МАНУСКРИПТ УРА ЛИНДА И ДРУГИЕ ТАИНСТВЕННЫЕ КНИГИ
Декабрь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Эрнест Коваль
Раздел: Лабиринт
Теги: история, загадка



Семь веков тайны

      Время от времени в руки историков и антропологов попадают такие находки, которые не идут ни в какое сравнение с остальными. Они настолько необычны, что ученые становятся в тупик. Нужно либо признать всю существующую академическую науку ошибочной, либо находку – фальшивкой. Понятно, что обычно печальная участь ждет находку, а не науку. Да, чаще всего «уникальный артефакт» или «ранее неизвестный текст» оказываются и вправду поддельными. Вопросы скорее возникают в отношении тех вещиц, о фальсификации которых кричат долго и безуспешно – иногда столетиями. Поневоле спросишь – если и в самом деле обман очевиден, почему в этом нужно так долго убеждать?

     «Книга мертвых имен»

      Пожалуй, самой известной из «загадочных книг» является «Некрономикон». Многие в том или ином контексте слышали упоминание этого названия. Журналисты не скупятся на эпитеты – «сатанинская библия», «основа месопотамской мифологии», «сводящий с ума и пугающий гримуар». Особенность этой книги в том, что она… не существует. Позвольте, как же так! – может удивиться здесь читатель, – ведь на лотках с оккультной литературой и в тематических интернет-магазинах любой желающий может приобрести экземпляр этого манускрипта. Более того, существует несколько различных его версий. Это так. Ирония в том, что все варианты «Книги мертвых имен» (так, предположительно, должно переводиться название «Некрономикон» с греческого») – подделки. Вернее, художественное творчество.

      «Страшную книгу» выдумал в начале прошлого века малоизвестный, но любимый в определенных кругах писатель-фантаст Говард Ф. Лавкрафт. У него даже в мыслях не было выдать ее за реально существующую. Он написал о ней и ее владельцах несколько рассказов – и все. Но, видимо, среди читателей Лавкрафта нашлись не только ценители фантастики и жанра «ужастика», но и предприимчивые люди. Они тут же прикинули, какие легкие деньги можно получить из собственной выдумки, если выдать ее за подлинник. К тому же «Некрономикон» в текстах Лавкрафта соседствует с рядом реально существующих средневековых магических книг, так что производит впечатление «оригинала». А уж какую рекламу, сам того не зная, сделал своим «последователям» американский фантаст! Книга, судя по его рассказам, позволяла вступать в контакт с инопланетянами, убивать людей на расстоянии и чуть ли не превращать свинец в золото. Многие читатели, разумеется, заинтересовались текстом. А он уже был подготовлен энергичными «соавторами», о которых покойный к тому моменту Лавкрафт и не знал. С тех пор мистификация продолжается – всегда находятся те, кто еще не понял, что его обманывают. Книга написана довольно дурно, зато таинственно и мрачно. В США она даже привела к нескольким убийствам на почве обострения психического расстройства. Но «авторов» к ответственности не привлечешь – они предпочли остаться неизвестными.

     Книга Ура Линда

      В голландском городе Леуваардене в XIX веке жил потомственный антиквар по имени Корнелий Овер де Линден (или Ура Линда). Его имя вряд ли сохранилось бы в истории, если бы не наследство, которое он в 1848 году получил от почившего деда. Наследство представляло собой рукопись загадочного вида и непонятного содержания. Сам Корнелий применения манускрипту не нашел и обратился к специалистам. Через некоторое время старинная книга была опубликована и едва ли не сразу стала предметом жарких споров в ученых кругах. Причем дискуссии не утихли до сих пор. Но обо всем по порядку.

      Текст, попавший в руки Ура Линда, был для новоявленного владельца китайской грамотой. Сам фолиант имел весьма древний вид, содержал непонятные диаграммы и текст на незнакомом языке. Познаний Корнелия в родной истории хватило на то, чтобы предположить, что написан манускрипт по-древнефризски. Фризия – это область на севере Нидерландов, известная в основном историкам древнего мира. В допотопные времена она была отдельным государством. Причем довольно грозным и воинственным. Ее жители имели свой язык и культуру и так до конца и не ассимилировались в более крупный голландский народ. Но, конечно, при всех своих достоинствах Фризия не стала ни колыбелью цивилизации, ни страной, задающей тон всему региону. Потом древняя Фризия превратилась в провинцию Фрисландия. Леуваарден, собственно, – ее главный город.

