Меня звали Уильям Кидд, 

     когда я плавал, когда я плавал.

     И я был столь плохим, 

     что отказался от Божьих законов,

     Я скитался туда и сюда, 

     много нашел кораблей,

     Которые я топил и жег, когда я плавал.

     Я убил Вильяма Мура, и ост авил его в крови,

     За пару лиг от берега, когда я плавал…

     Из баллады «Прощание капитана Кидда с морями»

      Вот уже три сотни лет призрак сокровищ пирата Уильяма Кидда не дает спокойно спать по ночам искателям кладов. Сотни тысяч фунтов стерлингов лежат в земле и ждут, и манят к себе пытливых охотников за сокровищами. Где-то вблизи побережья Северной Америки есть остров с золотым дном. Так гласит легенда о сокровищах капитана Кидда.

      Где же спрятаны эти легендарные сокровища? Да и были ли они на самом деле? Для того чтобы разобраться в этих вопросах, нужно начать с биографии самого капитана.

     

     

Уильям Кидд, начало

     Уильям Кидд родился в Шотландии в 1645 (или в 1654) году, в городе Гринок (или Данди). Морская стихия была близка ему с детства: соленые волны Атлантики и Северного моря держали в своих объятиях его родной остров. По некоторым данным, отец Уильяма был капитаном и погиб, когда мальчику было 5 лет.

     Юность будущего пирата так же туманна. Известно, что он поступил на флот и изрядно походил по морям. В 1688 году его судно потерпело крушение у берегов Гаити. Спасшихся матросов, а среди них и Уильяма Кидда, приняло к себе на борт французское каперское судно под командованием Жана Шарпена и Жака Фантена. Под их началом Кидд плавал до 1689 года. Предположительно, в этот период он оценил прелесть грабежа на море.

     В 1689 году Англия вступила в Аугсбургскую лигу и подключилась к войне с Францией. Капитану Фантену было предложено поучаствовать в набеге на английскую колонию в Карибском море – остров Сент-Китс. Какой же искатель наживы откажется от многообещающего предприятия? Фантен прибыл к острову и забрал с собой в набег практически всю команду. Из 140 человек экипажа на корабле остались только 20. Причем 12 из них были французами, а остальные 8 – англичанами во главе с Киддом. Точно неизвестно, что произошло на корабле. То ли матросы давно таили друг на друга обиду, то ли у англичан проснулись патриотические чувства, но в итоге все французы были перерезаны, а оставшаяся горстка англичан провозгласила своим капитаном Уильяма Кидда. Под его командованием они увели корабль в английский порт Невис.

     Там угнанное судно было поставлено в строй английских боевых кораблей и переименовано в «Благословенный Уильям» (Blessed William). Кидд командовал им во время столкновений с французами и даже успел отличиться храбростью и доблестью в схватке у острова Мария-Галанте. Но после первых побед на корабле случился бунт. Команда покинула своего капитана и разбрелась на другие суда.

     Капитан перебрался на берег и поселился в Нью-Йорке. Весной 1691 года он женился на богатой вдове и значительно улучшил свое шаткое положение.

     В конце XVII века благословенную Англию лихорадило от престолонаследных конфликтов. Карл II, правивший страной с 1660-го по 1685-й, был прозван в народе «Веселым». У него было 14 признанных внебрачных детей. А вот законный брак с Екатериной Брагансской плодов любви не дал: монарх старел без легитимного сына-наследника. В этой ситуации первой кандидатурой на престол становился младший брат Карла, Яков. Он принадлежал католической церкви, а это очень не нравилось англиканскому большинству. В 1679 году в парламент был представлен Билль об отводе, запрещавший Якову наследовать трон. В поддержку этого законопроекта выступила оппозиционная народная партия, названная впоследствии виги (от англ. Whigamore – шотландский крестьянин). Против выступила консервативная партия тори, близкая королю. Из-за этого билля в течение двух ближайших лет несколько раз распускался парламент. К 1681 году проект удалось замять. А уже в 1685 году, по смерти Карла II, Яков взошел на английский трон. За недолгие 3 года своего правления он успел не только жестоко расправиться с самыми ярыми противниками из партии вигов, но и рассориться с партией тори, которая его поддерживала. В 1688 году в Англию прибыл Вильгельм III Оранский. Этот штатгальтер Нидерландов был специально приглашен английскими лордами, чтобы возглавить революцию и занять трон. Во главе 45 тыс. конных и пеших воинов Вильгельм вступил на туманный остров. Яков был настолько непопулярен, что на сторону нидерландского правителя перешли даже члены королевской семьи, не говоря уже о лордах, министрах и армии. Яков бежал во Францию. А Вильгельм весьма продуктивно царствовал с 1689 по 1702 годы. Именно его королевская подпись дважды меняла жизнь Уильяма Кидда: в первый раз она была поставлена под каперскими грамотами, во второй, спустя шесть лет, – под распоряжением повесить капитана.

