На юго-востоке бескрайней Сибири раскинулось пресное озеро, настолько огромное, что люди, живущие на его берегах, величают его не иначе как морем. Вода здесь удивительно прозрачна, так что можно рассмотреть дно на глубине полусотни метров. А суровая сибирская природа подкупает своей первобытной красотой, и тот, кто побывал здесь хоть раз, никогда не забудет эти места и будет стремиться увидеть их снова.

      Тектоническое озеро Байкал – самый глубокий пресный водоем в мире. И к тому же крупнейший запасник питьевой воды – здесь сконцентрирована одна пятая всей поверхностной пресной воды на земле. Она невероятно чиста и абсолютно прозрачна. Казалось бы, солнечные лучи, проникающие в глубину, должны были бы прогреть озеро до самого дна, однако на самом деле Байкал совсем не рай для купальщиков: даже в очень жаркое лето вода в нем выше 10 градусов не прогревается. Зимой же водоем сковывает метровый слой льда, испещренного многокилометровыми трещинами, образующими непонятные фигуры, которые хорошо видны даже из космоса.

      И это не единственная загадка, которую подкидывает любопытным байкальский лед. Местные жители охотно расскажут путешественникам еще об одном странном явлении. В разгар зимы на озере без всякого участия человека вырастают ледяные конусообразные шатры высотой в несколько метров и полые внутри. Больше всего они похожи на небольшие домики – у них даже есть вход, который всегда расположен на той стороне, что скрыта от берега. Наука пока не может объяснить это явление, а здешние люди попросту боятся этих удивительных сооружений.

     Воды огромного озера холодны, но отнюдь не безжизненны: здесь обитает около 3 тыс. видов растительных и животных организмов. Причем почти все они эндемики – то есть водятся только в этом водоеме, идеально приспособлены к местным условиям и в любых других, даже более комфортных, попросту погибнут. Одних только эндемичных рыб в Байкале три десятка видов, в том числе промысловые – омуль, хариус, сиг, байкальский осетр. И популяция достаточна для того, чтобы любой желающий мог ловить их просто на крючок, как в наших широтах окуня или плотву. Если же рыба нужна, а самому удить не хочется, местные рыбаки с готовностью согласится продать или обменять свой улов.

     Байкал – уникальное озеро, интересное и ученым – биологам, экологам, гидрологам, – и простым туристам. Пожалуй, это одно из тех мест, куда нужно обязательно съездить хотя бы раз. На его берегах озера расположены Иркутская область России и Республика Бурятия. Именно на территории последней и находятся все самые привлекательные места и достопримечательности, ради которых люди стремятся на Байкал.

     В первую очередь стоит побывать в Баргузинском и Чивыркуйском заливах.

     Баргузин – таежный рай 

     Баргузинский залив самый большой на Байкале и самый популярный у туристов. На побережье, в деревне Максимиха, вы найдете и домики для отдыха, и баньку, и снасти для ловли рыбы. Конечно, особого комфорта тут ждать не приходится – но ведь не за комфортом же вы ехали в такую даль!

     В деревне можно взять напрокат лодку для прогулок по бухтам залива, изрезавшим все побережье. Во многих из них нога человека не ступала на берег уже долгие годы. Красоты нетронутой природы никого не оставят равнодушным. К тому же Максимиха – хорошая отправная точка для походов по окрестностям. Здесь можно подняться на невысокие горы, насобирать ягод, попить минеральной воды из горных источников, а уж для любителей рыбалки Баргузинский залив – настоящий рай. Он не очень глубок, и вода здесь сравнительно теплая, так что рыба сплывается сюда.

     Правда, многодневные походы по этим местам – развлечение не для новичков. Все необходимое приходится нести на себе, пробираясь по труднопроходимой тайге. Да и диких зверей тут, по словам старожилов, немало. Но смелые и выносливые люди могут добраться до полуострова Святой Нос и полюбоваться чудными видами сразу на два залива, которые он разделяет – Баргузинский и Чивыркуйский. Или даже подняться на гору – высшая точка Святого Носа поднимается аж на 2 км. К слову, на местном наречии полуостров называется Хилмен Хушун – «Морда осетра». И немудрено – его контуры на карте напоминают именно эту рыбу.

