Благими намерениями

или пределы политкорректности

 

Не черный, а афроамериканец.

Не толстый, а очень полный.

Не мужчина и женщина, а индивид.

 

            Сентябрьская инициатива Совета Европы – отказаться от дорогих уху слов «мама» и «папа», заменив нейтральным «родитель» – многим показалась глупой шуткой. А вот члены Парламентской ассамблеи ЕС всерьез обсуждали обращение швейцарского депутата Дорис Штамп, потребовавшей прекратить изображать женщин «пассивными и второсортными существами, матерями или сексуальными объектами».

             И это далеко не первое начинание господ законодателей. Мы составили список самых маразматичных (но зато ПОЛИТКОРРЕКТНЫХ) решений властей последнего десятилетия.

 

Как корабль назовете…

            Еще в прошлом году европейские чиновники выпустили брошюру под страшным названием «Гендерно-нейтральная лексика в Европейском парламенте» и разослали ее всем 785 еврочиновникам.

            Под запрет попали названия многих профессий, содержащие в английском переводе указание на пол работника. Теперь вместо таких привычных моряка (seaman), бизнесмена (businessman) и полицейского (policeman) господам парламентариям придется использовать новые слова с нейтральной частицей «персона» (person). Исключение сделали лишь для медсестер и акушерок (midwife), официантов (waiter) с официантками (waitress). В первом случае – просто не нашлось аналогичного слова мужского рода. А вот работникам общепита не повезло больше. «Нейтрального с гендерной точки зрения» заменителя не обнаружили. И все-таки разрешили использовать привычные названия профессий. Но… только при посещении ресторанов и кафе.

            Но это еще не все. Главное нововведение издателей брошюры – теперь «миссис» и «мисс», «фрау» и «фройляйн», «сеньора» и «сеньорита» в залах официальных учреждений – слова-табу. Ведь лишний раз подчеркивать семейный статус женщины не стоит. Не дай бог, она долгие годы пытается выйти замуж. А тут столь некорректное напоминание. К тому же, по словам одного из авторов, генерального секретаря Европарламента Гарольда Ромера, все эти обращения, указывая на социальный статус, унижают женщин. Кстати, дамы-парламентарии по этому поводу почему-то не высказывались.

 

Шотландский консерватор Струан Стивенсон рассуждает: «Теперь, судя по этой книжке, я могу еще называть мужчину «мистер», но женщину только полным именем. А если это моя испанская коллега Хуанита Херран Гарсия Гомес? Пока произнесешь это, все заседание пройдет! Или, например, нельзя говорить вместо chairman (председатель – прим. ред.) только chair. Это ведь означает просто «стул»! Мы что, теперь друг друга стульями все время обзывать будем?! Только представьте, сейчас кризис, заводы закрываются, людей из домов выбрасывают. А тут издают книжку, переводят ее на 23 языка, тратят на эту ерунду большие деньги. Просто потрясающе!»

 

            Изданный недавно труд – далеко не первая попытка подправить неполиткорректный английский язык. За год до создания брошюры Министерство здравоохранения Великобритании запретило врачам использовать термин «толстый» при расчете индекса массы тела. Слишком уж травмирует это слово детей и их родителей.

            Впрочем, старушка Европа не одинока в своих начинаниях. Еще в 2007 году губернатор штата Калифорния Арнольд Шварценеггер подписал закон, запрещающий употреблять в пределах школ неполиткорректные слова «мама» и «папа». К тому же высочайшим повелением из регистрационных документов были изъяты возмутительные «муж» и «жена» – как задевающие чувства гомосексуалистов. Теперь в свидетельствах о браке четко и нейтрально прописано: «партнер №1» и «партнер №2».

            Хотя больше всех, пожалуй, учудили американские феминистки. Рьяные борцы за права женщин еще в 60-е годы прошлого века предлагали изменить написание столь привычного «history» (история) на «herstory». Дескать, слишком уж явно оно напоминает о мужском начале (слово «his» в английском обозначает «его»). Вот только происхождение слова почему-то уточнить забыли. А ведь греки ничего подобного и не замышляли и к современному притяжательному местоимению «his» название науки никакого отношения не имеет.

 

Искусство без купюр

            Особо пристрастной экспертизе на политкорректность подвергаются произведения искусства. Борцы за «этическую чистоту» языка тут развернулись вовсю.

