Эта раскаленная южным солнцем земля издавна привлекала людей. Иберы, финикийцы, кельты селились здесь, и всем хватало места. Разные народы неплохо уживались вместе, пока не явились германские готы – тут Андалузию затрясло. Вожди пришельцев учинили междоусобную войну, принесшую разорение процветавшей до того земле. Чтобы разнять готов, кельтиберы призвали на помощь соседей-мавров.

      К VIII веку Арабский Халифат был самым большим государством мира с постоянно расширяющимися границами. И испанские земли оказались для его правителя желанной добычей. Но на тот момент у арабов совершенно не было флота. А посему небольшой пролив между Европой и Африкой являлся для них непреодолимой преградой, а для Европы – самой надежной защитой от вторжения. Арабов на Пиренеи перевезли сами испанцы, и 7-тысячная армия мусульман высадилась на андалузские берега. Через шесть лет Папе Римскому доложили: Пиренейский полуостров – уже не христианская земля.

      Сегодняшняя Андалузия – уже снова и испанская, и христианская. Но за восемь веков ее культура превратилась в неповторимый синтез арабо-европейских и мусульмано-христианских традиций и стилей. Пожалуй, самым ярким вкладом испанского Халифата Аль-Андалус в мировую сокровищницу культуры стали три блистательных столицы – Севилья, Кордова, Гранада.

До конца XV века государства Испания не существовало – весь Пиренейский полуостров, за исключением узкой полоски земли на севере, Европа называла на арабский манер – Аль-Андалус. Долгих 800 лет мавры были полноправными хозяевами на Пиренеях, да и сегодня их еще не забыли в южной, самой необычной части Испании, носящей имя Андалузия.

Севилья – жизнь под присмотром ангела

      Севилья стала первой столицей Аль-Андалуса. Правда, мавры не собирались надолго задерживаться в этом захолустном местечке. В то время здесь был небольшой поселок с легендарными корнями – его основателем считался сам Геракл. Приложил ли античный герой руку к созданию поселения на самом деле, сказать сложно. А вот Юлий Цезарь немало потрудился, расширяя и укрепляя пограничный городок Гиспалис – так называлась в то время Севилья.

      При арабах поселение получило свое теперешнее название и, вопреки их желанию, надолго осталось столицей. Не привыкшие к скромности мавры отстроили его на славу. Вернув себе город, потомки древних иберов не могли и не хотели разрушать его, чтобы переделать все под себя – они просто веками достраивали новые здания и реставрировали обветшавшие сооружения по своему разумению. В знак того, что бывшие владения мавров стали католическими землями, мечети и халифские дворцы украшали христианской символикой, оставляя почти неизменными. Сегодня неповторимый архитектурный стиль, господствующий в исторической Севилье, называют мудехар.

      Одно из самых ярких его проявлений – величественное сооружение, успевшее побывать и минаретом, и колокольней – Ла-Хиральда. Название оно получило от огромного железного флюгера в виде ангела, воздвигнутого христианами на крыше («хирар» по-испански – вращение). Сегодня это лучшая смотровая площадка города. За 7 евро любой желающий может подняться на высоту 98 м и окинуть взглядом старинный город. А заодно и посмотреть прямо вниз – здесь находится один из крупнейших в мире готических храмов, Собор Марии де ла Седа, построенный на месте мечети, которой принадлежала Хиральда. Некогда считалось, что именно здесь покоится прах Христофора Колумба. Правда, споры об этом идут до сих пор – многие ученые уверены, что в саркофаге, привезенном в 1898 году из Гаваны, находится тело Диего Колумба, сына великого мореплавателя. Однако любой севилец будет спорить до хрипоты, отстаивая истинность первой версии.

      Так или иначе, знаменитую могилу стоит посетить. Саркофаг покоится на плечах четырех бронзовых гигантов-конкистадоров и блестит в свете многочисленных фотовспышек. К слову, снимать здесь запрещено – за этим следит специальный охранник, но он ничего не может поделать с армадой туристов.

      Покидая собор, те, кто не решился подняться на Хиральду, могут увидеть во дворе точную копию железного флюгера. А решиться и правда непросто. Даже в мавританские времена муэдзины не осиливали этот путь пешком. Они поднимались на минарет верхом по специальному пандусу – настолько высокое и могучее это сооружение.

