МЕЖДУ ЖАЖДОЙ И ВОЙНОЙ
Июнь 2011
Вернуться к номеру >>

Теги: глобальные проблемы, экология, прогноз



     О глобальном дефиците воды заговорили пять лет назад, после публикации нашумевшего доклада ООН. Но и сегодня проблема все так же далека от решения. Недостаток пресной воды грозит миру голодом, эпидемиями, экономическим крахом и десятками региональных конфликтов.

     Если бы всю земную воду можно было поместить в 5-литровую канистру, то на долю пресной воды в ней не осталось бы и чайной ложки.

Мировая жажда в цифрах и фактах

          По данным ООН, сегодня от 600 млн. до миллиарда землян страдают от катастрофической нехватки пресной воды. Еще 1,5 млрд. живет в регионах, где ежегодные объемы потребления воды превышают темпы ее возобновления. Результат очевиден – реки, озера и подземные источники мелеют или даже вовсе исчезают.

         Через 15 лет, по прогнозам экспертов, число страдающих от жажды может возрасти до 3 млрд., а общее количество людей, живущих в условиях «среднего или высокого водного стресса» превысит 5,5 млрд. человек! Дефицит пресной воды может достигнуть 2 трлн. кубометров в год.

         Свой вклад вносит и глобальное потепление. Сообщения о масштабных пожарах и засухах стали привычными в сводках летних новостей. Россия в прошлом году в буквальном смысле задыхалась в дыму пожарищ. На Китай обрушилась засуха, какой в стране не было по крайней мере 60 лет. А в некоторых провинциях уровень осадков оказался самым низким за 200 (!) лет. Более 2 млн. жителей провинций Шаньдун, Хэнань, Хэбэй, Аньхой, Шаньси и Цзянсу испытывали серьезную нехватку питьевой воды. Было уничтожено более 4 млн. га посевов.

          Со схожей проблемой столкнулись и на Кубе. В результате небывалой засухи и износа инфраструктуры почти пересохли два водохранилища, питающие столицу Острова Свободы. Половина почти миллионного населения Гаваны почувствовала перебои с водоснабжением. 100 тысяч – получают воду только из автоцистерн. Последний раз к таким мерам приходилось прибегать 50 лет назад.

          Австралия «заработала» дефицит воды в бассейне рек Муррей–Дарлинг в результате отвода большого количества воды для нужд сельского хозяйства.

          Примеры можно перечислять бесконечно долго.

         Франк Рийсберман, директор Международного института управления водными ресурсами: «На глобальном уровне потребление воды выросло в шесть раз за последние 100 лет и еще удвоится к 2050 году, прежде всего из-за ирригации и требований сельского хозяйства. В некоторых странах уже кончилась вода для производства собственного продовольствия. Без усовершенствований следствием будет еще большее распространение дефицита воды и быстро растущие цены на этот ресурс».

     По данным ООН, уже сегодня мировой дефицит пресной воды (включая сельскохозяйственные и промышленные нужды) оценивается в 230 млрд. м3 в год.

     
ТОП-10 стран по объему возобновляемых запасов пресной воды (км3)

     1 Бразилия    8,233

     2 Россия        4,498

     3 Канада       3,300

     4 США           3,069

     5 Индонезия  2,838

     6 Китай         2,829.6

     7 Колумбия    2,132

     8 Перу          1,913

     9 Индия         1,907.8

     10 Конго        1,283

     ТОП-10 стран – потребителей пресной воды (км3/год)

     1 Индия        645.84

     2 Китай        549.76

     3 США          477.00

     4 Пакистан   169.39

     5 Япония        88.43

     6 Индонезия   82.78

     7 Таиланд      82.75

     8 Бангладеш  79.40

     9 Мексика     78.22

     10 Россия      76.68

          При этом, если рассуждать формально, воды на Земле более чем достаточно. Даже если не брать во внимание соленые воды Мирового океана, составляющие 97,5% всех водных запасов. Пресной воды на нашей планете примерно 35 млн. км3. А ежегодное потребление составляет 0,0037 млн. км3 – всего лишь 0,01%! Но на практике не все так радужно.

