Дании нужны перемены. Дании нужно двигаться дальше. Дании нужна я!» – так скромно звучал предвыборный лозунг Хелле Торнинг-Шмидт. И, что удивительно, страна прислушалась и пошла на поводу. 3 октября впервые правительство Дании возглавила женщина. Ведомая ею уже 6 лет Социал-демократическая партия совершенно неожиданно прорвалась в лидеры, получив на досрочных парламентских выборах заветное большинство. 15 сентября датские избиратели в пику уже набившим оскомину либералам отдали предпочтение социал-демократам, возглавляемым 44-летней амбициозной блондинкой. И хотя злопыхатели тут же подметили, что перевес голосов был минимальным, это нисколько не меняет простого факта – в истории Дании открылась новая страница.

     

 «В этот вечер мы показали, что социал-демократы являются большой движущей силой в Дании. Сегодня мы вошли в историю», – заявила она, едва лишь успели высохнуть штампы на протоколах. Стать первой женщиной-премьером своей страны, безусловно, очень почетно. Но для того, чтобы войти в историю, премьеру Торнинг-Шмидт придется продемонстрировать экстраординарные способности. Например, найти способ вывести датскую экономику из кризиса. Так, дефицит бюджета страны в этом году составил 3,8%, а в следующем неминуемо увеличится до 4,6%. Кроме того, отдав предпочтение социалистам, датчане всерьез рассчитывают на реформы в образовательной и медицинской сферах, а для этого придется изыскивать средства, которых сейчас в бюджете нет.

      Покидая пост, экс-премьер Ларс Локке Расмуссен предупредил датчан, что европейский кризис неизбежно будет углубляться, и никакие популистские заявления этого процесса не остановят. Передавая Хелле ключи от кабинета, он не преминул напомнить, что отдает их лишь во временное владение. В ответ Торнинг-Шмидт съязвила, что, приняв Данию с профицитным бюджетом, ее предшественник оставил страну «с дырой в кармане».

     Между молотом и наковальней

      И хотя состояние датской экономики не столь плачевно, как в соседних странах, руководству все равно придется пойти на целый ряд непопулярных мер. Усугубляет ситуацию то, что новое правительство получается явно неоднородным и каждый член правящей коалиции уже точно знает, как и куда нужно вести страну. Свои «планы национального спасения» представили 9 (!) общественных движений – они были озвучены еще в период предвыборной кампании. И каждая из программ нашла сторонников – именно поэтому победа левых была такой хилой.

      Блок «Расмуссен сотоварищи» получил в нынешнем парламенте 87 мест. Так что оставшиеся на долю победителей 92 депутатских кресла вовсе не гарантируют госпоже премьеру спокойной жизни. А, значит, ее Социал-демократической партии хочешь не хочешь, а придется вступить в коалицию с Социал-народной партией, Социальными либералами и Красно-зеленым альянсом.

      Нынешние партнеры по правящей коалиции – те еще штучки. Социал-либералы, уже получившие в парламенте 17 мест, заявили, что не поддержат план Торнинг-Шмидт в части иммиграционного законодательства и сохранения прежнего пенсионного возраста. Тем не менее, их все равно пригласили в коалицию. Впрочем, Данию таким пестрым правительством не удивишь. К многопартийному парламенту здесь привыкли и даже научились приходить к компромиссу.

      Каждая из партий стабильно будет пытаться гнуть свою линию. Во благо Дании, разумеется. Конфликты и неурядицы явно подпортят жизнь правящей партии и ее лидеру. Зато пойдут на пользу стране, подкорректировав перекосы политики каждой из сторон. Пока же лидер партии-победительницы обещает датчанам повысить качество социального обеспечения и… налоги. Второе нововведение коснется, якобы, только обеспеченных граждан и банковских учреждений. Деньги, собранные с богатых, должны пойти на строительство школ и больниц для бедных. Кроме того, новое правительство пообещало потратить около 21 млрд. крон (3,9 млрд. долларов) на пособия, а это существенно больше, чем выделялось при Расмуссене.

      В премьеры Торнинг-Шмидт рвалась, по ее собственному признанию, с единственной целью – получить контроль над экономикой. Ярая противница евро, в своей предвыборной программе она пообещала датчанам насмерть стоять за родную крону. Пока она будет руководить кабинетом, Дании не грозит даже референдум по вопросу введения общеевропейской валюты.