      Еще одна достопримечательность – дворец-крепость Севильский Алькасар, одна из старейших королевских резиденций Европы. Это прекраснейшее здание, еще один пример стиля мудехар, образец мавританской филиграни, служило жилищем мавританским правителям. Испанские же монархи, отвоевав город, дополнительно укрепили мощную цитадель и сделали своей собственной резиденцией.

      Чтобы увидеть все достопримечательности Севильи, потребуется очень много времени. Но, осматривая величественные архитектурные монументы, не пропустите и маленький неприметный памятник Кармен. Имя красавицы-плясуньи неразрывно связано с Севильей – здесь она жила, пела, танцевала, любила и была убита. Изящная скульптура высотой в человеческий рост находится в центре города, недалеко от Арены, второй по величине в Испании. Ведь Севилья – одно из мест, где зародился самый противоречивый спорт в мире – коррида.

Коррида – убийсто в трех действиях

      Научное название этого действа – «тавромахия», что в переводе с греческого означает «борьба с быком». А полное название по-испански звучит как «коррида де торрес», что значит – бычьи бега. История кровавого спорта восходит к легендарным временам – к мифу о Тезее, победившем Минотавра.

      Сегодня в Испании проводится около 1500 боев в год. Две трети из них происходит в Андалузии. Большой черный бык давно стал символом этой провинции. Проезжая по любой дороге, вы обязательно увидите множество его фигур. В 50-х годах во время рекламной кампании виски «Осборн», на этикетке которого изображено это могучее животное, вдоль дорог были расставлены огромные деревянные фигуры. Напиток испанцы так и не полюбили, а вот быков убирать не стали и даже объявили «национальным достоянием и неотъемлемой частью андалузского пейзажа».

      В каждой уважающей себя местной газете есть «бычья» колонка, посвященная исключительно темам, касающимся корриды – там описывается жизнь знаменитых тореадоров и даже быков.

      Впрочем, жизненный путь животных редко бывает оригинален. До четырех лет – пока не войдут в полную силу – они растут на специальных фермах и почти не встречаются с человеком. Ведь могучие животные не должны ни бояться, ни любить своего будущего соперника. Но беззаботная жизнь заканчивается. Быков продают на аукционе – причем весьма недешево, цена иногда доходит до 35 тыс. евро – и они отправляются на шоу. Единственный бой животного происходит на специальной арене. (Когда-то коррида шла прямо на площадях и часто заканчивалась трагически – разъяренные быки вырывались из ограждения и бросались на зрителей.)

      Кровавое действо обставлено как красочное шоу, поделенное на три части – терции. В первом акте перед публикой выходит покрасоваться тореадор и с десяток его подручных, а быка в это время стараются разозлить конные пикадоры – они колют его в загривок специальными пиками. Во второй терции – она называется «веселая» – тореадор машет перед глазами животного специальным плащом «капоте». Кстати, вопреки всеобщему убеждению, он не красный, а двухцветный – с одной стороны желтый, с другой – розовый. Впрочем, быку все равно – считается, что это животное не различает цветов и злится только от постоянного мельтешения перед глазами. Пока тореадор дразнит своего противника, очередные помощники – бандерильеро – всаживают ему в спину копья. Истекающий кровью исполин постепенно теряет силы – и тогда наступает развязка. В третьей терции человек должен одним движением клинка повергнуть быка, закончив представление. Тореадор овладевает этим искусством всю жизнь. Но получается это у единиц. Если же первый удар оказывается неудачным, публика может и пощадить быка, оставив ему жизнь.

      Весь мир давно выступает против этого кровавого развлечения. Даже в самой Испании 76% жителей требуют запретить корриду. Но Андалузия и король Испании любят корриду. И она продолжается.

     

     Кордова – просвещенная столица

      Этот город – по-испански его название звучит «Кордоба» – один из немногих сохранил старое, еще иберийское имя. Ни захватившие эту местность римляне, ни сменившие их варвары-готы почему-то не стали его менять. Более того, готы еще целый век не вмешивались в налаженный быт покоренного народа. Только в 550 году, когда местные католики подняли восстание против готов-арианцев, последние попросту вырезали население и разрушили город, после чего снялись с места и ушли. Отстроили Кордову уже следующие завоеватели – арабы. И сделали это на славу – она стала самой яркой и просвещенной столицей Андалузии. Здесь было организовано уличное освещение, работали публичные библиотеки, общественные бани, бесплатные государственные школы. Причем не только для мальчиков – в Кордове появились первые в мире учебные заведения для девочек. Как и первый в Европе ботанический сад. Халиф, скучая по родной природе, приказал привезти из Сирии саженцы разных сортов пальм, доселе в Европе невиданных, и разбить рядом со своей резиденцией парк.

