В прошлом номере журнала мы уже анализировали ситуацию на Ближнем Востоке. Но события последних недель заставили нас вновь обратиться к этой теме. Напряженность в регионе растет с каждым днем. Многие считают, что война начнется в ближайшие дни. Достаточно одной искры, и тогда…

 Катализатором скандала стал доклад МАГАТЭ. Его еще не успели опубликовать, а страсти уже забурлили. Агрессивнее всех настроен Израиль. Оно и понятно – в случае появления иранской ядерной бомбы еврейское государство окажется самой вероятной ее целью. Главный сторонник военной операции против Тегерана, президент Израиля Шимон Перес, заявил: «Иран приближается к созданию ядерного оружия, и пока у нас есть время, мы должны потребовать от мировых держав выполнить их обещания, а не просто ввести санкции… Нужно будет сделать то, что необходимо, и у нас много вариантов».

              Лидер Ирана Махмуд Ахмадинежад не остался в долгу: «Сионисты должны прекратить свое существование». Он уверен – США умышленно накаляют обстановку, чтобы в случае войны представить Израиль невинной жертвой обстоятельств и таким образом оправдать агрессию. При этом Ахмадинежад всячески открещивается от обвинений в том, что Иран имеет ядерное оружие или пытается его создать: «Именно Израиль обладает 300 ядерными боеголовками. Иран стремится заполучить ядерные возможности в мирных целях».

      Лидер Ирана Махмуд Ахмадинежад не остался в долгу: «Сионисты должны прекратить свое существование». Он уверен – США умышленно накаляют обстановку, чтобы в случае войны представить Израиль невинной жертвой обстоятельств и таким образом оправдать агрессию. При этом Ахмадинежад всячески открещивается от обвинений в том, что Иран имеет ядерное оружие или пытается его создать: «Именно Израиль обладает 300 ядерными боеголовками. Иран стремится заполучить ядерные возможности в мирных целях».

      США пока молчат. Несмотря на то, что доклад МАГАТЭ просочился в прессу, самые главные его пункты формально засекречены. Упирая на это, официальные представители Белого дома от комментариев отказываются. Дескать, раз формально бумага не обнародована, значит, в открытом доступе ее нет, так как можно публично обсуждать этот документ?

      Россия и Китай пытаются всех помирить и войны не допустить. Особенно старается Москва. Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что в современном мире военным путем ничего решить нельзя. И потому призвал всех участников конфликта успокоиться и сесть за стол переговоров.

      Правда, за этим столом они сиживали уже немало. Но пока ничего не высидели…

     Эта песня хороша – начинай сначала

 Собственно, нынешняя история с иранской ядерной программой началась в 2003 году, когда появились подозрения, что Тегеран хочет создать атомную бомбу.

      Белый дом тут же попытался надавить на мировое сообщество, чтобы ввести против страны аятолл строгие санкции, но столкнулся с мощным противодействием Франции, Германии, Великобритании и России. Эта четверка имела контракты с Ираном на поставку вооружений и строительство АЭС в Бушере. Чтобы как-то успокоить заокеанского исполина, Тегеран уговорили подписать дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия, согласно которому эксперты МАГАТЭ, когда захотят, могут наведаться с инспекцией на любой иранский объект. Вроде бы переговоры увенчались успехом. Но не тут-то было.

      Документ подписали, однако парламент Ирана его не ратифицировал и, следовательно, законной силы он не получил. А международные эксперты тем временем обнаружили у иранцев центрифуги, которые используются для обогащения урана.

      В ответ Израиль, решив подстраховаться, заключил контракт на 319 млн. долларов о закупке 5 тыс. управляемых бомб производства США. Из них 500 – GBU-28, специальные 2270-килограммовые бомбы с лазерным наведением для уничтожения объектов, расположенных глубоко под землей. А в феврале к заказу добавились 102 истребителя-бомбардировщика F-16I, оборудованных увеличенными топливными баками, позволяющими долететь до Ирана и вернуться обратно.

      США в свою очередь подумывали вынести иранскую проблему на Совбез ООН, а там, ежели что, принять решение о военном вмешательстве и на месте разобраться – есть ядерное оружие у аятолл или нет.

