ОБОРОТНИ
Январь 2009
Вернуться к номеру >>

Автор: Петр Кропоткин
Раздел: Глобальный мир
Теги: страноведение, культ, Африка





     Гул тамтама долетает до близлежащей деревни. Это сигнал для посвященных – настало время возмездия. Жрецы уже приготовили волшебный отвар. Муру, люди-леопарды, приходят по одному и, испив из священной чаши, пускаются в пляс. Сегодня прольется кровь.

     На каждом из них – шкура леопарда, надетая так, что голова хищника покрывает голову человека. Лиц не видно. К поясу танцующих прикреплен «хвост» – цепь, обмотанная пятнистой тканью. На руках, а у некоторых и на ногах, «когти» – прикрепленные к ткани три ножа или острых ракушки.

     Танец продолжается, и вот уже кажется, что вокруг костра – не танцующие люди, а резвящиеся перед охотой, вставшие на задние лапы хищники. Они потягиваются, выгибают спины, скалят зубы. 

     В ритме тамтама звучит восхваление леопарда:

     Ты – нежный охотник,

     Который, играя хвостом,

     Сокрушает хребет антилопы.

     Ты – красавица-смерть,

     Которая в платье пятнистом

     Подбирается к жертве.

     Ты – игривый убийца,

     Который в любовных объятьях

     Разрывает антилопе сердце...

     Сегодня прольется кровь. Будет наказан тот, кто оскорбил предков. Собрат, под действием огненной воды выдавший белым тайное знание муру. 

     Все традиции соблюдены. Святотатцу к хижине был подброшен бронзовый леопард, но тот не понял предупреждения. Снова пьяный, он зацепил статуэтку ногой, и та отлетела в кусты, где ее стала клевать курица. Леопард оскорблен. Сегодня прольется кровь…

     Закончившие танец воины на четвереньках крадутся к дороге. Скоро по ней должен пройти приговоренный. Вот он. Как всегда пьяный, идет, шатаясь и напевая что-то. Леопарды замирают, готовясь напасть.

     Как только несчастный видит выскочивших на дорогу людей в шкурах, хмель с него слетает, как будто он никогда и не пил. Но поздно. «Когти» вспарывают его тело, «хвосты» ломают кости. В исступлении муру рвут несчастного собственными зубами…

     В деревне слышали звуки тамтама, а некоторые видели, как их родственники или соседи на ночь глядя куда-то уходят. Но никто не станет задавать лишних вопросов, чтобы, возвращаясь домой, не встретить на дороге леопарда…

     

     Это не придуманная автором статьи художественная вставка, а описание вполне конкретного ритуала. Как это ни удивительно слышать нам, европейцам, в Африке существует огромное количество тайных обществ. Причем многим из них уже сотни лет. Мы начнем свой рассказ с муру – людей-леопардов. 

     Надо сказать, что мы часто неверно представляем себе, что происходит на Черном континенте. Для нас это терра инкогнита и тайна за семью печатями, либо туристическая картинка, показанная по каналу «Discovery». 

     Например, мы называем царем зверей льва. А африканцы – нет. «Симба», безусловно, уважаемое животное и сильный тотем, но самый опасный хищник саванны – это леопард. Именно поэтому самое страшное сообщество Черного континента выбрало своим символом его.

     Еще в Древнем Египте фараона изображали стоящим на леопарде, считавшемся хозяином всего живущего на земле. Шкура этого зверя – обязательное украшение любого представителя африканского высшего общества.

     Первое упоминание о людях-леопардах, известное европейцам, относится к 1892 году. Дело было в Сьерра-Леоне и имело ужасающий размах. Было задержано 400 человек, относящихся к тайному обществу. Пятерых из них повесили.

     Культ леопарда не может существовать без человеческих жертв. Каждый из почитающих пятнистого убийцу имеет священную сумочку – борфиму, в которой носит части человеческого тела, кровь петуха и немного риса. Борфима охраняет своего владельца, но, чтобы амулет сохранял свои магические свойства, его необходимо периодически «кормить». Для этого иногда нужно смазывать волшебный предмет человеческой кровью и жиром. Понятно, что добыть и то, и другое можно только одним способом….

