В Греции прошли выборы. Еще 5 лет назад эта новость вряд ли попала бы в топ – мир тогда мало волновало, кто именно возглавит политику второстепенной страны ЕС. Но нынче все изменилось. Идущая на дно экономика древней Эллады и ее влияние на здоровье евро обеспечили новостям из Афин престижные места в информационных сводках.

  В подготовке к последним выборам в Греции участвовали не только политические партии. Более того, не только греки. Кто победит – сторонники евроинтеграции или ее противники – было непонятно. Так что чины ЕС бросились активно агитировать эллинов голосовать за первых. И неудивительно: эксперты международного агентства «Fitch Ratings» сразу предупредили – выход Греции из еврозоны может разрушить ее. Директор управления суверенными рейтингами агентства «Fitch Ratings» Эд Паркер заявил: «Если предположить, что Греция откажется от евро, Fitch придется понизить рейтинги большинства периферийных стран валютного блока с большой долей вероятности».

  Накануне голосования руководство Евросоюза и ведущих европейских стран провело телеконференцию, посвященную «текущему развитию долгового кризиса в еврозоне». То есть чиновники решали, что делать, если Афины выкинут очередной кульбит и откажутся выполнять взятые на себя обязательства. У канцлера Германии Ангелы Меркель, вероятно, даже сдали нервы. Потому что она открыто обратилась к народу Греции и призвала его проголосовать за тех, кто будет «строго следовать введенным мерам экономии» и выполнять условия соглашения с Евросоюзом о финансовой помощи. В качестве пряника тем, кто готов голосовать за сторонников евро, был предложен пакет обещаний, который включает сокращение базовых процентов по займам, продление срока их выплаты, а также финансирование национальной программы общественных работ через Европейский инвестиционный банк.

      В самой Греции началась паника. Люди бросились в банки и начали изымать оттуда свои вклады. За один день был обналичен 1 млрд. евро. И тут же потрачен, судя по данным статистики, на товары длительного хранения, такие как крупы или макароны. 

      Но вот наступило время «Ч». По предварительному подсчету голосов стало ясно – побеждает партия «Новая демократия». Та самая, которая собирается экономить и продолжать действовать в рамках договоренности с ЕС. Ее лидер Антонис Самарас заявил: «Сегодня народ Греции показал, что он хочет остаться частью Европы, хочет остаться в еврозоне. Это победа всей Греции и, кроме того, победа всей Европы. Я призываю все партии, которые разделяют наши цели, объединить усилия и сформировать правительство. Только так мы сможем искупить все страдания и все жертвы нашего народа, отблагодарить его за доверие. Для этого мы должны и дальше работать с нашими партнерами в Европе. Так мы сможем вернуть в нашу страну благополучие и процветание».

      Эта новость тут же отразилась на основных индексах мировых рынков. Доу-Джонс вырос на 85 пунктов, Nasdaq-100 добавил 20,25 пунктов, а S&P 500 – 7,2. Брюссель засиял оптимизмом. Тут же было объявлено, что представители трех главных кредиторов Греции – МВФ, ЕЦБ и ЕС – вернутся в Афины для подготовки победных реляций, то бишь анализа экономических успехов страны. 

      И даже измученный кризисом греческий народ поверил: все будет хорошо. Вкладчики снова пошли в банки. Правда, не так активно, как хотелось бы. И хотя предвыборный отток средств полностью восполнен не был, все-таки свои евро греки перестали вкладывать в соль, спички и крупу. А значит, поверили: страшного кризиса не будет. Вполне возможно – зря…

     Антонис Самарас или Алексис Ципрас?

      Эксперты уверены: от ситуации, которая складывается сейчас в былой колыбели западной культуры, зависят судьбы мира. Кто же играет главные роли в этой драме?

      Самарас. Глава победившей партии «Новая демократия» – четвертый премьер за последние восемь месяцев. Антонис Самарас, которому сейчас 61 год, в политике не новичок. За 35 лет он уже несколько раз занимал пост министра: экономики – в 1989 году, иностранных дел – в 1989–1992-м, а до 6 октября 2009 года – культуры. Именно он стал инициатором многолетнего конфликта Греции с Македонией из-за названия последней.

