Никарагуа

 

          Республика Никарагуа – самое большое государство Центральной Америки. Оно имеет выход к двум океанам, а протяженность береговой линии превышает 800 км. Хватает тут и пресной воды – в стране два крупных озера. Плодородные земли, природа, погода – всем Господь наделил здешние места. Живи и радуйся. Но жизнь в этой стране никогда не была легкой. По бедности Никарагуа занимает второе место в своей части света. Хуже живут только на Гаити.

 

Испанский вклад в историю индейцев

            Эти земли были открыты самим Христофором Колумбом в 1502 году во время его четвертого плавания в поисках Индии. Но они почему-то не заинтересовали первооткрывателя. Лишь через 20 лет испанцы ступили на этот берег, чтобы разузнать – а нет ли здесь чего-нибудь полезного. И не прогадали. Первая же сделка с вождем местного племени превратила предводителя конкистадоров в одного из богатейших людей Испании. Он продал вождю свою рубашку за 18,5 тыс. золотых монет. Причем каждый посчитал сделку весьма удачной. Конкистадора звали Гонсалес, индейца – Никарагуа. По его имени испанцы и назвали эту страну – и уже никогда не оставляли ее без внимания.

            В том же году по распоряжению губернатора Центральноамериканских земель в Никарагуа высадился известный завоеватель Франсиско де Кордоба с 230 товарищами. Цель визита была традиционной – собрать имеющееся в стране золото. Деятельные испанцы буквально за год вывезли все, что индейцы смогли накопить за 800 лет. Зато стараниями Кордобы на побережье Тихого океана появились первые города – Леон и Гранада. Правда, радости самому Франсиско это не доставило. Вскоре его казнили – за многочисленные пытки и неоправданную жестокость по отношению к индейцам. Но имя его в истории осталось навсегда. «Кордоба» – так называется никарагуанская валюта.

 

Сегодня нам представляют конкистадоров как шайки бандитов, безжалостно уничтожавших индейские племена. Между тем, испанским первопроходцам предписывалось обращаться с местным населением «в соответствии с христианскими принципами». И многих лишили жизни за нарушения этого предписания. Такая судьба, например, постигла открывателя Панамы Васко де Бальбоа. Он был казнен за превышение полномочий в приведении к присяге индейских вождей и жестокость своих солдат.

 

            С приходом конкистадоров местное население начало катастрофически быстро вымирать. Из 500 тыс. индейцев, живших тогда на территории Никарагуа, через 100 лет осталось всего 12 тыс. Правда, аборигены гибли не от пуль – европейцы принесли с собой неведомые ранее болезни. А у индейцев не было иммунитета даже к обыкновенному гриппу.

 

Неродившийся брат Панамского канала

            Одно из современных чудес света, Панамский канал, мог бы носить совсем другое имя – Никарагуанский. Тем более что все предпосылки для этого были. Во-первых, здесь пришлось бы меньше копать – не 80 км, а всего 18. Во-вторых, не нужно было бы строить шлюзы – местность тут равнинная. Да и революции для начала работ не требовалось.

 

            Строительство канала даже начинали, и не раз. Первыми за это взялись испанцы – еще в XVI веке. Но остановились: ученые того времени считали, что Тихий океан находится гораздо ниже Атлантического, и в случае их соединения вода перельется и на месте Атлантики образуется пустыня.

            Следующими были французы. Отлично понимая, какую выгоду может принести такой водный путь, император Наполеон III в середине XIX века учредил «Компанию по прорытию Никарагуанского канала» и направил в Центральную Америку все необходимое для строительства. Но императора вскоре свергли и работы так и не начались.

Еще через некоторое время каналом занялись США. Частная американская компания в 1893 году подошла к делу основательно – в Никарагуа доставили рабочих, технику, построили железную дорогу, даже выпустили марку с видом будущего канала. Но, прокопав всего два километра, компания разорилась. Больше за это дело никто не брался. Тем более что уже начались работы в Панаме.

            Однако идея постройки канала не забылась. В 2009 году президент Никарагуа Даниэль Ортега, будучи с визитом в России, предложил ее осуществить. Российский президент заинтересовался: «Думаю, что такого рода идея будет служить обеспечению безопасности в Карибском бассейне. Да и в мире. Мы смотрим на этот проект с интересом». Так что строительство, возможно, начнется снова. Правда, будет ли оно закончено на этот раз – неизвестно.

 

Путешествуя по вулканам

            Никарагуа – одно из приятнейших мест для отдыха. 20% территории страны – прекрасные национальные парки и огромные озера с уникальной экосистемой. Одно из них – Никарагуа – второе по величине во всей Латинской Америке. Крупнее только Титикака. Местные жители называют свое озеро «Косиболка», в переводе – «сладкое море». Почему – непонятно. С виду вода здесь чистая, а вот на вкус – гадкая. Зато ее считают целебной – и не зря: рваная рана на руке зажила всего за 3 дня купания.

