ДИЗЕЛЬ. ОН ПРОЖИЛ СТРАННУЮ ЖИЗНЬ, А СМЕРТЬ ЕГО ТАК И ОСТАЛАСЬ ЗАГАДКОЙ
Октябрь 2008
Вернуться к номеру >>

Автор: Андрей Медведев
Раздел: Лабиринт
Теги: технологии, история, персоналии



Вместе с десятками других пассажиров он взошел на борт ла-маншского парома «Дрезден», идущего к английским берегам – но по приходу в порт назначения Дизеля не оказалось ни среди сошедших на берег, ни среди оставшихся на судне…

     Инженер может все?

      Дизельный двигатель, или просто дизель, прочно вошел в нашу жизнь. Мы постоянно говорим о его надежности и экономичности, он ставится на автомобили и автобусы. Дизельными двигателями снабжено подавляющее большинство судов – как гражданского, так и военного назначения. И со школьной скамьи мы знаем: все это – благодаря немецкому инженеру Рудольфу Кристиану Карлу Дизелю.

      Это – общеизвестные факты. Однако знакомство с биографией немецкого изобретателя вызывает гораздо больше вопросов и заставляет сомневаться в хрестоматийных истинах. Все совсем не так гладко, как кажется на первый взгляд.

      Дизель не осуществил ни одной своей первоначальной задумки.

      Дизель заработал миллионы, не продав ни одного работающего двигателя.

      Дизель прослыл самым неудачливым финансистом, за короткий срок из миллионера став банкротом.

      Дизельный двигатель в привычном нам виде был создан русским инженером Г.Ф. Деппом.

      До Первой мировой в Европе дизель называли «русским двигателем».

      Кто же такой Рудольф Дизель? Изобретатель? Компилятор? Похититель изобретений? «Продавец воздуха»?

     Мечтатель

     Историческая зарисовка

      Двенадцатилетний бедно одетый мальчуган что есть силы улепетывал по переулку. Сзади затихал в отдалении топот ног его преследователей – таких же парижских мальчишек, что и он сам. Маленького Рудольфа душили слезы обиды. Еще вчера эти уличные ребята играли вместе с ним. Сейчас он из друга превратился во врага – в проклятого боша. Игры сменились жесточайшей травлей.

      Детство будущего изобретателя прошло в Париже – в те времена во Франции проживало немало немцев. Его отец, Теодор Дизель, работал переплетчиком. Однако с началом франко-прусской войны жизнь семейства Дизелей – так же, как и остальных французских немцев – круто изменилась. Бездарность маршалов Базена и Мак-Магона, проигрывающих прусским войскам одно сражение за другим, обернулось в Париже не только знаменитой Парижской Коммуной, но и волной самого разнузданного антигерманского шовинизма. «Добрые парижане» готовы были разорвать на части любого, хоть немного похожего на немца.

      Спасаясь от преследований, семейство Дизелей в 1870 году бежало сначала в Гавр, а потом в Лондон. Здесь Рудольф познал и голод, и нужду. Через несколько месяцев отец отправил своего сына к дяде в Аугсбург. Самостоятельная жизнь быстро превратила парижского мальчишку в дисциплинированного, упрямого и по-немецки усердного юношу. Рудольф плохо сходился со сверстниками. Возможно, от одиночества он стал первым учеником Аугсбургского реального училища. В этом качестве молодой Дизель был представлен директору знаменитой Мюнхенской Высшей политехнической школы.

      Профессор поинтересовался у юного дарования, что ему известно о попытках создать вместо паровой машины более экономичный двигатель внутреннего сгорания.

      – Я знаю о двигателе Николая Отто (прим. – он известен сейчас как карбюраторный двигатель внутреннего сгорания, в просторечии – бензиномотор), – ответил юноша.

      – Как Вы думаете, возможно ли создание еще более дешевого двигателя?

      – Инженер может все! – запальчиво ответил Рудольф Дизель.