      Кордова была многонациональным городом. Сюда съезжалась вся Европа, стремились жители Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. Здесь жили даже славяне – правда, не по своей воле. Захваченные хазарами в плен и проданные арабам, они завозились в Кордову в качестве рабов. Но очень легко могли стать и вольными подданными халифа Андалузии. Для этого нужно было сменить веру. Как только невольник принимал ислам, он тут же становился свободным – мусульман в рабстве держать запрещалось. Славяне, совершившие это действо, звались «сакалибы». Из них, кстати, набиралась гвардия, охранявшая, в том числе, резиденции самого халифа, которых в городе и ближайших окрестностях было аж 25. Одна из них – дворцовый комплекс Медина Ас-Сахара – существует и поныне, правда, в довольно плачевном состоянии. Резиденция правителя возводилась по всем правилам тогдашней фортификации и архитектуры – на самой высокой горе, на трех расчищенных террасах, с дворцами, фонтанами, висячими садами. На строительство потребовалось аж 40 лет! Вся Европа говорила об этом чуде. Сегодня здесь ведутся археологические раскопки, причем уже почти девять десятилетий. И, по словам ученых, расчищено всего 10% площади. Любой желающий может увидеть это место.

      Городская халифская резиденция – Кордовский Алькасар – сохранилась полностью, но была перестроена после изгнания мавров. Испанским монархам во время Реконкисты стало не до роскоши, и прекрасный дворец был переделан в оборонительный замок. Впрочем, и сами арабы задолго до этого тоже перестроили сооружение – раньше тут была резиденция Юлия Цезаря. Римский же диктатор превратил во дворец здание бывшей речной таможни. А что находилось здесь до нее, никто уже и не помнит.

      Впрочем, испанские монархи не были последними владельцами Алькасара. Позже тут разместилась Святая Инквизиция, а затем – уголовная тюрьма. Сегодня в старинном здании Археологический музей.

      Но самое, пожалуй, величественное наследство мавров во всей Испании – Кордовская Соборная мечеть, иначе Мескита. Она была построена 12 веков назад и стала второй по величине в мире и одной из самых роскошных. 850 колонн венчают 500 арок, михраб – молитвенная ниша – выполнен из чистого золота. Более того, Кордовский халиф выкупил одну из величайших святынь Ислама – правую руку Пророка Мухаммеда – и поместил ее в храме. Сотни тысяч паломников потянулись сюда – посещение Мескиты одно время даже приравнивалось к хаджу в Мекку.

      Прекрасное строение просто поражает воображение. Даже принципиальные в вопросах веры великие Католические короли запретили трогать мечеть, и она сохранила первозданный вид до XVI века. Лишь император Священной Римской Империи и король Испании Карл V, никогда не бывавший в Кордове, приказал перестроить ее в церковь. Но позже, приехав сюда и увидев Мескиту своими глазами, запретил все дальнейшие работы.

      К чести христиан, католический храм, оборудованный внутри мечети – тоже архитектурное чудо и никоим образом не портит целостности сооружения. Небольшая церковь изящно вписана в конфигурацию здания и совершенно не нарушает гармонию бесконечных рядов арок, оставленных строителями нетронутыми. Оказавшись внутри, сложно понять, в церкви вы или в мечети. К слову, попасть туда может не каждый и не всегда. Утром, между 8 и 10 часами, когда верующие идут на службу, вход в храм бесплатный. Но у входа стоит охрана и пропускает только монахов. Туристам же предлагают зайти попозже, после обеда. А тогда вход будет стоить 12 евро. Но все это касается только мужчин. Женщинам проще – закрытые плечи и одежда ниже колена являются пропуском внутрь в любое время.

      Впрочем, Кордова – не только храмы и дворцы. Это еще и раскаленные улицы, и пронзительно белые здания, окрашенные так, чтобы хоть как-то отразить солнечные лучи. Ведь этот город – самый жаркий в Испании. Полгода температура здесь держится далеко за 40 градусов. А еще – тут родился один из известнейших людей античности, философ и воспитатель Нерона – Сенека. Но некоторых туристов, помимо всего этого, привлекает еще и лучший в Испании хамон.