      Но вернемся к де Линдену. Корнелию очень хотелось расшифровать дедовскую книгу– он полагал, что в ней содержится семейное предание о некоем сокровище. На эту мысль натолкнула его родная тетя, Аафье Мейльхофф. Она-то и передала книгу антиквару в порядке исполнения последней воли усопшего.

      На самом деле в книге не было ни слова о сокровищах – сама книга была семейным сокровищем Линденов, но Корнелий то ли не имел об этом понятия, то ли не верил в семейные легенды.

      Предположительно, текст хранился в семье Корнелия с 1256 года, когда он был переписан с предыдущего варианта, вероятно, слишком ветхого к тому моменту.

      Ура Линда собственноручно изготовил копии нескольких наиболее «коммерчески привлекательных», с его точки зрения, страниц. С ними он пошел к городскому библиотекарю, господину Вервейсу. Тот опознал язык текста как старофризский – уже лет триста считающийся мертвым – и загорелся идеей книгу издать. Сам он до конца это дело не довел, перепоручив его историческому «Фризскому обществу». Общество книгу изучило и пришло к выводу, что тратить время и силы на ее перевод и издание нет смысла – овчинка выделки не стоит. Нет уверенности ни в древности текста, ни даже в том, что его не «смастерил на коленке» дед де Линдена.

      С мнением историков не согласился заместитель директора леуваарденской гимназии, доктор Й.Г. Оттема, бывший учитель библиотекаря Вервейса. Он сделал перевод рукописи на голландский и издал за собственные деньги.

      И тут старинным артефактом заинтересовалась весьма маститая и имеющая безупречную репутацию лондонская контора «Trubner & Co». Что интересно, у тамошних экспертов не возникло сомнений в подлинности текста. Манускрипт Ура Линда перевели на английский (с голландского, а не старофризского) и напечатали довольно большим тиражом.

      И книга, что называется, «нашла своего читателя». Одни (их было довольно много) увидели в ней чуть ли не новую Библию, откровение о подлинной истории древнего мира и происхождении рас и народов. Другие (их было еще больше) тут же сказали, что книга является фальсификацией. Третьи предположили, что манускрипт Ура Линда – это алхимический или магический трактат и искать его смысл нужно не в буквальном прочтении. А уж в каком веке он был создан – вообще дело десятое.

      С тех самых пор не утихают споры о подлинности книги Ура Линда. И если манускрипт подделан, то кем – библиотекарем Вервейсом, антикваром де Линденом или, может быть, каким-либо другим лицом? Причем дискуссия все эти годы «топчется на месте». Сторонам просто нечего «подшить к делу». «Ортодоксальные» историки не верят в сохранение манускрипта в течение семисот лет в семье Линденов, а также в то, что в истории древнего мира может быть столько неоткрытых страниц. «Прогрессивные» сторонники гипотезы о подлинности книги указывают им, что наука не должна быть догматична. Но при этом сами признаются, что волосы встают дыбом от понимания того, как сильно ошибаются историографы.

      А поскольку со временем доказательств больше не становится и все свидетели первых появлений книги «на публике» уже умерли, спору не видно конца.

      Что же за страшные тайны содержатся в книге Ура Линда? Зачем было хранить ее под большим секретом столько поколений одной небольшой фризской семье? И что такого необычного открыл миру антиквар Корнелий Овер де Линден – да так, что взбудораженные историки до сих пор не могут прийти в себя?

     История «другой Атлантиды»

      А манускрипт просто и без особого пафоса излагает отрывок из истории древнего мира. Сообщая при этом удивительные вещи. Мол, все самые значительные цивилизации нашей планеты – особенно египетская, греческая и индийская – основаны одним народом, выходцами из Фризии. С фризских же героев слеплены скандинавские божества и идолы мезоамериканских индейцев. Этот же народ придумал цифры, которые мы называем арабскими, использовал Британские острова как штрафную колонию и выдумал мореплавание. Но обо всем по порядку.