      После этой беседы амбициозный молодой человек получает приглашение в Высшую политехническую школу, которую с блеском оканчивает в 1880 году. Собственные успехи кружат Рудольфу голову. Возникает мечта – стать богатым, известным, изобрести нечто такое, что до него не смог создать ни один инженер.

      Историческая зарисовка

      Шел 1878 год. За окнами Мюнхенской политехнической школы бушевала весна. Молодые люди не очень внимательно слушали лекцию по термодинамике профессора Карла фон Линде, знаменитого создателя «холодильника Линде». Профессор рассказывал о термодинамическом цикле великого Сади Карно. Об идеальной тепловой машине с КПД около 70 %. На фоне паровых турбин с их коэффициентом полезного действия в 12 % или первых карбюраторных моторов Отто машина Карно была сказкой. Юный Дизель слушал профессора, не отвлекаясь ни на секунду. Вот что прославит его в веках! Рука сама собой выводит на полях конспекта: «изучить возможность применения изотермы Карно на практике».

      Дизель мечтал о будущем. Он научится управлять сгоранием. Доведет сжатие до 250 атмосфер, откажется от водяного охлаждения, угольная пыль будет топливом. Изотерма Карно будет воплощена в металле им, Рудольфом Дизелем.

     Впоследствии он не выполнил ни одного пункта своей программы.

     Инженер… или пиар-менеджер?

      В 1892 году Дизель оформляет патент на изобретение «нового рационального теплового двигателя», а 23 февраля следующего года получает немецкий патент на «Рабочий процесс и способ конструирования двигателя внутреннего сгорания для машин». С 1880 по 1892 год Дизель создал сотни проектов машины на основе цикла Карно – правда, все на бумаге. Ни один из его «идеальных двигателей» не мог быть воплощен в металле.

     Историческая зарисовка

      Ойген Ланген, партнер Николая Отто и один из ведущих специалистов в области двигателей внутреннего сгорания, отложил в сторону очередной лист чертежей и внимательно посмотрел на Рудольфа Дизеля.

      –Прекрасно, молодой человек! Обязательно работайте над своим мотором дальше. Но все это, знаете ли, абсолютно неосуществимо!

      Скептическая оценка не помешала Дизелю написать семье, которая к тому времени жила в Мюнхене: «Моя идея настолько опережает все, что создано в данной области до сих пор, что можно смело сказать – я первый в этом новом и наиважнейшем разделе техники на нашем маленьком земном шарике! Я иду впереди лучших умов человечества по обе стороны океана!» 

      Какое тщеславие!

      Впрочем, одна идея Дизеля была действительно великолепна. Для создания двигателя нужны деньги. Деньги могут дать спонсоры. Чтобы спонсоры дали деньги, нужно обещать даже самые невероятные вещи.

      – Герр Дизель, вы действительно сможете обеспечить самый высокий уровень КПД?

      – Без сомнения! Я гарантирую КПД в 70%. Это же цикл Карно! Газы, расширяясь в цилиндре, тем самым будут охлаждаться и охлаждать его стенки.

      – Давайте проще, герр инженер. Ваш двигатель будет работать без системы охлаждения?

      – Да!

      – Герр Дизель, вы понимаете, что в Германии нет нефти, но в избытке имеется уголь?

      – Да.

      – Вы понимаете, что из этого следует?

      – Мой двигатель будет работать на угольной пыли!

      Весной 1893 года Дизелю удалось заручиться поддержкой заводов Круппа, машиностроительной фабрики в Аугсбурге (в наши дни – концерн МАН), Нюрнбергского завода, газомоторной фабрики «Дейтц», швейцарской компании «Братья Зульцер». Настала пора переходить от чертежей к опытам. И Дизель начал строить моторы…

      Первый. Июнь 1893 года.