      На Тегеран оказывалось беспрецедентное дипломатическое давление. Тогдашний президент Ирана Мохаммад Хатами понимал: еще чуть-чуть – и будет война. Ведь в Пентагоне открыто обсуждали возможность превентивных авиаударов по территории его страны. Правда, мировое сообщество в переговорах использовало не только кнут, но и пряник, гарантируя в обмен на компромисс поставки всего чего угодно. Даже США – давний противник – обещали забыть былое, начать поставки авиационных двигателей, электронного оборудования и поддержать вступление Тегерана во Всемирную торговую организацию.

      И Хатами дрогнул. Работы по обогащению урана были приостановлены. МАГАТЭ тут же заявило о том, что достигнут существенный компромисс по иранской ядерной проблеме. Казалось бы, вот-вот все успокоятся и Тегеран, возможно, вообще свернет ядерную программу. 

      Не тут-то было. В июне 2005-го Хатами проиграл выборы и президентом стал Ахмадинежад, отнюдь не поклонник Америки. И все закрутилось по третьему кругу. Позиция Ирана снова ужесточилась. В ответ США выдвинули четкий ультиматум: если Тегеран возобновит ядерные исследования, его делом займется Совет Безопасности ООН. Однако позиция нового лидера осталась неизменна: «Народ Ирана продолжит и дальше двигаться по пути полного освоения мирной ядерной энергии и будет решительно отстаивать свои законные права в ядерной сфере… Запад думает, что столкнулся с нецивилизованными людьми второго сорта. Мы же намерены с помощью наших ученых построить по всему Ирану атомные электростанции общей мощностью 20 тыс. мегаватт… Язык европейцев и Запада – отголосок Средних веков. Они живут в своих колониальных мечтах. Но наш народ не отступит перед этими деспотическими государствами, которые думают, что они могут принимать решения за весь мир».

      МАГАТЭ начало подготовку материалов для передачи в Совбез. Чтобы этого не допустить, Иран вынудили вступить в очередную серию переговоров на очень жестких условиях. Но угрозы не возымели действия.

      Совет управляющих МАГАТЭ проинформировал Совет Безопасности ООН о неотложных шагах, которые необходимо предпринять Ирану, чтобы снять опасения насчет военного характера его ядерной программы. В ответ Ахмадинежад приказал: «Приостановить выполнение дополнительного протокола к Договору о нераспространении ядерного оружия и других видов сотрудничества, выходящих за его рамки, и начать всю исследовательскую и промышленную деятельность в целях использования мирных ядерных технологий для производства энергии».

      США начали подготовку к войне. Тогдашний госсекретарь Кондолиза Райс заявила, что «мир не будет стоять и смотреть, как настойчиво Иран идет по пути обретения ядерного оружия». А Тегеран тем временем начал снимать пломбы со своих ядерных объектов и демонтировать камеры наблюдения МАГАТЭ. В СМИ появилась информация о готовящемся ракетно-бомбовом ударе американских ВВС.

      Но досье еще не попало в Совбез. И Иран при посредничестве России и евротройки (Великобритания, Германия и Франция) пытался остановить процесс. Тегеран был готов идти на уступки, но угрожал срывом переговоров, если «ядерное досье» окажется в штаб-квартире ООН. Однако все оказалось тщетно. США принялись за разработку законопроекта по усилению санкций против Ирана. А доклад МАГАТЭ оказался-таки на рассмотрении в ООН.

      Несмотря на это, «ястребы» проиграли. Благодаря вмешательству Китая и России резолюция Совбеза получилась гораздо более мягкой, чем хотелось бы сторонникам войны. Никакие санкции не ввели. Иран всего лишь попросили плотнее сотрудничать с МАГАТЭ.

      США пытались маневрировать, одновременно пробуя надавить на Россию: дескать, Москва в ходе иракской операции передавала Хусейну некие секретные данные. В итоге Совбез все-таки ввел санкции против Тегерана: в Иран запретили поставлять материалы, оборудование и технологии, которые могут внести свой вклад в разработку ядерных и ракетных программ. Хотя за два месяца до принятия этой резолюции МАГАТЭ назвало очередной доклад комитета американского Конгресса по иранской ядерной программе «лживым» и «вводящим в заблуждение».

