Пакистан – страна золотой антилопы

 

            Все пакистанские самолеты начинают свой путь с молитвы: «Иншалла (все в руках Аллаха) – сейчас наш самолет взлетит, наберет высоту и полетит высоко и далеко. Мы будем лететь долго и в конце полета спустимся вниз и сядем на взлетную полосу. А может и не сядем – Иншалла». Не самое жизнеутверждающее напутствие, но все же сюда лучше лететь, чем ехать – меньше проблем с пересечением гор и границы.

 

            Пакистан – страна ислама. Ее название было придумано в Кембридже. В далеком 1933 году 19-летний студент-мусульманин по имени Мохаммед Али Куэйд-и-Азам, бредивший исламом и независимостью, мечтал о мусульманском государстве – и впоследствии стал его первым президентом. В имени страны он очертил ее границы. Слово «Пакистан» – акроним, образованный из названий основных провинций, входящих в состав страны: П – Пенджаб, А – Афганистан, К – Кашмир, С – Синд, ТАН – окончание взято от провинции Белуджистан. Современные пакистанцы переводят свое название чуть проще, но возвышеннее – «Страна чистых».

 

Мавзолей Мохаммеда Али Куэйд-и-Азама

            Гробницу основателя государства возводили целых 10 лет. Строили, как часто случается в последнее время, турки. А в украшении мавзолея поучаствовали многие страны мира. Больше всего отличились единоверный Иран, политически близкий Китай и, что совсем удивительно, Япония.

            В мавзолее стоит караул. Но это, скорее, дань традиции, чем охрана: здесь можно ходить куда угодно, все рассматривать, трогать, фотографировать. Усыпальница прекрасна и снаружи, и внутри. Вокруг нее разбит великолепный тенистый парк – отличное место для прогулки.

 

            Здесь все подчинено религии. День для каждого местного жителя начинается с молитвы и заканчивается молитвой. Люди говорят: «Не будет ислама – не будет и Пакистана». В столице, Исламабаде, в офисе важного государственного учреждения я обратил внимание на карту, разделенную на три части. На первой – окрашенная в зеленый цвет территория современных исламских стран. На второй, датированной 2025 годом, «в зеленом» уже половина мира. На третьей – 2050 год – весь мир. А ниже – лозунг, придуманный воинствующими мусульманами еще в VII веке: «Мы хотим умереть больше, чем вы хотите жить». Увидев, что я навел на карту камеру, служащие одобрительно закивали: все должны это видеть и знать. Напомню, это было серьезное госучреждение – а в них все, вплоть до украшения стен, строго регламентируется. То есть распространение ислама – государственная политика.

            Но остальному миру не стоит пугаться: пакистанский ислам – это не воинствующий ваххабизм, он распространяется мирно. Даже Мухаммеда здешние верующие считают не основателем новой религии, а всего лишь пророком – наряду с Иисусом, Иоанном Крестителем и Моисеем.

            В Пакистане вы запросто можете завести спор о религии с кем угодно – даже с муллой в мечети. Это не вызовет никакой негативной реакции. Но вот от одного обычая натерпитесь – от намаза. Правоверные мусульмане – а такие в Пакистане все – молятся пять раз в день. В мечеть призывает муэдзин – очень громко, ведь услышать должен каждый. Сейчас им облегчили работу, установив на крышах минаретов громкоговорители.

            Первая молитва начинается в 5 утра. А муэдзин «заступает на вахту» с четырех, чтобы успеть собрать верующих. И его действительно слышат все – включая вас. Так что выспаться в Пакистане практически невозможно. После пятничной молитвы еще час-полтора идет проповедь. Тоже через громкоговоритель – вдруг кто-то далеко отойдет от мечети и, не дай Аллах, не услышит.

            Храмы разбросаны по всей стране, весьма многочисленны и очень красивы. В канонические требования строительства пакистанцы внесли яркое дополнение: многие мечети оклеиваются мозаичными стеклышками и осколками зеркал. И в солнечный день – а таких здесь большинство – купола превращаются в столбы света. К сожалению, ни один фотоаппарат не способен запечатлеть это фантастическое зрелище. Прогресс пока еще отстает от воображения пакистанских строителей.

