О столице Франции написаны целые библиотеки. Кто-то восхищался этим городом, кто-то любил его, кто-то ненавидел. Некоторых Париж разочаровал. Но равнодушным не остался никто.

    От аэропорта до Парижа идет прямой автобус. Билет стоит 15 евро. Два часа – и вы на месте. Наша гостиница располагалась недалеко от Порт де Клиши. Теперь здесь находится станция метро, а когда-то были одни из городских ворот. Это – самая окраина района Батиньоль, практически на границе с Монмартром. Именно туда мы и выдвинулись в первый же день.

     Монмартр

          Название этого легендарного района переводится как «гора мучеников». Разумеется, не случайно. В сердце Монмартра находится холм, вершина которого – самая высокая точка Парижа. Еще древние римляне добывали здесь гипс, что принесло району богатство – в то время, как и сейчас, он считался фешенебельным. Позже в заброшенных гипсовых шахтах скрывались гонимые христиане. Первый парижский епископ, Дионисий, был казнен на Монмартре. Позже он был причислен к лику святых и теперь считается покровителем Франции.

          В 1814 году командующий обороной Парижа Жозеф Бонапарт увидел с этой возвышенности наступающую неприятельскую армию и решил оставить поле боя. Здесь же, по преданию, появились первые бистро. Якобы русские казаки, требуя еды, повторяли: «Быстро, быстро, быстро!» Правда, это не более чем легенда. Бистро появились не в 1814-м, а только в 80-е годы XIX века, когда Монмартр уже стал одним из округов французской столицы.

         Сегодня холм Монмартр венчает базилика Сакре-Кер – «Святого сердца». Она была заложена после разгрома Парижской коммуны как символ примирения нации. Эта церковь ни на что не похожа – она как будто вырастает из-под земли. Базилика построена как бы в колодце, так что тротуар находится не у подножья храма, а на десяток метров выше.

         Чтобы подробно описать Монмартр, нужно написать книгу. Ряды уличных торговцев со свежей рыбой и морепродуктами, бульвар Клиши и Пляс Пигаль, некогда бывшей самым злачным местом Парижа. Здесь расположено всемирно известное кабаре «Мулен-Руж». Посетить его может любой, кто готов раскошелиться на 200 евро. В эту сумму войдет шампанское и ужин.

          А еще рядом с «Сакре-Кер» располагается знаменитая Пляс дю Тертр – «Площадь Холма». В этом месте с абсолютно неповторимой атмосферой романтики уже более ста лет назад обосновались уличные художники. Здесь же находится и небольшой ресторанчик «У молодого гасконца», который мы облюбовали для отдыха. Мы завершали здесь каждый парижский день и стали считаться завсегдатаями. Даже свели знакомство с парой художников. Один из них, узнав, что мы русские (для французов разницы между русскими и белорусами нет), произнес восторженную оду нашим женщинам. Он с неподдельным восхищением рассказывал, какие наши соотечественницы скромные, молчаливые и красивые.

          Судя по картинам XIX века, нынешний Монмартр внешне мало отличается от того, каким он был сто лет назад. Даже кафе не поменяли своих названий. Только конные экипажи сменились автомобилями, да среди прохожих появилось множество негров и арабов.

         Найти в этом районе белого – занятие для специальной поисковой экспедиции. Большая часть европеоидов на Монмартре – туристы. Практически весь обслуживающий персонал и местные жители – выходцы из Ближнего Востока и Африки.

          Монмартр, как и Париж в целом – очень грязный. На улицах валяются пакеты, обертки и прочий хлам. Мы прокатились в район Сен-Дени и застали время, когда местный мини-рынок заканчивал работу и торговцы убирали прилавки. Вы не поверите – площадь была буквально превращена в свалку.