      Четырехтонный монстр с трехметровым маховиком выглядел замечательно. Но… не работал. Подаваемый в цилиндр в момент наивысшего сжатия угольный порошок исправно вспыхивал, но, как хороший наждак, буквально съедал цилиндр и поршень. Дизель заменил уголь светильным газом. Безрезультатно. Тогда дизель «забыл» про данные спонсорам обещания и подал в цилиндр бензин…

      Куски разлетевшейся от взрыва конструкции чудом не убили и не покалечили людей. Дизель на практике доказал, что от сильного сжатия бензин вспыхивает без всякой электрической искры. Протокол испытаний гласил: «Считать, что осуществление рабочего процесса на этой незавершенной машине невозможно».

      Второй. Февраль 1894 года.

      Об угле Дизель уже не вспоминает. Топливом является керосин. Двигатель работает – но только на холостых оборотах и очень быстро перегревается. Ведь в нем нет системы охлаждения. Минута – именно столько продержался образец.

     

      Историческая зарисовка


      Огромный маховик двигателя со скрипом повернулся вокруг своей оси. Раз, другой, третий. Чуть быстрее, чем один оборот в секунду. Механик Фогель, онемев от изумления, смотрел на медленное величественное движение. «Эта чертова машина заработала» – промелькнула мысль. Рабочий медленно стянул с головы шапку. От цилиндра подошел Дизель. Вместе они считали обороты вала. 86, 87, 88… Тут двигатель чихнул и заглох. Инженер и механик переглянулись и молча пожали друг другу руки.

      Третий. Начало 1895 года.

      Скрепя сердце, Дизель одевает свое детище в рубашку водяного охлаждения. Нарушено еще одно из данных спонсорам обещаний. Но мотор по-прежнему не работает под нагрузкой. Только через два года инженеру наконец-то улыбается удача.

      Четвертый. Июнь 1897 года.

      Двигатель наконец-то заработал нормально. Дизель мог праздновать успех… Мог? Пятитонный агрегат высотою в 3м развивал мощность всего 20 лошадиных сил и потреблял 5 литров керосина в час. О солярке, мазуте, а уж тем более угольной пыли – даже не шло и речи. КПД машины оказался 26,2 % – вдвое больше, чем у паровой, но почти в три раза ниже заявленного Дизелем.

     Финансист Дизель

      Спонсоры Дизеля решили, что инженер выполнил свою часть соглашения – хотя, как мы видим, результат нисколько не напоминал двигатель Карно. Тяжелая крупногабаритная машина могла использоваться только в виде заводских двигателей. Об установке ее на автомобили или поезда не стоило и мечтать. Возможность использовать двигатели Дизеля на флоте тоже вызывала большие сомнения.

      Тем не менее, инженер не преминул записать в своем дневнике: «Особые качества моего мотора позволяют с уверенностью присудить ему пальму первенства также и в автомобилизме над всеми известными конструкциями». 

      Все же двигатель, созданный Рудольфом Дизелем, имел одно неоспоримое преимущество – самый высокий КПД среди всех тогдашних моторов. Рекламная кампания по законам конца XIX века была раскручена на всю катушку: Дизель демонстрирует 24-х часовую работу своего мотора; Дизель получает гран-при на Парижской Выставке; Дизель постоянно говорит об исключительных качествах своего мотора. Того самого двадцатисильного агрегата весом с грузовик, существующего пока в единственном экземпляре.

      И на 39-летнего инженера проливается золотой дождь. Кроме спонсоров, патенты Дизеля покупают бельгийская компания «Братья Карельс», английская фирма «Мирлз Уотсон Яриан», миллион фунтов приносит Дизелю продажа патента англо-американскому фабриканту Хираму Перси Максиму. Второй миллион инженер получает от «пивного короля» из Миссури Адольфуса Буша. Третий – заключение нового контракта с машиностроительной фабрикой в Аугсбурге. 

      В 1898 году в Стокгольме открывается завод «АБ Дизельс Моторс». Во французском городке Бар-ле-Дюк также создается товарищество по производству двигателей Дизеля.