          Во-первых, большая часть пресной воды человеку фактически недоступна. В реках, к примеру, находится всего лишь 0,002 млн. км3 (и ее, как видно, человечеству с его потребностями не хватит никак). 24,4 млн. км3 заключены в ледниках и вечной мерзлоте. Еще 10,7 млн. км3 – в глубинных подземных источниках.

         Во-вторых, водные ресурсы поделены крайне неравномерно. Засушливые или полузасушливые регионы занимают около 40% территории, но на них приходится лишь 2% мировых запасов воды.

          В той же России, которая числится среди рекордсменов по запасам пресных вод, европейская половина совсем не так благополучна, как кажется на первый взгляд. Естественные источники Кубани, Краснодарского края, Ставрополья, Калмыкии, нижней Волги, Кургана, Оренбурга в засушливые годы не способны обеспечить хозяйства достаточным количеством влаги. А в случае нескольких маловодных лет подряд набрать и 60–65% от необходимого считается удачей.

          Похоже обстоят дела в Китае. Несмотря на обилие рек в стране, ее северная часть практически обезвожена. Реки Хуанхэ и Хуайхэ едва-едва справляются с нуждами сельского хозяйства. Поговаривали даже о переброске в этот регион части стока Янцзы, но все-таки на такой рискованный эксперимент с природой не решились. На востоке страны миллионам людей воду доставляют в автоцистернах.

          В-третьих, объем воды на Земле – величина условно постоянная. А вот потребности человечества на месте совсем не стоят. Растет население, развиваются промышленность и сельское хозяйство (на его долю сейчас приходится 70% водного потребления). В общем, за последние 100 лет ежегодный расход пресной воды в мире увеличился в 6 раз! И это далеко не предел. К 2050 году потребление может еще удвоиться.

          Уже сегодня не хватает воды, например, таким богатым городам, как Сидней и Хьюстон. А власти Лондона вот уже несколько лет пытаются модернизировать водопроводную систему. А все потому, что столица Великобритании ЕЖЕДНЕВНО теряет от протечек столько воды, что ею можно было бы наполнить 300 олимпийских бассейнов!

     Трать чужое, береги свое

           По общим объемам расхода воды пальму первенства держат Индия, Китай и США. С первыми двумя все понятно: и население огромное, и промышленность растет быстро, а экономить и рационализировать времени часто не хватает. С США тоже все более-менее ясно. Они все потребляют в рекордных количествах. Отчего же воде быть исключением?

          Тем более что есть одно интересное исследование, проведенное британскими специалистами. Они подсчитали, что каждый житель Туманного Альбиона тратит… 4645 литров воды в день! И не спешите звонить в редакцию с сообщением об ошибке. Просто речь идет не о той воде, что человек выпивает, или, скажем, заливает в вечернюю ванну.

         Ведь львиная доля водного потребления приходится на промышленность и сельское хозяйство. А их продукцию мы все используем ежедневно. Полив полей или охлаждение атомного реактора – вода нужна везде. Так и возникает косвенное водное потребление.

          Британцам просто хватило усидчивости все внимательно подсчитать. Вот, например, обычная чашка кофе. Казалось бы, 100 мл воды, 20 г кофе и сливки по вкусу. Ан нет, косвенные водные затраты составляют аж 140 литров! И так – по всему списку продуктов.

     Косвенные затраты воды на некоторые товары:

     Кофе. 140 литров на чашку 125 мл.

     Чай. 30 литров воды на чашку 250 мл.

     Вино. 120 литров на бокал 125 мл.

     Пиво. 150 литров на бокал 500 мл.

     Апельсиновый сок. 215 литров на стакан 250 мл.

     Говядина. 15 500 литров на 1 кг.

     Баранина. 6 100 литров на 1 кг.

     Свинина. 4 800 литров на 1 кг.

     Куриное мясо. 3 900 литров на 1 кг.

     Куриное яйцо. 200 литров на 1 шт.

     Хлеб. 40 литров на ломтик в 30 г.

     Сыр. 5 000 литров на 1 кг.