            Пакистан не избалован вниманием туристов. А зря: у этой страны богатая история. Здесь существовала культура, по мнению многих ученых, гораздо более древняя, чем в Египте и Месопотамии. Целых семь архитектурных памятников Пакистана охраняются ЮНЕСКО как Всемирное наследие. Эта земля считается родиной легендарных ариев, давших начало большинству народов Европы. А еще – колыбелью цыган. Из пакистанской провинции Белуджистан они начали свое путешествие по миру. Ну а местные горы – мекка для любого альпиниста. Это самая высотная горная система на земле.

 

Карачи

            Самый большой город страны с населением как вся Беларусь, бывшая столица, крупнейший авиа- и морской порт и промышленный центр. Половина жителей города – беженцы из Индии и их потомки. В 1947 году, когда граница между Индией и Пакистаном только устанавливалась, сюда переселилось около 6 млн. мусульман, и приблизительно столько же индусов и сикхов двинулись в обратном направлении. Карачи принял тогда основной поток беженцев.

            В городе есть, что посмотреть, хотя основные достопримечательности здесь – современные сооружения, а все исторические зоны Пакистана – гораздо севернее. Карачи – точка соприкосновения четырех религий: ислама – здесь множество мечетей; христианства – англичане оставили после себя несколько величественных храмов; зороастризма – в городе существуют две «Башни молчания», где до сих пор огнепоклонники оставляют своих мертвых; и индуизма, оставшегося со времен индийского владычества.

 

Мечеть Маджит-а-Туба

            Храм из белого мрамора с высоченным, под 70 метров, минаретом. Его купол считается самым большим в мире. Единовременно в мечети может молиться пять тысяч человек и еще восемь тысяч – на террасах вокруг. Хотя для многомиллионного Пакистана это не много. Маджит-а-Туба – далеко не самый большой храм в стране.

     

            В 10 км от Карачи, на побережье Аравийского моря, заповедная зона – там откладывают яйца большие зеленые морские черепахи. Туристам туда ход закрыт – но предприимчивые гиды-любители за невысокую плату берутся показать дорогу. Правда, черепахам эти визиты изрядно докучают – пришельцы пугают животных, и они уходят обратно в море.

            Всего в стране 14 национальных парков – ведь на территории Пакистана водится немало редких видов животных, таких как гималайский медведь или слепой дельфин. Последний вообще уникален: может жить только в реке Инд.

            Еще более редкий зверь – белый тигр. Таких в мире всего несколько десятков. Один из них живет в зоопарке Лахора. Вот ему можно посочувствовать. Бедный тигр замучен вниманием и фотосессиями. Кажется, если бы у него был окрас, то давно бы уже выгорел от непрекращающегося света фотовспышек. Кстати, в зоопарке Карачи я впервые увидел и знаменитого бенгальского тигра, тоже красивого и очень редкого.

 

Исламабад

            Столица непохожа на другие пакистанские города – она спроектирована греческими архитекторами по европейским стандартам. Здесь широкие проспекты и улицы, пересекающиеся строго под прямым углом. Здесь невозможно заблудиться: город разделен на пронумерованные сектора. Но любителю экзотики столица может показаться скучноватой.

            Тем не менее, в Исламабаде тоже есть на что посмотреть, так что не теряйте времени даром.

 

Отдых по-европейски в Исламабаде

            Популярное место отдыха столичных жителей – горнолыжный курорт, построенный австрийскими специалистами. Здесь есть единственная в Пакистане сертифицированная трасса – с настоящим снегом.

 

Мечеть шейха Фейсала в Исламабаде

            Богатый саудовский шейх, ищущий хоть какое-нибудь применение своим деньгам, решил построить мечеть «имени себя». Причем самую большую в мире. Выделив на строительство 50 млн. долларов и нашпиговав здание современной электроникой, как космический корабль, шейх отдал мечеть в дар Пакистану. Ультрасовременная мечеть вмещает около 100 тыс. человек.

 

Лахор

            Столица Пенджаба – самой стабильной и спокойной провинции Пакистана. И самой богатой историческими памятниками. Лахор – вотчина сикхов. Согласно легенде, он был основан героем эпоса «Рамаяна» – Рамой – как подземный храм, а потом сыновья героя возвели город. Глядя на Лахор, в это легко поверить. Старые кварталы – сплошной музей с дворцами, замками, фортами, пышными садами. Кстати, недавно под землей откопали и храм.

