В ХХ ВЕКЕ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС ПРИВЕЛ К МИРОВОЙ ВОЙНЕ ЧЕМ ЗАКОНЧИТСЯ НЫНЕШНИЙ КРИЗИС?
Декабрь 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Николай Вознесенский
Раздел: Экономика
Теги: экономика, прогноз, история



В ХХ ВЕКЕ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС ПРИВЕЛ К МИРОВОЙ ВОЙНЕ

ЧЕМ ЗАКОНЧИТСЯ НЫНЕШНИЙ КРИЗИС?

 

Последние несколько месяцев мировые лидеры не уставали повторять – худшее позади, но расслабляться не стоит. И обязательно добавляли: «Это – не Великая депрессия».

Эксперты же разделились. Одни вторили президентам и министрам. Другие сулили неисчислимые беды и вторую волну кризиса «если не завтра, то послезавтра уж точно». Впрочем, большинство попыталось устроиться сразу на двух стульях под лозунгом «или пациент жив, или пациент мертв, третьего не дано».

Между тем сравнения с Великой депрессией навевают довольно мрачные мысли. Ведь несмотря на ободрительные речи политиков, параллелей усматривается более чем достаточно.

Биржевому краху 1929 года предшествовало существенное снижение темпов и объемов строительства. Потом были паника на фондовых рынках, массовое бегство вкладчиков из банков, парад банкротств, резкое сокращение кредитования, падение ВВП, рост безработицы и девальвация доллара.

Спусковым крючком нынешнего кризиса стал обвал американской ипотеки. Затем начали разоряться банки (в том числе гигант мирового класса «Lehman Brothers»), кредиты заморозили, увеличилась безработица (в США – до рекордных за последние 20 лет 10% населения), большинство стран мира заявило о начале рецессии (спада производства), доллар по отношению к евро и другим ведущим мировым валютам опустился до минимального исторического уровня.

Похоже, не правда ли?

Нам могут возразить – масштабы явлений несопоставимы. В худшие годы Великой депрессии безработица в США достигала почти ЧЕТВЕРТИ населения, ВВП падал на 8–13% в год, разорившихся банков было на порядок больше… Ну и так далее.

Но общей схожести картины эти сравнения не отменяют. В крайнем случае, можно сказать, что государства оказались готовы к кризису чуть лучше, а потому сумели смягчить его последствия. Хотя, если верить скептикам, окончательные выводы можно будет делать, когда кризис ЗАВЕРШИТСЯ. А этого пока не произошло.

 

Особо бдительные наблюдатели обратили внимание на такой факт. Современный план «спасения» мало чем отличается от программ Гувера и Рузвельта. Разве что осуществляется в более сжатые сроки и с поправкой на «современную действительность».

В свое время классики монетаризма Милтон Фридман и Анна Шварц утверждали, что действия ФРС в 30-е годы прошлого века только усугубили Великую депрессию. Мол, действовать надо было оперативнее и решительнее. Рассказывали, что в 2002 году, выступая на 90-летии Фридмана, Бен Бернанке (тогда – «рядовой» член совета директоров ФРС) якобы заявил: «Позвольте мне немного злоупотребить моим статусом как официального представителя ФРС. Я хотел бы сказать Милтону и Анне: что касается Великой депрессии - вы правы, это сделали мы. И мы очень огорчены. Но благодаря вам мы не сделаем это снова».

Отметим, сказал – сделал. Возглавив Федеральный резерв, Бернанке не забыл об обещании. Под его руководством началась большая «работа над ошибками». Смотрите сами.

 

Выкуп государственных облигаций. Это была первая мера, предпринятая ФРС США в феврале 1930 года. И с нее же начала ФРС при господине Бернанке.

 

Защита национального производства. Здесь, к счастью, урок пошел впрок. В 1930-м печально знаменитый закон Смута–Хоули, взвинтивший пошлины на импортные товары, и ответные меры торговых партнеров США почти полностью парализовали мировую торговлю. Нынешний Конгресс на такие игры не решился, хотя Белый дом сгоряча пытался впихнуть в «спасательный» пакет законов норму о приобретении исключительно американских товаров.

 

Поддержка ипотеки. В президентство Гувера в США появился закон о Федеральном резервном банке, который должен был кредитовать ипотечные организации. При Буше и Обаме ничего нового решили не создавать, а просто взяли крупнейшие ипотечные агентства – «Fannie Mae» и «Freddie Mac» – под прямое управление государства, попутно пообещав каждому до 100 млрд. долларов инвестиций. Отдельная программа ФРС – почти 1,5 ТРИЛЛИОНА на выкуп «токсичной ипотеки».