      Говорят, что Самарас – рафинированный европеец. Образование политик получил в США, в частности закончил Гарвард. Происходит он из богатой семьи оптовых торговцев, известной еще со времен Османской империи, т.е. большой традиционалист. А именно с излишней приверженностью традициям аналитики связывают охвативший Грецию паралич власти и ее коррумпированность. В общем, Самарас – это та Греция, к которой мы привыкли в последнее время, с ее кризисом и забастовками.

      Его главный противник Алексис Ципрас, глава радикальных левых (СИРИЗА), – полная противоположность. Он гораздо моложе и во многом уступает своем оппоненту: не такое престижное образование, не такие мощные связи с толстосумами. Зато политик способен развивать бешеную активность и совершать резкие маневры.

      Он, как и многие греки, считает планы, предлагаемые Брюсселем, унизительными для нации: «Мы говорим грекам, и говорим громко, чтобы услышали и европейские лидеры: ни один народ не может быть добровольно приведен к унижению, подчинению и самоубийству».

      Правда, главу левых частенько обвиняют в излишнем популизме и противоречивости заявлений. И небезосновательно. Хотя от Ципраса и ожидали всего, в том числе и попыток диктовать ЕС свои условия, он, как и Самарас, все-таки обещал вести переговоры по предоставлению знаменитого «пакета помощи».

      Конечно, для того чтобы получить новый кредит, Греции придется поднапрячься: сократить свой бюджетный дефицит с 9,3% ВВП в 2011-м до 2% в 2014-м. Для этого уже в текущем году необходимо снизить расходы на 3 млрд. евро, а в 2014 году экономия должна составить уже 11,7 млрд. евро. И способ этого добиться, предложенный экспертами, многих огорчит. Правительству придется сократить 15 тыс. государственных служащих уже в этом году, а к 2015-му – 150 тыс. человек. 

      Но экономия это еще не все. Для увеличения доходной части бюджета ЕС требует провести приватизацию на сумму в 15 млрд. евро и повысить собираемость налогов. Минимальная зарплата в этом году должна сократиться на 22%, с 750 примерно до 600 евро, а пенсия – снизиться до 300 евро. 

      Более того, планируется ввести трехлетний мораторий на рост заработной платы. Трудовое законодательство придется изменить в сторону упрощения процедуры найма и увольнения. И это при том, что безработица в стране уже сегодня составляет 22%, половина из которых – молодежь.

      Правда, нет никакой гарантии, что если бы Ципрас взялся за дело, эти переговоры к чему-то привели. Вполне возможно, обещание договориться стало лишь предвыборным ходом. Например, многие подозревали, что если левые придут к власти, от нового кредита на таких драконовских условиях Греция откажется. И заявит евросообществу: раз вас так волнует судьба евро – спасайте нас без всяких условий. А то мы сами утонем и вас заодно утопим. Поэтому для Запада кандидатура Самараса была гораздо более удобной. А вот для Греции – не факт. Тем более что выборы, вообще говоря, прошли странно.

     Странная победа

      Начнем, пожалуй, с курьеза: это была уже вторая избирательная компания за 2 месяца – первая завершилась тем, что партии не сумели сформировать правительство и парламент пришлось переизбирать. Результаты же новой попытки оказались более чем неоднозначны.

     

      Конечно, на самом деле греки проголосовали за то, чтобы с Евросоюзом дела не иметь и нового пакета помощи (в обмен на сохранение режима экономии) не принимать. Во всяком случае, в предложенной форме. Как так? Да очень просто. Итог выборов на самом деле выглядит так: 

     Партии сторонников «плана Брюсселя»:

     либерально-консервативная партия «Новая демократия» – 29,53% (128 мандатов),

     социалистическая партия «Всегреческое социалистическое движение» (ПАСОК) – 12,2% (33 мандата).

