МАФИИ МИРА.ТРИАДЫ
Март 2007
Вернуться к номеру >>

Автор: Михаил Кузнецов
Раздел: Лабиринт
Теги: криминал, история, Китай



Грозный дракон, сцепившийся в смертельном поединке с бесстрашным тигром, – этот рисунок прекрасно знают любители китайских древностей. 

     Но еще лучше он известен полицейским всего мира. 

     Ибо это эмблема древнего общества «Саньхэ хой» – тайной организации, превратившейся в наши дни в одну из самых жестоких и беспощадных мафий мира. 

     Широкой публике «Саньхэ хой» известна под мрачным именем «китайские триады»…

     Истоки

      В 1644 году древняя китайская династия Мин пала под ударами маньчжуров, внезапно налетевших из холодных северных степей. Священный трон Поднебесной заняла новая, чужеземная династия Цин. 

      Степные варвары начали уничтожать все, что могло напомнить китайцам о прежних временах. Даже внешний вид подданных Цин должен был стать другим – мужчин заставляли отращивать косичку и брить часть головы.

      Древний буддизм и даосизм объявлялись бесполезными – ведь в них не было культа почитания императора. Старые храмы закрывались, а тех, кто не был готов подчиниться, убивали или ссылали.

      Лишь стены Шаолиня были не подвластны новым веяньям. Легендарная столица буддизма и боевых искусств по-прежнему неприступно и гордо возвышалась над творящимся вокруг хаосом.

      Варварство маньчжуров вызывало восстание за восстанием, но каждый раз бунт топили в крови. И всегда за спиной неукротимых бунтарей возникала тень настоятелей Шаолиня. 

      Формально монастырь хранил нейтралитет, но за его стенами непрерывно шла подготовка борцов с ненавистными маньчжурами. Мастерами шаолиньского ушу была даже разработана специальная программа обучения единоборствам. Если раньше на подготовку воина тратили 15–20 лет и начинали с пеленок, то теперь стать мастером можно было за 5–7 лет (и обучиться искусству почти в любом возрасте). 

      В конце концов, терпение императора Канси истощилось и против непокорных двинулось войско генерала Чан Ван Хоа. 

      Солдаты Чан Ван Хоа уничтожали все на своем пути – до основания рушили храмы, дотла сжигали деревни. Оставшиеся в живых бежали к древним стенам Шаолиня. В 1720 году императорское войско осадило твердыню. 

      К несчастью осажденных, в монастыре нашлись предатели. Ночью, когда все спали, они подожгли главный храм и открыли ворота. Тут же во внутренний двор ворвались всадники Чан Ван Хоа. В кровавой сече погибло 128 мастеров ушу. Восемнадцать сумели вырваться из монастыря, но уйти от погони удалось лишь пяти. История сберегла имена удальцов – Ти Тин Тин Сы (Добрая воля), Миу Хин Лао Сы (Бессмертная кошка), Бат Ми Лао Сы (Белая бровь), Фун Дао Дык Лао Сы (Вежливость и монахиня), Нгу Май Лао Ни (Цветок май). 

      До конца своей жизни они не простили маньчжурам разрушения обители и завещали потомкам отомстить ненавистным Цин… 

     Саньхэ хой

     
 Эти слова некоторые переводят как «Союз триады». Или, если дословно, «Союз трех находящихся вместе». 

      «Три» – священное число. 

      Древнее предание гласит – много лет назад, еще до сотворения мира, в безбрежной вселенной был лишь туман, населенный множеством частиц. С течением времени светлые частицы, олицетворявшие мужское начало, поднялись вверх, и появилось Небо. Темные, тяжелые опустились вниз, и возникла Земля. От союза Неба и Земли появился Человек. Триада – символ мироздания, мировая гармония.

      Основателями «Саньхэ хой» стали те самые монахи, что уцелели после разгрома Шаолиня. 

      Своих последователей они учили: приход маньчжуров нарушил мировой порядок – триаду мироздания. И теперь должно свергнуть ненавистных Цин, тем самым восстановив гармонию. Каждый из «пяти предков» был мастером ушу. Каждый представлял одну из школ этого боевого искусства: 

      Тигр – мощь и выносливость в сочетании с силой духа. В теле тигра не может обитать дух мыши. 

      Леопард – скорость в сочета нии с сообразительностью и эрудированностью. 

      Змея – гибкость и глубинное понимание вещей. 

      Журавль – равновесие тела и мыслей. Непроницаемость чувств.

      Дракон – символ Шаолиня. Высшая ступень и сочетание школ. Отличие дракона – это накопленный опыт. 

      Очень быстро «Триада» стала популярной. В Срединной империи изменения, проводимые Цин, вызывали ужас. Причем дело было не только в национальной или религиозной гордости. Даосисты (которых в Китае было значительное число) в принципе считают перемены худшим из зол. Когда даосские мудрецы сердились на кого-нибудь (что, правда, случалось крайне редко), то такому человеку они желали… жить в эпоху перемен (считалось, что хуже ничего и быть не может). 