 

Спасение банков.

В 30-е годы прошлого века, как считается, власти с этим делом сильно затянули и позволили слишком многим разориться. В этот раз в бой кинулись сразу. Точнее, почти сразу. «Lehman Brothers» спасти не успели или не захотели. Зато остальных просто завалили деньгами. Одна только Европа на поддержку собственных банковских учреждений уже потратила более ПЯТИ ТРИЛЛИОНОВ долларов.

Скептики, правда, считают, что такое «лечение» может оказаться гораздо хуже «болезни». Уже сегодня, по сведениям «Financial Times», Совет по финансовой стабильности G20 определил 30 финансовых учреждений (6 страховых компаний и 24 банка из Северной Америки, Европы и Японии), выживание которых критично для мировой финансовой системы. Именно их нужно спасать в первую очередь.

Но благодаря доступу к почти дармовым государственным деньгам эти конторы становятся еще крупнее, поглощая или вытесняя более мелких и слабых конкурентов. А значит, их роль в мировых финансах только возрастает и, самое главное, в случае нового кризиса денег для выживания им понадобится еще больше. В общем, получается замкнутый круг.

Даже либерал и рыночник Алан Гринспен, экс-руководитель штатовской ФРС, недавно был вынужден признать, что государствам уже сейчас необходимо серьезно задуматься над принудительным дроблением банков, которые «стали слишком большими, чтобы рухнуть».

 

Государственное регулирование.

Сразу после прихода к власти демократа Рузвельта (интересное совпадение – и во время Великой депрессии, и сейчас кризис начинается при республиканцах, они же предпринимают первые шаги по его преодолению, а заканчивать дело приходится демократам) было сделано сразу несколько радикальных шагов. Создается Федеральное агентство страхования вкладов, организуется массовое привлечение безработных к крупным общественным проектам (в основном строительным), принимается закон, разделяющий инвестиционные и коммерческие банки (его отменят при Буше), производится принудительное изъятие из обращения золотых денег и разовая девальвация доллара сразу на 40%. Потом были программы в сфере здравоохранения, образования, социальной защиты. Позднее Верховный Суд США отменил часть рузвельтовских реформ, объявив их неконституционными.

Обаме такой вердикт вряд ли грозит. Новая администрация Белого дома, конечно, не прочь усилить роль правительства, но особо радикальных вещей не предлагает. Золотых денег давно нет, страхование вкладов – вещь обычная, да и безработных пока не запредельное число. Разве что масштабная реформа здравоохранения попортит крови и медикам, и пациентам, и реформаторам.

Правда, особо ретивые конгрессмены (в частности, Рон Пол – но он политик для США неформатный) предлагают замахнуться на святая святых американских финансов – на независимость ФРС. Точнее, просят они «немного»: прозрачности в отчетах и согласования действий финансистов с правительством. Но либералы уже в ужасе. Законопроект вряд ли пройдет, говорят они, но даже сама постановка вопроса возмутительна.

В общем, сомнительно, чтобы Обаме и его соратникам удалось переплюнуть старину Рузвельта.

 

Денежные вливания.

Администрация Рузвельта сделала все, чтобы наполнить экономику деньгами. Ставки ФРС были снижены, государственные кредиты раздавались направо и налево. Объемы госзакупок и прямых расходов на различные проекты резко возросли. Отмена прямого золотого обращения позволила запустить печатный станок и залатать дыры в бюджете ничем не обеспеченными долларовыми бумажками.

Бернанке, в свое время заявлявший, что, если потребуется, «доллары будут разбрасывать с вертолетов», идет тем же путем. ФРС печатает новые купюры, скупает на них государственные облигации, тем самым наполняет бюджет, из которого сотни миллиардов долларов перетекают в банки, страховые организации и ипотечные агентства.

Здесь, как предполагают специалисты, нынешние правители США ушли гораздо дальше дедушки Рузвельта. Тот наверняка представить себе не мог, что «баксы» можно раздавать триллионами. Впрочем, подлинные масштабы работы печатного станка неизвестны. Еще в 2006 году эта информация была засекречена, и демократическое правительство не спешит снять запрет.

