчепел.

     Герцог Кларенс и вправду вел аморальный образ жизни. Есть свидетельства, что он действительно любил посещать злачные места Уайтчепела. Но версия его причастности к убийству была опровергнута: у принца было железное алиби. Во время каждого убийства он отсутствовал в Лондоне. Например, в ночь двойного убийства он находился в Шотландии – это подтвердило множество людей.

     Однако теория оказалась слишком привлекательной для охотников за сенсациями, и ее эволюция не заставила себя ждать. Историк Томас Стоуэлл в 1970 году предположил, что женщин, знавших о королевском ребенке, устранял доктор Уильям Галл, придворный врач.

     Правда, против этой теории есть серьезные возражения. В 1887 году доктор Галл перенес инсульт и к лету 1888-го не вполне оправился. Совершать точные хирургические операции ему было бы очень трудно, равно как и стремительно уходить с места преступления.

     Тогда Стоуэлл предположил, что убийства происходили в экипаже с возницей, а затем тела бросались в разных частях Уайтчепела. Но эта гипотеза прямо противоречит заключению всех без исключения врачей, осматривавших тела убитых: они утверждали, что женщин убили там же, где и нашли.

     И все же теория королевского заговора стала очень живучей. Сегодня это самая знаменитая версия в художественной литературе. Сэр Уильям Галл умер 29 января 1890 года от обширного кровоизлияния в мозг, а его возница Джон Нетли погиб под колесами своего экипажа 20 сентября 1903 года.

     Отстаивая свою теорию, Стоуэлл заявил, что у него есть личные бумаги доктора Галла и обещал новые разоблачения, однако… вскоре скончался, опубликовав лишь одну статью. Архив же Стоуэлла сгорел.

     Главные подозреваемые

     В 1889 году новым главой полиции Метрополии стал сэр Мелвилл Макнагтен. После официального закрытия дела он составил меморандум, где письменно поведал о четырех подозреваемых. Монтагью Джон Друитт был назван главным. Он родился в 1857 году в городе Дорсет в семье хирурга. Отец мальчика умер, когда тому было 5 лет. Мать не чаяла души в сыне, но она покончила с собой в 1887-м. Молодой человек преподавал в Блекхите в школе-интернате и считался весьма перспективным педагогом и организатором. Среди его заслуг – внедрение в школьную программу курса физической культуры.

     Друитт стремился к лучшей жизни. Он экстерном сдал экзамен на адвоката и собирался сменить педагогическую практику на правовую. Однако неожиданно в ноябре 1888 года… исчез из интерната. Его брат обнаружил записку. «Начиная с пятницы я чувствую, что собираюсь уподобиться матери, и лучшая вещь для меня состоит в том, чтобы умереть». Тело Друитта нашли случайно – 31 декабря 1888 года извлекли из Темзы его труп. По мнению следствия, это было самоубийство: он бросился в реку, предварительно набив карманы камнями.

     Сэр Мелвилл Макнагтен утверждал, что родственники молодого человека сами намекали ему на его причастность к серии убийств в Уайтчепеле. Однако инспектор Эбберлайн еще в 1903 году заявил публично: полиция никогда не подозревала Друитта. Он не соответствовал описаниям внешности предполагаемого убийцы. Кроме того, 8 сентября, в день убийства Энни Чапмен, Друитт с 11:30 играл в крикет в Блекхите. Добраться туда, убив в Лондоне в 5:30 женщину, он почти не имел шансов. Главное, что роднит Монтагью с Джеком – самоубийство: такой финал объясняет прекращение серии преступлений.

     Вторым подозреваемым сэр Мелвилл называл душевнобольного по имени Аарон Косьмински. Начальник полиции писал: «Косьмински – польский еврей. Этот человек сошел с ума в результате долгих лет жизни в одиночестве и пороке. Он ненавидел женщин, особенно проституток, и был склонен к убийствам… Он связан со многими преступлениями, что позволяет подозревать его».