     Морской волк

     Жизнь наладилась. Солидное состояние, собственный дом, жена и дочка. Деньги помогли Уильяму войти в круг нью-йоркских политиков и предпринимателей. Одним из них был Роберт Ливингстон.

     В 1695 году влиятельные политики Новой Англии были обеспокоены разрастающимся пиратством в Тихом океане. Кроме того, шла война с Францией. Ходили разговоры о снаряжении каперских кораблей для ведения боевых действий на два фронта. В один удобный момент на очередном неформальном собрании лордов Новой Англии Роберт Ливингстон упомянул о своем приятеле Уильяме Кидде. Видные джентльмены Нового Света проявили заинтересованность и назначили встречу для предметного разговора. Зная, что денег из казны на такое рискованное дело никто не выделит, состоятельные сэры решили сами спонсировать проект. В их числе были генерал-губернатор Нью-Йорка и Массачусетса Ричард Кут (лорд Белломонт), государственный канцлер Джон Соммерс (лорд Соммерс), морской министр Эдвард Рассел (лорд Орфорд), министр юстиции Чарльз Талбот (герцог Шрусбери), министр иностранных дел – лорд Ромней. Сам Уильям Кидд и Роберт Ливингстон также присовокупили свою долю к общему предприятию.

     На встрече были достигнуты следующие договоренности: 50% добычи шли спонсорам предприятия, 10% – королю, 15% – капитану Кидду и Ливингстону, 25% – команде.

     11 декабря 1695 года в Лондоне Уильям Кидд получил каперскую грамоту и 34-пушечное судно «Галера Приключений» (Adventure Galley). Документ давал Кидду право захватывать французские суда и корабли купцов, торгующих с Францией в Индийском океане. Чуть позже ему было выдано дополнение, согласно которому он мог вести охоту на местные пиратские банды. Так политики решали две проблемы сразу: подрывали экономическое положение французов и устраняли пиратскую угрозу в регионе.

     Каперы – моряки, которые по специальному разрешению своего правительства могли атаковать суда вражеского государства. Капер мог атаковать и присвоить также судно нейтральной державы, если оно вело торговлю с враждебной стороной. Законные пираты ходили по морю на быстроходных, средневооруженных кораблях и чаще всего атаковали именно торговые суда. В бой с хорошо вооруженными военными кораблями морские волки старались не вступать. Экипаж такого судна был многочисленным: резерв людей требовался на случай захвата вражеского корабля и последующей его буксировки. Во весь рост каперство поднялось в морских державах Европы в XVII веке. Искатели наживы в разных странах именовали себя по-разному. Отсюда и возможная путаница в терминах: приватир – английский капер, флекселинг или флибустьер – голландский, корсар – итальянский, испанский и французский.

     23 апреля 1696 года капер Уильям Кидд покинул Плимут и взял курс на Нью-Йорк. Уже в мае капитан на вполне законных основаниях ограбил свое первое судно – небольшой французский торговец вез соль и рыболовные снасти. Так что на Лонг-Айленд моряки прибыли в приподнятом настроении. Но как раз в команде и была загвоздка. В Плимуте Кидду удалось навербовать только половину требуемого количества матросов. А в жаркое военное время все годные люди были уже разобраны на военные фрегаты. На призыв Кидда о наборе команды откликнулись совсем уж подозрительные личности. Особо выбирать капитану не приходилось – поджимали сроки.

     Веселый Роджер

     В начале сентября «Галера приключений» вышла из порта и направилась к мысу Доброй Надежды. По дороге каперы встречали разнообразные торговые и военные корабли, но ни одним из них нельзя было поживиться. В начале своего плавания Кидд был даже любезен с офицерами встречных судов. Как-то раз команда гналась за каким-то кораблем двое суток, а когда все же настигла его, то выяснилось, что судно португальское и перевозит грузы совсем не для французов. На фоне общего негодования собственного экипажа, Кидд любезно презентовал капитану португальского судна сыр и печенье в ответ на табак и сахар.