            Во время индо-пакистанских недоразумений 1947 года сикхи были вынуждены покинуть родные места и перебраться в более веротерпимую Индию. Тех, кто не захотел уехать, просто казнили. Сегодня Пакистан тоже веротерпимая страна. Сикхам разрешено раз в год приезжать на месяц в город для поклонения своим святыням и ухода за могилами.

 

Мечеть Бадшахи в Лахоре

            Возможно, эта мечеть – самая красивая в мире. Ее часто сравнивают со знаменитым дворцом Тадж-Махал. Тем более что строили их практически в одно и то же время. Особенно удивителен храм ночью, когда включается подсветка и купола горят ярким изумрудным огнем. Мечеть Бадшахи глубоко почитают все мусульмане: здесь хранится локон волос пророка Мухаммеда и две пары его сандалий. Раньше было три пары, но одну не так давно украли.

 

Лахорский музей

            Один из интереснейших музеев Пакистана основан отцом известного писателя Киплинга. Кстати, и сам Редьярд некоторое время жил в Лахоре и очень любил этот город. Будущий писатель часто любовался древней пушкой «Замзам», увековеченной позже в книге «Ким». Раньше она стояла на городской площади. Теперь огромное трехколесное орудие расположили перед музеем.

            Среди прочих экспонатов выставлен редкий экземпляр Корана – служители утверждают, что ему больше 1000 лет. Правда, документов, подтверждающих это, не показывают. Кроме того, интересна коллекция старинных музыкальных инструментов. Это же на чем только не играли люди! Жалко, ничего трогать не разрешают, а так хотелось послушать – как такое может звучать.

 

Лахорский форт

            В самом сердце Лахора стоит удивительная древняя крепость из красного камня. Некогда она служила резиденцией здешних царей. Сегодня этот архитектурный комплекс, охраняемый ЮНЕСКО, – обязательная точка в туристическом маршруте по Пакистану. Ведь форт – это не просто строение. Крепостные стены окружают целый комплекс архитектурных шедевров. Самый впечатляющий из них – Зеркальный дворец, украшенный мозаикой из мелких разноцветных зеркалец. А расположенные близ форта прекрасные сады Шаламар, разбитые шахом Джаханом, тоже находятся под охраной ЮНЕСКО.

            Кстати, в любом довоенном американском фильме о Востоке вы обязательно увидите Лахор. Американские кинокомпании обожали снимать купола мечетей и дворцов этой крепости. В большинстве пакистанских фильмов те же декорации: все они тоже снимаются в Лахоре. Здесь есть и своя «фабрика грез» – район кинокомпаний носит звучное название «Лолливуд».

 

Острее острого

            В Лахоре можно начинать и знакомство с местной кухней. Целых две улицы города отданы под точки быстрого питания. Еда готовится прямо на улице и на ваших глазах. Чтобы сделать заказ, достаточно ткнуть пальцем в заинтересовавшее блюдо. Каждое уличное кафе – дело одной семьи, ее гордость и повод для соперничества с остальными. Очень престижным считается, когда у тебя людей больше, чем у соседа. А уж если к тебе выстроилась очередь – ты совсем герой. Правда, очередей почти не бывает: скорость приготовления и обслуживания просто поражает. Как и любезность персонала – к каждому клиенту здесь относятся как к любимому сыну, вернувшемуся в отчий дом с войны и голодным.

            В основе меню – простая народная еда. Но вкусная и неопасная для непривычного иностранца. Синонимами понятия «пакистанская трапеза» будут слова «перец» и «карри». Острее пища только в Бангладеш. Основное блюдо зависит от достатка клиента. Но от голода в стране никто не умирает – продуктов здесь хватает. Самая популярная пища – зерновые и бобовые. Обычный набор еды – лепешка «парати» или «самоса» с пряными овощами «сабзи» в подливе «масала». Разнообразие лепешек просто поражает. Их пекут из пшеничной и рисовой муки. В самой маленькой лавочке их наберется видов 20. Кстати, хлебец «пита» пришел в наши магазины из Пакистана. А соусы и подливы на основе разнообразных масел, специй и трав здесь вообще очень популярны: они питательны и вкусны, если успеть подрегулировать количество специй.