     Рис. 3 400 литров на 1 кг.

     Сахар. 1 500 литров на 1 кг.

     Кукуруза. 900 литров на 1 кг.

     Пшеница. 1 300 литров на 1 кг.

     Нефть. 18 тонн воды на 1 тонну.

     Бумага. 200 тонн воды на 1 тонну.

     Синтетическое волокно. 3 500 тонн воды на 1 тонну.

         Так вот, думается, что если провести аналогичные подсчеты в отношении США – первое место в рейтинге потребителей им будет обеспечено. Ведь Штаты, как известно, расходуют около 40% всех мировых ресурсов.

         А так как для их производства вода используется местная, то получается, что хитрые американцы (да и вообще жители развитых стран) свою воду «берегут», а пользуются чужой, в основном в странах третьего мира, многие из которых уже через несколько лет могут оказаться на грани «жестокого водного стресса».

         Впрочем, водные проблемы уже давно перестали быть болезнью третьего мира. С каждым годом они все больше проявляются и в самых богатых мировых державах.

         Пан Ги Мун, генеральный секретарь ООН: «Чистая вода стала дефицитной и будет еще большим дефицитом с активизацией процесса изменения климата. И бедные по-прежнему страдают первыми и больше всего от загрязнения, нехватки воды и отсутствия надлежащей санитарии».

     
Как человечество травит само себя

     
     Засухи и растущие аппетиты человечества – это только полбеды. Человек мало того, что воду использует бесконтрольно, так он еще и возвращает ее в природу отнюдь не в первозданном виде. Очень значительная часть вод, использованных в производстве, полной очистке не подвергается.

          А в развивающихся странах ситуация часто и вовсе катастрофическая. 90–95% сточных вод и около 70% производственных отходов выбрасывается в водоемы вообще в необработанном виде. После чего, конечно, и без того небогатый водный ресурс становится и вовсе мизерным.

          Эксперты ООН приходят к неутешительному выводу: «Около 2 млрд. тонн отработанной воды, представляющей собой смесь из переработанных удобрений, нечистот, промышленных отходов и отходов, вырабатываемых в результате жизнедеятельности человека, ежедневно сбрасывается в реки и моря, вызывая распространение болезней и нанося непоправимый ущерб экосистемам. Поэтому превращение загрязненной воды из угрозы для здоровья и окружающей среды в чистый, безопасный и экономически привлекательный ресурс является одним из ключевых вызовов для мирового сообщества в ХХI веке».

          Беднейшие страны оказываются наиболее уязвимы. Средств на очистку банально нет. Примерно 2,6 млрд. (!) человек не имеют доступа даже к канализации. В густонаселенных странах экваториальной Африки это уже грозит катастрофой гигантского масштаба. Холера, гепатит, менингит, кишечные инфекции – это лишь крошечная часть «болезней грязной воды», которые ежегодно убивают больше людей, чем все военные конфликты вместе взятые.

          Но и в более благополучных странах «водные проблемы» понемногу накапливаются. Наша соседка Россия уже столкнулась с массовыми отравлениями, вызванными резким падением качества питьевой воды. Пока, к счастью, локальными.

          В США под угрозой миллионы жителей. По оценке газеты «New York Times», с 2004 года законы о безопасности питьевой воды нарушались на 20% (!) водоочистных сооружений. Ни один штат не избежал проблем. В итоге 49 млн. человек имели сомнительное удовольствие употреблять воду с примесью мышьяка, урана, радия и целого списка опасных бактерий. Кое-где уровень содержания того же радия был превышен на 2000%! Правительство же, увлеченное то ли очередной войной, то ли экономическим кризисом, организовать толковый контроль за исполнением нормативов не смогло. Так что по всему миру отрасль требует и внимания, и, что характерно, огромных инвестиций.

         Джейми Питток, руководитель программы пресной воды Фонда дикой природы (WWF): «В Европе страны вдоль Атлантического океана страдают от периодических засух, тогда как активно потребляющий воду туризм и поливное растениеводство ставят под угрозу водные ресурсы Средиземноморья. В Австралии засоление является серьезной угрозой для значительной части важных сельскохозяйственных районов».