            Так, антирасистское общество из Ганновера потребовало переименования одного из самых известных романов Агаты Кристи. Дескать, «Десять негритят» – слишком уж оскорбительно для чернокожих. Новое название детектива куда более корректно – «И не осталось никого». Жаль только, что никто из требующих корректировки не задумался прочитать творение великого автора. Ведь о неграх в нем ни слова. А в ряде штатов США под запрет чуть не попал Марк Твен. Видите ли, в «Приключениях Геккельберри Финна» автор слишком часто употреблял слово «негр».

            Отдельного внимания заслуживает и история о мультфильме «Белоснежка и семь гномов». Американское общество «За равные права в мультипликации» заявило, что в компании у героини должны быть только три гнома европейского происхождения. Что касается остальных, то двое должны быть чернокожими, один – латиноамериканцем, один – индейцем.

            Тем временем, английская театральная компания «Oddsocks Productions» «позаботилась» о чувствах инвалидов. Как жестоко было назвать творение «Горбун из Нотр-Дама» – решило руководство. И переписало афиши. Теперь «Звонарь из Нотр-Дама» никого не обижает.

            Но больше всего претензий у англичан к любимому Шекспиру. «Венецианский купец» – антисемитизм, «Отелло» – расизм, «Укрощение строптивой» – сексизм… Одна лондонская учительница вообще отказалась вести класс на «Ромео и Джульетту», обозвав творение великого Шекспира «отвратительным гетеросексуальным зрелищем».

            Театр вообще оказался в самой гуще борьбы за политкорректность. Мало того, что тексты подчистили, так цензура прошлась даже по составу трупп. Так, в Великобритании введены специальные квоты на привлечение актеров африканского и азиатского происхождения. Кадровую политику должны соблюдать все официальные театры. Иначе – штрафные санкции.

 

Офелии не дали утопиться

Исторический анекдот

            Еще в начале XIX века английский врач Томас Бодлер подготовил к изданию десятитомное собрание сочинений Шекспира. Казалось бы, не такое уж достижение. Вот только творения великого классика были несколько изменены. «Рецензент» подкорректировал все сцены, способные покоробить нежные уши детей и женщин. Например, Офелия в бодлеровском варианте не совершила самоубийство, а… совершенно случайно утонула.

            Так называемый «Шекспир для семейного чтения» вошел в историю как первый пример политкорректного произведения в истории литературы. А английский язык пополнился новым термином. С тех пор слово «бодлеризировать» означает неоправданно скорректировать смысл произведения.

            Кстати, позднее выяснилось, что сама по себе работа над текстами была в высшей степени неполиткорректна. Все сделала сестра Бодлера Генриетта. Но так как женщина не могла себе позволить читать столь неприличные произведения, на семейном совете авторство решили приписать Томасу.

 

Политкорректность всегда и везде

            Цвет решает все – подумали власти в небольшом городке в Северной Каролине (США). И раз уж здание мэрии покрашено в неполиткорректный белый – нужно срочно провести реконструкцию. Новый цвет выбирали долго, с толком и расстановкой – и остановились, естественно, на черном.

            Вот только парадокс. Находящееся напротив здание похоронной конторы, покрашенное в черный, сочли слишком уж мрачным – и исправили дело. С тех пор в городке Элон черная мэрия и белое похоронное бюро.

            И это не единичный случай. К примеру, монумент правосудия в Хьюстоне лишили части его композиции. Окружной апелляционный суд в Новом Орлеане постановил убрать изображение десяти заповедей Библии.

            Столь «существенный» вопрос появился на повестке дня с легкой руки агента по недвижимости и юриста Кея Стэйли. По утверждению истца, изображение Библии может оскорблять чувства лиц нехристианского вероисповедания.

            Политкорректность сегодня видна везде – даже в объявлениях о найме сотрудников. Обязательное требование – гей. Именно такое условие выдвинула в 2009 году лондонская полиция, решив пополнить свои ряды. К слову сказать, набор проводился в специальное подразделение Скотланд-Ярда SO14, занимающееся в том числе охраной членов королевской семьи. Самое удивительное, что главным условием приема на работу действительно была нестандартная сексуальная ориентация.

            Комментируя размещенную вакансию, представитель Скотланд-Ярда заявил, что полиция «хочет нанять лучших людей из разных социальных групп. В некоторых подразделениях нашего ведомства недостаточно представлены социальные меньшинства, поэтому мы приглашаем на работу их представителей».