            Что касается мяса, вам никогда не подадут здесь свинину – не положено. Но курица, баранина и козлятина при среднем достатке семьи тоже всегда на столе. В основном в виде шашлыков. Редко какое застолье обходится без них. Рецептов множество: от кебабов – в оригинале это шашлык, а не то, что мы привыкли под этим подразумевать – до кашмирского «калиа» (сваренные, затем замаринованные и обжаренные в масле и диковинных специях ножки ягненка на косточке).

            Второе по значимости блюдо в стране – плов, а соответственно, рис – «чавал». Это слово звучит одинаково на любом из местных диалектов. Не менее популярно «бирьяни» – жареный рис с бараниной, овощами, специями и… йогуртом. Его подадут в любом кафе, и в каждом из них блюдо будет с новым вкусом. А еще в Пакистане любят наши белорусские драники. Готовят точно так же, как и мы, только не из картошки, а из гороховой муки. Картошка здесь очень дорогая – климат для нее не подходит – а потому считается деликатесом.

            Пакистанцы очень любят вкусно поесть, но при этом ухитряются оставаться стройными. Как им это удается – загадка.

            Один из любимых напитков местных жителей – молоко. Но не коровье, а буйволиное. Животные похожи, а вот молоко у них совершенно разное. Коровье большей частью идет на переработку. А буйволиное пьется в сыром виде и добавляется во многие блюда.

            Национальный напиток Пакистана – чай. Кстати, произносится его название точно так же, как и у нас. А вот пьют его совершенно по-другому. В заварочный чайник добавляется множество разных пахучих трав и специй. И очень много сахара. Чай считают благородным напитком и употребляют по особым случаям. В повседневной жизни люди предпочитают жидкость под названием «ласси» – сложное по составу и вкусу питье, отлично утоляющее жажду. Перечисление ингредиентов заставляет задуматься, стоит ли к нему притрагиваться: йогурт, вода, перемолотые овощи, сахар или соль, в зависимости от того, что больше любите. Местные почему-то представляют иностранцам этот напиток как пиво. Их можно понять: большинство пакистанцев пива в глаза не видело. Алкоголь здесь под строжайшим запретом. Его нельзя ввозить в страну – на границе отбирают «на хранение».

            Но спиртное в Пакистане все же производят. Англичане в свою бытность построили и оставили пивной завод. Второе официальное предприятие – под Лахором – производит крепкие спиртные напитки. Вино идет христианским церквям для культовых нужд: в стране чуть меньше 2% христиан – около 3 млн человек. Еще алкоголь закупают дорогие гостиницы и специальные магазины – для дипломатов и иностранцев. Да и там его приобрести сложно: нужно собрать такую кучу справок, что после получения он будет нужен исключительно как успокоительное.

            Утолять жажду здесь лучше всего свежевыжатыми фруктовыми и овощными соками и кокосовым молоком. И обязательно пробуйте сладости – как и всякая восточная страна, Пакистан знает в них толк. Самое популярное лакомство – «барфи». Набор ингредиентов уже возбуждает аппетит: пшеничные шарики, молоко, фисташки, миндаль, мед. Еще обязательно отведайте халву – она совсем не похожа на нашу. Здесь в нее добавляют морковь, яйца, сливки, орехи, молоко и сладкую патоку. А вот арбуз с солью и специями – лакомство на любителя.

            Ну а для тех, кто опасается любой экзотики, везде есть фаст-фуд. «Макдоналдса» вы, правда, здесь не найдете, а вот «KFC»  деятельность развернул.

 

Модный Восток

            Пакистанская национальная одежда для обоих полов называется «шальвар-камиз» – это широкие шаровары и длинная рубашка. Различаются только головные уборы. Мужчины в деревнях носят тюрбан, а в городах маленькую вышитую шапочку. Женщины предпочитают шали. Шальвар-камиз появился в Пенджабе, но быстро стал обычной одеждой в Пакистане, Индии и на всем мусульманском Востоке. Так что по популярности он занимает одно из первых мест в мире. Примерив это на себя, с уверенностью скажу – тоже носил бы. Одежда удобная, с такой погодой незаменимая и, если сделать ее более яркой, еще и красивая. Европейские же костюмы в климате, напоминающем баню, крайне неудобны, а шорты не приветствуются. Так что шаровары здесь носят все, за исключением солдат и полицейских – они должны стойко переносить тяготы формы.