      Был, говорит нам книга Ура Линда, возле берегов Фрисландии – там, где сейчас цепь островов – полукруглый кусочек суши, называемый Атландией (обратите внимание на сходство этого названия с легендарной Атлантидой). Жили в этой благословенной земле белокожие и голубоглазые люди – все до одного умные, сильные и красивые. В их государстве правили женщины, главной среди которых была жрица Мин-Эрва. Ее имя на удивление похоже на имя римской богини Минервы – как и многие другие имена в книге. Короля там звали Минно (а небезызвестного царя Крита, построившего Лабиринт и поселившего в нем чудовище Минотавра, – Минос). Легендарный мореплаватель носил имя Нээф-тун (Нептун), а родственник его звался Инка.

      Основой книги является рассказ о гибели Атландии. В 2193 году до н.э. (дата вычислена историками, в самом тексте используется фризская система отсчета времени) Атландию сотрясли землетрясения и извержения вулканов. Полуостров ушел под воду. «Рассвирепевшие волны сомкнулись над горами», – повествует рукопись. Большинство островитян погибло, только некоторые успели сесть на корабли. Выжившие отправились на поиски новой земли. Упомянутый Нээф-тун поплыл к «Среднему морю», а Инка – на запад.

      На этом рукопись обрывается, но читатель, вооружившись знаниями из школьного учебника, легко может додумать, что произошло дальше. Нээф-тун, надо полагать, основал колонию в Средиземном море и дал начало греческой цивилизации. Инка же – тот самый «белый бородатый бог», что высадился в землях нынешнего Перу и основал там династию вождей племени инков. Как видите, не самый традиционный взгляд на древний мир.

      Историков-скептиков можно понять, они уже такое количество раз сталкивались с поддельными «хрониками погибшего континента Атлантиды» и прочими «подлинными историями человечества», что каждый новый «уцелевший манускрипт» отметают уже просто машинально. А если правы те, кто считает, что книга Ура Линда не подделка? Если мы действительно неверно представляем себе историю развития древних цивилизаций? Тогда, вероятно, стоит пересмотреть и знания о более поздних исторических периодах. Готова ли наука к такой «ревизии»? С другой стороны, непонятно, почему никто из ученых мужей раньше голландского антиквара не натолкнулся на «улики», достаточные для опровержения общепринятых теорий – а их должно быть множество.

      Вероятно, книга Ура Линда останется загадкой еще долгое время. Как минимум, пока какой-нибудь светлой (и хорошо обеспеченной материально) голове не придет идея спуститься на дно моря у берегов Фрисландии и поискать там затонувшую страну Атландию.

     Велесова книга

      Книга Ура Линда – не единственный в своем роде текст. Сходный по тематике и окружающему его ажиотажу манускрипт есть и у россиян. Это нашумевшая «Велесова книга» (она же – «Дощечки Изенбека»), о подлинности которой спорят до хрипоты ученые разных специальностей – историки, филологи, антропологи и даже криптологи, специалисты по шифровкам!

      «Велесову книгу» опубликовал в Сан-Франциско в середине прошлого века эмигрант Ю.П. Миролюбов. До момента публикации о книге никто и слыхом не слыхивал – ни в каких исторических источниках она не упоминалась, никому в руки не попадала. По словам самого издателя, «всплыл» манускрипт в 1919 году, когда полковник Добровольческой армии Федор Артурович Изенбек, отступая из Москвы, нашел в некоем княжеском имении на полу в разграбленной библиотеке деревянные дощечки. Стопка дощечек, имевших отверстие для переплетения, была исписана непонятными символами, не то нацарапанными, не то выжженными, и покрыта сверху лаком.

      В 1925 году полковник Изенбек поселился в Брюсселе, где и познакомился с Миролюбовым. Тот весьма заинтересовался текстом и начал искать возможность его изучить. Однако владелец реликвии очень ревниво относился к своей находке, даже отказал светилу науки профессору Александру Экку в праве их исследовать. А Миролюбову вдруг позволил. Правда, выносить дощечки из своих апартаментов не разрешал и дать их сфотографировать долго не соглашался. В итоге Миролюбов переписал содержимое большинства табличек и принялся за расшифровку.