     Партии противников «плана Брюсселя»:

     левые – «Коалиция радикальных левых» (СИРИЗА) – 27,1% (72 мандата), 

     «Демократические левые» (ДИМАР) – 6,23% (17 мандатов), 

     Коммунистическая партия Греции (ККЕ) – 4,47% (12 мандатов); 

     правые – консерваторы «Независимые греки» (АНЕЛ) – 7,56% (20 мандатов), 

     крайне правые «Хриси авгии» («Золотая Заря») – 6,95% (18 мандатов),

     прочие – 5,96%. 

 

      Итоговая раскладка сил в греческом парламенте по результатам выборов выглядит следующим образом: за помощь Брюсселя проголосовал 161 депутат; против – 139. Но это только формально.

      На самом деле в Греции существует странная традиция. Партия, выигравшая выборы, получает дополнительно 50 мест в парламенте. Таким образом, если отобрать эти бонусные единицы, расклад получится таким: 111 сторонников Брюсселя против 139 противников. Согласитесь, это совершенно другой результат. Он говорит нам как минимум о том, что при реализации плана, который Евросоюз навязывает Афинам, новое правительство столкнется с мощной волной народного протеста. 

      При этом главные противники «Новой демократии», СИРИЗА, отказались входить в правительство и объявили о намерении уйти в жесткую оппозицию. Победу своих противников они признали, но вступать в коалицию с кем-либо из сторонников прежнего курса категорически отказались. И для Самараса и его соратников это большая проблема. Во-первых, греческое общество расколото, а во-вторых, Ципрас и его сторонники и союзники по коалиции демонстрируют впечатляющий рост популярности. Если в 2009 году они имели на выборах всего 4,5% голосов, 6 мая текущего года – 16%, то 17 июня – уже почти 27%! 

      Так что к экономическому кризису в Греции вполне может добавиться и политический. Что, понятно, не улучшит положения дел. И вот тут возникает вопрос: а нужны ли все эти свистопляски Евросоюзу? Так ли необходимо для спасения общеевропейской валюты сохранить Грецию в зоне евро? Многие аналитики считают, что нет.

     Что такое Греция?

      Греция – главная головная боль Евросоюза последних лет. Она задолжала огромную сумму. Все планы ее спасения предполагают, фактически, только одно: долговая нагрузка страны должна к 2020 году снизиться с нынешних 177% до 116% от ВВП. То есть примерно на треть.

      На сегодняшний день задолженность на одного грека составляет 33,6 тыс. евро. Государственный долг Греции достиг в 2011 году 356 млрд., а валовой продукт составляет всего 182 млрд. Мало того, судя по показателям текущего года, этот самый ВВП Греции еще и падает. Европейская комиссия прогнозирует, что в 2012 году он сократится на 4,4%. 

      Торговый баланс тоже не в пользу Афин. В 2011 году Греция импортировала товаров и услуг на сумму 67,7 млрд. евро, а экспортировала на сумму 57,7 млрд. При этом ввозятся в страну, в основном, товары, а вот в качестве экспорта предоставляются, по большей части, услуги.

      Что касается финансовой помощи, Греция – бездонная бочка. Ей уже дали 240 млрд. евро. Помимо этого, эллинам списали долги частным инвесторам на сумму 107 млрд. Итоговая сумма составила 347 млрд. Для сравнения, другие кризисные страны получили следующий объем помощи: Ирландия в ноябре 2010 года – 67,5 млрд.; Португалия в мае 2011-го – 78 млрд. 

      Но деньги – это только полдела. Греки хотят жить за счет ЕС и не скрывают этого. Страна давно уже не может обеспечивать своих граждан, но все призывы начать экономить ни к чему не приводят. Разве что к акциям протеста и массовым дракам с полицией.

     Мал золотник да дорог

      Однако Греция Евросоюзу все-таки нужна: Брюссель боится, что без нее единая валюта не сдюжит и рухнет. Дескать, всеобщий должник может оказаться тем самым снежком, с которого начнется лавина. 