      Основой своей деятельности «Триада» сделала Тайну (что неудивительно, так как бороться приходилось в условиях подполья). Вскоре появилась поговорка: «Власти опираются на закон, народ — на тайные общества».

     3672108

       

      Даже сами члены «Триады» между собой говорили о своей организации только при помощи… цифрового кода! 

      Каждая ячейка общества имела жесткую иерархию. Между собой отдельные ячейки никак не контактировали – классический принцип подпольной организации, позже взятый на вооружение революционерами, террористами и разведывательными резидентурами.

      На вершине каждой отдельной триады стоит «Голова дракона» или «Дракон» (его число 489). Следом за ним «Управитель» (число 438). Еще один иерарх носил наименование «Красный посох» – блюститель порядка, дисциплины и исполнитель приговоров (число 426). 

      «Голова дракона», «управитель» и «красный посох» составляли центральное руководство триады.

      Чуть ниже стояли советник, отвечающий за связь с другими триадами, – «Сандаловая палочка» (число 432) и советник, отвечающий за финансы и общие вопросы, – «Веер из белой бумаги» (число 415). 

      Обращаясь к тому или иному члену «Триады», следовало произносить название цифр раздельно. Например, к «Сандаловой палочке» обращаться нужно было бы так – «четыре, три, два».

      Рядовые члены братства носили номер 49 – 4х9.

      Не случайно все цифровые наименования в «триадах» начинаются на «4». Именно столько морей по легендам омывают мир и именно на пространство, ограниченное четырьмя морями, должно распространиться влияние «триад» (предполагалось, что когда-либо «Дракон» начнет править миром).

      Цифрами обозначалось и само название организации. 36 – Небо, 72 – Земля, 108 – Человек. То бишь «цифровое» название организации выглядело так – 3672108.

      Друг друга члены «триад» называли «братьями». Опознать своего в толпе они могли не только по специальной татуировке, но даже по манере держать палочки для еды. Причем в зависимости от того, как брат складывал пальцы во время еды, можно было определить не только его принадлежность к «триаде», но и место в иерархии тайного общества.

     Путь к «Дракону» 

      Вступить в триаду можно было только после рекомендации одного из братьев. Причем не любого, а только заслуженного и имеющего безупречную репутацию. Перед тем как быть допущенным к церемонии вступления неофит обязан был делом доказать свою полезность «Дракону». Для этого его брали на одну из операций и следили, как новичок себя поведет.

      Следующий этап подготовки – изучение истории триад, их обрядов и традиций. Испытуемый должен был знать 21 правило дисциплинарного кодекса «Саньхэ хой», 10 наказаний за их нарушение и 36 клятв, которые давал каждый член общества.

      Кроме того, каждый, вступающий в братство, должен был заплатить вступительный взнос. В зависимости от благосостояния неофита размер взноса был разным, но всегда кратным 3.

      Церемония посвящения в 49 начинается с того, что посвящаемого проводят через трое ворот. Надпись над первыми гласит: «Сюда входит только добродетель!». Над вторыми: «Пред вратами верности и преданности все равны!». Этим подчеркивается то, что в общество могут вступить люди любых сословий. Над третьими: «Путь героев Хань пролегает через небесные и земные круги!».

      Далее следует произнесение 36 клятв, после чего неофит тушит ароматическую палочку в знак того, что также угаснет и его собственная жизнь, если он посмеет нарушить данные обеты. 

      Затем поджигается большой лист желтой бумаги – в память о желтых шаолиньских рясах. Пепел от листа ссыпается в кубок с вином и киноварью.

      В зал выносят молодого петуха и вазу в виде цветка лотоса. Одновременно в центр комнаты выходит Красный посох – третье лицо в обществе, провозглашая: «Цветок лотоса, означает богатство и благородство, верность и преданность, увековеченные в братстве Хань. Подлость и предательство будут разбиты на кусочки так же, как этот цветок лотоса».

      Взмах меча… Ваза разлетается на куски. Второй взмах… и петух с отрубленной головой бьется в руках одного из братьев… Кровь из рассеченной шеи толчками стекает в тот же кубок, в который собирали золу.

      С кубком в руках брат следует через ряды коленопреклоненных неофитов, останавливается возле каждого и протыкает иглой средний палец правой руки. Кровь посвящаемых смешивается в ритуальном кубке. После этого каждый из них делает по глотку. С этого момента их жизнь принадлежит Дракону…

     Боксеры

      Триады расселились по всему Китаю. К ХIХ веку почти во всех уголках страны действовала своя ячейка. Постепенно в их руках оказались некоторые административные и судебные функции, а сами ячейки стали чем-то напоминать своеобразные сельсоветы. Появился у Дракона и еще один враг. Им оказались «белые дьяволы» – европейские пришельцы, нарушающие китайскую гармонию куда больше маньчжурских императоров Цин. 

      Однако, пока пришельцы с Запада ограничивались только торговлей и не претендовали на духовную жизнь Поднебесной – их терпели. Но когда в Пекине начали открываться христианские храмы, терпение ревнителей старины иссякло.