      Также она предложила увеличить в Дании стандартный рабочий день на 12 минут и получить таким образом дополнительный час в неделю. Эта странная на первый взгляд мера, по ее мнению, должна подстегнуть национальную экономику. Правда, у бывшего главы правительства Расмуссена подобная инициатива вызвала лишь ироническую улыбку. «Это будут лишь 12-минутные деньги, а не реальный вклад в бюджет», – заявил он журналистам. С таким же скепсисом он оценивает и ее планы по «гуманизации» иммиграционного законодательства. Последнюю меру уж никак не назовешь популярной, но Торнинг-Шмидт готова отстаивать ее с пеной у рта. Дело в том, что Хелле родом из маленького городка Исхой, пережившего в 70-х годах строительный бум и наплыв турецких иммигрантов. Нынешний датский премьер с удовольствием вспоминает детство: «Я видела, как люди начинают с нуля и добиваются благосостояния, дружно живут вместе». Правда, действительность далека от радужных воспоминаний госпожи премьера – сегодня власти Исхоя ведут жесткую борьбу с преступностью, ведь город называют криминальным центром Дании.

 

      Предыдущий датский премьер всегда отличался оптимистичным взглядом на жизнь и любовью к «розыгрышам». Так, в 2003 году он был пойман на том, что тайно записывал свои беседы с различными политиками. Скандал разгорелся, когда эти записи попали в прессу. «Опозоренным» оказался президент Франции Жак Ширак, поделившийся в приватной беседе своим страхом перед французским крестьянством. Кроме того, пострадали ведущий двойную игру с Турцией немецкий министр Йошка Фишер и даже президент России Владимир Путин, назвавший работавших в Чечне западных журналистов бандитами.

Проклятие Кинноков

      Хелле родилась в Дании, а получать образование уехала в Бельгию. Учеба в Европейском колледже не только существенно расширила кругозор будущего премьера, но и, можно сказать, круто изменила ее жизнь. Здесь она познакомилась с будущим мужем – «наследным принцем политической династии». Его родители – барон Нил Киннок, бывший лидер британской Лейбористской партии и комиссар ЕС, и Гленис Киннок Холихед, бывший британский министр по делам Европы – люди влиятельные и весьма уважаемые как в Великобритании, так и на континенте. С легкой руки лорда Нила в журналистский лексикон и вошел термин «проклятие Кинноков»: в 1992 году он, тогдашний глава Лейбористской партии, находился в шаге от победы на парламентских выборах и, следовательно, премьерского кресла. Ему не хватило буквально процента голосов. И практически столько же «недотянула» в 2007 году его невестка. Возглавляемой ею Социал-демократической партии прочили уверенную победу, однако сбыться этим оптимистичным прогнозам тогда было не суждено. Зато Хелле нашла поддержку и сочувствие – кто, как не лорд и леди Киннок, понимали ее обиду. В свое время именно они привили будущей невестке вкус к политике. Под их влиянием Хелле изменила политические приоритеты. Выходец из семьи консерваторов, она стала убежденным либералом-социалистом. Торнинг-Шмидт получила ученую степень в Университете Копенгагена, успела побывать депутатом сначала Европейского парламента, а потом и датского. Она свободно говорит на трех языках, остроумна, настойчива, принципиальна и является большим приверженцем семейных ценностей. Хотя ее собственную семью с трудом можно назвать традиционной…

      Супруг Хелле – Стивен Киннок – успел прославиться даже в России. Во-первых, в 2007 году он возглавил в Петербурге отделение Британского совета. Однако особой популярности на новом месте не снискал – дело в том, что назначение Киннока пришлось на не самый светлый период российско-британских взаимоотношений. Через несколько месяцев работы представительство получило уведомление российского МИДа о… прекращении деятельности Совета на территории РФ. Однако «доброму совету» англичане не вняли, и еще несколько месяцев офисы в Петербурге и Екатеринбурге продолжали исправно работать. А потом разгорелся дипломатический скандал – совершенно случайно Стивена Киннока задержали за вождение автомобиля в нетрезвом виде. И напрасно глава отделения Британского совета оправдывался, что выпил за обедом один-единственный бокал вина. Российская фемида была неумолима. И даже горячее заступничество тогдашнего британского министра иностранных дел Дэвида Милибэнда Кинноку не помогло. Британский совет убрался-таки восвояси. И сейчас, пока Хелле совмещает штурм карьерных высот с воспитанием дочерей-подростков в Дании, ее супруг проводит время в Швейцарии, работая по линии Всемирного банка.