     Спустя два года бесплодного плавания возмущение в команде вылилось в первый бунт. Матросы требовали грабить любые суда без разбора. Экипажу хотелось наживы и разбоя. Тогда Кидд кое-как сумел образумить команду и подавить мятеж без кровопролития и репрессивных мер. Но уже спустя пару месяцев пламя бунта вспыхнуло с новой силой. На этот раз пролилась кровь. Во время перепалки с подстрекателем, канониром Уильямом Муром, капитан не выдержал и размозжил ему голову деревянным ведром. Как мы увидим дальше, это убийство станет роковым для Кидда.

     Мятеж был подавлен, но ни о каком спокойствии на корабле речи уже не шло. Немного выровнять ситуацию помог захват французского судна «Рупарель». Наконец-то у капитана появилась стоящая добыча. Судно было отбуксировано на Мадагаскар. Продав весь груз, Кидд смог выплатить матросам их долю. В эту же ночь половина экипажа перешла с «Галеры приключений» на «Рупарель», недвусмысленно дав понять Кидду, что отныне каждый сам за себя.

     То ли капитан стал потворствовать своей команде, то ли сам распробовал вкус легкой наживы – неизвестно. Но после своего отплытия с Мадагаскара он начал нападать не только на корабли под флагом Франции, но и вообще на все встречные суда. А с пиратами, которых вроде как должен ловить и топить, завел приятельские отношения. Рубикон между каперством и пиратством был перейден.

     Абордаж – это способ сцепления кораблей для приемки и передачи грузов и людей с одного судна на другое. Но мы привыкли ассоциировать это слово исключительно с боевыми действиями – захватом корабля. Кстати, это вовсе не азартные попрыгушки с борта на борт, как часто показывают нам в кино. Вот как абордаж выглядел на самом деле. На пиратском корабле перво-наперво возводились баррикады и укрепления, призванные защитить самые важные части судна. С абордажной стороны наваливали бревна, бочки, матрасы и любой другой хлам. Над палубой натягивали сеть, чтобы падающие снасти не мешали стремительному штурму. На мачтах, среди парусов, размещались стрелки – с доминирующей позиции над побоищем удобно было целиться во врагов. После всех необходимых приготовлений пираты сближались со своей жертвой борт в борт и перекидывали десяток «кошек» – крюков на толстых канатах. Для удобства штурма между бортами клали абордажные мостки. После сигнала, а часто и без него, морские волки устремлялись к добыче. То, что пираты нападали на торговые суда, вовсе не означает, что последние сдавались без боя. За свой груз и жизни владельцы бились отчаянно и жестоко – саблями, топорами, баграми и любыми другими подручными средствами. Пистолетные и мушкетные выстрелы гремели над морем, дым застилал глаза.

     Захваченное судно со всем имуществом на борту называлось призом. Если приз был не слишком сильно поврежден во время боя, то для его управления выделялась призовая партия моряков. Если же он не мог плыть или оказывался неуправляем, то с него брали все, что только можно было унести, и пускали ко дну. Частенько с ненужным балластом пленных, за которых нельзя было получить выкуп.

     Пираты с «Галеры приключений» не только грабили торговые суда, но и совершали набеги на береговые поселения. Головорезы обирали местных жителей до нитки и заставляли делать самую черную работу по обслуживанию корабля.

     Последней и самой серьезной добычей Кидда стал индийский корабль, принадлежавший армянским торговцам, «Кедахский Купец» (Quedah Merchant) водоизмещением 350 тонн, доверху набитый товаром Ост-Индской компании. Сорванный куш оказался настолько велик, что капитан даже переименовал свой трофей в «Приз Приключений» (Adventure Prize). По дороге к Мадагаскару на корабле снова вспыхнуло недовольство. На этот раз Кидд был умнее и сам пересел на захваченный корабль. «Галера приключений» с мятежниками на борту оказалась не у дел, а капитан и несколько верных офицеров уплыли на трофейном «Призе Приключений».

     Пока Кидд перегонял и сбывал за огромные деньги свой приз, на Англию посыпались политические и экономические угрозы от руководства Ост-Индской компании. Высказываясь об ущербе, нанесенном пиратами, оно в ярких красках и резких оборотах описывали грабеж «Кедахского Купца» капитаном Киддом. Не дожидаясь ограничения торговли, которым грозила Ост-Индская компания, и видя непокорность своего бывшего капера, король Вильгельм III объявил Кидда пиратом. Это очень страшное обвинение, наказание за которое только одно – смерть.

     Доброжелатели в портах Мадагаскара быстро известили Кидда о том, что он отныне вне закона. Неизвестно, что двигало самим капитаном, но он предпринял отчаянную попытку выпутаться из сплетенных вокруг него сетей. Продав свой «Приз Приключений» со всем грузом на борту и выручив огромные деньги, Кидд купил себе небольшой шлюп и отправился домой, к берегам Америки.