            Не обошли вниманием борцы за права меньшинств и националистов. В марте этого года суд Лондона вынес вердикт: «право стать членом политической организации не может зависеть от национальности человека». И теперь в ультраправую Британскую националистическую партию могут вступать и азиаты, и негры. Кстати, статья ее устава, требующая поддерживать исконно британское общество, тоже была признана незаконной.

            Но порядок есть порядок. И лидер ультраправых Ник Гриффин уже заявил о внесении изменений в учредительные документы партии.

            Вот только что они будут делать с азиатским миллионером Мо Чаудри, пожелавшим тут же вступить в движение, пока неизвестно. Оснований для отказа теперь нет. А с принятием в партию людей иной расы весь смысл такой политической организации пропадает.

            Досталось от политкорректных инициатив и церковным догмам. Так, французские феминистки из организации «Fеministes indigеnes» посчитали слишком оскорбительным утверждение, что женщина создана из ребра мужчины. Недолго думая, дамы подали в суд на католическую церковь и зачем-то лично на французского кардинала. Правда, религиозные деятели не растерялись и порекомендовали обратиться к иудеям. Дескать, именно они создали Ветхий завет задолго до образования католической церкви. А значит, и спрашивать нужно с них. С евреями судиться себе в убыток – решили борцы за права женщин и дальше ход делу не дали.

            А тем временем новая политкорректная версия богослужебных текстов уже существует. Епископальная церковь Шотландии создала вариант, не оскорбляющий чувства феминисток. Бог не имел половой принадлежности – рассудил церковный комитет по литургии и сел за корректировку текстов. Теперь вместо привычной фразы «Во имя отца и сына и святого духа» от шотландских священников можно услышать и иную, более нейтральную, молитву – «Во имя создателя, спасителя и святителя».

            «Мы не говорим, что бог не мужского пола. Бог одновременно является и женщиной», – заявил руководитель комитета Даррен Макферленд.

            Хорошо хоть, обязательными новые тексты пока не стали – выбор оставили за священниками.

 

 

Рождество под запретом

            Но самым страшным злом борцы за политкорректность посчитали любимый праздник всех детей – Рождество.

            Еще в 2002 году в Австралии работники детских садов штата Виктория решили отказаться от Санта-Клауса. Как же так, мы не можем обижать представителей ислама – рассудили они и заменили привычного для всех дедушку на клоуна. Нововведение тут же нашло своих сторонников во всем мире.

            Но это все мелочи по сравнению с предложением Рона Гомпертца. В 2005 году он обратился к американскому правительству с инициативой ввести вместо Рождества новый государственный праздник – «Крисмука». По предложению автора, все торжества должны продолжаться почти целый месяц – с начала Хануки и до Рождества. Но это не все. Фантазия пошла дальше – Гомпертц придумал и главного персонажа для нового праздника – Ямамклауса. Внешне – тот же Санта. Только с пейсами.

            Слава богу, идею не поддержали. И пока американских детишек по-прежнему радует Святой Николай.

            Вот только желающих подзаработать в образе Санты становится все меньше. Еще бы. Общение с ребенком – прямой путь к подозрению в педофилии. Над американскими Дедами Морозами постоянно витает призрак судебного преследования. Пару лет назад один из переодетых актеров схлопотал иск за сексуальное домогательство из-за невинной фразы: «Какие у тебя красивые глаза и волосы».

            В Англии истерия достигла такого размаха, что была разработана инструкция, регламентирующая порядок общения Санты с детьми. Документ строго-настрого запретил актерам сажать малышей на колени – исключительно дружеские рукопожатия и воздушные поцелуи. Вот только как объяснить ребенку, что новая инструкция возбраняет целовать доброго старичка, и как поступить тому, если малыш сам протянет к нему ручки – в документе не сказано не слова.

            Но даже такая инструкция не решила всех проблем Санты. Только разобрались с обвинениями в педофилии, как возникла новая претензия. Злокозненный старикашка, оказывается, серьезно травмирует детскую психику. А как еще стоит воспринимать наказ: «будешь плохо себя вести – Санта-Клаус оставит тебя без подарка»? И опять долго дискутировали.