      Когда же в 1941 году Изенбек умер, таблички бесследно исчезли. Все, что от них осталось, – фотографии и копии Миролюбова. До сих пор неизвестно ни одного «живого свидетеля», т.е. человека, который бы собственными глазами видел «дощечки Изенбека», кроме опубликовавшего их Миролюбова.

      Что же представляет собой «Велесова книга»? Это изложение истории восточных славян (в книге – «русичей») от допотопных времен до варяга Эрека (общеизвестного Рюрика). История эта изложена путано и непоследовательно, с перетасовкой дат событий и вплетением в летописание восхвалений русичей, а также упоминанием различных языческих богов и древних обрядов. Кстати, именно в «Велесовой книге» впервые упоминается трехчастная структура мира в виде этакого «бутерброда» из Яви, Нави и Прави – мира живых, мира мертвых и мира богов. Это разделение и сами словечки стали очень популярны в так называемой «неоязыческой» или «родноверской» среде в наше время.

      Большую часть исторических, этнографических и мифологических сведений, содержащихся в «Велесовой книге», исследователи сдержанно называют «новыми и оригинальными». Иначе говоря, больше нигде таких фактов встретить нельзя.

      Выходит, что либо «Велесова книга» – уникальный документ эпохи, переворачивающий наше представление о собственном прошлом, либо – талантливая подделка, созданная примерно 60 лет назад с целью наживы и популяризации собственных взглядов фальсификаторов на историю и религию. Не добавляет веры и тот факт, что господин Миролюбов, издатель «Дощечек», известен как… автор художественных произведений на основе славянского фольклора. Надо ли говорить, что народное творчество в этих сочинениях изрядно «подкорректировано», чтобы больше соответствовать желаниям автора.

     Самая загадочная книга

      Но на манускрипте Ура Линда и Велесовой книге рукописи-загадки, занимающие умы историков и палеографов, не заканчиваются – можно сказать, они только начинаются. Самой загадочной книгой, находящейся в руках человечества, по праву считается так называемый «манускрипт Войнича».

      Эта с виду невзрачная средневековая рукопись хранится сейчас в Бейнекской библиотеке рукописей и редких книг Йельского университета. История ее попадания туда известна и, в отличие от содержания книги, не так полна загадками.

      Первым достоверным владельцем книги был Георг Бареш, пражский алхимик, живший в начале XVII века. Как она попала к нему, неизвестно. Однако даже Бареш не имел представления о том, кто автор рукописи и на каком языке она написана. Подозревая, что манускрипт содержит ценные сведения алхимического толка, Бареш обратился в Рим, к Афанасию Кирхеру, известному иезуитскому ученому, автору словаря древнего коптского языка и расшифровщику египетских иероглифов (правда, через много лет оказалось, что Кирхер скорее выдумал, чем перевел значение иероглифов, но в XVII веке это было никому не известно). Кирхер ознакомился с несколькими страницами рукописи и хотел купить ее, однако Бареш отказал ему. После смерти алхимика манускрипт достался его другу, ректору Пражского университета Иоганну Маркусу Марци. Марци был другом не только покойному Барешу, но и Кирхеру, которому он и отослал рукопись. Сопроводительное письмо «Маркуса из Кронланда», датированное 1666 годом, и сейчас прикреплено к рукописи. Среди прочего, в письме утверждается, что текст первоначально купил за 600 дукатов император Священной Римской империи Рудольф II. Его Величество, умерший в 1612 году, считал книгу работой Роджера Бэкона, легендарного ученого и алхимика XIII века.

      В 1912 году Уилфред М. Войнич, американский книготорговец литовского происхождения (кстати, муж всемирно известной Этель Лилиан Войнич, автора романа «Овод»), приобрел этот текст в иезуитской коллегии на вилле Мондрагон, в городе Фраскати близ Рима. Коллегия нуждалась в деньгах и по большому секрету приторговывала древними и редкими книгами из своего обширного собрания. Когда же в 1961 году Войнич умер, его вдова продала рукопись другому книготорговцу, Хансу Краузу. Книжный маклер рассчитывал нажиться на диковинке, но за 9 лет так в этом и не преуспел и с досады подарил книгу Йельскому университету.