            Пакистанские дамы, как и все женщины мира, стараются себя украшать. И им это отлично удается! Во-первых, шаль из кашмирской шерсти или шелка сама по себе красива, а если еще сделать ее цветной, длинной и многослойной – становится просто незаменимым аксессуаром. Существуют тысячи способов закрепить ее на голове и шее – и таких, что засмотришься. Хотя провожать взглядом женщин на улице здесь не принято.

            Во-вторых, каждая пакистанская красавица носит на себе весь золотой запас семьи – браслеты на руках и ногах, кольца, цепочки. Кстати, очень большое значение придается украшениям в носу – они повышают статус дамы. Ювелирные изделия бывают такими тяжелыми, что их приходится поддерживать дополнительной цепочкой, прикрепленной к уху. Смотрится диковинно – но местные модницы необычайно гордятся этим. По украшениям можно определить семейное положение женщины – у незамужних украшения серебряные или вообще бижутерия, а у замужних – исключительно золото.

            По праздникам и торжествам пакистанки становятся еще красивее. Шаровары и длинные рубахи меняются на сари. Яркие и цветные полотнища могут достигать десятиметровой длины – и при этом выглядят на женщинах как легкие платьица, подчеркивающие экзотическую красоту своих владелиц.

 

Семья по-пакистански

            Женщину в пакистанской семье уважают – она совершенно не обязана, как мы привыкли думать, скромно сидеть у семейного очага. Особенно если родила мальчика. Ведь сын – это доход и забота в старости, а дочь – отрезанный ломоть. До недавнего прошлого в семьях рожали как можно больше детей – вдруг следующим будет мальчик. Сейчас с рождаемостью борются. Пакистан занимает шестое место в мире по численности населения и рискует повторить судьбу Китая. На улицах городов висят умоляющие растяжки – «Количество детей снижает благосостояние ваше и страны». Шутка ли, на начало ХХ века в стране жило 16 миллионов, сейчас – 180! И надо сказать, пропаганда действует – по статистике в среднем в пакистанской семье сейчас не более трех детей. Правда, только там, где можно посчитать. Пуштуны, к примеру, растяжки не читают и никого на свою территорию не допускают. У них собственный семейный кодекс, а в случае чего – кровная месть.

 

В Пакистане крайне не приветствуется безотцовщина. Женщина, родившая вне брака – ЧП для страны. Но беспризорников нет. Таких детей вместе с мамами направляют в специальные приюты, где они и живут своей неполной семьей, защищенные от порицания общества.

 

            Молодая семья в Пакистане образуется чаще всего по договоренности родителей – и обычно на всю жизнь. Развод проблематичен для мужчины и почти невозможен для женщины. Так что супруги стараются любить друг друга. Каждая семья начинает свою жизнь со строительства жилья. Пакистанские дома, даже в городах, большей частью частные. Планов застройки нигде, кроме Исламабада, не существует. Так что молодые выбирают понравившееся место и строятся. Когда семья пополняется – возводят очередной этаж. И так пока не догадаются, что еще один этаж – и это все рухнет на голову. Крыша такого строения обычно используется как терраса для вечерних чаепитий. В доме полно всякой живности, нужной и не очень. С вредной пытаются бороться, бесполезную – не замечают и не кормят (к примеру, местные кошки – ходячие скелеты). Но некоторым животным очень рады. Например, поселившаяся в доме ящерица считается хорошим знаком и ее стараются не спугнуть.

 

Школа жизни

            Центром пакистанской городской и сельской жизни издревле служил базар. Это место, куда ходят не ради покупок, – приобрести все необходимое можно и в магазине. Сюда же идут поторговаться, покрасоваться новыми нарядами, увидеться с друзьями, обменяться новостями.

            На пакистанском базаре вы никогда не будете одиноки. Здесь обязательно найдется группа русскоговорящих продавцов. И вы станете лучшим покупателем дня, даже если ничего не купите – просто потому что дадите повод вспомнить студенческую молодость. Ведь большинство образованных пакистанцев училось в СССР.

            В самом Пакистане существуют две системы образования – государственная и религиозная. В духовной школе, медресе, учатся 15 лет. Окончившие ее становятся улемами – самыми уважаемыми людьми в обществе. В общеобразовательную школу поступают в 5 лет и учатся не слишком долго – парням нужно работать, а девушкам – поспешить с замужеством. В школах обязательна форма – но в каждой она своя. Лет с 10 мальчики и девочки учатся раздельно.