            Отдельное разбирательство устроили и по поводу пола несчастного покровителя рождества. Выступление британских кадровых агентств против рекламы, приглашающей мужчин на работу Сантой, заставило членов Палаты лордов призадуматься. Ведь законы требуют – половая принадлежность не может быть критерием при трудоустройстве. Итог очевиден – законодатели все-таки сделали исключение из общего правила. Право работать Сантой пока остается мужской привилегией.

            Но в борьбе за политкорректность досталось не только Святому Николаю. Пострадали и многие другие символы праздника. В Канаде власти города Торонто переименовали рождественскую елку в праздничную. А в аэропорту Сиэтла ее вообще убрали от греха подальше. Всему виной обращение местного раввина Элазара Богомилски с требованием установить двухметровый восьмисвечник и произвести торжественную церемонию его зажжения. Пока мистер Богомилски рассуждал о дискриминации набожных евреев, руководство аэропорта прикидывало – сколько еще служителей различных культов могут к ним обратиться. Как прокомментировал позднее пресс-секретарь аэропорта, «рождественские или иудейские праздничные украшения в принципе не могут отобразить всего богатства местных культур и обычаев, а времени и ресурсов на надлежащее оформление терминалов в период пиковых нагрузок для авиаперевозчиков нет».

            Хотя говорить об окончательной утрате привычных символов еще рано. Растет и сопротивление политкорректным борцам с Рождеством. После запрета устанавливать христианские рождественские елки в Нью-Йоркских школах католическая лига возмутилась и подала в суд. Дескать, иудеям разрешено устанавливать семисвечники-меноры, с мусульманской атрибутикой тоже проблем нет, можно размещать даже символы афроамериканского праздника Кванзаа, а вот рождественские – нельзя. Аргументация заставила судей призадуматься. И иск борцы за Рождество все-таки выиграли.

 

Цена ошибки

            Требования политкорректности зачастую кажутся абсурдными. Однако одно неверное слово – и можно потерять работу, получить иск на тысячи долларов, да еще и приобрести славу женоненавистника, расиста, гомофоба…

            Сегодня подобными историями никого не удивишь. А ведь многие участники ничего особенного и не делали.

            Так, шестилетняя Шарон Гауэр с подругами ела шоколадный мусс на перемене. Подошедшая чернокожая подружка попыталась поддразнить ее – «У тебя на лице шоколад». «У тебя тоже», – не растерялась Шарон. Когда попытки негритянки очиститься не привели к успеху, девочка пожаловалась учительнице. Итог – раздутый прессой скандал и обвинения шестилетнего ребенка в дискриминации по национальному признаку. А ведь маленькая Шарон даже не знала, что такое расизм.

            Английский священник Макальпин был арестован, с него сняли отпечатки пальцев, просканировали сетчатку глаза и занесли в базу подозрительных лиц. Обвинение, предъявленное ему – гомофобия. А ведь проповедник всего лишь заявил, цитируя Писание, что гомосексуализм – это грех. Что и подтвердил позднее прибывшему полицейскому.

            Большая часть подобных историй остается лишь веселыми байками, а пострадавшие отделываются газетной шумихой. Но неполиткорректная шутка в адрес лучшего друга обошлась сотруднику больницы в графстве Ланкашир куда дороже. Медицинский техник Рой Эмор застрелился после того, как его отстранили от работы.

            А ведь все начиналось так безобидно. Эмор и его темнокожий коллега заметили сотрудников иммиграционной службы неподалеку от клиники. Тут же последовал злосчастный совет «получше спрятаться», как пишет «The Daily Mail».

            Темнокожий друг Эмора даже не думал обижаться или что-то сообщать властям. Но шутку услышал кто-то еще – и в адрес руководства больницы была направлена анонимная жалоба. Возможность потери работы заставила сотрудника клиники расстаться с жизнью.

 

Вместо P.S.

            Кто-то в Америке пошутил, что самым незащищенным членом общества сегодня является белый гетеросексуальный мужчина. Сначала все смеялись. А потом поняли, что это давно уже не шутка. Можно удивляться безумству новых обычаев. Можно бесконечно долго рассуждать о современных нравах и вопрошать, куда катится мир. Можно жалеть детей, у которых отбирают дорогие сердцу праздники. Но может быть, защищая права всего и вся, лучше просто не забывать о чувстве меры? Не породит ли политкорректность, доведенная до абсурда, новые проблемы?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.