          Но, как говорят частые гости французской столицы, – для каждого Париж свой. Для кого-то это грязные улицы и толпы эмигрантов, а для кого-то – ухоженные парки и утро, наполненное запахом кофе и свежей сдобы. Кстати, о сдобе в частности и еде в целом…

     Рестораны и кафе

         Считается, что если вы побывали здесь и не ели устриц с белым вином – вы Парижа не видели. Мы решили обязательно попробовать этот деликатес, причем по всем правилам – в солидном заведении. Такое место нам посоветовала парижанка, работавшая администратором в одном из многочисленных кафе, где мы пили кофе. Ресторан «Бофингер» расположен недалеко от площади Бастилии. Он оказался и впрямь солидным. Официанты в галстуках-бабочках. Каждый работает с помощником. Сам официант помогает сделать выбор и приносит главное блюдо. Его ассистент подает вино, открывает бутылку и наполняет бокалы.

          Нам подробно рассказали, как нужно есть моллюсков, мы попробовали, нам понравилось и мы заказали еще. Наевшись, мы довольно откинулись на спинки стульев и тут увидели, как обедают французы. Напротив нас сидели хрупкая девушка и ее молодой кавалер. К ним подкатили невообразимую трехэтажную инсталляцию из тарелок в половину человеческого роста, и молодые люди с удовольствием поглотили всю эту гору снеди. Мы уважительно посмотрели на девушку и поняли, почему официант так удивился когда мы заказали всего по одной тарелке устриц.

          Помимо морских моллюсков в Париже подают очень вкусных улиток в кипящем сливочном масле с пряностями. Запивают их тоже белым вином. Нельзя не вспомнить и про французские омлеты с ветчиной, помидорами и сыром. Я не знаю, что еще туда добавляют, но такого вкусного омлета я не ел нигде и никогда. К нему можно заказать красное сухое вино.

          Мы умышленно не захотели снимать номер, в стоимость которого была включена цена завтрака. Вставать рано утром, чтобы успеть перекусить, не хотелось. К тому же есть в одном и том же гостиничном ресторане было скучно.

          Но хватит о приземленном. Продолжим рассказ о городе.

     Лувр, сад Тюильри, площадь Согласия, Елисейские поля и площадь Звезды

          Это практически прямой отрезок. Он начинается от площади перед дворцом (она называется Наполеоновский дворик), идет через сад Тюильри, выходит на площадь Согласия, идет дальше вдоль фешенебельных магазинов и дорогих ресторанов и упирается в Триумфальную арку.

          Лувр некогда был оборонительным сооружением. При Карле V, когда Париж разросся, он стал королевской резиденцией. Франциск I превратил мрачный замок в роскошный дворец. Его расширение продолжалось почти сто лет и прекратилось, когда Людовик XIV решил перенести свою резиденцию в Версаль. Современный вид дворец приобрел в конце XIX века, когда во время разгрома Парижской коммуны сгорел дворец Тюильри и на его месте возвели крыло Лувра.

          Откровенного говоря, нас отговаривали идти в Лувр. Говорили, что от внутреннего убранства дворца ничего не осталось, кроме покоев Наполеона III, выглядящих довольно бледно. Однако мы пошли. Экспозиция музея поражает богатством, но, чтобы получить от нее удовольствие, нужно быть большим ценителем и знатоком искусства.

         Нас заинтриговала возможность вживую увидеть Джоконду. Очень кстати вспомнилась и история о том, как Наполеон повесил этот шедевр в спальне, но Жозефина приревновала мужа к портрету и потребовала его убрать.

          Сад Тюильри, раскинувшийся перед дворцом, очарователен. Особенно прекрасна та его часть, которая прилегает к Лувру. Здесь царит особая атмосфера покоя, а голуби берут еду прямо с рук. Интересно, что в парижских парках очень мало скамеек. Зато повсюду расставлены металлические кресла и шезлонги. Они в произвольном порядке разбросаны по территории зеленой зоны, и при желании вы можете их взять и перенести, куда заблагорассудится.

          Площадь Согласия названа в честь примирения нации после террора 1795 года. Ее венчает знаменитая Луксорская колонна. Она была подарена королю Луи-Филиппу египетским пашой. Иероглифы на ней рассказывают о деяниях Рамзеса II. Колонна окружена 8 фигурами, символизирующими главные города Франции.