      В 2007 году напряженность сохранялась. США начали обсуждать планы вторжения в Иран, а тот в ответ продемонстрировал новые ракеты «Гадр» и «Ашура» дальностью 1800 и 2000 км. Противостояние перешло в пассивную фазу. С одной стороны Тегеран продолжал настаивать на мирном характере своей программы и не отказывался от переговоров. С другой – ни на какие уступки Ахмадинежад не соглашался. В 2009-м Белому дому пришлось признать: Иран полностью освоил ядерные технологии. Помешать ему не удалось.

      В 2010 году Совбез ООН принял очередную резолюцию. Санкции ужесточились: Тегерану запретили инвестировать в некоторые сферы экономики. Зарубежные активы ряда предприятий, частных лиц и иранских банков оказались заморожены. В Иран запретили поставлять восемь видов обычных вооружений, кроме того, было разрешено досматривать его корабли в нейтральных водах.

      Однако уже через полгода бурная «арабская весна» на время отвлекла мировое сообщество от иранской ядерной проблемы. Пока очередной доклад МАГАТЭ не всколыхнул общественность.

     Секретный доклад

      Что касается нашумевшего доклада, он содержит целых две сенсации. Первая – главную роль в иранской ядерной программе играл русский ученый. Второе – Тегеран гораздо ближе к обладанию ядерной бомбой, чем казалось мировому сообществу.

      В мгновение ока стало известно имя человека, внесшего наибольший вклад в создание иранской ядерной бомбы – Вячеслав Васильевич Даниленко. Еще в 1960-е годы в СССР он работал в группе специалистов Всероссийского НИИ технической физики имени академика Е. И. Забабахина. Правда, занимался не бомбами, а наноалмазами. До самой пенсии ученый вел исследования во ВНИИТФ – одном из двух действующих в России ядерных оружейных центров.

      Первоначально СМИ писали о том, что Даниленко признал свою роль в разработке иранской ядерной бомбы. Но в интервью «Коммерсанту» исследователь заявил: «Я не физик-ядерщик и не являюсь основателем иранской ядерной программы».

      Бывший сослуживец главного героя нынешнего скандала Владимир Падалко рассказал «Коммерсанту», что эксперты МАГАТЭ и американского Госдепартамента за последние годы несколько раз встречались с ним: «Я объяснял им, что к ядерному оружию наноалмазы никакого отношения не имеют. Их же интересовала работа Даниленко в Иране».

 

Наноалмазы – наночастицы, которые можно получить при детонации взрывчатых веществ. Применяются в промышленности в качестве добавки. Например, в смазочное масло и резину. Также используются в качестве абразива при полировании стекол и дисков.

     

      Тем не менее, неназванный источник в «Росатоме» заявил «Коммерсанту»: «Притом что производство наноалмазов действительно является узкой специализацией, часть знаний Даниленко – например, по газовой динамике и ударным волнам, безусловно, могла пригодиться при проектировании ядерных боезарядов».

      Но основная часть доклада, конечно же, касается самой иранской бомбы. Правда, МАГАТЭ так и не удалось неопровержимо доказать, что Тегеран занимается разработкой ядерного оружия. Главное заключение выглядит так: «Полученная экспертами МАГАТЭ информация свидетельствует, что Иран осуществлял деятельность, связанную с созданием ядерного взрывного устройства. До конца 2003 года эта деятельность проводилась в рамках целевой программы, работы в этой области могут продолжаться и сегодня».

      На пути создания страшного оружия, по мнению экспертов, Иран совершил уже 4 шага. Во-первых – разработал оборудование для производства ядерного оружия и оборудование двойного назначения. Во-вторых – научился создавать ядерные материалы. В-третьих – получил (вероятнее всего, нелегально) документы и материалы по производству ядерного оружия. В-четвертых – разработал бомбу собственной конструкции и, более того, провел ее испытания.