     Во время расследования Косьмински не попадал в поле зрения полиции. Только в 1890 году Аарон был задержан за угрозы ножом сестре. Считается, что он был опознан одним из свидетелей – Джозефом Лавендом, видевшим Кэтрин Эддоус в обществе мужчины за 10 минут до ее гибели. Однако это опознание никак не запротоколировано и почему-то не привело к аресту Косьминского. Да и можно ли верить Лавенду, видевшему собеседника убитой за полтора года до опознания, да еще и в темноте?

     В 1891-м Косьмински начал бродяжничать, а затем попал в психиатрическую клинику. Там Аарон проявил себя как неагрессивный пациент. За три года в лечебнице был зафиксирован только один приступ ярости – попытка ударить санитара стулом. Последние годы жизни Косьминского прошли в больнице «Ливеден». Жизнь его оборвалась в 1919 году.

     Джон Дуглас, специалист ФБР по серийным убийцам, характеризовал преступления Джека как «работу дезорганизованного, параноидального насильника». В 1987 году в большом телевизионном расследовании, приуроченном к столетию уайтчепелских убийств, он говорил: «Я не могу утверждать, что Джек Потрошитель – именно Косьминский. Но я с достаточной степенью вероятности могу утверждать, что Джек Потрошитель подобен Косьминскому».

     Но была одна деталь, которая заставляет сомневаться, что Косьминский был Джеком. Он почти не знал английского. В клинике Аарон говорил только на идиш. Между тем, никто никогда не упоминал об акценте у мужчины, которого видели рядом с несчастными жертвами. Кроме того, Косьмински был довольно тщедушного телосложения, а в 1888 году ему было только 25 лет.

     Третий подозреваемый Макнагтена – Майкл, или Михаил, Острог – вор-рецидивист, представлявшийся польским дворянином и русским врачом. Рипперологи выдвигали теорию, что он был агентом царской охранки, который умышленно дискредитирует лондонских евреев.

     Об этом человеке известно мало. Несколько раз он сидел в тюрьме, однажды прикинулся сумасшедшим и добился перевода в лечебницу. В 1888 году он жил в Уайтчепеле. В облавах, последовавших после серии убийств, Острога взяли одним из первых. Однако в деле не было улик, указывавшие на его виновность. Арест стал лишь мерой по изоляции всех опасных лиц. Так вышло, что Острог значился в списках уайтчепелских врачей, рецидивистов и сумасшедших одновременно – это и определило его судьбу. Правда, Острог был выше ростом, чем описанный свидетелями мужчина, а в 1888 году ему было 58 лет.

     Четвертым начальник полиции называл Томаса Катбуша, уточнив, что трое вышеупомянутых подходят лучше. В 1891 году Катбуш напал в Кеннингтоне, что в южном Лондоне, на двух женщин, используя длинный нож. Его мать и тетка утверждали, что он изучает медицинские книги и часто блуждает по ночам по городу, возвращаясь грязным с головы до ног.

     Версия Эбберлайна

     А вот старший инспектор Эбберлайн, расследовавший убийства, самым вероятным подозреваемым называет некого Северина Клозовского. Он родился в Варшаве в 1865 году, некоторое время изучал медицину, а в 1887-м перебрался в Англию и занялся парикмахерским делом. Сначала он стал помощником парикмахера, затем в 1888 году открыл собственный салон, но через полтора года обанкротился.

     После 1891 года Северин с женой Люси Бадерски переехал в Нью-Джерси. Однажды он напал на супругу и пытался задушить ее подушкой. Люси сбежала от мужа назад в Лондон. Клозовски тоже вернулся сюда и некоторое время сожительствовал с тезкой одной из жертв Потрошителя – Энни Чапмен. Он официально сменил имя и стал зваться Джорджем Чапменом.

