СЛЕД ШАКАЛА
Декабрь 2006
Вернуться к номеру >>

Автор: Лейла Аринбасарова
Раздел: История террора
Теги: террор, персоналии, Венесуэла





     12 октября 1950 года в столице Венесуэлы – Каракасе у состоятельного адвоката Хосе Альтаграсиа Рамиреса Наваса родился сын. Отец будущего террориста, удивительным образом сочетавший частную адвокатскую практику и коммунистические убеждения, дал сыновьям экзотические для Латинской Америки имена – Владимир, Ильич и Ленин. Впоследствии ни Владимиру, ни Ленину не случилось проявить себя ничем особенным. А вот Ильичу была уготована совершенно иная судьба. Не пройдет и 25 лет, как его будет знать весь мир.

     МОЛОДОЙ ИЛЬИЧ

     В 14 лет Ильич становится членом Коммунистической партии Венесуэлы. Однако теоретические споры, внутрипартийные склоки, политическая говорильня мало привлекали самолюбивого юношу.

     В 17 лет он твердо решает, что его призвание очень далеко отстоит от обычной политической карьеры.

     Наблюдая бесплодную трескотню политиков-теоретиков, Ильич быстро приходит к известному выводу – революцию надо приближать делом, а не словом. А дело – это не парламентская демагогия и пустые словопрения предвыборных митингов. Дело – это вооруженная борьба с врагами партии. Дело – это взрывы, убийства и похищения. Именно насилие восстановит справедливость и приблизит рай на земле.

     В Латинской Америке, постоянно полыхавшей покушениями и путчами, мечты о карьере боевика было нетрудно воплотить в жизнь – Ильич практически сразу находит возможность пройти курс обучения стрельбе, рукопашному бою, выживанию в экстремальных условиях и тактике партизанской войны.

     Юноша оказался способным учеником. Инструкторов поражало его абсолютное спокойствие – совершенно удивительная вещь для горячего латиноамериканского темперамента. «Он был болезненно отстраненным от всего, – вспоминает один из его инструкторов, – все делал как автомат. Он абсолютно не проявлял эмоций ни когда нажимал на спусковой крючок, ни когда бросал соперника на мат, оттачивая приемы дзюдо. Для него это была просто работа и больше ничего».

     Однако немедленно применить на практике полученные знания Ильичу не довелось. Обстоятельства сложились так, что ему приходится поступить в Стаффордский педагогический колледж в Кенсингтоне. Там он оставил о себе своеобразные воспоминания. У одного из его преподавателей – Хилари Кинг не нашлось добрых слов для бывшего воспитанника: «Он был жалким ничтожеством. При этом он был убежден, что является для всех господним подарком. Он всегда был безупречно и очень дорого одет, откровенно лгал и при любой возможности отлынивал от работы».

     Позднее некоторые биографы Шакала обнаружат косвенные свидетельства того, что именно к этому времени относятся его первые контакты с американской разведкой. Свидетельства, правда, так и остались косвенными.

     Впрочем, дыма без огня не бывает. После позорных провалов на Кубе в начале 60-х США пуще пламени боялись повторения похожих революций у себя под боком – в Латинской Америке. Поэтому стремление проникнуть в левые движения латиноамериканских стран вполне естественно. Шакал же, несмотря на молодость, уже тогда был очень перспективной фигурой. Идейные убеждения вряд ли могли служить помехой. Время покажет – жизнь для Шакала была игрой, авантюрой. Понятие честь всегда отступало на задний план перед блеском славы и азартом игры.

     После колледжа биография Шакала выписывает интереснейшую загогулину. Он пытается поступить в Сорбонну. Неудача. И вот Ильич Рамирес Санчес… студент Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, в Москве.

     Но получить советский диплом Ильичу не довелось – в 1971 году его исключают. Попытки вписаться в мирную жизнь закончились провалом. Словно какой-то внутренний, почти звериный инстинкт ведет его по жизни. В это время Шакал перестает спорить с самим собой. Он отбрасывает сомнения и откликается на тайный зов своей души. Инстинкт охотника окончательно побеждет в нем. Сын преуспевающего адвоката принимает главное решение своей жизни – он «выходит на охотничью тропу». В этот момент исчезает Ильич Рамирес Санчес, богатый бездельник и наивный мечтатель – начинается история хищника, имя которого для многих станет смертным приговором.

     Трофеями на его кровавой охотничьей тропе станут человеческие трупы. С этой тропы он уже не свернет никогда.

     ПЕРВАЯ КРОВЬ

     Первое время он охотится в стае. Война в Иордании, угоны самолетов, и вот – Карлос шеф английской ячейки Народного фронта освобождения Палестины (НФОП).

     Не особенно скрываясь, Шакал живет в респектабельном Челси в Лондоне и собирает список врагов-«сионистов», а параллельно вербует в свою организацию новых членов. Карлос мечтает о большом деле, но к его услугам не прибегают. Угон самолета, бойня на мюнхенской олимпиаде, налет на аэропорт – все это обходится без участия Шакала. А в 1973 году при довольно подозрительных обстоятельствах погибает шеф Ильича, и Карлос просит о назначении его на вакантное место. Но… его просьбу отклоняют. Более того, кое-кто предлагает провести внутреннее расследование о причастности Карлоса к смерти шефа – настойчивость с которой Карлос стремился стать лидером многим казалась подозрительной. А возможно, были и какие-то более веские причины для подобных подозрений. В любом случае к руководству Карлоса не допустили.