      Но может статься, что Афинам придется попрощаться с европейской валютой, несмотря на все желания ЕС. На этот случай у подчиненных Жозе Мануэля Баррозу, похоже, тоже есть план. Он включает, в частности, надзор над передвижением капиталов на греческом направлении, его контроль на границах с Грецией и ограничение использования банкоматов в стране. Впрочем, даже если вывод Греции из еврозоны окажется неизбежен, этот процесс займет несколько лет – утверждает экономист Виктор Лисицкий. 

      Пока у ЕС достаточно резервов, чтобы обеспечивать стабильность на европейском финансовом рынке. Но ситуация может резко измениться, если экономить откажутся не только греки, но еще и испанцы с португальцами. Первые столкнулись с глубокой рецессией, безработица достигла почти 25% и из-за программ бюджетной экономии будет только расти. У вторых падение ВВП достигло 1,9%, а безработица – без малого 15%.

      Правда, экономист и политолог Виталий Кулик предполагает, что даже если все это и приведет к падению евро, то не намного, и в целом для экономики ЕС все обернется даже неплохо: «Если евро продержится на нынешнем заниженном обменном уровне хотя бы полгода, это будет отличным и к тому же бесплатным экономическим стабилизатором для ЕС. Таким же образом стараются действовать и США, и та же Россия». Лисицкий же считает, что к осени курс общеевропейской валюты вырастет. 

     

 

Кстати, Виктор Лисицкий считает, что первым кризис обрушился именно на средиземноморские страны потому, что они после Второй мировой активно импортировали товары. В результате только за 2000–2010 годы совокупный дефицит торгового баланса Испании составил 935 млрд. долларов, Греции – 453 млрд., а Италии – 133 млрд.

     Оптимизм разделяют не все

      Оптимизм российских экспертов разделяют далеко не все. Глава управляющего комитета компании «Morgan Stanley» Джеймс Гормен считает, что Брюссель пытался справиться с долговым кризисом неэффективными средствами: «…Такие меры в лучшем случае помогут выиграть время до тех пор, пока не будут устранены главные недостатки еврозоны – отсутствие фискального единства, а также единого кредитора последней инстанции. Поэтому такие меры, как масштабная поддержка испанских банков, имеют только кратковременный эффект. На таком фоне у правительств все меньше времени на то, чтобы предложить долгосрочные решения». Где гарантия, что в дальнейшем ЕС будет принимать более эффективные меры?

      Какими будут новые шаги по преодолению кризиса, сказать сложно. Например, Ангела Меркель настаивает на более тесном союзе. Ее лозунг – «больше Европы». Канцлер предлагает дать Брюсселю больше полномочий. На ее сторону встали многие ведущие финансисты. По их мнению, ЕС просто необходима общая налоговая политика. Без нее устойчивый монетарный союз невозможен. Причем фискальная интеграция автоматически будет означать и банковский союз с Европейским Центробанком в роли кредитора последней инстанции.

      С ней солидарны многие аналитики. «Только шаг, пусть даже намек на шаг, в сторону бюджетного союза может воодушевить инвесторов и побудить их вновь вкладывать средства в проблемные страны в долгосрочной перспективе, – считает аналитик «Kames» Сандра Холдсворт. – В фокусе внимания инвесторов будет вопрос, подтолкнули ли проблемы Греции европейских лидеров к признанию единственного возможного пути».

      Параллельно Еврокомиссия написала 1500-страничный фолиант детальных рекомендаций для всех стран ЕС. Баррозу обозначил его суть так: «Мы определили состояние бюджетного и экономического здоровья каждого из государств и предложили лечение». Особое место в документе отведено 12 странам с «разбалансированной экономикой». Этот эвфемизм определяет государства, охваченные кризисом или стоящие на его пороге.