      С 1898 по 1902 год Дизель продал 141 патент в тридцать семь стран мира. Исследования были заброшены. Бывший инженер превратился в бизнесмена. Дизель не считал денег – только его дом-дворец под Мюнхеном обошелся в 900 тыс. марок, и еще 90 тыс. стоило его ежегодное содержание. 

      Дизель становится космополитом. Бельгия, Швейцария, Франция, Англия, Германия – он «живет» почти во всей Западной Европе. Рудольф счастлив и богат. И самое удивительное – к этому времени ни один двигатель Дизеля все еще не продан! Над его головой начинают сгущаться грозовые тучи.

      Историческая зарисовка

      «Герр Дизель, – голос судьи сух и бесстрастен, – суд признает за вами нарушение патентов Эмилия Капотайна, Юлиуса Зонляйна и Отто Кёллера «о принципах конструкции двигателей внутреннего сгорания с автоматическим воспламенением» и обязывает вас выплатить этим господам компенсацию за нарушение их авторских прав в размере 20 тысяч марок.

      Но судебные иски были мелочью по сравнению с главной проблемой: первые дизели, доставленные заказчикам, оказались не в состоянии работать. Фирма «Дойц» отменят соглашение и приостанавливает выплаты Дизелю. Его собственная «Аугсбургер дизельмоторен фабрик» мгновенно становится банкротом. Немудрено: Дизель, опьяненный свалившимся на него богатством и увлеченный финансовыми махинациями, «забыл», что в экспериментальном образце 1897 года была масса «детских болезней». Он также «упустил из виду», что двигатель является частью более сложной системы, и изобретателю необходимо подумать, как он будет взаимодействовать с остальными агрегатами. Серьезной проблемой стало шумное заявление немецкого инженера о возможности использовать двигатель в качестве автомобильного, судового и железнодорожного. При этом Дизель даже не потрудился его адаптировать. Он занимался коммерцией.

      Однако и в этом Рудольфу не везло. Вложения в галицийские нефтяные прииски оказались неудачными, предприятие по строительству электропоездов и католические лотереи тоже не принесли доходов. Не имея должного опыта, инженер вкладывал деньги во что попало, и его миллионы таяли…

      Только одна сделка могла порадовать финансиста-неудачника – договор с Эммануилом Нобелем, владельцем Бакинских нефтяных приисков и племянником знаменитого изобретателя динамита.

     Историческая зарисовка

      – Герр Дизель, – Нобель на секунду отвел взгляд от лица своего собеседника и окинул взглядом роскошный номер берлинской гостиницы «Паласт-отель», – вы по-прежнему желаете получить за право производства вашего двигателя на моих заводах полмиллиона рублей золотом?

      – Конечно, герр Нобель, – «Вот она, удача», – мелькнуло в голове Дизеля. – Ведь мой мотор уникален.

      – Не спорю, – кажется, Эммануил Нобель слегка улыбнулся, – Но, насколько мне известно, у Вас пока некоторые проблемы с работой вашего уникального двигателя.

      – Это временно.

      – Разумеется. И с временными проблемами успешно справятся русские инженеры. 

      Дизель скептически приподнял бровь. Нобель продолжил:

      – Вы знаете что-нибудь о газовом двигателе Луцкого? А о бензиномоторе Костовича? О керосиновом двигателе Яковлева и Козакова? Приезжайте через десяток лет в Россию и вы не узнаете своего детища.

      «Конечно... – пронеслась в голове Дизеля саркастическая мысль, – через пару лет русские приползут ко мне с просьбами довести до ума их поделки – и тогда можно будет выкачивать из Нобеля миллионы. А пока...»

       – Что же, герр Нобель, я согласен уступить. Цена в 800 тыс. марок покажется вам приемлемой?

      – Да, герр Дизель, это предложение меня устраивает.