      В Европе, превратившейся по сути в одно государство, никого не удивишь семейной жизнью на две страны. Разве что налоговые органы да журналистов – вот уж кому все эти причуды новомодного дистанционного брака пришлись не по вкусу. И пока датская налоговая служба пыталась разобраться в хитросплетениях доходов семьи общественных деятелей, европейские таблоиды регулярно печатали анонсы скорого и неминуемого развода влиятельной пары. Более того, Хелле еще пришлось опровергать обвинение ее супруга в гомосексуализме.

      Чтобы пресечь необоснованные слухи, за неделю до выборов Торнинг-Шмидт появилась с мужем на вечернем ток-шоу популярного датского телеканала TV2, где рассказала о том, как увлекательно проводит время с семьей. «Я забочусь о детях, немного готовлю и благоустраиваю территорию вокруг дома. По правде сказать, выходит не очень», – пошутила будущий премьер.

 

 А тем временем планы Дании отгородиться от соседей по Евросоюзу потерпели фиаско. Возглавляемое новым премьером датское правительство постановило отменить проект по возведению на датских рубежах КПП и шлагбаумов. «Решение предыдущего правительства о границах будет аннулировано», – заявила Хелле Торнинг-Шмидт. Полгода назад Народная партия, обеспокоенная притоком в страну нелегальных мигрантов, «продавила» в парламенте решение обособить границы. Датчанам очень понравилась идея обезопасить себя от пришлых криминальных элементов, но вот в Европарламенте этот проект вызвал шквал критики. «Дания подрывает основы Евросоюза», – возмущались чиновники и грозили даже подать на своенравных соседей в суд. Теперь же, когда мир восстановлен, государство будет решать пограничные проблемы в тесном взаимодействии с сопредельными странами и строго в рамках шенгенских договоренностей. Особенно это решение порадовало министра иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, поскольку «было принято в пользу европейских свобод и европейских граждан». Датским же гражданам просто придется с ним смириться.

     

     Высокая блондинка в Gucci-ботинках

      «Слишком хорошо одета для социал-демократа, слишком молода, чтобы возглавить страну, и слишком холодна, чтобы завоевать сердца людей», – так отозвалась о новом премьере датская газета «Politiken».

      Она действительно неравнодушна к дизайнерским костюмам, туфлям и аксессуарам – на нового датского премьера приятно смотреть, а не только слушать. За ней стоит влиятельнейшая европейская семья – и это добавляет Хелле респектабельности. К тому же она социалист, что для уставшей от десятилетнего правления правых Дании равноценно глотку свежего воздуха.

      «Она симпатичная, веселая и теплая», – так отозвался о Хелле Торнинг-Шмидт ее бывший коллега по Европарламенту Ричард Ховитт. А Деннис Макшейн, бывший министр труда Европы, назвал ее «основательной и серьезной». Правда, как водится, находится посередине – Торнинг-Шмидт не синий чулок, но когда речь идет о деле, готова до последнего отстаивать свою точку зрения. Хелле хорошая мать, но политические идеи занимают ее ничуть не меньше, чем выбор школы для дочерей.

      «Она самый слабый из всех существовавших лидеров партии», – высказал свое мнение журналистам «Гардиан» британский социолог и писатель Генрих Даль. Он не одинок – чисто номинальной фигурой на датском политическом небосклоне Торнинг-Шмидт считают многие. Ее молодость, привлекательная внешность, сравнительно недавний приход в политику и родство с влиятельнейшей британской политической парой Нила и Гленис Киннок сослужили Хелле плохую службу. И, чтобы доказать свою состоятельность как премьер-министра, Торнинг-Шмидт придется приложить куда больше усилий, чем ее предшественнику Расмуссену.