     Позже несколько его сожительниц умирали при подозрительных обстоятельствах. В первом случае врачи назвали причиной туберкулез, во втором – холеру. Когда очередная любовница Клозовского, Мод Мэри, скончалась от колик в желудке, ее мать обратилась в полицию. Оказалось, что Мод отравлена сурьмой. Эксгумация тел предыдущих жертв парикмахера также выявила следы яда. Суд приговорил Чапмена-Клозовского к смерти и 7 апреля 1903 года он был повешен.

     Во время расследования уайтчепелских убийств его допрашивали, однако ни в чем не обвиняли. Его собственные преступления были раскрыты значительно позже. Важно, что своих жертв Клозовски травил сурьмой, а не убивал ножом. Использование различных способов убийства не характерно для серийного убийцы.

     Наконец, психологический портрет Клозовского сильно отличается от составленного для Джека Потрошителя – в частности, от сделанного Джоном Дугласом описания. Клозовски не испытывал ненависти к женщинам: он был ловеласом, умело располагал их к себе для отношений, обладал нормальной социальной адаптацией. Ко всему прочему, в 1888-м ему было только 23 года.

     Известный художник

     Патриция Корнуэлл, американская писательница, автор детективов потратила много времени и почти 6 млн. долларов, чтобы доказать, что Джеком Потрошителем был знаменитый английский импрессионист Уолтер Сикерт. Первым это имя упомянул в связи с Потрошителем Стивен Найт, в 1976 году написавший книгу «Джек Потрошитель найден». Автор утверждал, что незаконный сын Сикерта – Джозеф – считал отца Джеком. Тогда версия о причастности художника к убийствам была частью теории королевского заговора. Предполагали, что Сикерт – соучастник доктора Галла. Однако уже в XXI веке, когда за дело взялась Патриция Корнуэлл, версия стала совершенно самостоятельной.

     Внимание писательницы привлекли мрачные картины Сикерта, написанные в 1908–1909 годах. Художника интересовали городские низы, он делал зарисовки с натуры в Уайтчепеле. Их темой часто были проститутки, иногда мертвые. Одна из картин, по мнению писательницы, демонстрирует комнату, похожую на ту, где нашли Мэри Келли. Среди полотен есть такие, как «В спальне Джека Потрошителя» и «Убийство в Кэмден-тауне». У Сикерта было три небольших студии в Уайтчепеле – по мнению писательницы, он мог использовать их, чтобы скрываться с места происшествия.

     Корнуэлл окончательно уверилась в виновности Сикерта, когда узнала о его врожденным физическом недостатке – повреждении половых органов. По ее мнению, это привело к нарастающей ненависти к женщинам. Однако доказать свою теорию писательница не смогла, хотя потратила много денег на картины Сикерта и его вещи, на доступ к «письмам Джека Потрошителя» и экспертизу ДНК. В книге «Портрет убийцы: Джек Потрошитель, дело закрыто» Корнуэлл детально изложила свою версию, проделав колоссальную работу. Библиография исследования помещается на 13 страницах! «Я буквально поставила на кон свою репутацию, потому что если кто-нибудь сумеет опровергнуть мои доказательства, я буду и чувствовать себя идиоткой, и выглядеть абсолютным профаном», – писала она. Но она не смогла даже доказать пребывание Уолтера Сикерта в Лондоне во время убийств…

     Американский авантюрист

     С 90-х годов очень популярна версия, утверждающая, что Джеком был американец ирландского происхождения, авантюрист и шарлатан Фрэнсис Тамблти. В юности он подрабатывал в клинике, специализировавшейся на абортах, и имел хирургические навыки. Основными источниками доходов Тамблти были мошенничество и содержание, которое ему предоставляли… его любовники. Женщин же он стал презирать, узнав, что его жена до свадьбы была проституткой.

     В конце 70-х Фрэнсис разбогател, играя на бирже, а в 1888-м побывал в Лондоне. После убийства Мэри Келли его арестовывали за «безнравственное поведение» – он приставал к юношам. Позже в интервью он говорил, что по делу об убийствах его также допросили. Его выпустили под залог – и он немедленно покинул Англию. Жил в США, в Рочестере, до смерти в 1903 году.