     

     Значительная часть северо-восточного побережья Баргузинского залива вместе с изрядным куском акватории входит в обширную природоохранную зону, называемую Баргузинский заповедник. Она охватывает обширную территорию, включая западные склоны Бурятского хребта. Охота в этих местах была запрещена почти 100 лет назад – еще в 1916 году. Кстати, день образования заповедника в СССР отмечался как профессиональный праздник работников этой отрасли.

     Баргузинский заповедник уникален: здесь никогда не велось никакое строительство, даже для облегчения жизни ученым, которые выбираются в эту глушь, чтобы исследовать дикую флору и фауну. Человек не вмешивается ни во что, происходящее здесь. Баргузинский заповедник – абсолютно нетронутый кусочек природы. Такое отношение к природе в заповеднике было отмечено даже на международном уровне – в 1986 году Баргузин был внесен ЮНЕСКО в список биосферных резервов Земли. Чтобы понятней – в случае чего из этого места будем возрождать планету заново. Кстати, первый конгресс ЮНЕСКО по этой проблеме прошел у нас, в Минске, в 1983 году.

     Заповедник большой, почти 400 тыс. га. Причем в его территорию включена не только земля, но и вода. Водные границы охраняют быстроходные катера, не давая возможности зайти в акваторию другим кораблям. Наш был препровожден за территорию охраняемой воды и припаркован – входить в заповедник можно только пешком. Изначально заповедник был создан для защиты соболя, которого местное население нещадно истребляло. Но к сегодняшнему дню зверья развелось много и всякого. При походе по заповеднику поминутно повторяют, чтобы не разбредались, вокруг полно медведей, они здесь никого не боятся и вы для них – лакомство. С легкостью верилось, вокруг все было ими затоптано, а дорога загажена отходами их жизнедеятельности, будто посидеть им больше негде.

     Центр Баргузинского заповедника – поселок Давша. Там администрация, музей, горячие источники, там нужно платить за нахождение, оттуда вас поведут показывать природу. И музей, и поселок, и источники – так себе. Всё та же проблема – нет финансирования, и… музей ветшает, народ уезжает, источники еще скромнее обустроены, чем в Змеиной бухте. Одно расстройство от посещения. Знать про такое знаменитое место – знайте, но ехать туда необязательно.

     Живая вода Чивыркуя

     К слову, и сам Чивыркуйский залив – отличное место для отдыха. Особенно летом: на мелководье вода в жаркие дни прогревается до целых 18 градусов, так что здесь можно купаться, не рискуя подхватить простуду. Тем более что в окрестностях есть, где согреться: побережье залива буквально усеяно горячими термальными источниками. Особенно славится ими бухта Змеиная, целебная вода которой помогает при множестве болезней – в первую очередь, облегчает боли в спине. Для желающих окунуться тут оборудованы самые настоящие купальни – деревянные срубы, вкопанные в землю, в каждом из которых могут с комфортом разместиться 2–3 человека.

     Если вы решили задержаться на берегах Чивыркуйского залива, остановиться лучше всего в палаточном городке – на причале в Монахово. Конечно, ценителям комфорта будет не очень удобно, однако особого выбора здесь нет: все побережье Чивыркуя – природоохранная зона, и любое строительство здесь попросту запрещено. Зато любители отдыха на природе получат истинное удовольствие от чистого воздуха, прозрачной воды и удивительно красивой природы.

     

     Недалеко от полуострова Святой Нос находится небольшой архипелаг – Ушканьи острова. Четыре небольших клочка суши (площадь самого крупного – 9,4 кв. км) закрыты для свободного посещения – каждый, кто хочет побывать там, должен получить разрешение администрации заповедника.

     Что же привлекает туристов на эти безлюдные островки? Дело в том, что именно здесь обитает один из трех видов пресноводных тюленей – байкальская нерпа. Именно ради знакомства с этими симпатичными животными сюда и стремятся любители живой природы.

     Наблюдать за нерпами приходиться тайно, подползая по-пластунски, маскируясь за пригорками и кустами, чтобы не спугнуть объекты вашего интереса. Причина их пугливости – безудержное браконьерство местных жителей: по зиме люди приходят сюда за ценным мехом детенышей нерп и истребляют всех малышей, которых могут поймать. Неудивительно, что популяция на Ушканьих островах сильно сокращается – егеря мало что могут с этим поделать.