     Каждые 20 секунд от заболеваний, связанных с некачественной водой, в мире умирает ребенок.

     БОЛЕЕ ПОЛОВИНЫ пациентов больниц в мире – люди, чьи недуги так или иначе связаны с загрязненной водой
.

     От воды до войны один шаг

          Пока эффективного решения водной проблемы не найдено, специалисты призывают готовиться к худшему.

          В прошлом году газета «Guardian» опросила представителей 200 крупнейших пищевых, нефтяных, водопроводных и химических компаний, входящих во Всемирный совет предпринимателей по устойчивому развитию. Все эти отрасли относятся к водоемким и жизненно заинтересованы в надежном водоснабжении. Поучаствовали в проекте такие гиганты, например, как «Shell», «Coca-Cola», «Procter & Gamble».

          Все опрошенные в один голос заявили: в ближайшие 20 лет водные проблемы станут доминирующими во многих странах. Причина – рост благосостояния третьего мира и постоянно повышающийся там спрос на воду. Это, кстати, ставит под угрозу уже ставшую привычной практику размещения в развивающихся странах промышленных объектов транснациональных корпораций. Многие заводы просто придется закрыть из-за недостатка воды для производственного цикла.

          Но это только цветочки. На основе полученных данных эксперты рисуют не самые радужные сценарии развития событий.

          Уже в ближайшем будущем серьезные проблемы с водоснабжением могут возникнуть в 22 мегаполисах с населением от 10 млн. человек. Особенно опасна ситуация в Китае, где в 550 из 600 крупнейших городов не могут похвастаться стабильными запасами пресной воды.

         Одновременно продолжающийся промышленный рост развивающихся стран будет постепенно «оттеснять» от водных ресурсов сельское хозяйство, что приведет к падению производства продуктов в ряде регионов, увеличению импорта и нарастанию глобального дисбаланса в поставках продовольствия и новой волне роста цен.

         В Африке усиливающиеся засухи в течение ближайших 10 лет заставят сняться с места в поисках лучшей жизни (или просто ради выживания) от 75 до 250 млн. человек. Невиданные доселе потоки мигрантов внесут хаос в международные отношения, создадут сверхнагрузку на местные ресурсы и спровоцируют массовые конфликты с «пришлыми».

         Достаточно вспомнить, что за все время натовских бомбежек в Ливии страну покинули «всего лишь» 500 тыс. человек. И только часть из них сумела добраться до Европы. Но и этого хватило, чтобы серьезно поссорить Италию и Францию, вызвать экстренное закрытие границ и поставить под вопрос само существование Шенгенского договора. Тут же речь будет идти о миллионах или даже десятках миллионов беженцев. В зоне риска, обозначенной ООН, могут оказаться до 700 млн. человек!

          Международная группа ученых, изучавшая изменения климата в Северо-Западной Африке, предполагает, что в XXI веке континенту предстоит пережить новый сезон «великой засухи», господствовавшей в XIII–XV веках. Если эти прогнозы сбудутся – проблема воды в регионе многократно усугубится.

          Уже сегодня наблюдатели отмечают интересный факт: все страны, пораженные «вирусом арабской революции», находятся в списке наиболее неблагополучных с точки зрения доступа к пресной воде. Это, в свою очередь, провоцировало проблемы с продовольствием, усугубляло социальные проблемы, а значит, лило воду на мельницу революции.

         Особенно тяжелой оказалась ситуация в Йемене. Еще до начала массовых столкновений между правительственными войсками и оппозицией значительная часть населения страны для сбора воды уповала только на редкие дожди. Лишь самые богатые могли обеспечивать себя в полной мере. Обеспеченность водой составляла около 100 м3 в год на человека при среднемировом нормативе в 1000 м3.

          При этом, по некоторым оценкам, до 40% водных ресурсов уходило на нелегальное производство местного наркотика из растения кат.

          А еще в стране, не утихая уже много лет, шли сразу три межплеменные войны. Причем все вдоль вади – пустынных долин, наполняющихся водой во время редких дождей.