 

В общем, арсенал средств за 80 лет практически не изменился. И у многих экспертов есть подозрения, что и сценарий развития кризиса может повториться, по крайней мере, отчасти. Так или иначе пренебрегать историческим опытом вовсе не следует.

 

Опасность первая. Стагнация

 

На самом деле, Рузвельту не удалось победить Великую депрессию. Он ее лишь затормозил. В конце 30-х годов ВВП США продолжал падать, правда, уже не по 10% в год, а по 2–3%. Лучше, чем ничего, скажете вы, и будете правы. Но и здоровой такую ситуацию не назовешь.

Промышленность продолжала буксовать. Многие предприятия просто не могли выдержать конкуренции с субсидируемыми государством конторами. И безработица оставалась по-прежнему высокой. Нынешний уровень в 10% по тем временам считался бы спасительно низким.

Так и сегодня. С одной стороны международные агентства фиксируют некоторое оживление по итогам третьего квартала – в США и Японии, например, рецессия остановилась. Но с другой стороны, объемы потраченных средств (счет уже идет о ТРИЛЛИОНАХ долларов) и полученный эффект (1–2% роста), мягко говоря, несопоставимы.

Тем более что, например, в Великобритании рецессия продолжается, несмотря ни на какие затраты.

На сентябрьском саммите G20, где обсуждался вопрос о прекращении вливаний, в итоге решили с этим обождать, потому как «рост пока неуверенный» и никто не может гарантировать, что в ближайшем квартале все не вернется к прежней безрадостной ситуации.

Впрочем, этот сценарий с «ездой по ухабам», как выразился российский министр финансов Кудрин, еще не самый худший. Но затянуться он может даже не на годы, а на десятилетия. Что-то подобное было в 90-х в Японии. И кредиты правительство давало, и банки с промышленностью поддерживало, а все равно эффект был минимальным… Там эти годы так и назвали – «потерянное десятилетие».

 

Опасность вторая. Гиперинфляция и новые пузыри

 

Чем больше в экономике денег – тем выше инфляция. Это один из простейших экономических законов. Инфляция, которая измеряется двузначными или даже трехзначными числами – гиперинфляция. Что это такое, мы все с вами прекрасно помним по началу 90-х.

Сегодня же в экономике необеспеченных денег больше, чем когда бы то ни было. И ФРС исправно печатает все новые и новые, причем в неизвестных общественности количествах.

Пока всю эту массу удается нейтрализовать за счет «плохих» долгов. То есть если смотреть упрощенно, банк получает от правительства деньги, списывает с баланса «плохие» долги на ту же сумму, и вроде как остается при прежнем балансе. Но физически у него на руках остаются «непристроенные» капиталы.

До недавнего времени полагали, что такой скрытый избыток средств можно долго сохранять незамеченным. Но тревожные звоночки уже есть. В четвертом квартале, по данным Европейского Центробанка, впервые за этот год в ЕС появилась инфляция. Цены пока растут осторожно, но банкиры выглядят серьезно обеспокоенными. Председатель ЕЦБ Жан-Клод Трише даже предположил, что в ближайшее время местные кредитные ставки могут быть повышены.

А в Штатах особо ушлые дельцы уже готовятся. Управляющая компания «36 South Investment Managers», успевшая заработать на прошлогоднем падении рынков 234% годовых в рамках кампании с поэтическим названием «Черный лебедь», объявила о создании нового инвестфонда «Эксельсиор». Отцы-основатели рассчитывают поживиться на гиперинфляции в США, Японии и странах Еврозоны. Один из них, Джерри Хоуорт, заявил: «Когда мы говорим об инфляции выше 5%, люди могут подумать, что речь идет о 5–6%. Но мы имеем в виду 10, 15, 20 и больше процентов».

Известный инвестор Марк Фабер «на 100% уверен», что по уровню инфляции США сможет потягаться с Зимбабве, где ее темпы составляют… 200 млн. процентов!

Избавиться от «лишних» денег можно будет только одним способом – вкладывая в недвижимость или золото… Их цена снова взлетит, создавая на биржах все новые пузыри. Золото, кстати, и так бьет все мыслимые и немыслимые рекорды.

У нефти перспективы похуже. В нее, конечно, тоже будут вкладываться, но не до бесконечности. В условиях рецессии промышленный спрос на «черное золото» останется в лучшем случае стабильным, и запасать его впрок смысла не имеет (Международное энергетическое агентство предсказывает 20 лет «нефтяного застоя»).