     На самом большом из островов есть интересное место – пещера, в которой когда-то жили древние люди. Ее стены тысячи лет назад были покрыты рисунками, которые местами видны до сих пор.

     Дом бурятских духов

     Ольхон – единственный из обитаемых островов Байкала. И самый необычный: на небольшом кусочке суши – 70 на 12 км – можно увидеть все виды ландшафтов, существующих в Евразии. Полесские болота, прибалтийские песчаные дюны, карпатские буковые и лиственничные леса, сибирские кедры, кубанские степи, кавказские скалы… Буряты объясняют это чудо просто: Ольхон, по здешним верованиям, – место, где поселились духи. И каждый из них обустроил свою часть острова так, как ему нравится.

     Попасть на Ольхон непросто: две паромные переправы не справляются с потоком людей и машин – придется долго стоять в очереди. К тому же въезд на остров платный, да и разрешение требуется. Но это только теоретически, на практике – бумаги почти никогда не спрашивают: туристов здесь любят и ждут.

     Скучать на Ольхоне не придется. Одних только археологических раскопов здесь полторы сотни – ученые извлекают из земли артефакты разных времен и народов. Так что экспозиция небольшого местного музея изумляет своим богатством и разнообразием. Но самые интересные достопримечательности острова – природные. Масса озер, гротов, бухт и уходящих в Байкал каменных мысов – каждый день новое открытие.

     Начинать знакомство лучше всего с озера Шара-Нур – Желтое. Специфический цвет воды говорит о наличии большого количества минералов – это единственное на Ольхоне минеральное озеро. Купание в нем бодрит и восстанавливает силы. К тому же минералы оседают на дне, и даже грязь тут целебна. Местные жители рассказывают, что если обмазаться ею и полежать на солнышке, перестают болеть суставы.

     Стоит посетить и урочище Песчаное, чтобы полюбоваться на дюны, которые гоняет туда-сюда ветер с Байкала. А для любителей горных подъемов и красивых пейзажных фото вездесущие проводники из местного населения могут организовать подъем на высшую точку острова – гору Жима, примерно 1,5 км высотой. К слову, местные жители почитают ее священной и рассказывают, что на вершине до сих пор сохранился шалаш некого шамана с полным набором утвари и ритуальных предметов.

     Если вам надоест путешествовать по Ольхону пешком или на велосипеде, который предпочитает большинство приезжих, пересядьте в лодку и отправляйтесь к мысу Шаган-Хусун – Белому. Отвесные бело-красные скалы, как щит, прикрывают остров. На уровне воды в них тут и там виднеются гроты непонятного происхождения. В одни можно только заглянуть, в другие – и на лодке заплыть.

     Обитель шаманов 

     Сегодня большинство бурятов – буддисты. Однако так было не всегда. В стародавние времена связь между миром людей и миром духов осуществляли племенные шаманы. Именно о них напоминает сакральное место, которое до сих пор чтят жители всей Восточной Сибири – мыс Бурхан или Скала Шаманка. Ни один коренной житель Ольхона не захотел вместе с нами войти в скалу, которая принадлежит Бурхану – самому могучему духу, главному божеству Байкала. Говорят, он не любит, когда его тревожат – людям запрещено приближаться к скале без дела. Заходить в пещеру могли только шаманы. В исключительных случаях в их присутствии мужчина мог подойти к Бурхану, чтобы дать какой-либо обет, заявить о своей невиновности (за обман полагалась смерть), принести жертву, прося о какой-либо милости. Женщине или ребенку ни под каким видом нельзя было приближаться к скале.

     Улан-Удэ – бурятский рог изобилия

     Даже самого заядлого туриста может утомить дикая кочевая жизнь. Если вам захотелось комфорта и еды, приготовленной не на костре, отправляйтесь в столицу Бурятии – Улан-Удэ.