          Революционный взрыв лишь усугубил ситуацию. Во многих провинциях и в самой столице водопроводы приходят в негодность. И восстанавливать их просто некому. Сана, с ее двухмиллионным населением, продержится еще лет десять. После этого источники пресной воды просто иссякнут, и горожанам волей-неволей придется перебираться в другие места.

         Заброшены, естественно, оказались и дорогостоящие проекты по опреснению морской воды. Так что кто бы ни победил на улицах Саны, Йемену грозит сомнительная честь оказаться первой страной в мире, где полностью кончится пресная вода. И не факт, что похожая ситуация не повторится в других неблагополучных в водном отношении регионах.

         Тлеет «водный» конфликт между Сирией и Турцией за сток Тигра и Евфрата, где турки возводят крупнейший гидрокомплекс «Юго-Восточная Анатолия». Беспокойство по его поводу проявляет и Ирак. Тем более что все три страны имеют еще общую головную боль в виде курдов, добивающихся независимости.

          Никак не могут поделить Нил Египет, Эфиопия и Судан. А Израиль находится уже в многолетнем споре за доступ к рекам Иордан и Ярмук с Палестинской автономией и Иорданией.

           До вооруженных конфликтов дело пока не дошло. Но вероятность их возрастает по мере ухудшения водной ситуации. Наверное, не зря бывший генсек ООН Бутрос Гали говорил, что «следующая война на Ближнем Востоке будет за воду».

         Первый исторически подтвержденный военный конфликт из-за воды произошел 4 500 лет назад, когда царь шумерского города Лагаш послал солдат разрушить каналы в районе Умма, чтобы отвести воду на поля своих подданных.

     В поисках выхода

          В последние годы о проблеме дефицита воды говорят примерно в тех же словах, что и о проблеме исчерпания нефти. Многие призывают не сидеть сложа руки, а искать новые подземные резервуары, строить глобальные водоводы из стран, имеющих избыток водных ресурсов в страны, где их недостает. Наконец, начинать возить воду танкерами.

          К сожалению, аналогия с нефтью к воде применима лишь условно. В массовом выражении потребление пресной воды в мире в тысячу раз больше, чем всех вместе взятых видов промышленного сырья. А это значит, что для доставки необходимых объемов воды, например, из России в Китай, рядом с нефтепроводом «Восточная Сибирь – Тихий Океан» (ВСТО) придется построить 10 аналогичных трубопроводов для пресной воды. По 10–20 млрд. долларов за трубу. Но пока вода не будет продаваться по цене нефти, на такие затраты никто не пойдет.

          С другой стороны, нефть и газ можно заменить – атомная энергетика, энергия солнца, ветра… А вот пить нефть вместо воды мы пока не можем. Так что, вполне вероятно, лет через десять платить за воду будут не торгуясь. В Омане, кстати, уже сегодня она стоит в два раза дороже бензина!

         Выход ученые видят в развитии технологий, которые позволят производить 100%-ную очистку воды. Ежегодно в мире в водную инфраструктуру всех видов вкладывается по 70–80 млрд. долларов. Но, по мнению специалистов, этого недостаточно. Нужно как минимум на 100 млрд. больше. И самое время задумываться не над банальными трубами и водонасосными станциями, а над реально высокими технологиями.

         По оценке экспертов ЮНЕСКО, 1 доллар, вложенный в инфраструктуру доступа к пресной воде и очистку, может принести от 3 до 34 долларов прибыли.

     
    Ходят упорные слухи, что в лабораториях IBM ведущие инженеры не только изобретают суперкомпьютеры, но и пытаются приспособить последние достижения науки и техники для очистки и опреснения воды. Наверняка они не одиноки в своих усилиях. Оно и неудивительно. Тот, кто сумеет придумать дешевый и эффективный способ очистки, сможет на деле превращать воду в золото. Рынок водоочистных технологий в ближайшем будущем обещает баснословные барыши.

         Оптимисты ожидают, что к 2025 году благодаря активным инвестициям со стороны Китая в мире родится новый сверхприбыльный сектор – гидроэкономика, где будут вращаться сотни миллиардов долларов. И речь не только о добыче, транспортировке и распределении пресной воды. Сюда же попадет и гидроэнергетика, и водородное топливо, да мало ли что еще.