            Посреди озера расположен красивый остров Ометепе. Появился он после извержения трех вулканов. Два из них – Консепсьен и Мадерас – изображены на гербе страны. Ометепе – одно из самых посещаемых мест страны. Каждый час с материка прибывает корабль и высаживает очередную толпу туристов. Местная инфраструктура хорошо развита, но с таким потоком справляется с трудом. Однако нашим соотечественникам расстраиваться не стоит – самым популярным отелем на острове владеет сеньор, шесть лет отучившийся в Астрахани. Он безмерно скучает по русскому языку и, узнав, откуда мы прибыли, предложил поселиться за полцены.

            В Никарагуа вы вообще запросто можете встретить русскоговорящего человека. После победы революции Сандинистское правительство тысячами отправляло молодежь на учебу в СССР. В Манагуа на улице я увидел бывшего однокашника – вместе учились в Минске в БГУ.

            Но вернемся к Ометепе. Вулканы на острове действующие, и они периодически просыпаются. Оттого дно водоема сплошь покрыто острыми камнями. В воду нужно заходить крайне осторожно, а лучше в обуви. Нырять вообще нежелательно – озеро довольно мелкое.

            На вулкан Консепсьен можно забраться. Правда, если не хотите остаться там навсегда, наймите проводника. Мы с другом проигнорировали этот добрый совет и пошли одни. И, естественно, заблудились. На пути все время попадались то глубокие трещины в земле, то вулканические глыбы. К тому же наверху довольно жарко – питьевая вода быстро закончилась. Выбирались мы 6 часов. И когда увидели привязанную корову – почувствовали себя счастливыми: ведь тот, кто придет ее забирать, знает дорогу!

            Менее экстремальным, но не таким впечатляющим было посещение вулкана Масайя. Там тоже есть свои прелести. К подножью горы можно добраться на машине прямо из Манагуа – она в 20 км от города. Национальный парк «Чоковеро» работает 24 часа в сутки. Точно так же, как и вулкан. В том, что Масайя не спит, вы убедитесь еще издалека – тучи сероводородного смога поднимаются беспрерывно. Так что стоит следить за ветром: если подует на вас, лучше перебежать на другую сторону. Противогаз-то вы с собой вряд ли носите.

            Вулкан периодически активизируется и бросает из жерла камни. Вот здесь уже лучше просто уехать. Повсюду развешаны таблички с наставлением машину ставить строго задом к вулкану. Чтобы в случае чего быстро уезжать, не тратя времени на маневры. Спасаться, кстати, лучше в направлении города Масайя. В этом населенном пункте расположен самый большой в Никарагуа рынок индейских народных промыслов. Кажется, что со времен Колумба никакие новые технологии до индейцев так и не дошли. Но многим интересны именно местные сувениры. А еще – от Масайи рукой подать до прекрасной Гранады.

 

Поспорили как-то Леон и Гранада…

            Гранада – один из красивейших городов обеих Америк. Она входит во Всемирное Наследие ЮНЕСКО. Здесь много людей, заоблачные цены, давка у достопримечательностей, переполненные отели. Смиритесь со всем этим – и город вам понравится.

            Гранадой невозможно не восхищаться. Тут повсюду соборы, мощеные улицы, старинные дома с большими тенистыми патио. Даже отели в большинстве своем многовековые. Невозможно поверить, что город пережил страшный пожар, уничтоживший его почти полностью. Бедствие учинила очень мрачная для Никарагуа личность – американец Уильям Уокер. Сейчас можно только представлять, какой шедевр отстроил конкистадор Кордоба, если даже то немногое, что сохранилось, – повод для восхищения.

 

В 1855 году Уильям Уокер с полусотней наемников высадился в Никарагуа, чтобы захватить здесь власть. И через год стал президентом. Дальше – больше, амбициозный американец решил завоевать всю Центральную Америку, ввести в ней рабство и, присовокупив еще и Кубу, присоединить это все к США. Больше года Центральноамериканские страны сражались за свою независимость. Покидая Никарагуа, побежденный Уокер сжег дотла красавицу Гранаду и оставил на пожарище плакат: «Здесь когда-то была Гранада».

 

            Леон – вторая яркая звезда на карте Никарагуа, извечный соперник Гранады с похожей судьбой. Правда, его не жгли – зато в 1609 году город пострадал от землетрясения. Разрушения были настолько велики, что жители решили: восстановить поселение будет дороже, чем построить новое. Современный Леон находится в 30 км от первоначального места. Сегодня это город либералов и интеллектуальной элиты. Здесь находится главный вуз Никарагуа, основанный еще в 1812 году. Все остальные университеты страны – его филиалы.

            Леон до середины XIX века был столицей Никарагуа. С этим никогда не могла смириться Гранада. Города издавна враждовали, дело доходило даже до войны. В конце концов всей остальной стране это надоело, и столицу перенесли в Манагуа.