     Этот город был основан в 1666 году как склад для сбора ясака – дани с местных кочующих охотников. Русские казаки, пришедшие с запада и организовавшие защиту от бесконечных маньчжурских поборов, взимали за это своеобразный налог – меха. И чтобы согреться самим, и в качестве даров царю-батюшке от северных народов. Буряты против такого бартера не возражали, и дружба была налажена довольно скоро. Уже через 109 лет небольшой острог получил статус города, да еще со своим гербом – рогом изобилия. И неслучайно: горожане никогда не бедствовали. В XVII веке Верхнеудинск – такое название, по имени ближайшей реки, изначально носило это поселение – снабжал первоклассной пушниной многие богатые фамилии Москвы, а позднее и быстро богатеющего Санкт-Петербурга. В XVIII–XIX веках город был большой перевалочной базой на торговом пути из России в Китай. В ХХ веке он стал одним из мощных промышленных центров СССР. Авиастроительный, локомотиво-вагонный, судостроительный заводы, возведенные в то время, работают до сих пор. К слову, именно при советской власти город стал официально именоваться своим этническим названием – Улан-Удэ (Красная река).

     Бурятская столица – не самое популярное место у туристов, и все же здесь есть на что посмотреть. Наиболее интересное собрано в Этнографическом музее Забайкалья – пожалуй, крупнейшем в России музее под открытым небом. На 37 гектарах представлены не просто отдельные строения той или иной эпохи, а целые архитектурные комплексы – от древних каменных могильников до дома первого ссыльного из России в Забайкалье. Весьма любопытны жилища старообрядцев – целая улица изб со всеми положенными придомовыми и хозяйственными постройками. Фасады домов искусно украшены – идешь по улице, как по старой сказке.

     Осмотрите Свято-Одигитриевский собор – кафедральный храм Бурятской епархии и первое каменное здание в городе, возведенный на деньги местных купцов в честь иконы Божией Матери Одигитрии, покровительницы торговцев и путешественников. Прекрасный барочный собор построен на совесть – он благополучно пережил 3 землетрясения, превративших большую часть города в руины.

     Посетите музей истории Бурятии. Одна из жемчужин здешней экспозиции – атлас тибетской медицины «Голубой берилл», трактат, созданный тибетскими врачами XVII века с иллюстрациями на 76 листах форматом 1 на 0,5 м. Крупные, на весь лист, изображения человеческого тела чередуются в нем с мелкими рисунками лекарственных растений. Буддисты считают, что тибетская медицина не способ лечения, а путь к гармонии, здоровью, счастью и благополучию. «Голубой берилл» в таком случае действительно можно считать атласом.

     Второе сокровище исторического музея – коллекция масок и костюмов мистерии Цам. Так называется древний буддистский обряд, вышедший еще из шаманских практик и призванный оградить последователей Будды от злых духов. Все маски уникальны, каждая изображает какое-нибудь невиданное чудище или духа. В историческом музее хранится полный набор.

     Будда на байкальских берегах

     К слову, буддизм в Бурятии имеет давнюю и богатую историю. Приняв имя Будды, здешние жители возвели сеть монастырей-дацанов для проведения служб и духовных школ по подготовке священников-лам. При дацанах открывались центры тибетской медицины, где переводились древние медицинские трактаты и открывались врачебные школы. А в 1741 году указом императрицы Елизаветы Петровны буддизм был признан одной из государственных религий Российской империи. Дацаны множились и процветали вплоть до 1918 года, когда государство начало борьбу с религией и все местные монастыри были закрыты. Только в 1945 году бурятам было разрешено открыть один-единственный дацан – Иволгинский. Именно он до сих пор остается центром духовного развития нации.

     Иволгинский дацан находится в поселке Верхняя Иволга. Его полное название – «монастырь Колесо учения, приносящее счастье и полное радости». Именно здесь расположена резиденция главы всех буддистов России – Пандито Хамбо-ламы. Дацан достаточно большой – целый комплекс: 5 храмов, библиотека, музей буддизма, гостиница для паломников, священные ступы. Здесь же действует буддистский университет, единственный на территории бывшего СССР, где учится больше сотни студентов. Центральный храм дацана носит название Цогчен. Здесь проходят главные торжества и молитвы. Но самое красивое здание дацана – дворец Хамбо-ламы Итигэлова, бывшего главой буддистов Восточной Сибири в 1911–1917 годах. Красно-зелено-синий сказочный домик с охраняющими вход львами и изображением колеса сансары на фасаде – величайшая святыня дацана. Нынешний Хамбо-лама живет в небольшом деревянном строении с печным отоплением. Вход в его дом тоже охраняют львы.