       В апреле 1898-го в стране вспыхнуло восстание. Во главе недовольных стояла триада «Ихатуань». Европейцы тут же прозвали их «боксерами». 

      Название это имело вполне конкретный смысл. Во-первых, во главе общества стояли мастера шаолиньского ушу, а во-вторых, название взбунтовавшейся триады переводилось как «Кулак во имя справедливости и согласия» (одноименное название носил и боевой стиль).

      Одна из русских газет пыталась объяснить своим читателям, кто такие эти самые восставшие, следующим образом: «Боксеры – тайное революционное общество, отличается очень строгим внутренним порядком. Это масса соединенных сект, находящаяся каждая под покровительством духа предка или какого-нибудь животного, например, тигра, обезьяны, буйвола, лисицы и т.д. 

      Покровительство имеет особое значение: секта обезьяны приписывает своим членам способность прыгать через дома, секта лисицы – особенное острое зрение. Все верят, что пули для них безвредны, презирают огнестрельное оружие, но зато крайне любят холодное. Незадолго до восстания в Пекине нельзя было ни за какие деньги приобрести ножи, кинжалы, сабли и пики. Все раскупили боксеры...

      Все члены имеют особые знаки отличия: красные кушаки, цветные платки, желтые подвязки и т.п. Суеверия и вера в колдовство распространены до чрезвычайности. Боксеры отличаются крайней жестокостью...»

      Сами повстанцы про своих вождей рассказывали удивительные вещи. Говорили, что лидер ихатуаней Саньдуо ударом кулака может смести целую вражескую армию, неуязвим для пуль и ночами летает над столицами вражеских царств, сея чуму.

      К несчастью для восставших, обо всех этих особенностях не знали ненавистные иностранцы, спокойно расстреливавшие боксеров из всех видов огнестрельного оружия – ушу, конечно, великое боевое искусство, но, как ни крути, с голой пяткой против пулемета особенно не попрешь.

      Боксерам, вероятно, пришлось бы туго, но тут неожиданно им на помощь приходит мать императора Цы Си – ей удается отстранить от власти своего сына Гуансюя и встать во главе страны. Новая правительница обращается к губернаторам провинций: «Пусть каждый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков от грязных рук чужеземцев. Донесем эти слова до всех и каждого в наших владениях».

      Но призыв императрицы поддержали не все. Губернатор провинции Шаньдун Юань Шикай издает приказ: «При встрече с бандитами – расстреливать их. При появлении бандитов – открывать огонь из орудий... Если же при появлении бандитов им не будет нанесен сокрушительный удар, то всех вас, начиная с командира, ожидает смертная казнь».

      Тем не менее, повстанцы входят в Пекин. Там их с распростертыми объятиями встречают солдаты городского гарнизона и сама императрица. В городе громят посольства, дома и торговые склады «белых дьяволов». Среди прочих убит немецкий посол фон Кеттлер.

      Усмирять Китай пришлось всему миру. В карательной экспедиции, двинувшейся к Пекину, участвовали войска великих европейских держав, России, США и Японии.  

      Кайзер Германии Вильгельм II обращается к своим солдатам: «Как некогда гунны под водительством Аттилы стяжали себе незабываемую в истории репутацию, так же пусть и Китаю станет известна Германия, чтобы ни один китаец впредь не смел искоса взглянуть на немца».

      14 августа 1900 года американские солдаты первыми ворвались в Пекин. Боксерское восстание утопили в крови. Императрица Цы Си бежала из города. «Союзники», шедшие «спасать цивилизацию», устроили в китайской столице резню, попутно разгромив и разграбив старинный императорский дворец. 

      В сентябре 1901-го страны-союзники и Китай подписали так называемый «Боксерский протокол» – Китай должен был заплатить компенсацию в сумме 1,4 млрд. золотых марок, лишался права взимания налогов и был вынужден терпеть присутствие колониальных войск (проще говоря, превращался в полуколонию). 

      

      Но триады не сдались. Из рассеянных по Китаю отрядов была собрана двухсоттысячная «Армия честности и справедливости» под руководством мастера ушу Ван Хэда и Дун И по прозвищу «Дун Старый Даос». 

      Хэда еще 3 месяца удавалось вести боевые действия с русскими войсками в Маньчжурии, но в конце концов его армия была рассеяна. Сам Хэда с 5 соратниками еще почти год вел партизанскую войну, пока в июле 1902 не погиб в ожесточенной стычке с казачьим разъездом. 

      Поражение ихатуаней привело к тому, что многие братья триад были вынуждены покинуть родину и отправиться путешествовать по свету. Оказавшись в новых странах и осмотревшись вокруг, главы триад неожиданно поняли, какие грандиозные возможности открываются перед ними…

      

     О том, 

     как борцы за независимость и древние традиции Китая превратились в одну из самых сильных преступных организаций мира, читайте в следующем номере журнала «Планета».

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!