      С тех пор над «манускриптом Войнича» бились лучшие специалисты-шифровальщики и прославленные знатоки древних языков. Но все их старания пока не дали никакого результата. Дело в том, что средневековая рукопись, роскошно иллюстрированная растениями, астрономическими символами, а также целой галереей обнаженных женских фигур, написана на неизвестном языке либо зашифрована так, что никому не удается подобрать к ней ключа. Мало того, большей части растений, изображенных на иллюстрациях, не существует и никогда не существовало.

      За перевод двухсот страниц манускрипта ученые даже назначили солидное вознаграждение – но пока за ним никто не обращался.

     

     Листая «манускрипт Войнича»

      Текст рукописи широко распространен, его неодно-кратно переиздавали, кроме того, в интернете с ним может совершенно свободно ознакомиться любой желающий. Что же представляет собой самая загадочная книга всех времен и народов?

      Это около 240 переплетенных страниц выделанного пергамента размерами с современный лист формата А4. Текст написан птичьим пером, им же выполнены иллюстрации. Многие картинки раскрашены красками, что, вероятно, было сделано позже. Страницы пронумерованы, судя по всему, кем-то из владельцев книги. Пробелы в этой нумерации свидетельствуют о неполноте известной рукописи – судя по всему, часть страниц ко времени приобретения книги Войничем была утрачена.

      Текст, выполненный неизвестным алфавитом, написан без запятых и точек, зато с разделением на абзацы и параграфы. Видно, что алфавит был привычен автору и тот понимал, что пишет, – буквы выведены ровно, аккуратно и бегло.

      Почти на всех страницах книги есть иллюстрации. Судя по ним, текст разделяется на несколько частей:

      «Ботаника» – на каждой странице имеется изображение несуществующего (по крайней мере, по современным представлениям) растения и сопровождающий его текст. Эта глава очень похожа на известные европейские травники – но из каких «гербариев» брались образцы, непонятно.

      «Фармакология» – здесь основное содержание составляют подписанные образцы частей растений из предыдущего раздела и изображения причудливых алхимических и аптекарских сосудов. Видимо, это сборник рецептов или учебник.

      «Астрономия» – содержит круглые диаграммы с солнцем, луной и звездами. Эти диаграммы объединены в серии. Так, например, один цикл из 12 схем представляет собой легко узнаваемые знаки Зодиака, но снабженные рядом дополнительных элементов непонятного происхождения.

      «Космология» – название этого раздела является только предположением. Он также содержит диаграммы, но их смысл совершенно непонятен. Это не то карты местности, не то символические планы зданий – или, как предполагают многие ученые, абрисы ландшафта других планет.

      «Биология» – неразрывный текст, обтекающий изображения обнаженных женщин, купающихся в прудах или протоках. Водоемы эти соединены скрупулезно продуманным трубопроводом. Некоторые трубы его имеют форму разных внутренних органов человеческого тела.

     Теории и догадки

      За время исследования «манускрипта Войнича» высказывалось немало версий назначения, происхождения и авторства этой необычной книги. Вот только самые распространенные из них.

      Роберт С. Брамбо, современный йельский профессор, предполагает, что текст – это алхимический трактат. Их, как известно, принято было шифровать, чтобы только посвященный или очень старательный читатель смог доискаться «скрытой мудрости». Несколько записанных на полях расчетов, как утверждает Брамбо, позволили ему распознать код или его часть и расшифровать названия нескольких реально существующих растений и звезд, упомянутых в тексте. Но весь остальной текст остается загадкой – и код Брамбо для его расшифровки не годится. К тому же, все известные нам алхимические трактаты имеют общую традицию иллюстрирования – средневековый аналог современной записи химических реакций. В те далекие времена ученые уже пришли к мысли об унификации своего языка, однако не додумались еще до символьной записи. Поэтому вещества и компоненты алхимики изображали в виде животных и людей, а реакции – как картинки. Например, для описания реакции кислоты с металлом мог быть изображен дракон, разрывающий на части вооруженного мечом человека, и т.д. Никаких картинок, напоминающих такую «иероглифическую письменность», в манускрипте Войнича не имеется.