     Несмотря на арест 400 своих членов, секта пострадала не сильно. Число ритуальных убийств, жертвами которых были, как правило, дети, достигло такого масштаба, что власти ввели комендантский час. Улицы после четырех часов дня начинали патрулировать военные, но выходить из дома было все равно опасно. Не дай бог услышишь сзади тихие шаги и леопардовый рык…

     В 1946 году в Нигерии нашли более 80 трупов. Каждый стал жертвой ритуального убийства. Следы однозначно указывали на людей-леопардов. Вновь были применены жесточайшие меры безопасности. За головы членов тайного общества назначили награды. Но все тщетно. Местные жители просто не поверили в то, что несчастных убили живые люди, а не разозлившиеся духи предков.

     Наконец были схвачены и казнены 18 преступников. А через несколько дней недалеко от места казни обнаружили 18 мертвых леопардов…

     1994 год. Либерия. В местное отделение Международного Красного Креста, расположенное в небольшом городке, доставили восемь человек – женщин и детей. Шестеро были уже мертвы, двое – тяжело ранены. У некоторых из трупов были оторваны головы. Судя по нанесенным ранам, на несчастных напал хищник, скорее всего леопард, что, вообще говоря, странно. Эти животные охотятся поодиночке и представить себе, что один, пусть и крупный, зверь может напасть на группу людей, сложно. Но представители местного населения, работающие в штате Красного Креста, сразу поняли, в чем дело и, ничего никому не объясняя, в тот же день бесследно исчезли. 

     Когда врач осмотрел тела, то среди прочих страшных меток обнаружил укусы, явно сделанные человеческими зубами. Тут же вызвали полицию. Когда стражи порядка добрались в эту глушь, хирург, осматривавший тела, и помогавший ему медбрат были мертвы и растерзаны, а оставшиеся в живых женщина и ребенок – похищены.

     Дело приобрело международное значение. На охоту за «леопардами» отправились матерые «волкодавы» из Интерпола, имевшие опыт охоты в Африке и Южной Америке. Но сыщики остались ни с чем. Никто из местных жителей не желал помочь им в поиске убийц.

     Итальянцу Альберто Онгаро удалось взять интервью у членов тайного общества. Два человека, укрытые леопардовыми шкурами, рассказали, для чего существуют муру: «Если, к примеру, человек, живущий в джунглях, обманет другого, или уведет у него жену, или изобьет своего отца, кто, по-твоему, накажет его? Или если кто-то покинет женщину, принадлежащую к другому племени, кто отомстит за ее обиду? Или если молодой оставит старика на земле раненым или мертвым, кто накажет виновного? Мы, люди-леопарды. Не надо даже жаловаться на обидчика, потому что люди-леопарды знают все.

     Уже на следующий день человек, совершивший преступление, находит рядом со своей хижиной воткнутый в землю обрубок бананового дерева с красным пером попугая. С этой минуты преступник знает, что багенге следят за ним, что они накажут его и наказание будет сообразно совершенному. Если он убил, то будет убит, если ранил, то будет ранен. Если человек не заплатил положенной дани вождю или если он участвовал в заговоре против вождя, люди-леопарды накажут его. Ему не скрыться, не убежать в джунгли – возмездие всюду настигнет его. Кто-нибудь непременно совершит правосудие – люди-леопарды или леопард-зверь. Ведь члены общества имеют над зверями власть, они могут заставить леопарда выполнять их волю...» 

     Действительно, первоначально «общество леопарда» имело благородные цели. Как правило, члены секты следили за соблюдением традиций и вершили правосудие. Отдельно они следили за представителями власти и знати. Правитель должен прежде всех соблюдать закон, иначе его ждет смерть. 

     С течением времени некогда благородные «леопарды» превратились в секту кровавых убийц. Причем нападать они предпочитают на слабых – как правило, это женщины или дети. Ряженым, вооруженным неудобным оружием, имитирующим когти, с ними проще справиться.

     Люди-звери

     Вообще, значение тайных обществ для Африки сложно переоценить. Куда уж там нашим масонам с розенкрейцерами. Каждая такая организация имеет свой тотем – это, так сказать, традиционное явление. И многие из этих сообществ существуют уже не одно столетие.