     Вздернуть на рее!

     Вот тут, пожалуй, и кроется начало легенды о сокровищах капитана. Из Мадагаскара ушел шлюп с деньгами, а в июне 1699 года к портовым задворкам Бостона причалил этот же корабль, но уже без денег. Капитан планировал оправдать себя посредством своих спонсоров. Он написал письмо графу Белломонту, в котором сетовал на давление команды и напоминал о своей благополучной характеристике до отплытия. Лорд пообещал заступиться за Уильяма, назначил встречу ему и оставшемуся экипажу, но не пришел, зато прислал отряд стражей закона. Пираты были схвачены и брошены в одиночные камеры.

     Процесс против Кидда решили сделать показательным, чтобы задобрить пострадавшие торговые компании, а заодно продемонстрировать всем неблагонадежным морякам неумолимую жестокость правосудия. В 1700 году Кидда и его офицеров переправили в Лондон, где заставили отвечать за свои действия перед парламентом. 

     Однако капитан защищался до последнего. Так как явных свидетелей его бесчинств поблизости не было, он упорно настаивал на своей версии событий. Бумаги, взятые с французских судов, которые он захватывал, подтверждали его репутацию честного капера, который только под давлением экипажа единственный раз оступился и нарушил закон. Тогда суд присовокупил неоспоримое злодейство капитана – убийство собственного канонира Уильяма Мура. И обвинения значительно перевесили все оправдания.

     За несколько дней до казни капитан написал письмо своим бывшим покровителям, в котором обещал отдать все невыплаченные доли золота и даже сверх них, только бы миновать страшной участи. Но было уже поздно: никто не протянул ему руку помощи.

     Капитан Уильям Кидд, пират и убийца, был повешен в Лондоне 23 мая 1701 года. Причем морского волка казнили дважды: в первый раз веревка не выдержала и оборвалась. После этого тело капитана было помещено в клетку и вывешено над Темзой, где больше двух десятков лет напоминало об ужасном жизненном финале, ожидающем морских разбойников.

     Клад капитана

     Вы, конечно, знаете, что есть множество смутных преданий о кладах,

     зарытых Киддом и его сообщниками где-то на атлантическом побережье. В основе

     этих преданий, конечно, лежат факты. Предания живут с давних пор и не теряют

     своей живучести; на мой взгляд, это значит, что клад до сих пор не найден.

     Эдгар Алан По «Золотой жук»

     К поискам сокровищ приступили сразу после казни капитана. На конфискованном шлюпе ничего не нашли. В его доме в Нью-Йорке тоже оказалось пусто. Довольно быстро был обнаружен тайник на острове Гардинер (Лонг-Айленд), но оказался совсем не тех объемов, на которые рассчитывали. Все награбленное капитаном было переправлено в Лондон и продано с молотка. Вырученные 6,5 тыс. фунтов стерлингов были на тот момент настолько скромной суммой, что их решили направить на благотворительность и передали в Гринвичский госпиталь престарелых моряков.

     Но где же искать те огромные богатства, которые Кидд предлагал в обмен на свою жизнь и свободу лорду Белломонту? Искатели кладов сходятся во мнении, что капитан зарыл свои сокровища на одном из многих островов у Атлантического побережья Америки.

     Награбленное добро пираты не просто зарывали в каком-то месте. Они делали целые схроны, которыми пользовались в случае необходимости. Мотивы их ясны: зачем отдавать 60% добычи спонсорам и короне, если ее можно оставить у себя? Но на кораблях золото не повозишь – слишком мало места, а весит драгоценный металл немало. Вот и учреждает капитан шайки морских разбойников в какой-либо части света такой «банк», чтобы можно было и «счет» пополнить новым добром, и взять себе, в случае нужды, немного монет.

     Любитель пиратских историй Губерт Палмер к 30-м годам прошлого века собрал уникальную коллекцию вещей Уильяма Кидда. Комод, секретер, несколько сундуков. В секретере и одном сундучке Губерт и обнаружил потайные отделения, а в них – карты какого-то острова. А другой увлеченный кладоискатель, Гарольд Уилкинс, на основе этой пиратской коллекции выпустил книгу «Капитан Кидд и его Остров скелета».

     Найденные карты Кидда там сопоставлялись с островом Оук у берегов Новой Шотландии, провинции на востоке Канады.