     Позже родственники нашли в доме множество банок с фрагментами человеческих внутренностей, в том числе женскими матками. Правда, похоже, добывал он их в морге, однако черта довольно примечательная.

     Наследство составили облигации на 1000 долларов, 430 долларов наличными, множество дорогих украшений и 2 простеньких колечка стоимостью не более 2 долларов. Сторонники причастности американца вспоминают про кольца, исчезнувшие с рук второй жертвы Потрошителя, Энни Чапмен, и про тягу серийных убийц брать у жертв небольшие «сувениры» на память.

     Группа американских графологов утверждает, что почерк двух писем, пришедших в центральное агентство новостей от имени убийцы, совпадает с почерком Тамблти на 90 процентов, а ошибки в письме «Из ада» могут быть следствием его ирландского происхождения.

     Впрочем, несмотря на всю популярность теории, здесь нет прямых доказательств. Кроме того, Фрэнсис плохо знал Уайтчепел, а в 1888 году ему было уже 55 лет. Также отмечают, что среди гомосексуалистов серийные убийцы женщин – большая редкость: такие жертвы не вызывают у них сильных чувств.

     Джил Потрошитель

     Еще во времена Джека Потрошителя сэр Артур Конан Дойль предположил, что убийца не обязательно мужчина. Он полагал, что кровь на переднике акушерки, возвращающейся после приема родов домой, – отличная маскировка для убийцы. В 2006 году австралийский эксперт произвел экспертизу ДНК по остаткам слюны на предполагаемом письме Джека. Анализ показал, что конверт запечатывала женщина.

     Обычно вспоминают два имени. Мэри Пирси арестовали в 1890 году, когда она жестоко убила жену и дочку своего любовника, заманив их к себе в гости. Ребенка она задушила, а женщину убила ударом кочерги, а потом перерезала горло, чуть не отделив голову от тела. На этом, собственно, сходство с делом Потрошителя и заканчивается. Расследование установило, что Мэри страдала от эпилепсии и потери памяти – своих преступлений она попросту не помнила.

     

     В британском фольклоре Джил – парное женское имя к Джеку. Джек и Джил – частые герои сказок.

     

Вторым кандидатом в Потрошители называют жену королевского врача Джона Уильямса. Лиззи Уильямс была бесплодна – именно это могло вызвать желание вырезать у женщин детородные органы. Доказательством того, что убийца – женщина, полагают отсутствие изнасилований жертв. Кроме того, в камине убитой Мэри Келли нашли остатки женской одежды – плаща, юбки и шляпы.

     Лиззи Уильямс, урожденная Мэри Элизабет Энн Хьюз, умерла от рака в 1912 году. Подозреваемой по делу Джека Потрошителя она не была.

     Прочие, прочие, прочие

     Все новые имена называют рипперологи, и полторы сотни подозреваемых наверняка не предел.

     Карл Файгенбаум – немец, моряк торгового флота – в 1888 году несколько раз навещал Лондон. По мнению Тревора Мариотта, автора этой теории, Джек скрывался после убийств на корабле или в съемной квартире возле доков. 31 августа 1894 года в Нью-Йорке Фейгенбаум длинным ножом убил Юлиану Хоффман. Он был задержан на месте преступления и 27 апреля 1896 года умер на электрическом стуле.

     Федерик Бейли Диминг – моряк, австралиец, дважды женоубийца – был схвачен, осужден и повешен. В роковом 1888-м действительно был в Англии, но в деле Джека не фигурировал.

     Уильям Генри Бери убил свою супругу, узнав, что прежде она была проституткой. Он задушил ее и нанес несколько ран, похожих на те, что оставлял на телах жертв Джек Потрошитель.

     Доктор Томас Нейл Крим проводил подпольные аборты и отравил нескольких пациентов. Был схвачен, осужден и повешен в 1892 году. Его последние слова на эшафоте были: «Я, Джек…».