     На всей территории дацана установлены ряды молитвенных колес – хурдэ. Паломник должен шесть раз обойти их по часовой стрелке, раскручивая каждое и читая молитву. По преданиям, они уносят грехи каждого верующего и даруют ему прощение.

     Кухня Бурятии – позы как искусство

     Долгое время поставщиком всех блюд на бурятский стол были тайга и Байкал. И неудивительно: здесь нет плодородных пашен, чтобы посадить хлеб или овощи, да и недостаточно солнца, чтобы они смогли вызреть. Так что традиционная еда бурятов – мясо и рыба, которые обеспечивали бескрайние леса и огромное озеро. А начав разводить оленей, буряты добавили к этому еще и молоко.

     Самое известное в мире бурятское блюдо называется позы или буузы. Ничего необычного для нас в нем, правда, нет – готовят его повсеместно. Только называют по-разному: где манты, где мо-мо, а где и просто пельмени. Но у бурятов это не только блюдо, это – искусство. Ни одну девушку не возьмут замуж, если она не умеет готовить позы. И хозяйка в доме не хозяйка, если она не знает несколько рецептов их приготовления, парочка из которых не известна больше никому. Такого разнообразия вы больше нигде не встретите. Причем, важен не только вкус блюда, но и его внешний вид – толщина теста, форма пельменя, количество складок на нем. Если кулинар отойдет от многочисленных правил – никто не будет есть позы.

     Для любителей мяса здесь настоящий рай – есть и свинина, и конина, и оленина, и медвежатина. Каждый, кто привык начинать обед с тарелки супа, оценит бухлер и шулен. Шулен – суп из хорошо разваренной баранины с домашней лапшой. Есть его нужно горячим – стоит шулену остыть, и вкус бараньего жира становится слишком заметен, а это не каждый любит. Бухлер – местный вариант бульона – менее жирное блюдо: готовится он из разных видов мяса, к тому же в котел его кладут меньше.

     Молоко – очень важная составляющая местной кухни. Его не только пьют свежим – из него готовят множество блюд. Самые популярные из них – хурууд и саламат. Хурууд – это творог. Он может быть очень сухой, если его нужно долго хранить, или не сильно отжатый, если его собираются подавать к столу сразу. Первый вариант буряты оценили еще в древности – творожные лепешки брали с собой в дальние походы. И неудивительно: они медленно портятся и мало весят, зато весьма калорийны. До сих пор многие буряты используют хурууд вместо хлеба. Саламат – это сметана, сваренная с мукой и сахаром. Получается густая сладкая каша, очень калорийная и полезная.

     Говоря о молочных блюдах, стоит сказать и еще об одном – урмэн, или молочная пенка. Приготовление этого бурятского лакомства – дело хлопотное, да и молока требуется много. Но традиция требует обязательно подавать урмэн на каждый праздник. Потому накануне кипятят 2–3 десятка литров молока и оставляют на полсуток. Если исходный продукт хорош, пенка вырастает аж до 2 см.

     Рыба – обычный продукт на столе каждого бурята. Да и туристам обязательно стоит попробовать, особенно омуля. Два самых вкусных рецепта – свежезасоленный, который провел в рассоле 2–3 часа, и зажаренный на открытом огне. Местные зовут это «омуль на рожке». Не отказывайтесь также от сига, хариуса, местного осетра.

     Излюбленный напиток бурята – молоко. Пейте его всегда и везде – где вы еще попробуете оленьего или кобыльего молока? Из последнего готовят кумыс. Поначалу его вкус непривычен, но когда распробуете, оказывается, что он очень приятный. И это не единственный напиток из молока: можно попробовать еще и айраг – что-то наподобие нашей сыворотки, тарасун – местную простоквашу, курунгу – квасной молочный газированный напиток. Последний летом незаменим: в августе в Бурятии и под 40 градусов бывает, а курунга отлично утоляет жажду.

     А вот отведать местный чай стоит только любителям острых ощущений: очень уж специфичен рецепт его приготовления. В зеленый чай добавляют сахар, соль, молоко, масло, жир. Можно, конечно, заказать и обычный привычный для европейцев напиток, но это будет вода с сахаром и минимумом заварки.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.