      По другой версии, загадочная рукопись – это гербарий, сопровожденный подробными инструкциями и рецептами. Если так, то почему же провалились все попытки сравнить изображенные цветы и травы с реальными образцами? Только пару растений – анютины глазки и папоротник адиантум – ученые определили более-менее уверенно. Но эту уверенность можно оспорить, если учесть, что нигде в манускрипте не указан масштаб иллюстраций.

      Серджио Торезелла, эксперт по палеоботанике, предположил, что гербарий просто фальшивый. Дескать, где-то в Северной Италии существовала сеть домашних мастерских по производству поддельных «тайных книг». Лекарь-шарлатан мог пользоваться таким гримуаром, чтобы произвести впечатление на клиентов – и не рисковал попасть впросак, встретившись с разбирающимся в растениях человеком. Тот все равно ничего бы не понял, сочтя книгу слишком ученой.

      Что касается языка манускрипта, то версий было выдвинуто гораздо больше.

      Первым делом, естественно, предположили, что речь идет об обычном, пусть и очень сложном, буквенном шифре. То есть с помощью какого-то алгоритма текст на одном из европейских языков был побуквенно заменен специально выдуманными символами – и если с помощью криптографических методов выяснить, какой букве какой значок соответствует, можно будет перевести текст «обратно». С таким подходом, в частности, действовала неофициальная группа аналитиков Управления национальной безопасности США под руководством Уильяма Фридмана в начале 50-х годов прошлого века. Заявлений о дешифровке было несколько, но ни одно из них не получило широкого признания. Это потому, что количество допущений и предположений, сделанных разгадчиками, превышало все мыслимые пределы – с тем же успехом можно было «расшифровать» и найти алхимический смысл в любой случайной последовательности символов.

      В 1921 году Уильям Ньюболд, специалист по криптоанализу и профессор философии университета штата Пенсильвания, известный также своей коллекцией старинных книг, высказал иную версию. По его мнению, видимый текст манускрипта не имеет никакого смысла и составлен специально для отвода глаз. Шифр же содержится в крошечных черточках, которыми снабжены все символы книги и которые видны только при значительном увеличении. Этот «второй уровень» прочтения рукописи и составляет искомый текст. Ньюболд указывал на наличие аналогичного, пусть и не столь совершенного, метода шифрования еще в древней Греции и представлял расшифрованный им фрагмент книги. С помощью него ученый брался доказать, что авторство книги принадлежит легендарному алхимику XIII века Роджеру Бэкону и что тот использовал сложный микроскоп за четыреста лет до Антония Левенгука, которому и достались лавры изобретателя упомянутого прибора.

      Уже после смерти Уильяма Ньюболда криптолог из Чикагского университета Джон Мэнли указал на недостатки этой версии. Во-первых, «черточки Ньюболда» допускали при расшифровке несколько интерпретаций и не было предложено эффективного способа выявить среди них правильный вариант. Во-вторых, когда метод философа не срабатывал, он предлагал переставлять буквы в слове до тех пор, пока не получалось что-то осмысленное. Как вы понимаете, таким способом можно получить осмысленный текст из любого «исходного материала», даже из отпечатков обуви на дороге. Наконец, сами черточки вполне могли быть не специально нанесенными, а случайно появившимися в результате растрескивания чернил при их высыхании на грубом пергаменте.

      Сегодня большинство самых компетентных исследователей считают, что манускрипт Войнича не зашифрован, а написан на каком-то неизвестном языке. Лингвист Жак Ги, например, полагает, что это один из европейских языков, просто с сильно искаженным алфавитом – например, написанным зеркальным способом. Другие специалисты называют иные языки (обычно каждый видит в манускрипте тот язык, на котором специализируется). Ирония в том, что ни одна версия еще не позволила хотя бы на шаг приблизиться к расшифровке документа.