     Взбешенный Шакал, желая показать, чего он стоит, начинает охоту в одиночку. Вначале следуют неудачи: вице-президент Британской сионистской федерации Джозеф Эдвард Сиефф остается жив, а бомба, брошенная в «Israeli Hapoalim Bank», не взрывается.

     Шакал меняет тактику, а заодно и кое-кого из помощников. Он в сложном положении. Ему надо скрываться от полиции, готовить новые теракты, нельзя доверять некоторым соратникам. Но Карлос блестяще решает все проблемы. Будто чья-то невидимая рука помогает этому человеку.

     Шакал начинает Французское турне – атаки на редакции французских СМИ, захват французского посольства в Гааге и кафе «Де Маго».

     После этого о нем заговорили все. Шакал – кумир палестинских радикалов и головная боль европейской полиции. Теперь ни одна из крупных операций не проходит без его участия.

     Мало кто обращает внимание на странное обстоятельство – каким образом одному человеку, в одиночку удалось организовать все это. Мало кто заметил и то, что на самом деле террористы укрепили тех, с кем якобы вели войну. Теракты настраивают европейское общественное мнение против палестинцев и усиливают симпатии к Израилю и США. Тем более что в проамериканской европейской прессе вовсю мусолится мысль и делаются прозрачные намеки – за палестинским терроризмом маячит «рука Москвы».

     Между тем, Карлос убивает собственного начальника – Мукарбали, якобы завербованного израильской разведкой, и двух сопровождавших его французских контрразведчиков. После этого становится руководителем Европейского отдела НФОП (Народный фронт освобождения Палестины). Франция объявляет его террористом №1.

     ШОК

     в 1975-м Шакал заставил мир содрогнуться. Он совершил то, чего до этого не удавалось сделать никому в мире.

     21 декабря 1975 года в Вене проходит совещание представителей стран ОПЕК. В форуме принимают участие более 80 человек, в том числе 11 министров стран – членов ОПЕК. В разгар мероприятия в комнату врывается 6 человек.

     При попытке оказать сопротивление погибает два охранника и один из участников совещания, несколько человек ранены. Когда пальба утихла, чтобы ни у кого не осталось сомнений в том, с кем они имеют дело, Шакал представился: «Я Карлос. Вы все меня знаете». Его, действительно, знали все.

     Спецслужбы и полиция оказываются в полной растерянности. Все страны в шоке. Такого лихого налета мир еще не знал.

     Ильич грузит заложников в самолет и везет в Алжир, там отпускает часть и летит в Ливию, а потом обратно в Алжир. В результате заложников освобождают за выкуп в миллионы долларов и гарантии безопасности для террористов.

     Отношения между заложниками, властями и террористами самые радужные. Весь мир облетает фотография, на которой министр внутренних дел Австрии Отто Роеш… жмет Карлосу руку! Поведение министров ОПЕК тоже поразительно – на память о своем похищении они берут… автограф у Шакала. Удивительный случай!

     Но дальше еще чуднее! Среди заложников находились саудовский и йеменский министры, которые были приговорены НФОП к смерти. Однако они оказались в числе берущих автографы. Позже за то, что Шакал оставил их в живых, Хаддад выгоняет его из НФОП.

     Переговоры с Ильичем вел глава алжирского МВД, а после премьер этого государства – Абдель Азиз Бутефлика. Ему так понравился рубаха-парень Ильич, что по окончании операции Бутефлика был не в силах расстаться с террористом, пригласил его в Алжир, поселил на правительственной вилле и выделил личную охрану.

     Все это напоминало какую-то шумную, опереточную постановку (по-нынешнему – крутой блокбастер). Голливуд здесь явно отдыхал.

     Об этом, возможно, самом знаменитом похищении в мировой истории, будут долго и много писать. Но никто не сможет дать ответ на вопрос: как удалось одному (!) человеку перехитрить чуть ли не половину спецслужб мира, добиться своего и остаться целым и невредимым…

     УСКОЛЬЗАЮЩАЯ ТЕНЬ

     Шли годы. За Шакалом охотились спецслужбы многих стран, но он был неуловим. Повторялась обычная история – его видели то там, то здесь, его вроде бы убили или вот-вот поймают… Потом оказывалось: нет, не убили, нет, не поймали, нет, не видели. Шакал превращался в телевизионно-газетный миф (в наши дни его судьбу повторяет террорист №1 – Усама бен Ладен, напряженно-безуспешно «разыскиваемый» американскими спецслужбами, а под шумок используемый агитпропом США как информационное пугало на все случаи жизни).

     Бывало о Шакале забывали, но ненадолго. Он умел напомнить о себе.