      На календаре было 16 февраля 1898 года. В тот день Дизель написал жене: «Запомни сегодняшнюю дату – это день заключения моего союза с Нобелем и, по всей вероятности, исходный рубеж для событий, которые потрясут мир. Быть может, мне, отдельному маленькому человечку, удастся достичь того, чего не удалось достичь всем правительствам вместе взятым, – раздавить Рокфеллера».

      Супругу изобретателя новость не столько обрадовала, сколько испугала. Видимо, женская интуиция подсказывала ей, что все это добром не кончится: «Значит, ты отныне становишься ниспровергателем и смертельным врагом Рокфеллера. Я учту, но с этим нефтяником лучше бы дружить, а не враждовать». 

      Интуиция не подвела госпожу Дизель. С этого момента ее супруг впервые оказался замешан в тех крупных делах, где переплетаются коммерция и политика. Именно здесь, по-видимому, следует искать причину смерти немецкого инженера.

      А пока Рудольф Дизель занимался коммерцией, другие люди превращали его несовершенное детище в дизельный двигатель, который нам так хорошо известен сегодня. И немалую роль в этом процессе сыграли русские инженеры, о способностях которых так скептически отзывался «великий Дизель».

     «Русское лицо» дизеля

      Историческая зарисовка


      Летом того же 1898 года в цехе завода «Людвиг Нобель» вертелись маховики двух двигателей. Двигателя Дизеля и… дизельного двигателя. Первый – собранный на аугсбургском заводе по чертежам изобретателя, второй – построенный в России по чертежам Г.Ф. Деппа. Оба были одноцилиндровыми – на этом их сходство заканчивалось. «Русский» дизель в качестве топлива использовал сырую нефть – гораздо более дешевую и доступную, нежели керосин. Его мощность в полтора раза превышала максимум аугсбургского мотора. Притом он был существенно легче, меньше и экономичнее. Депп отвернулся от своего детища и спокойно сказал представителям прессы: «Мы обеспечили двигателю Дизеля великое будущее».

      КПД русского мотора составил 34% против 26,2 % двигателя Дизеля. 

      С 1900 по 1904 завод Нобеля поставил 128 дизельных двигателей, а к 1910 году – уже 450. Посетив Россию в 1910 году, Дизель вынужден был признать, что инженерам Нобеля удалось сделать то, что не удалось ему. А с 1911 года на заводе «Людвиг Нобель» выпускались уже три типа двигателей – стационарные, быстроходные и судовые. Газеты всей Европы пестрели объявлениями о продаже: «…Патентованные двигатели «Дизеля», работающие сырой нефтью. Самые совершенные и экономические». 

      Именно русский дизель впервые шагнул во флот, породив новый вид корабля – «теплоход». 

      В 1903 году на воду была спущена самоходная нефтеналивная баржа «Вандал» с тремя дизельными двигателями. В следующем году – «Сармат». Русские судовладельцы увидели, что «теплоходы» братьев Нобелей не только экономичнее пароходов, но и гораздо проще в обслуживании.

      Всего с 1903 по 1911 год заводами Нобелей было построено 43 теплохода. Использование дизельных двигателей на них еще упростилось после изобретения в 1907 году инженером Хагелиным реверсивного дизельного двигателя. Теперь появилась возможность напрямую подключать дизель к валу винта, избегая громоздких редукторов. В том же году на воду сошел первый военный корабль с дизельным двигателем – подводная лодка русского флота «Минога».

      Одновременно велась работа над усовершенствованием двигателя Дизеля и в других странах Европы – во Франции, Швейцарии, Бельгии… Но до 1914 года самым популярным вариантом дизельного мотора на континенте был «русский дизель».

     Тайна Дизеля

      Между тем, дела изобретателя шли не блестяще. Миллионы утекли, словно песок сквозь пальцы. Ни один финансовый проект не принес успеха. К 1910 году Рудольф Дизель стоял на грани банкротства. Наверняка, он не раз вспоминал свою беседу с Нобелем, видя, как русские двигатели, названные его именем, расходятся, будто горячие пирожки.