         Беларусь, к счастью, водными ресурсами не обижена. И экономическая перспектива стать поставщиком пресной воды – вполне реальная. Причем строить трубопроводы в дальние жаркие страны не придется. Например, наша соседка Украина имеет один из самых плохих показателей по обеспечению пресной водой и самую высокую интенсивность ее загрязнения. На главной украинской водной артерии – Днепре – находятся 50 крупных промышленных центров, 4 атомные электростанции, десятки тысяч предприятий промышленного и сельскохозяйственного профиля, 50 крупных оросительных систем – все они берут воду из Днепра, взамен сливая отходы. Река превратилась в гигантский накопитель грязи. Немногим лучше ситуация в Польше. А в целом в Европе до 100 млн. человек не имеет доступа к качественным водным ресурсам.

          Израиль и нефтяные монархии Ближнего Востока делают ставку на опреснительные станции. Проекты это очень дорогие, но работающей альтернативы у них пока нет. А деньги и проблемы с водой – есть. Так что шейхи и израильтяне предпочитают не жадничать.

          Большие перспективы, как считается, имеет разработка новых промышленных процессов, использующих минимальные количества воды. Что логично – экономить проще там, где расход самый большой.

          И, конечно, человечество не оставляет надежд на освоение огромных запасов пресной воды, скованных в айсбергах и вечной мерзлоте. Одного даже не очень крупного айсберга хватит, чтобы в течение нескольких лет снабжать пресной водой (кстати, очень чистой) целое государство.

          Вопрос, конечно, как его доставить к месту назначения, а потом обрабатывать. И дело не только в том, что айсберг по дороге будет таять, уменьшаясь в объеме, но и в том, что по мере следования холодная вода от этого процесса будет существенно влиять на экологию поверхностных вод. Специалисты опасаются, что прохождение одного такого айсберга может полностью уничтожить микрофауну на всем пути следования, чего, конечно, допускать нельзя.

          Инженеры по-прежнему бьются над проблемой. Уже сегодня в этой сфере защищены десятки патентов. В том числе, кстати, и белорусами. Братья Козловские предложили уникальный метод «упаковки» айсберга, который позволяет без потерь и угрозы для экологии доставить ценный груз в порт назначения.

          Так что шансы у человечества есть. Надо только ими разумно воспользоваться.

         Первый в истории проект международной торговли льдом осуществили еще в начале XIX века. Федерик Тюдор (1783–1864), предприниматель из Бостона (США), в течение долгих лет считался мировым «Ледяным королем». Первый груз из 130 тонн льда отправился из Бостона на о. Мартиника в 1805 году. А в 1834-м ледяная флотилия Тюдора впервые совершила рейс в Индию.

         В период расцвета его торговой империи бостонский лед поставлялся в Калькутту, Париж, Лондон. Федерик Тюдор стал одним из первых американских миллионеров. Лед покупали богатые семьи для «домашних ледников» – предшественников современных холодильников.

        «Ледяная Компания Тодора» пережила своего основателя лишь на три десятилетия. Построенная в основном на ручном труде, она постепенно утратила экономическую эффективность, а с распространением генераторов искусственного льда и вовсе оказалась не у дел.

          Один из самых амбициозных проектов по снабжению водой «стрессовых» регионов предполагал реализовать лидер Ливии Муамар Каддафи. Еще в 60-х годах прошлого века под пустыней Сахара были обнаружены три огромных природных резервуара, содержащих более 35 млрд. м3 пресной воды. В 80-е годы было начато строительство «Великой рукотворной реки» – сложной системы трубопроводов протяженностью 4 тыс. км, призванных поднять эти артезианские воды и доставить их в населенные районы страны. Проект оценивался в 25 млрд. долларов. В 1996 году вода начала поступать в столицу Ливии – Триполи. В перспективе предполагалось организовать поставки в соседний Египет. Но пока, в условиях войны, дальнейшая судьба проекта остается неясной.


     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!