     Почему их так много, объяснить просто. Отчасти дело в цеховой солидарности. Некоторые из таких групп объединены исключительно общим интересом. В том же самом интервью Онгаро человек-муру объясняет:

     «У народов Черной Африки есть тайные общества и у каждого общества есть своя цель. От этой цели зависит выбор символа, священного животного. Те люди, которые призваны следить за всем, что связано с деньгами и имуществом, зовутся людьми-змеями, потому что змея – символ богатства. Люди, призванные охранять реки и плывущие по ним пироги, следить за тем, чтобы обмен товарами на берегу был справедливым, зовутся людьми-крокодилами, потому что крокодил – хозяин реки». 

     Еще одна причина заключается в том, что разным там «змеям», «крокодилам» и «пантерам» проще уйти в так называемую коллективную безответственность. Дело вот в чем: по вековым обычаям тех краев человек несет ответственность за то, что сделал любой из его родственников. Так что понятие кровной мести характерно не только для мафиози. Если бы «леопарды» в древности попытались преследовать свои цели в открытую и, например, убили бы какого-нибудь нарушившего закон местного царька, ответной мерой послужило бы уничтожение всех родственников убийц. Чтобы у нахала навсегда отпала охота поднимать руку на руководство.

     Не все общества утратили сегодня свое изначальное предназначение. Например, в Камеруне действуют «пантеры» – Игбо. Они не допускают беспредела со стороны вождей, взимают долги с недобросовестных должников и оберегают торговые пути. На жертвах члены общества оставляют специальным приспособлением след, имитирующий укус пантеры.

     Люди-буйволы, одетые в маски с рогами, нападают на провинившиеся деревни. Но основная их функция – поиск ведьм. Если какую-то женщину заподозрят в колдовстве, то заставят руками рыть землю, как это делает буйвол копытом. Если из-под ногтей у несчастной пойдет кровь – ее вина будет считаться доказанной. Вслед за этим ее, скорее всего, ждет смерть.

     А вот люди-львы, т.е. «симба», несмотря на свое грозное название, на человека нападают редко. Как правило, в ритуальных целях последователи этого зверя убивают животных. Гарета Паттерсон в книге «Там, где бродили львы» описывает, как у одного белого фермера стали исчезать коровы. Вернее, двух из них он нашел растерзанными львами. Взяв друзей, он пошел по следу львиного прайда, который привел их к дому, где жили двое мужчин, две женщины и несколько детей. У одного из мужчин была повреждена грудь, а у другого – голова. Осмотрев раны, охотники уверились, что это следы от коровьих рогов.

     Паттерсон пытается придать истории мистический флер. Но делает это неумело. Самцы-львы охотятся крайне редко, с большой голодухи. Дело, скорее всего, было так. Четыре человека-симбы решили принести в жертву корову. Надо сказать, что африканские коровы в отличие от наших имеют огромные острые рога, и поэтому убить ее ножом, имитирующим когти льва, да еще и облачившись в ритуальный костюм, – задача нетривиальная. Вот несчастная жертва тотемизма и покарябала своих убийц. Ну а львиные следы оставались именно потому, что последователи подобных культов очень старательно подстраиваются под животных, в том числе делая специальную обувь. 

     Перевертыши

     Понятно, что история «оборотней» не ограничивается Африкой и, тем более, ее тайными обществами. Хотя на Черном континенте в покровителей-животных верят до сих пор. Например, один бежавший из тюрьмы преступник переплывал реку и нарвался там на аллигатора. Когда помятый, но живой после нападения хищника беглец пришел в свою деревню, там ни у кого не возникло сомнения, что либо в крокодила перекинулся полицейский, либо хозяин реки на время решил взять на себя функции стража порядка.

     Иметь такое «сверх-я» – абсолютно естественно. Рекордсмен по погружению на стометровые морские глубины безо всякого специального снаряжения Жак Майоль писал, что лично наблюдал следующий случай. Жрец внушил одному из своих подопечных, что он калан – морское животное наподобие выдры. Так вот, введенный в транс туземец на четвереньках вбежал в воду, потом нырнул, провел на глубине около 4 минут, а затем вернулся с зажатой в зубах рыбой.