          Если стоять спиной к Лувру, влево уходит Мост Согласия, соединяющий набережную Тюильри и набережную д’Орсэ. Он был построен из камней Бастилии.

          Двигаясь дальше к площади Звезды или, как она сейчас называется, площади Шарля де Голля, слева можно увидеть Большой и Малый выставочный дворцы, а далее за ними – мост Александра III, который, на мой взгляд, вполне заслуженно считается самым красивым в Париже. Он был заложен российским императором Николаем II и назван в честь его отца. За мостом виднеется купол Дома инвалидов. По правую руку чуть поодаль расположен Елисейский дворец – резиденция президента Франции. Но с Елисейских полей его не видно.

         Заканчиваются знаменитые «Шанзелизе» Триумфальной аркой. Она знаменует победы Великой армии Наполеона I. На арку можно подняться и насладиться панорамой Парижа. Если смотреть на Лувр, по левую руку вдалеке можно увидеть холм Монмартра и Сакре-Кер, а по правую – Эйфелеву башню.

          Рядом с аркой горит вечный огонь в память неизвестного солдата Первой мировой. Вообще говоря, в Европе об этой войне знают гораздо больше, чем о Второй мировой. Практически в каждой церкви можно найти мемориальную доску, посвященную ее жертвам. Зато привычных нам памятников героям 1939 — 1945 годов почти нигде нет.

          Кстати, площадь Звезды с высоты Триумфальной арки и впрямь похожа на звезду. В нее упирается 12 проспектов.

     Проспект Йена, Трокадеро, Эйфелева башня

          По этой прямой можно попасть от площади Звезды к Эйфелевой башне. Перед тем, как ступить на мост Йены и выйти к этому символу Парижа, вы минуете дворец Шайо, который вот уже 70 лет по привычке именуют Трокадеро. Дело в том, что так называлось сооружение, построенное специально к Всемирной выставке 1878 года. В 1937-м на его месте было возведено новое здание – дворец Шайо. У его ступеней, каскадом спускающихся к мосту Йены, разместились самые большие фонтаны Парижа и маленький парк. В самом дворце расположены Музей флота, Музей человека и Музей архитектуры.

         По другую сторону моста находится Эйфелева башня – самая посещаемая достопримечательность мира. И неудивительно – с ее обзорной площадки можно увидеть гораздо более широкую панораму Парижа, чем с Триумфальной арки. Если вы решите подняться туда, придется отстоять долгую очередь и пройти процедуру досмотра – тут тоже боятся террористов. Особенно после давешних угроз захватить башню вместе с туристами и сбрасывать с ее вершины заложников по одному.

         Французская столица приняла свой знаменитый облик в XIX веке. Так что в отличие, например, от Праги, это не средневековый город. Барон Осман, перестроивший Париж, снес старинные дома и полностью перепланировал город.

         Может показаться, что Осман – турецкое имя. Однако на самом деле этого человека звали Гаусманн. Он был потомком немцев, перебравшихся во Францию. Его фамилия пишется «Haussmann» – но во французском языке буква «Н» не читается, а сочетание «au» читается как «о». Потому он вошел в историю именно как Осман.

          У подножья Эйфелевой башни расположен причал – здесь можно сесть на прогулочный пароход и совершить экскурсию по Сене. А «за спиной» у символа Парижа раскинулось Марсово поле, упирающееся в Военную школу, открытую Людовиком XV для мальчиков из бедных дворянских семей.

           А еще, когда смотришь с Эйфелевой башни, кажется, что можно дотронуться до купола собора Дома инвалидов. О нем и будет наш следующий рассказ.

     Дом инвалидов

          Современный Париж невозможно представить себе без Наполеона. Когда рассказываешь о городе, не упоминать это имя невозможно. Но Дом инвалидов – это средоточие величия первого французского императора.