     Земля хамона и гаспаччо

      Хамон – настоящий шедевр испанской кулинарии. Правда, похожее блюдо есть в и Латинской Америке, но истинные гурманы уверены – правильным оно может быть только здесь, в Испании. Существует два вида хамона – «серрано» и «иберико». Первый – хоть и не повседневное, но довольно распространенное блюдо. Второй – редкое, праздничное и безмерно дорогое яство. Отличие между ними только одно: серрано делается из мяса любых свиней, иберико – только из одного, черной иберийской. Эта порода произошла от диких свиней. Впрочем, дикими они остаются и по сей день. Их не приручают – лишь внимательно следят и в определенном возрасте отлавливают, чтобы заклеймить и проследить родословную. Свиньи живут сами по себе в специально огороженных лесах – только дубовых, поскольку основная их пища – желуди. Считается, что именно поэтому мясо животного приобретает такой неповторимый вкус.

      Первый рецепт хамона записали во II веке до н.э. И с тех пор он практически не изменился. Готовится блюдо просто: свиную заднюю ногу очищают от кожи и жира, засыпают на несколько дней солью, а затем сушат. Причем температура меняется каждую неделю от более холодной к теплой и окорок усыхает, теряя более трети своего веса. Готовность определяет по запаху специалист-дегустатор. Каждому хамону выдается сертификат и целый том сопроводительных бумаг, и он становится самым лучшим и дорогим в мире мясом – от 60 до 200 евро за кг. А возможно, есть и подороже. Серрано продается в любом супермаркете, иберико – только в специализированных магазинах. Весь потолок в этих лавочках увешан изрезанными окороками. По вашему желанию продавец снимет любой, специальным гибким круглым ножом отделит нужный кусок, сам порежет на тонкие, почти прозрачные полосочки и объяснит, как правильно есть, чтобы сполна насладиться чудесным вкусом.

      В целом же кухню Андалузии можно охарактеризовать двумя словами – морская и мясная. Первую составляющую обеспечивают моря, омывающие берега Пиренейского полуострова. Нигде не жарят рыбу так виртуозно, как здесь. Выбор морепродуктов просто огромен, включая всевозможные водоросли. Кроме привычной нам морской капусты, оказывается, есть еще множество сортов съедобной морской растительности.

       Мясом испанцев неизменно обеспечивает коррида. Самое известное андалузское блюдо – «рабо де торро», жареные бычьи хвосты – разошлось уже по всей Испании. Когда-то это была еда бедняков – на тушу быка всегда находились более богатые претенденты, а вот хвосты отдавали даром. Сейчас это, в основном, приманка для туристов – впрочем, на вкус бесподобная, особенно в сочетании с вином. Но главный здешний кухонный бренд – одно из древнейших блюд Андалузии, суп гаспаччо. Вначале в него входили только хлеб, оливковое масло и чеснок – все это перетиралось и смешивалось. Позже начали добавлять мясо, морепродукты, а после открытия Америки – заморский овощ, невиданный в Европе – помидор. При приготовлении этого яства следует соблюдать два принципа – оно должно быть холодным и ни одно из составляющих не должно перебивать вкус другого. Этот суп удивительно популярен. Испанская поговорка гласит – никогда не бывает много гаспаччо. Еще одно исконно андалузское блюдо – «уэвос фламенко», или «яйца фламенко» – получило свое название от одноименного танца. В вылепленную из фарша чашечку вбивают яйцо, закрывают еще одним кусочком фарша – и эту «котлету» заваривают в кастрюле с оливковым маслом, после чего засыпают зеленью с перцем и подают с холодным вином.

      И, конечно же, самое популярное блюдо всей Испании – оливковое масло – лучше всего получается в Андалузии. Именно «блюдо», а не просто масло. Это у нас на нем готовят или добавляют его в салаты. Здесь все наоборот – все остальные продукты добавляют к нему. Лучшее оливковое масло – из Кордовы. Как и сами оливки – в Андалузии есть целые рынки, которые торгуют только ими. Да и само оливковое дерево с успехом могло бы украшать флаг Андалузии – ведь большинство полей, пригодных для земледелия, отдано под оливы.

      Сегодня кухня Андалузии все больше унифицируется с испанской в целом, так что если вы решили питаться традиционной для этих мест пищей, в меню ищите слова «андалуз», «гранадино», «кордобес», «хересано»… Кстати, последнее может обозначать как блюдо, так и разновидность одного из популярных местных напитков – хереса.