     Во время проведения одного из вудуистких обрядов несколько последователей культа почувствовали себя обезьянами, начали гримасничать, а потом быстро вскарабкались на высокую пальму. Там они вновь вернулись в человеческое состояние. Вот только, перестав быть обезьянами, спуститься вниз они не могли. Пришлось вызывать спасателей.

     Как правило, перекинуться в звериное обличье и «леопардам», и «буйволам», и прочим представителям местной фауны помогают наркотические препараты. Любой ритуал единения с тотемом предполагает принятие участниками отвара из трав, имеющих психотропные свойства.

      Как известно, в Европе оборотней тоже хватало. Во всяком случае, об этом свидетельствуют протоколы допросов инквизиции и масса легенд. Современная культура оборотней романтизировала. В классическом же европейском представлении оборотень – страшное адское создание. Во-первых, он меняет облик с человеческого на звериный абсолютно бесконтрольно. Во-вторых, будучи зверем он обуян жаждой крови и убивает любое живое существо.

     Как это ни удивительно, «столицей» европейских перевертышей была Ливония, т.е. территория современной Латвии и Эстонии.

     Например, по одной из легенд, местная аристократка усомнилась в том, что оборотни бывают. Тогда один из ее слуг подошел к ней и перекинулся в волка. Барышня упала в обморок, а на вервольфа спустили псов. Тот в шкуре волка отбился от них и ушел в лес. Но это, так сказать, эпос. 

     Географ и историк Магнус в своем труде «История северных народов» вполне серьезно описывает способность жителей данного региона несколько раз в год превращаться в волка. Сообщает он об этом буднично, как о привычке пить по утрам кофе.

     Современные врачи объясняют подобные свидетельства редким психическим заболеванием – ликантропией. Больной ею человек начинает вести себя как некое животное, причем болезнь может проявлять себя приступами. Известно, что полнолуние – самый тяжелый для душевнобольных период. Именно тогда их сознание становится наиболее сумрачным. В классических легендах про оборотней человек становится зверем именно под полной луной. Косвенно подобные предположения подтверждаются и «свидетельскими показаниями».

     Каспар Пейцер, немецкий энциклопедист и физик, в книге «Сommentarius de Praecipibus Divinationum Generibus» (1560 год) описывает один из случаев такого массового помешательства. Десяток человек голышом на четвереньках носились по округе, выли на луну и раскапывали могилы.

     Или вот еще: «На Рождество хромоногий мальчик бродил повсюду, созывая бесчисленных сторонников дьявола на тайное сборище. Оставшихся или шедших неохотно остальные били до крови железными кнутами... Вдруг их человеческие черты исчезли и все они стали волками. Их собралось много тысяч. Впереди шел вожак, вооруженный железным кнутом, и войско следовало за ним в твердом убеждении, что они превратились в волков. Они набрасывались на стада коров и отары овец, но не имели власти умерщвлять людей. Они пробыли волками 12 дней, по истечении которых волчьи шкуры исчезли и к ним вернулся человеческий облик».

     Европейский облик перевертыша однообразен – это волк. Вервольф, волколак – все это одно и то же. Естественно, существуют методы того, как простому смертному перекинуться в зверя. Для этого достаточно перекувыркнуться через пень с воткнутым в него лезвием вверх ножом или пролезть через хомут.

     В Японии мир оборотней гораздо более разнообразен. Причем, в отличие от Европы, это не всегда злые существа. Часто – даже наоборот. Кстати, есть и еще одна черта, которая разнит восточных перевертышей и «наших». В Европе человек превращается в зверя. А в Японии – наоборот.

     Самый почитаемый японский оборотень – это енот-тануки. Тануки очень любят шутить над людьми, но в силу своей глупости у них это никогда не получается. Есть куча смешных песенок и сказок, где они остаются в дураках. Тем не менее, это крайне почитаемый персонаж. Некоторым легендарным тануки поклоняются как богам.

     Еще один распространенный персонаж – лиса-кицунэ. Это прекрасные девушки, совращающие незадачливых юношей. 

     Цуру-журавли – пример добрых оборотней. В людей превращаются редко, на зато, став человеком, всегда помогают. Их излюбленный облик – странствующий монах. Цуру ненавидят насилие.

     В Стране восходящего солнца в людей превращаются кошки, крысы, обезьяны, карпы и даже пауки. И каждый из оборотней имеет свое отношение к людям.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!