      Есть и довольно экзотические предположения. Например, в 1987 году вышла книга Лео Левитова. Сущность его версии содержится в названии труда: «Разгадка манускрипта Войнича: литургический справочник для обряда эндура ереси катаров, культ Исиды». Левитов утверждает, что текст рукописи – самостоятельно выдуманная писцом транскрипция (т.е. запись звуков, а не слов) тайного языка, на котором между собой говорили еретики юга Франции. Язык этот будто бы был смесью средневекового фламандского, латыни, старофранцузского и нескольких других. Текст же книги излагает порядок ритуального самоубийства, принятого у сектантов. Существование этого ритуала не подтверждается ни одним историком, но Левитова это нимало не смущает. Прилагая свою частичную расшифровку текста, Левитов пишет, что выдуманные растения в манускрипте означают вовсе не травки и цветочки, а тайные символы христианства в катарском изводе, а изображения трубопроводов и обнаженных женщин – сам порядок проведения ритуального преступления. Надо ли говорить, что никаких взвешенных доказательств своей правоты автор не приводит, предлагая читателю поверить ему на слово.

     В поисках автора

      Кому только не приписывали создание рукописи из иезуитских архивов! Самой популярной фигурой среди изучающих гримуар является Роджер Бэкон – ведь именно он упомянут в сопроводительном письме, подшитом к манускрипту с XVII века. Бэкон был алхимиком и провидцем. Он прославился своей способностью предсказывать социальные процессы, изобретения и открытия за века до их совершения. Если он в самом деле автор рукописи, мрачно говорят некоторые специалисты, может быть, лучше, чтобы секреты манускрипта остались нераскрытыми. А то мало ли.

      По другой версии, несколько менее распространенной, автором манускрипта был Джон Ди, астролог при дворе английской королевы Елизаветы I. Ди был самым известным магом и алхимиком своего времени, рассказывали о нем не меньше баек, чем о легендарном докторе Фаусте. Разница в том, что Фауст был фольклорным героем, а Джон Ди жил на самом деле. Разумеется, большинство сообщений о его «заклинаниях», дошедшие до нас, при пристальном рассмотрении оказываются просто трюками, как у графа Калиостро из кинофильма «Формула любви». Ди был весьма образованным человеком и мог играючи пользоваться теми законами физики и химии, о которых большинство его современников даже не подозревало. К тому же, Елизавета I владела большой библиотекой рукописей Роджера Бэкона, так что Ди мог распространить ложные слухи об авторстве своей «книги-загадки», чтобы придать ей ореол таинственности.

       У Джона Ди был также компаньон – Эдвард Келли. Этот малый, в отличие от своего товарища, являлся не ученым, а шарлатаном. Зато действовал с размахом – утверждал, что может превращать свинец в золото, вызывать духов и общаться с ними, а однажды под руководством ангелов побывал в раю. Одураченный Ди скрупулезно записывал все беседы с Келли в свои дневники. С этого самозванца сталось бы сотворить белиберду под видом алхимического трактата, чтобы придать себе еще большую значимость. В случае, если эта версия верна, расшифровка текста не имеет смысла.

     Современный композитор Ханспетер Кибурц предположил, что манускрипт Войнича – это… нотная тетрадь. И даже написал небольшое музыкальное произведение, основанное на прочтении гримуара, как партитуры. Звучит красиво, но вряд ли это «видение художника» имеет какое-то отношение к реальности.

      Прескотт Карриер, криптоаналитик Военно-морских сил США, работал с гримуаром в 1970-е годы. Он открыл, что в том разделе книги, который посвящен ботанике, можно выделить два почерка, каждый со своими свойствами. Из этого он сделал вывод, что «манускрипт Войнича» может принадлежать перу двух или более людей. Эта версия еще сильнее затрудняет расшифровку, так как допускает, что разные авторы могли, используя общий алфавит, писать отдельные слова по-разному или вообще пользоваться разными диалектами одного языка.

      Наконец, очень многие склоняются к версии о подделке текста. Неважно, по большому счету, кто в ней повинен – Войнич, иезуитская коллегия, Иоганн Маркус Марци или кто-то еще. Главное, что в свете этой версии вся эпопея с манускриптом выглядит форменным балаганом.

     

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!