     Появился он в андалузском городке Херес де ла Фронтера, и сразу завоевал популярность. Сегодня 70% испанского хереса идет на экспорт в Англию. Кстати, напиток считают весьма полезным – в его производстве не используется сахар. Сок белого винограда держат в чанах под специальной пленкой на солнце до тех пор, пока он сам не наберет сладость. После этого разливают, закупоривают и отправляют на выдержку. Бочки ставят друг на друга в три этажа – при этом верхние сообщаются с нижними. В верхних – самое молодое вино, в нижних – старое. Из них-то херес и разливается в бутылки, а в освободившееся пространство течет напиток из верхних бочек – выдерживаться дальше. Разумеется, эти слои постоянно смешиваются, что создает удивительный вкус. Херес не оценивают по выдержке, а отличают только по сортам и видам – сухой (фино), полусухой (амонтильядо) и душистый (олоросо). И у каждого – свои поклонники. А те, кто ими не является, могут попробовать вина из Малаги – среди множества сортов каждый сумеет выбрать напиток по вкусу. 

     Гранада – родина единой Испании

      Летом 1236 года испанцы вернули себе Кордову и мавры перенесли столицу в Гранаду. И превратили ее в очередную прекрасную жемчужину Европы. «Здесь столько чудес, сколько зернышек в плоде граната», – писал древний поэт. Кстати, от этого фрукта произошло и название города – прибывшим сюда римским колонизаторам пришлось с неимоверными усилиями расчищать гранатовые дебри, чтобы освободить место под застройку. При арабах к этому имени начали добавлять слово «сказочная».

      Гранада стала для мавров лебединой песней на европейской земле. А для Испании – символом единой, неделимой и процветающей страны. Именно с ее освобождения началось становление государства. На «гранадские трофеи» была снаряжена первая экспедиция Колумба, принесшая благосостояние испанской короне на несколько веков.

      Процветанию способствовало и то, что город перешел из рук в руки без боя. И мусульмане, и христиане устали от 800 лет кровавых битв и предпочли договориться. Маврам разрешалось отпраздновать Новый год в своих домах, но 2 января они должны были уйти. Гарнизон и горожан, изъявивших желание покинуть город, доставили на побережье и отправили в Северную Африку на испанских кораблях. Круг замкнулся. Испанцы сами привезли к себе арабов – и сами же через восемь веков вывезли их обратно. Маврам было позволено забрать то, что они могли унести на себе. Но самое ценное – то, что до сих пор вызывает восхищение, они оставили – зимний дворец эмиров – Гранадскую Альгамбру – и летнюю резиденцию – Хенералифе.

      Многие считают Гранаду сердцем Испании – ведь именно здесь, в месте, где исполнилась их клятва, покоится прах великих Католических королей – Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской. Приказ о возведении усыпальницы монархи отдали еще при жизни, в 1504 году. Закончили строительство в 1517-м. И только в 1521-м, когда умер овдовевший к тому времени король, их тела в простых свинцовых гробах были перенесены сюда. Надгробием стала скульптура – Фердинанд в полной боевой экипировке и Изабелла в одеяниях монахини – изваянная лучшими флорентийскими мастерами того времени, теми же, что создали надгробие для Папы Римского. В музее, открытом в капелле, хранятся прижизненные парадные одежды монархов, меч Фердинанда и корона Изабеллы – все очень скромное. Фотографировать там строго запрещено, хоть аппаратуру никто не отбирает. Через два года после похорон рядом с капеллой был возведен собор. Это единственный случай в истории, когда кафедральный собор пристраивался к могиле.

      Обязательно посетите Гранаду – город, подаривший Испании единство, а всему миру – танец фламенко и поэта Федерико Гарсиа Лорку.

      Андалузия – сказочное место, многие века служившее перекрестком миров, коридором между Европой и Африкой и воротами в Новый Свет. Она как будто возвращает нас в историю, но отнюдь не выглядит «ветхой» – здешние жители всегда шли в ногу со временем. Кстати, именно Андалузии все сегодняшние интернет-пользователи обязаны своим праздником – днем Интернета, который отмечают 4 апреля. Связан он с Севильей, а точнее, с архиепископом Севильи Исидором – одним из первых энциклопедистов мира, написавшим в глубоком Средневековье 20-томную «Этимологию». Мало кто знает, но систему ссылок, которой мы сейчас пользуемся в Интернете, почти полностью скопировали с труда этого священника. Впрочем, андалузская земля всегда была богата талантами – она дала миру Сервантеса, Веласкеса, Пикассо, Лорку. И, пожалуй, самого известного из наших современников-андалузцев – Антонио Бандераса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.