      К материальным проблемам прибавились юридические: Дизеля затаскали по судам. Беда изобретателя была в том, что описанный в патенте двигатель нисколько не походил на русские модели. Зато некоторые решения встречались в патентах других изобретателей.

     Хотя суды были, в основном, на стороне изобретателя-миллионера, многочисленные процессы нанесли сильнейший удар по психике и самолюбию Рудольфа Дизеля. Но, подлечив пошатнувшееся здоровье в психиатрической клинике Нойвиттельсбаха, изобретатель вернулся к предпринимательской деятельности. С тем же, что и ранее, успехом.

     В 1908 году Дизель вновь занялся изобретениями – попытался создать компактный дизельный двигатель для установки на грузовики. Работу можно было бы считать успешной, но автопроизводители настороженно приняли новое детище инженера – слишком хорошо помнили недавний конфуз, когда он заявил о перспективах своего мотора, но так и не создал рабочей модели. Но все же к Рудольфу Дизелю вернулось признание на родине, где ему в присутствии кайзера Вильгельма II был вручен диплом о присвоении почетного звания доктора-инженера. И сделано предложение поучаствовать в создании нового секретного оружия – огнемета. Так что кроме своего самого известного изобретения инженер подарил нам оружие, обеспечивающее человеку, пожалуй, самую мучительную смерть.

      Но это были жалкие крохи. Бывший миллионер Дизель не желал снова становиться простым инженером. И он вернулся к своему детищу. Доработанный русскими, французскими, швейцарскими и бельгийскими инженерами мотор 1910 года мало походил на прототип. Тем не менее, усовершенствовав проект реверсивного судового двигателя, изобретатель начал искать покупателя, готового щедро платить. Им должно было стать государство. Неважно, какое. Когда речь шла о деньгах, Дизель оставался космополитом.

      Первым «клиентом» стала Италия. В 1913 году итальянцы – будущие противники Германии в Первой мировой – купили у Дизеля лицензию на производство судовых двигателей. Но сумма, по меркам Дизеля, была смехотворна. Тогда инженер обратился к германскому правительству, предложив поставить дизельные моторы для дредноутов кайзеровского флота. Эта сделка могла бы вернуть Дизеля на вершину финансовой пирамиды, но… провалилась. Германия не имела нефти, и кайзер опасался, что линкоры могут остаться без топлива. Однако отрицательный результат тоже принес свои плоды – узнав, что германский Флот Открытого Моря может обзавестись дизельными линкорами, забеспокоилась Англия. Адмиралтейство предложило инженеру выехать в Лондон для переговоров об установке его двигателей на корабли британского Гранд-Флита. Почуяв запах денег, Дизель отправился в путь. Это был его последний вояж по Европе.

      Историческая зарисовка

      Борт парохода «Дрезден». Рейс Зеебрюгге–Гарвич. 29 сентября 1913 года.

      Рудольф Дизель вместе со своими спутниками Лукмансом и Карелсом только что отужинал в корабельном ресторане. У всех троих было отличное настроение, они много смеялись, шутили. Активно обсуждалась будущая свадьба дочери изобретателя. Дизель шутил, что дочь своим приданым разорила отца. Дым отличных сигар окутывал собеседников ароматными клубами. Около десяти вечера Рудольф простился со своими спутниками и, пожелав всем спокойной ночи, удалился в свою каюту № 18. Лукманс и Карелс проводили его до дверей, еще раз пожали друг другу руки и разошлись по своим местам.

     Утром каюта № 18 оказалась пуста. Обнаруживший пропажу пассажира стюард сообщил, что в кровать пассажир не ложился.

      Позднее, в Гарвиче, следствие установило, что в ту ночь никто не слышал шума или звуков борьбы ни на палубе, ни в каюте. Личные вещи Дизеля оказались нетронуты. На этажерке у изголовья кровати остались лежать золотые часы инженера, а под подушкой был найден небольшой портфель, набитый немецкими марками и английскими фунтами. Чертежей и документов не обнаружили.