      Россия и Китай добились того, что наименее приятная часть доклада была засекречена, но поскольку сам документ оказался в открытом доступе, их усилия пошли прахом. По мнению экспертов, оба главных миротворца упустили инициативу, и сейчас преимущество принадлежит сторонникам силового решения иранской проблемы.

      Тегеран, однако, все обвинения отрицает. Ахмадинежад заявил: «Если вы думаете, что, оказывая давление на Иран, вы сможете изменить ситуацию в мире, вы крупно ошибаетесь. Они [американцы] утверждают, что Иран стремится заполучить атомную бомбу. Но они должны знать… нам не нужна бомба. Мы считаем, что нам лучше действовать вдумчиво и логично».

      При этом президент Ирана предлагает продолжить переговоры. Представитель Исламской республики при МАГАТЭ Али Асгар Солтание утверждает: «Приложение к докладу содержит уже звучавшие утверждения, на которые Иран дал исчерпывающие ответы на 117 страницах. Несмотря на выраженную ИРИ готовность продолжать переговоры и изучение проблематики на уровне экспертов, гендиректор МАГАТЭ распространил доклад, что свидетельствует о непрофессионализме и политической мотивированности».

      Но может статься, что никаких переговоров с Ираном вести уже не будут. И ждать конкретных доказательств разработки ядерного оружия – тоже. Во всяком случае, когда Хусейна обвиняли в создании бактериологического оружия, обошлись без следственных формальностей и даже без разрешения на применение силы от Совета Безопасности ООН. Хотя некоторые эксперты считают, что войны может и не быть. В интервью «Интерфаксу» эксперт по Ирану Института востоковедения РАН Владимир Сажин заявил: «В Израиле не все согласны, что иранскую проблему нужно решать военным путем: руководители военного ведомства и спецслужб выступают против. Да и в самом кабинете министров нет единого мнения».

      «Вместе с тем, в израильской элите уже идет конкретный разговор о том, стоит или не стоит ударить по Ирану, – тут же добавляет эксперт. Более того, он считает: Если в докладе будут доказательства военной составляющей программы, то нельзя будет исключить жесткие действия в отношении Ирана со стороны, прежде всего, Израиля. Американцы сейчас по многим причинам не хотят и не могут участвовать в боевых действиях против Ирана. Но Израиль может попытаться сделать это самостоятельно».

     А если завтра война?

      Западные СМИ не разделяют оптимизма российских экспертов. «The Daily Mail», ссылаясь на источник в британских спецслужбах, пишет, что израильские военные могут нанести удар по иранским военным объектам в конце декабря или в начале января. «The Independent» практически подтверждает эту информацию, утверждая, что война начнется к Рождеству.

      Как будут развиваться события, предсказать трудно. Иран, вполне возможно, станет гораздо более крепким орешком, чем кажется.

      Начнем с простого сравнения военной мощи потенциальных противников. Вооруженные силы Исламской республики Иран выглядят следующим образом. Сухопутные части – 350 тыс. военнослужащих. 4 моторизованных дивизии, 6 пехотных дивизий, 6 артиллерийских дивизий, 2 подразделения спецназа, 1 десантная дивизия, авиационная группировка и бригады материально-технического обеспечения. Что касается военной техники, то у Ирана есть 1 600 танков, среди которых: 540 Т-54/55, 480 Т-72, 168 M47, 150 M60, 100 Chieftain, 100 Zulfiqar и 75 Т-62. На вооружении стоит 865 прочих единиц боевой техники, 550–670 боевых машин пехоты, 2085 стволов несамоходной артиллерии, 310 САУ, около 870 реактивных систем залпового огня, 1 700 орудий ПВО, значительное количество противотанковых орудий, а также не менее 220 вертолетов.

      ВМС страны имеют в своем составе 18 тыс. человек. Из них 2 600 солдат служат в двух бригадах морской пехоты и 2 000 – в морской авиации. На вооружении стоит 3 субмарины, 5 корветов, 10 ракетных катеров, 10 малых десантных кораблей и 52 патрульных катера. В морской авиации – 5 самолетов и 19 вертолетов.