          Учреждение было открыто Людовиком XIV для престарелых ветеранов французской армии. Эту функцию комплекс выполняет до сих пор. Но в первую очередь он является музеем военной истории Франции и местом упокоения нескольких известнейших ее полководцев, центральная фигура среди которых – сам Наполеон I Бонапарт.

          Его останки покоятся в порфирном саркофаге, помещенном в крипту собора Дома инвалидов. Крипта не имеет потолка, и посетители могут видеть саркофаг, не спускаясь вниз. Но те, кто все же пожелает – окажутся возле массивных дверей, которые охраняют две фигуры, держащие в руках символы императорской власти. Стены гробницы императора украшены фресками с изображением его деяний, возле колонн стоят скульптуры, воплощающие великие победы Наполеона.

          Как известно, император и великий полководец умер в ссылке на острове Святой Елены. В Париж его тело переправили только спустя 19 лет. Порфирный мрамор для саркофага был прислан российским императором Николаем I.

          Создается впечатление, что весь комплекс Дома инвалидов был построен только для того, чтобы стать мавзолеем человека, покорившего всю Европу. Тем не менее, это не так. Здесь же лежат и другие воины. А так же несколько членов семьи Бонапарта.

          В церкви святого Людовика выставлено несколько трофейных знамен, захваченных в различные эпохи французской армией. Ранее они выставлялись в Нотр-Дам де Пари, ну а после революции были перенесены в Дом инвалидов. В 1814 году, когда союзники готовились захватить Париж, практически все трофеи были уничтожены. Так что уцелевшие стяги относятся только к периоду с XIX по XX век. Есть среди них и русские знамена. Они были взяты французами в сражении под Аустерлицем.

     Кладбища Парижа

          Первоначально в наши планы посещение известных кладбищ Парижа не входило. Но так сложилось, что наш путь на Монмартр пролегал через одно из них. Оно расположено в овраге, над которым идет пешеходный мост. А фамильные склепы поднимаются по его склонам так, что иногда находятся выше уровня моста.

         Здесь среди множества простых парижан нашли последний приют знаменитые актеры, писатели и музыканты. Рядом с Гектором Берлиозом покоятся никому не известные люди. Разве что у самого входа могилы знаменитых людей попадаются чаще, чем в глубине. Но никаких аллей знаменитостей здесь нет.

         Собственно, обыкновенных могил на кладбище Монмартра мало – в основном здесь размещены фамильные склепы. Например, Эмиль Золя находился здесь в окружении родственников, пока тело его не было перенесено в Пантеон, где покоятся самые знаменитые французы.

          Самое известное кладбище Парижа – «Пер-Лашез», названное так в честь Франсуа де Ла Шеза – духовника короля Людовика XIV. Некогда здесь был парк, а теперь – место скорби. Чтобы сделать его престижным, владельцы земли пустились на хитрость – перезахоронили множество известных личностей. Сюда перенесли останки Мольера и Лафонтена, легендарных влюбленных Пьера Абеляра и Элоизы Фульбер. Здесь лежат Шопен, Сара Бернар, Александр Дюма, король Мюрат, маршал Ней, князья Долгорукие и Оскар Уайльд. Могила последнего стала местом паломничества влюбленных всего мира, в том числе сексуальных меньшинств. Памятник в виде ангела весь покрыт отпечатками губ – считается, что поцеловавший надгробие обретет счастье в любви.

          Весьма пикантная история связана с могилой Виктора Нуара. Он был известным журналистом и ловеласом. Его друг, французский публицист Андре Лори, посчитал себя оскорбленным неким письмом племянника Наполеона и отправил Виктора к принцу в качестве секунданта. Как сложился разговор журналиста с Бонапартом, неизвестно, но закончился он трагически – его визави выхватил пистолет и застрелил Нуара на месте. На надгробье Нуар изображен в момент смерти. Он лежит на спине, цилиндр упал с головы и валяется рядом. Но есть одна особенная деталь. Некоторые подробности скульптуры отлиты крайне натуралистично. Так что и по сей день к этой могиле приходят бесплодные женщины и мужчины и несчастные влюбленные. Они прикасаются к скульптуре Нуара в одном и том же месте. Бронзовая статуя давно потемнела от времени, но небольшой участок остался таким, как будто его специально начищают. Выглядит это крайне неприлично, и администрация кладбища на протяжении века пыталась бороться с паломниками. Но безуспешно.