      Но проблемные страны не торопятся следовать советам своих кормильцев. Например, премьер Испании Мариано Рахой заявил, что вступает в «битву» против европейских финансовых регуляторов. Его главный враг – «Бундесбанк», который отказывается скупать бесперспективные долги разорившихся стран. В письмах в адрес Баррозу и президента Евросовета Хермана ван Ромпея Рахой заявил: «Это война, которую мы ведем в Европе. Я объявляю ее».

      Впрочем, подобные демарши, очевидно, скоро станут нормой. Потому что среди аналитиков очень мало тех, кто говорит: Европа на грани страшного кризиса – нужно принимать неординарные решения. Напротив, например, министр финансов США Тимоти Гайтнер недавно заявил, что пока серьезной опасности нет, но… «Для этого актуальный антикризисный план должен появиться как можно скорее. Быстрое его согласование помешает дальнейшему распространению негативных явлений, как в Евросоюзе, так и в США».

 

Весь мир толкает Брюссель к реформам

      Как раз в июне Китай пошел на резкое смягчение денежно-кредитной политики. Это было нужно для поддержания экономики страны на фоне падения сбыта. К таким же мерам КНР хотела бы подтолкнуть и западных коллег.

      Аналитики считают, что подобные действия вызваны риском европейского кризиса. По мнению экономиста «Brookings Institution» Эвара Прасада, новый ход Пекина «подтолкнет европейские столицы к долгосрочным антикризисным мерам и фискально-банковскому союзу». Он заявляет: «Последние действия китайцев укрепляют позицию МВФ, США и других сил, призывающих Евросоюз углубить меры поддержки».

      А вот эксперт «Capital Economics» Ван Циньвэй утверждает, что позиция Китая опасна для страны. Чрезмерное смягчение кредитно-денежной политики может создать в экономике КНР пузырь. Ничем не обеспеченные деньги хлынут, например, в недвижимость или другие удобные для инвестиций отрасли и спровоцируют экономический перегрев.

      Самое интересное, что в целом Всемирный банк неплохо оценивает перспективы мировой экономики. Судите сами: глобальный экономический рост в 2012-м ожидается на уровне 2,5%. В прошлом году этот показатель составил 2,7%. В США прогнозируется рост ВВП на 2,1% в 2012-м и на 2,4% в следующем году. Экономика зоны евро в 2012-м может упасть на 0,3%, но в будущем восстановится на 0,7%.

      И вот как раз в виду того, что запас прочности у мировой экономики в целом и европейской в частности есть, остается один вопрос…

     Так стоит ли овчинка выделки?

      Действительно непонятно, почему еврочиновники так вцепились в эту несчастную Грецию. Максим Рева считает, что дело в позиции Берлина. Вот что он пишет на сайте ИА «Регнум»: «Нынешний кризис в Европе фактически сделал из Германии западноевропейскую империю, все страны старой Европы, входящие в зону евро, являются финансово зависимыми от Германии. Разница между процентными ставками по долговым обязательствам Германии и стран евро-периферии доходит до 6%, это позволяет Германии в одиночку поддерживать общую валюту. Однако сами немцы не очень-то рады свалившемуся на них величию. Выход Греции из зоны евро может привести к убыткам немецкой экономики в размере 300–700 млрд. евро. К тому же выход Греции может спровоцировать цепную реакцию и вслед за греками из еврозоны начали бы выходить оставшиеся страны PIIGS (Португалия, Италия, Ирландия, Греция, Испания). Да и сама Германия находится на пределе своих возможностей, поэтому и обратилась к странам G20 с просьбой о помощи в разрешении европейского долгового кризиса».

      По мнению аналитика, Берлин очень боялся возможного выхода Греции из еврозоны. И даже провел специальную пропагандистскую компанию, которая пыталась донести до всех простую мысль: «без евро нет жизни». 

      Рева считает, что уход Греции от евро может принести большую пользу стране. Конечно, сначала будет трудно, но потом ситуация наладится. Зато если активных мер не предпринимать, то в скором времени может статься, что от единой валюты придется отказаться уже нескольким странам. И вот тогда весь мир, по мнению аналитика, ждет страшнейший кризис.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.