     Взрыв скорого поезда Париж-Тулуза, взрыв железнодорожного вокзала в Марселе, взрыв мюнхенского отделения радио «Свободная Европа»….

     Взрывы, взрывы, взрывы… Смерть, кровь, шок. Горячие репортажи, первополосные фото, невнятные объяснения служб безопасности и бодрые обещания найти и обезвредить.

     Обещания оставались обещаниями. Шакал свободно перемещался через границы, появлялся то тут, то там. Свои удары он наносил точно, словно по наводке. Полицейские чины только разводили руками: дескать, беда – постоянно ускользает, что поделаешь, ловок, шельма…

     Но по этому поводу кто-то остроумно заметил: невозможно поймать собственную тень, она, действительно, всегда ускользает. Еще в 70-е годы неуловимость Шакала стала наводить некоторых на мысль о его возможном сотрудничестве с западными спецслужбами. Об этом же говорили и политические последствия его терактов – уж больно они были на руку США и Израилю.

     В ответ была запущена мощная кампания – Шакала попытались представить… «агентом Москвы». Это была тонкая игра. СССР поддерживал палестинцев, а Шакал как раз вроде бы «сражался» за их права.

     Для любого знатока внешней политики эта версия была абсурдна. Но кампания в прессе была рассчитана на среднего человека, которому невдомек, что палестинское движение было неоднородно, имело множество групп и группок, часто действовавших на свой страх и риск. А главное, обычному человеку невдомек было, что в закулисной политике сплошь и рядом царит старая-добрая «ее величество провокация».

     Рядовому европейскому обывателю было не до тонкой аналитики. Бомбы рвутся на улицах его города, и он готов голосовать за тех, кто предлагает политику «сильной руки» – никаких компромиссов с Москвой, больше денег на армию и спецслужбы, крепче дружба с США – естественным защитником европейской цивилизации от восточных варваров.

     В 1991 году, когда новая «демократическая» власть раскрыла перед американцами чуть ли не все секреты бывшего СССР, лопнул миф о сотрудничестве Шакала с КГБ. Никаких, даже косвенных свидетельств тому не обнаружилось.

     О мнимых связях Шакала с СССР поминать перестали. Но вопрос о том, кто все же стоял за его спиной, остался. Ведь если не СССР, то кто же?..

     МАВР, СДЕЛАВШИЙ СВОЕ ДЕЛО

     К середине 90-х Шакал выработал свой ресурс. Мир изменился, «холодная война» отошла в прошлое. На Ближнем и Среднем Востоке заявляет о себе новое поколение террористов, вскормленное в 80-х американскими, пакистанскими и саудовскими спецслужбами для борьбы с СССР в Афганистане.

     Шакал, чующий звериным нюхом опасность, залегает на дно. Он меняет страны, паспорта, имена. Он путает следы. Он уже не выходит на охоту – он хочет выжить. Впрочем, он по-прежнему неуловим. Хотя, быть может, его никто и не ищет.

     1994 год ставит точку в кровавых похождениях хищника. Официальная версия событий такова.

     В 1994 году в Хартуме (Судан) Шакал, перебрав спиртного, открыл пальбу, чем привлек к себе интерес полиции. Мгновенно информация доходит до французских спецслужб, определивших таким образом его местонахождение. Начинается торг и тайные переговоры о выдаче Шакала. В результате его арестовывают и, как писала пресса, в мешке доставляют в Париж.

     В этой истории все темно и непонятно. Вероятно, так оно всегда и бывает в подобных делах.

     Но одна интересная подробность все-таки выяснилась. Оказалось, что информацию французским спецслужбам о местонахождении Шакала сообщило ЦРУ США. Более того, выяснилось, что ЦРУ давно знало, где находится Карлос. Еще один странный штрих в удивительной судьбе этого человека.

     Прямых доказательств связей зловещего Карлоса с США или Израилем, конечно же, нет. Работал он с ними непосредственно или его использовали «втемную», наверняка сказать невозможно.

     Одно несомненно – вся «кровавая работа» Шакала не ослабляла, а усиливала тех, с кем он якобы боролся.

     Он помогал США пугать мир и Европу советской угрозой, помогал Израилю дискредитировать палестинское сопротивление, помогал западным правительствам оправдывать в глазах налогоплательщиков растущие расходы на спецслужбы и полицию.

     ЗАЩИТНИК ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

     Во Франции Шакал был приговорен к пожизненному заключению.

     Постепенно о Шакале стали забывать. Мир стал узнавать новые имена кровавых мастеров террора.

     Однако Шакал вновь напомнил о себе. Нет, он не сбежал и не задушил в камере охранника. Повод оказался гораздо более мирным.

     В январе 2005 года Европейский суд по правам человека осудил Францию за отказ разрешить международному террористу Ильичу Рамиресу Санчесу подать кассационную жалобу на решение французского суда. Более того, Европейский суд обязал французские власти компенсировать террористу 5 тыс. евро, потраченные им на судебные расходы.

     Возможно, когда-либо Шакал надеется выйти на свободу. Кто знает, каковы его истинные покровители и о чем он мог с ними договориться...

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!