            Детям преподают всего пять предметов: математику, два обязательных языка (английский и урду), историю ислама и предмет под названием «знания», включающий всего понемножку: физику, химию, биологию, географию. У способных детей есть шанс продолжить обучение в колледже, у самых одаренных из них – возможность поступить в университет. Особо везучие отправляются в заграничный ВУЗ.

            Несмотря на обязательное образование, уровень грамотности в Пакистане невысок – только половина мужчин и меньше четверти женщин умеют читать и писать. Во многих горных районах значения слова «школа» вообще не знают. Но большинство городских жителей довольно сносно объясняется по-английски.

            Если же вы хотите полноценного общения – ищите военного, лучше всего летчика. Большинство армейских дисциплин в Пакистане преподается на английском языке, а в авиации – вообще все. Армия в Пакистане – особая каста. Стать военным – мечта каждого мальчишки. Но берут далеко не всех – желающих слишком много. Авиация – армейская элита.

            В экспозиции Музея войны в Карачи стоят восковые скульптуры лучших пилотов Пакистана. Среди них есть и две девушки – красавицы в военной форме с обязательными шалями. Вот кто достоин восхищения! Представляете, какой отбор им нужно было пройти, как учиться и как проявить себя, чтобы попасть в этот пантеон?! Зато после войны их ждала отличная жизнь: они добились уважения и были обеспечены материально – завидные невесты!

            Перед тем же Музеем войны стоит несколько американских «F-16». На каждой такой машине было сбито по три-четыре десятка индийских самолетов. Но мечта любого пакистанского летчика – управлять нашим МИГом. Они отлично представляют себе его возможности – изучали советскую технику в училищах.

            Кстати, фотографируя военных, будьте осторожны. Все, что связано с армией, – солдаты, военные объекты, джипы, самолеты и прочее их имущество – неприкосновенно. Могут и фотоаппарат отобрать.

 

            В Пакистане – правда, в колониальной армии, сражавшейся за северные территории страны, – служил младший лейтенант Уинстон Черчилль. В атаку он не ходил, а строчил отчеты в Лондон о победе британского оружия и новых разрывных чудо-пулях «дум-дум». Через год, правда, они были признаны варварством и запрещены, но Черчилля это не смутило – позже он написал целую книгу про эту войну, отведя в ней достойное место и пулям, и себе самому.

 

Правдивая история Золотой антилопы

            Помните старый советский мультфильм про антилопу с золотым копытцем, из-под которого летели монеты? Оказывается, у этой сказки есть реальная подоплека. Правитель Лахора шах Джахангир – тот самый, что построил Тадж-Махал, – однажды приручил маленькую антилопу. Он часто гулял со своим любимцем по великолепным садам. Шах дал животному имя Мансрадж – Король Антилоп – и приказал позолотить ему копыта, чтобы отличать от сородичей. Когда антилопа бежала в лучах света, казалось, что она оставляет за собой золотой след. Так и родилась эта красивая легенда.

            Когда Мансрадж умер, Джахангир велел похоронить его на острове посреди озера и возвести башню. На вершине ее поставили памятник Золотой антилопе – с такими же позолоченными копытами. Скульптура сохранилась до сих пор. Парк вокруг нее – излюбленное место для прогулок, где детям непременно рассказывают эту историю.

 

Тюнинг на дорогах

            Дороги Пакистана на удивление хороши. Почти нет ям и ухабов, где положено, стоят дорожные знаки и дорожная полиция с радарами. Мы отметили интересную закономерность – перед постом висит табличка: «Внимание, через 100 метров замеряют скорость». К тому же форма у полицейских настолько яркая, что, даже не заметив предупреждения, водители не могут их не увидеть. Но это не смущает автомобилистов – никто не замедляет движения.

            Основное средство передвижения в городах – старинные автобусы. Каждый из них – неповторимое зрелище: тюнинг машин превращается в дело всей жизни их владельцев. Украшений на транспорте даже больше, чем на местных красавицах. Стоимость отделки некоторых автобусов достигает 50 тыс. долларов. Для простого пакистанца это сбережения минимум двух поколений.