      ВВС Ирана – одни из самых крупных в регионе. Здесь служит более 30 тыс. солдат. На вооружении стоит около 300 самолетов. Здесь сформировано 9 истребительно-штурмовых эскадрилий (до 186 самолетов), 7 истребительных (70-74 самолета), одна разведывательная (до 8 самолетов). Также развернуты транспортная и вспомогательная авиация.

      Армия Израиля гораздо меньше. Она насчитывает всего 176 500 человек. 3 700 танков разделены на 4 танковые бригады. Сухопутные силы состоят из 6 бригад и нескольких отдельных батальонов, в том числе относящихся к войскам специального назначения. Также здесь развернуто 3 артиллерийских полка.

      ВМС Израиля состоит в основном из разного рода катеров, но есть в его составе 3 корвета Саар-5 и 3 подводные лодки типа Dolphin. Всего здесь проходит службу 13 тыс. человек. Также в состав ВМС входит 13-я флотилия ВМС Израиля или Шайетет 13. Она считается одним из лучших подразделений израильской армии и представляет собой морской спецназ, способный действовать как на воде, так и на суше.

      На вооружении ВВС Израиля стоит до 900 самолетов, а службу в них проходит 35 тыс. солдат и офицеров.

      Есть еще одна немаловажная деталь – наличие у этой страны ядерного оружия. О его количестве официальный Тель-Авив предпочитает не распространяться. Однако «The Times», ссылаясь на экс-президента США Джимми Картера, утверждает, что еще 3 года назад в арсенале Израиля имелось 150 боеголовок.

      Особенность войны (если, не дай бог, она начнется) в том, что враждующие страны между собой не граничат. Поэтому, как часто бывает в последнее время, основные боевые действия развернутся в воздухе. Причем тут у Израиля неоспоримое преимущество. На вооружении у него стоят мощные современные машины. В то время как половина самолетов Ирана вовсе не может быть использована в бою.

      Но самое интересное в другом. Кто и на какой стороне окажется втянут в конфликт? Эксперты считают, что США окажут поддержку Израилю, но только моральную и техническую. Обаме это нужно, чтобы не потерять голоса избирателей-евреев. А вот воевать за интересы Тель-Авива Белый дом не станет.

      Также обстоят дела и с европейскими странами. После серии арабских революций и прихода к власти исламистов страны-участницы НАТО не захотят ворошить это осиное гнездо, считает ряд западных СМИ. Иное решение может обернуться множеством проблем, начиная от затяжных войн и заканчивая сериями терактов.

      С другой стороны, у Израиля напряженные отношения не только со старыми врагами, вроде Сирии и Ирана, – он умудрился рассориться с Турцией вплоть до разрыва дипломатических связей. А если учесть, что нынешнее турецкое правительство состоит из исламистов, пусть и прозападных, несложно представить, чью сторону в предстоящем конфликте займет Анкара.

      В общем, в случае войны все может оказаться непросто. Именно поэтому израильское общество по вопросам войны и мира раскололось практически пополам, а военные министры и представители спецслужб и вовсе выступают в роли миротворцев, не разделяя воинственного пыла главы кабинета. «Мы не хотим войны», – заявил министр обороны Израиля Эхуд Барак в интервью местным СМИ. Он опасается, что отчет МАГАТЭ может оказаться «весьма суровым». Но Израиль этим не удивишь. «Мы имеем дело с такими вопросами в течение многих лет», – сказал министр.

      И тем не менее…

     …Первые взрывы уже прозвучали

      12 ноября по информации Иранского агентства FARS, на военной базе Корпуса стражей исламской революции «Амир аль-Моменин», расположенной недалеко от Тегерана, прозвучали взрывы. Официальная версия – несчастный случай при разгрузке боеприпасов. Но иранская оппозиция утверждает, что на самом деле взрывы прогремели на базе, где испытывают баллистические ракеты «Шихаб», способные нести ядерный заряд. Была ли это диверсия – пока неизвестно. Но вероятно, скоро мы об этом узнаем.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.