          В XVIII веке казалось, что захоронения просто задушат Париж. Возле кладбища Невинных, например, постоянно стояло зловоние. Говорят, что в его окрестностях скисало молоко и вино. А однажды стена, отделявшая его от улицы, разрушилась, и в подвалах соседних домов оказались полуистлевшие гробы. Как это произошло? Очень просто. Со временем уровень земли на местах старых захоронений оказался выше уровня улицы на несколько метров.

          После этого случая старые кладбища Парижа было решено ликвидировать, а останки захоронить в парижских катакомбах – бывших каменоломнях, расположенных под городом. Вход в эти подземелья открыт и по сей день. Правда, туристы могут посещать только малую их часть. Галереи до потолка завалены черепами и костьми парижан. Здесь находятся останки Дантона и Робеспьера, Шарля Перро и Франсуа Рабле.

          Ну и напоследок, чтобы закрыть кладбищенскую тему, расскажем про Сен-Дени. Это усыпальница французских королей, расположенная в склепе одноименной базилики. Сооружение имеет только одну башню и выглядит асимметричным. Здесь хранятся некоторые коронные регалии, но главное – находятся могилы французских королей, начиная от Хлодвига и заканчивая казненным во время Французской Революции малолетним Людовиком. Некоторые посетители Сен-Дени с восторгом рассказывают, какое это светлое и прекрасное место. Нам оно показалось скорее мрачноватым. Особенно если учесть, что сейчас глазам посетителей открыты раскопки древнего могильника.

     Сите

          Сите – это небольшой остров посреди Сены. Отсюда начинался Париж. Островок соединяют с большой землей 9 мостов. Самый старый из них – и древнейший в Париже, построенный в городе еще во время правления Генриха IV – называется по иронии судьбы Новым мостом.

          На Сите расположен и знаменитый Нотр-Дам де Пари – собор Парижской Богоматери. Ночью, когда весь город освещен огнями, он выглядит просто невероятно – каменная громада кажется ажурной, воздушной и ничуть не мрачной.

          Еще одна достопримечательность Сите – комплекс Дворца правосудия с Сан-Шапель и Консьержери. Сан-Шапель – это часовня, построенная Людовиком Святым, знаменитая уникальными витражами. А Консьержери – самая старая тюрьма Парижа. Именно здесь проводили последние дни те, кто должен был взойти на гильотину. Исключением не стала и французская королевская семья.

          Когда мы попали в Консьержери, тут была выставлена экспозиция, посвященная истории кинематографа. Но веселеньким декорациям французских кинолент не удалось сделать мрачное узилище хоть сколько-нибудь приветливым.

          Сотрудники музея сумели восстановить последний путь королевы Марии-Антуанетты. Вы можете проделать его вслед за ней. Вот ее камера, ныне превращенная в часовню, вот коридор, по которому ее вели, вот «угол двенадцати» – место, где обреченные на смерть в связке по 12 человек ждали повозки, доставляющей приговоренных к месту казни. А вот и ворота, к которым подъезжала повозка… Площадь Согласия, на которой она рассталась с головой, мы уже упоминали. Эшафот, наверное, можно было увидеть из окон верхних этажей Лувра.

          Кстати, некогда Консьержери была первой резиденцией французских королей. А потом постепенно превратилась в место, где вершились суды и содержались преступники. Сегодня она входит в комплекс современного Дворца правосудия, в котором размещаются муниципальные службы, суд и прокуратура. Меры безопасности здесь очень серьезные. Так что при посещении приготовьтесь пройти процедуру досмотра.

          К сожалению, увидеть все за одну короткую поездку невозможно. Мы толком не исследовали Венсенский лес, район Монпарнас и много чего еще. Но зато нам есть ради чего вернуться в Париж…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.