     Остров сокровищ

     А на острове Оук к этому времени уже вовсю велись раскопки. Началось все с того, что мальчишки Дэниел Макгинес, Энтони Воган и Джон Смит играли на острове и под раскидистым дубом обнаружили вход в шахту. Было это в далеком 1795 году, спустя почти век со дня казни капитана. Дети яро принялись за дело и раскопали вход. На трехметровой глубине им встретилось перекрытие из дубовых бревен. Дальше пробиться было просто невозможно малыми детскими силами. А родители мальчишек попросту не стали отвлекаться от дел на болтовню о пиратских кладах. Мечта о сундуках с золотом на некоторое время была оставлена.

     В 1813 году землю на острове выкупает Джо Селлерс. Он верит уже подросшим кладоискателям и нанимает их раскапывать сокровища. Глубина шахты уже составляет 26 м, а позади остаются несколько перекрытий из дубовых бревен, корабельной шпатлевки, кокосового мочала и древесного угля. Всем было очевидно, что это самый настоящий схрон – настолько грамотно были устроены перекрытия.

     При раскопках было найдено несколько камней с надписями. Расшифровка одной из них гласила: на глубине 40 футов зарыты 2 миллиона фунтов стерлингов. После такой находки шахту моментально окрестили «Денежной» и удвоили свои старания.

     Но перекрытия из различных материалов оказались не единственным препятствием. В шахту стала поступать вода из подземных каналов, выходящих в море. Эта проблема частично решилась откачивающими насосами. А уже 23 августа 1813 года кладоискатели были вознаграждены – со дна шахты они подняли тяжелую деревянную бочку. Что именно в ней было и что дальше случилось с этой командой – неизвестно. Спустя некоторое время, все же, Сэмюэль Воган, сын Энтони Вогана, купил своей супруге украшения за неслыханные деньги, что косвенно нам намекает о содержимом находки.

     В 1848 году на остров приезжают другие старатели. Они убеждены: схрон такой сложной конструкции не мог строиться из-за одной бочки. Джек Линдсей и Брендон Смарт создают синдикат Труро и привлекают к раскопкам огромное количество людей. С этого момента слава острова, начиненного пиратскими сокровищами, растет и ширится. Земляные работы ведутся бестолково, нередко в Денежной шахте происходят несчастные случаи. Несмотря на это раскопки продолжаются и в 1865 году кладоискатели обнаруживают под очередным перекрытием из бревен деревянные сундуки. Но поспешность, с которой принялись их извлекать, привела к тому, что они провалились на отметку в 70 м и застряли там намертво. Как стало известно позже, весь остров состоит из тоннелей, ходов и подземных пещер. Вполне возможно, что клад был бы в руках уже у первых старателей, если бы они своевременно провели геологическую разведку.

     За последующие сто лет остров меняет с десяток владельцев. Каждый из последующих принимался за дело с завидным рвением и, как и предшественники, ничего не добивался. Место вокруг Денежной шахты было буквально прошито шурфами различных размеров. Но клад все время ускользал от старателей.

     В 1951 году рыбаки острова Оук подняли с прибрежного дна небольшую бронзовую табличку. Из тех, которыми помечают имущество на кораблях. На ней было начертано «Quedah Merchant» – название последнего приза капитана Кидда.

     В 1967 году землю с шахтой выкупила компания «Альянс Тритон». Ее руководитель Дэниел Блэнкеншип пробурил шурф параллельно шахте. Бур прошел отметку 65 метров и уперся в скальное основание острова. Немного напора и терпения, и он проник в подземный грот, залитый водой. Камеры, опущенные в шурф, засняли отрубленную человеческую кисть, череп, и размытые очертания множества ящиков… Вдохновленные находкой, инженеры не укрепили ствол шурфа, из-за чего тот обрушился, в очередной раз похоронив сокровища.

     С 70-х годов на острове не велось серьезных работ. У компании-владельца закончились деньги и начались судебные тяжбы. А в начале XXI века сам Дэниел Блэнкеншип был застрелен при ограблении магазина.

     Сегодня место раскопок на острове Оук принадлежит мичиганской группе специалистов по глубинному бурению. Сумма сделки была большой, но точных цифр никто не оглашал. Им досталась в наследство истерзанная спецтехникой земля. За пару десятков лет бездействия по многочисленным пробуренным стволам морская вода из подземных каналов поднялась вверх. Окрестности Денежной шахты превратились в самое настоящее болото. Специалисты из Мичигана, как и многие искатели до них, настроены решительно. Первым делом они намерены откачать из всех возможных шахт скопившуюся там воду. Ну а после этого в дело пойдет новейшая техника для глубинных работ. Посмотрим, удастся ли искателям кладов отбить вложения в этот клочок суши. Кто знает, может, они наконец смогут добыть легендарные сокровища капитана Кидда?

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.