 

 

Опасность третья. Парад дефолтов

 

Когда в конце ноября крупнейший инвестфонд «Dubai World» из одноименного эмирата попросил 6 месяцев отсрочки по долгу в размере 59 млрд. долларов, мир вздрогнул. Вот она – вторая волна кризиса, подумали многие. Но через недельку все успокоилось. Центральный банк ОАЭ выдал стабилизационный кредит, и про «дубайский инцидент» стали забывать.

Между тем, все не так просто. Объемы потенциальных дефолтов предприятий, а может, и целых стран – огромны. В первом полугодии 2009 года более 200 компаний отказались выплачивать долги на сумму почти в 500 млрд. долларов. Среди них «Форд», «Дженерал моторс», «Крайслер»… С другой стороны, за те же 6 месяцев различные компании одолжили в общей сложности более ТРИЛЛИОНА долларов.

Но главное – опасность цепной реакции. Например, главные кредиторы «Dubai World» – английские банки. В случае худшего развития событий они потеряют почти 50 млрд. И дальше процесс может развиваться неконтролируемо.

Дубайские строители подпортили настроение и рейтинговым агентствам. Те год за годом давали арабским проектам высочайшие оценки. И снова сели в лужу. Теперь, пытаясь отмыть и так не блестящую репутацию, они бросились снижать рейтинги всем. Первыми «попали под раздачу» Греция и Испания. Новый прогноз по ним негативный. Оно и неудивительно, в общем-то, те же Афины набрали уже 300 млрд. евро долгов (125% ВВП), и отдавать их нечем. За ними, как полагают, могут последовать Ирландия и страны Балтии.

На фоне таких слухов курс евро зашатался, а кое-кто полагает, что и самой европейской валюте в нынешнем виде осталось жить меньше года. Мол, в попытке спастись от неминуемого банкротства та же Греция или Ирландия уже в 2010-м попытаются возродить национальные валюты, которые можно печатать без разрешения из Брюсселя.

 

Опасность Четвертая. Война

 

В преддверии Второй мировой в США были высокая инфляция, огромный госдолг, громадная армия безработных и загибающаяся промышленность. Усилия Рузвельта решительного перелома в ситуации не дали. Обама оказался в похожей ситуации, и ничего нового придумать не может. Тушить пожар постоянными денежными вливаниями не получится. А потому не исключено, что начнутся поиски радикального решения. Средство испытанное, но обоюдоострое.

Обвал Парижской биржи в конце XIX века и последовавший за ним период стагнации завершился после Первой мировой. США праздновали победу и радовались экономическому росту.

Великая депрессия закончилась почти одновременно с первыми выстрелами Второй мировой. И снова в Вашингтоне подсчитывали барыши от восстановления разрушенной Европы.

Крах Бретон-Вудской системы и нефтяной кризис 70-х поставили мир перед перспективой нового глобального конфликта. К счастью, его удалось избежать. Кто-то говорит, что мир стал разумнее и «голуби восторжествовали». Кто-то ссылается на «ядерный фактор». Кто-то советует посмотреть на список «локальных» войн: Афганистан, Ангола, Вьетнам, Камбоджа, Корея…

Сдерживает одно. Силы Штатов не беспредельны, и воевать на нескольких фронтах сразу им все тяжелее и тяжелее. Их время уходит, а прийти им на смену некому…

 

Собственно, с «Lehman Brothers» не все так однозначно. К его спасению, вроде как, должен был подключиться пул инвесторов во главе с Уорреном Баффетом. Знаменитому финансисту даже отправили все необходимые для реализации проекта документы. Но дозвониться до него самого не смогли. А потому оставили сообщение на голосовой почте мобильника. И это стало фатальной ошибкой. Как выяснилось впоследствии,  почтенный финансовый магнат голосовой почтой пользоваться не умеет. А потому сообщения о плане спасения и банкротстве «Lehman Brothers» получил одновременно.

 

В банке «Morgan Stanley» полагают, что «управляемая инфляция» может быть на руку Вашингтону. Она обесценит огромный госдолг, переложив половину проблем на иностранных инвесторов. А им деться все равно будет некуда, ведь кризис мировой. Для этого процесса даже придумали спецтермин – «долгфляция». Вопрос только один – как долго инфляция будет «управляемой»…





Спешите подписаться на журнал “Планета”!