     Роберт Донстон Стивенсон – журналист, мистик, интересовался оккультизмом. Проявлял интерес к расследованию и попал под подозрение из-за повышенного интереса к делу.

     Джордж Хатчинсон – рабочий, знакомый нам как свидетель по делу. После убийства Мэри Келли он сообщил, что шел за ней в роковую ночь и видел ее с таинственным незнакомцем. Дал очень подробное описание незнакомца – вплоть до цвета украшений. Инспектор Эбберлайн не верил Хатчинсону уже тогда, а современные исследователи предполагают, что убийца намеренно вел следствие по ложному следу.

     Сэр Джон Уильямс – придворный врач и друг королевы Виктории, принимавший роды у ее дочери, принцессы Беатрис. В 2005 году его дальний родственник Тони Уильямс написал книгу «Дядя Джек». Он утверждал: дядя оставил записки, из которых видно, что он знал всех жертв. Мотивом, по мнению автора, было исследование причин бесплодия – выше мы упоминали, что бесплодной была его жена.

     Льюис Кэрролл – известный писатель и ученый. Литератор Ричард Уоллас исследовал анаграммы Кэрролла 1888–1889 годов и высказал предположение о причастности автора «Алисы» к серии убийств в Уайтчепеле.

     Так кто же он?

     Дело не раскрыто, и вряд ли мы узнаем истину. Исследователи подсчитали, что о Джеке Потрошителе написано больше книг, чем обо всех американских президентах вместе взятых. Он стал одним из негативных символов Британии и, конечно, все ищут здесь сенсацию – яркую личность с двойным дном. Аристократа с тайным пороком, прославленного деятеля культуры, хирурга, состоящего в масонской ложе… Но, скорее всего, Джеком был кто-то совершенно незаметный и обыденный. «Обстоятельства преступлений говорили за то, что их совершил убийца, способный слиться с окружающим миром и не испугать проституток», – говорит Джон Дуглас.

     Например, в 1999 году рипперологи предложили кандидатуру Джейкоба Леви, еврея-мясника из Уайтчепела. Он вел размеренную жизнь добропорядочного семьянина… и вдруг что-то пошло не так. Жена говорила, что с ним происходили странные вещи: он стал мало работать, а по вечерам шатался по Лондону. В 1886 году он украл у хозяина мясо – не со злым умыслом, а на почве психиатрического расстройства.

     15 августа 1890 года Леви попал в лечебницу, где и умер в 1891 году от сифилиса. Где примерный семьянин мог его подхватить? Вероятно, у какой-то из «несчастных». Не так ли возникла ненависть к ним? Незадолго до смерти он жаловался врачу на голоса в голове, которые внушают ему странные поступки.

     Обида на проституток, психическое расстройство, специальные навыки, знание местных кварталов – все подходит для Джека. Как и смерть, оборвавшая цепочку преступлений, и малая известность за пределами семьи и привычной среды. Да, Леви не хуже прочих годится в подозреваемые.

     К тому же незадолго до гибели Кэтрин Эддоус ее видел в обществе мужчины сосед и однофамилец подозреваемого Джозеф. Позже газеты писали, что свидетель явно что-то недоговаривает. Возможно, он узнал соседа, но не стал его изобличать, не желая конфликтов и надеясь на то, что Джейкоб прекратит свои дела.

     Пожалуй, преступления Джека Потрошителя – самые известные среди всех нераскрытых убийств. Сам же он – миф, антигерой легендарной старой доброй Англии. Неслучайно по опросам канала Би-би-си именно он занял первое место в рейтинге худших британцев всех времен и народов.

     Джек не был первым серийным убийцей. Но он появился и действовал в переломную эпоху, когда зарождалась современная криминалистика, а полиция переходила от патрулирования улиц и погонь по горячим следам к современным формам следствия. В некотором смысле он стал первым преступником нового столетия.