            Городской общественный транспорт здесь курсирует без остановок. Пассажиры входят и выходят прямо на ходу. Мужские и женские места разделены решеткой. Конкуренцию автобусам составляют маршрутки – это экстремальный вид транспорта, не связанный правилами дорожного движения. В каждой из них, кроме водителя, присутствует зазывала-кондуктор-вышибала, а пассажиров набивается, сколько влезет. Пешеходу на дорогах следует соблюдать осторожность: пешеходных переходов нет. А движение в Пакистане левостороннее, что для нас непривычно.

            Обычный сельский транспорт – мулы и лошаки. Что до путешествий по стране, то быстрее всего передвигаться на поездах. Правда, комфорт они обеспечивают весьма относительный. Купе в них шестиместные – по три полки с каждой стороны. И рассчитаны они на местное население – слишком узкие для европейца. Свет по ночам не экономится и отключается только с перегоранием лампочки. Стук колес тоже не похож на наш – заснуть под него не так уж просто. По утрам, где-то между 4 и 5 часами, будят к намазу, а разобравшись, что он вам не нужен, – извиняются. Кстати, и междугородные автобусы пять раз в день останавливаются для молитвы – по возможности у мечетей, но иногда и просто в чистом поле.

            Главная дорога Пакистана – Каракорумское шоссе – ультрасовременная трасса длиной почти 1300 км, построенная Пакистаном и Китаем во время их совместной дружбы против Индии. Кстати, впервые план проложить такое шоссе появился в XIX веке у русских, желавших проникнуть на север Индостана. Все шло к тому, что эта часть Пакистана должна была стать владениями России.

            Собственно, идея построить дорогу через Памир появилась у нашего соотечественника Бронислава Громбчевского. Ученый-географ, и по совместительству капитан русской разведки, прибыл с разъездом казаков в княжество Хунза. Быстро сведя дружбу с местным князем, он наладил бесперебойную поставку русских товаров и оружия, а заодно оценил перспективы переброски войск из России. Правда, провести этот план в жизнь не успел. Очарованный Громбчевским князь Хунзы поторопился и обратился к Царю с просьбой принять его земли в российское подданство. А уже через месяц по удобным южным равнинным дорогам свои войска сюда перебросили англичане. Хунза побыла русской всего 3 года. А наш соотечественник впоследствии стал Почетным членом Императорского географического общества, генерал-майором Генерального штаба русской армии, Астраханским губернатором и атаманом Астраханского казачьего войска.

 

P.S.

            Пакистан – страна красивая. Большинство высочайших горных вершин мира, начиная со второй по высоте – пика Чогори – находится не его территории. Правда, почти все – в зонах, закрытых для посещения туристами-альпинистами, близ неспокойной границы с Индией или вовсе на спорных территориях.

Любимый спорт пакистанцев – крикет, пакистанская команда – одна из лучших в мире. Не менее уважаем хоккей на траве – в этой игре они тоже почти непобедимы. Но в мире большого спорта Пакистан знают не поэтому – здесь, в городе Сиалкот, шьют лучшие в мире футбольные мячи и поставляют на большинство крупных чемпионатов. Правда, с недавних пор – под марками ведущих мировых спортивных компаний.

            Туристу в Пакистане опасно болеть. Нет, лекарств здесь хватает. Но для работы в аптеке по местным законам не требуется никакого медицинского образования. Провизором может быть кто угодно, если он накопил денег, чтобы открыть аптеку. Лекарства такой «специалист» будет предлагать исходя из личного опыта и своего видения лечения вашей болезни. Так что если не хотите рисковать, захватите все необходимое с собой. Благо, ввозить лекарства можно без ограничений. Как и деньги – любые, кроме израильских. Эту валюту отберут и утилизируют на границе как заразу.

            Пакистан, несмотря на не самое грамотное население, страна весьма читающая. Выходит почти 3000 газет и журналов. Даже свой женский журнал есть – «Акбар и Хаватин».

            Ночью в Пакистане совсем не хочется спать. Гораздо приятнее смотреть на небо – оно глубокого черного цвета. Звезды кажутся такими близкими, что ты невольно протягиваешь руку, пытаясь дотронуться. Может, они, и правда, гораздо ближе, чем нам кажется? В Пакистане уж точно.