     Что же стало причиной гибели изобретателя?

      Версия 1. Официальная

      Дизель совершил самоубийство

      Эту версию поддерживали и родственники покойного, особенно после того, как рыбаки обнаружили в устье Шельды труп хорошо одетого человека, в котором сын Дизеля опознал своего отца. Версию самоубийства из-за грядущего банкротства подтверждало подробнейшее завещание, составленное Дизелем на случай смерти незадолго перед поездкой в Англию. Дела семьи тоже оказались очень плохи. Огромный дворец под Мюнхеном пришлось продать.

      Но Дизель ехал в Лондон подписывать многомиллионный контракт! Сделка с адмиралтейством сама по себе решила бы его финансовые проблемы. А дальше его со всей очевидностью ждали бы новые контракты – ведь Англия в те годы была законодателем военно-морской моды. В такой момент выброситься за борт мог бы психически неуравновешенный человек. Но Дизель не демонстрировал своим спутникам каких-либо признаков депрессии. 

      Есть и еще один момент. Несмотря на распроданное за долги имущество, семья Дизеля после его смерти особо не бедствовала.

      Версия 2. 

      Жертва


      Более вероятно то, что Дизеля устранили. Тихо и бесшумно. В конце концов, выбросить за борт человека для специалистов не так уж и сложно. А смерти изобретателя могли желать многие.

      Немецкое правительство – наиболее вероятный «заказчик» Дизеля. В свете приближающейся войны кайзеровская разведка была крайне озабочена тем, чтобы технические новинки не попали в руки потенциальных противников. Тем более, что прецедент уже случился: незадолго до истории с Дизелем другой германский инженер, Хаусснер, уже убежал в Латинскую Америку, предварительно продав французам чертежи откатной пушки.

      А ведь кроме двигателей Дизель мог передать англичанам и секреты огнемета, и тайны зажигательных смесей, в работе над которыми принимал активное участие.

     Сразу после загадочной гибели инженера английская печать распространила версию о причастности к этому кайзеровских спецслужб. Однако «заказать» смерть Дизеля могли и воротилы бизнеса.

      Владельцы угледобывающих концернов, возможно, видели в Дизеле угрозу своим доходам. Продвижение дизелей в Англии могло серьезно сократить потребление угля.

      Людвиг Нобель во время визита Дизеля в 1910 году в Россию серьезно конфликтовал с изобретателем. Рудольф, сделав хорошую мину при плохой игре, смирился с достижениями «Бранобель» в области дизелестроения. Но он хотел получать дополнительные доходы от продажи русскими своих дизелей. Кроме того, «дизели Дизеля» могли составить на рынке судовых машин конкуренцию «русским» моторам.

      Еще одним жаждущим крови изобретателя мог быть Рокфеллер, который, вероятно, не забыл вынашиваемые инженером амбициозные планы свалить его вместе с братьями Нобелями. Однако последнее маловероятно.

     Заключение 

      В 20–30 годы ХХ века в конструкцию двигателя Дизеля был внесен ряд усовершенствований. Дизельмотор стал действительно использоваться в автомобилестроении. И если двигатель первого серийного дизельного грузовика при объеме 8,8 литров «выдавал» всего лишь 60 лошадиных сил, то сейчас самый крупный и мощный в мире японский судовой двигатель Wartsila-Sulzer RTA96-C при весе в 2300 тонн достигает мощности 110 тыс. лошадиных сил.

      Рудольф Дизель действительно вошел в историю:

      - как автор прототипа самого распространенного на настоящий момент двигателя;

      - как человек, смерть которого стала загадкой ХХ века;

      - как причина нового суеверия. С момента его загадочной гибели на паромах через Ла-Манш больше никогда не было каюты №18.

     

     





Спешите подписаться на журнал “Планета”!