            Этот город не слишком примечателен. Возможно, до землетрясения 1972 года, когда половина столицы была разрушена, она и считалась красивой, но сейчас – увы. Зато здесь мы посетили музей с непроизносимым названием Гуэллас-де-Акахуалинка. Главная его достопримечательность – коллекция следов людей и животных в застывшей лаве. Это отпечатки завязших во время извержения близлежащего вулкана, случившегося за 8 тыс. лет до Помпеи.

            А еще в столице есть забавный обычай: дети просят деньги у прохожих на улице. Завидев двух иностранцев, скучающая толстая женщина вдруг огласила округу воплем: «Мария»! Тут же перед нами появилась девочка лет шести и заученно выдала: «Сеньоры, с вас по доллару». Вот такая неожиданная встреча.

            Манагуа – город, построенный исключительно для автомобилистов. За два дня мы обнаружили всего два светофора и столько же пешеходных переходов при них. Других здесь нет – ни подземных, ни наземных. Дороги в городе хорошие и машины несутся по ним с устрашающей скоростью. А пешеходам остается пересекать проезжую часть на свой страх и риск.

 

Вклад личности в историю

            История любой латиноамериканской страны – это история личностей. Никарагуа не исключение. Множество имен до сих пор на слуху у всего мира – Сандино, Сомоса, Даниэль Ортега. И за каждым – большой пласт истории страны.

 

Сандино против США

            Аугусто Сесар Сандино Кальдерон – так полностью звучит имя главного никарагуанского героя. Отец, придумавший сыну такое прозвище, возлагал на него большие надежды. Два первых имени мальчика – Август Цезарь – ранее давали только римским императорам. Хотя при рождении папа сына не признал и еще долго от него отказывался.

            Не особо рассчитывая на отца, молодой человек сам начал устраиваться в жизни. Он брался за любое дело и объехал в поисках заработка всю Центральную Америку. Когда Сандино вернулся на родину, Никарагуа представляла собой плачевное зрелище. Страна была монопольной собственностью одной американской фирмы – «Юнайтед фрукт компани». Именно это государство назвали «банановой республикой» – «Юнайтед фрукт» выращивала здесь бананы.

            Американцев в Никарагуа никто не любил. Сандино пошел дальше – он попросту объявил войну США. И соотечественники поддержали деятельного молодого человека. Не имея не то что военного, но и просто среднего образования, Сандино начал побеждать. В ответ в 1927 году войска США применили запрещенный прием – позже его назовут «ковровые бомбардировки». За поражения от партизан с саблями и мачете американцы отомстили жестоко – стерли с лица земли мирный город Окоталь.

 

            Партизанская армия Сандино почти на треть состояла из детей 12–14 лет. А самому младшему исполнилось всего 9. Индейский мальчик-сирота, получивший прозвище Чико-Омбре (мальчик-мужчина), долгое время был проводником одного из отрядов. А 12-летний Хосе Кастильо стал легендарным снайпером, лучшим стрелком среди партизан.

 

            Но желаемого результата они не добились. Сандино поклялся не выпускать из рук оружие, пока последний американский солдат не покинет его родину. Символом борьбы стало черно-красное знамя и лозунг, подхваченный всеми борцами за независимость – «Свобода или смерть». Позже и лозунг, и знамя принял на вооружение еще один знаменитый революционер – Фидель Кастро. Правда, он убрал с флага Сандино изначально украшавшие его череп и саблю – слишком уж стяг походил на пиратский.

            Борец за никарагуанскую независимость ввел новшество – интер-бригады. Под его знамена собирались добровольцы со всей Латинской Америки, продолжившие затем борьбу в других странах.

            Американцы пытались бороться с Сандино всеми возможными средствами. По их требованию Аугусто и его последователей отлучили от церкви. Но люди не оставили своего командира. За его голову была объявлена награда в 100 тыс. долларов. И получить эти деньги в общем-то не составляло большого труда: Сандино был всегда на виду и почти без охраны. Но ни один человек не воспользовался возможностью.

            Анри Барбюс назвал Сандино «Генералом свободных людей», а Ромен Роллан «Героем, на которого хотят быть похожи все». Европейские газеты размещали ежедневную сводку боев кучки слабо вооруженных никарагуанских крестьян против одной из мощнейших армий мира.

            В 1933 году последний американский солдат покинул Никарагуа. А вскоре погиб и Сандино.

            Однажды на празднике на Аугусто было совершено покушение. После этого он дал себе слово никогда не брать в рот спиртного и не участвовать в гуляньях. Сандино нарушил это правило всего один раз – принял приглашение друга и соратника отметить победу. Этот праздник стал для него последним. Его машину встретили, окружили и расстреляли – такой приказ отдал тот самый друг по имени Сомоса.

 

Сомоса

            Прадед Анастасио Сомосы Гарсия был известным грабителем и жизнь свою закончил на фонарном столбе. Деда в пьяной драке зарезал родной брат. А отец умер в богадельне, куда его сдал экономный сын. Сам Анастасио начал карьеру с того, что попал в американскую тюрьму за подделку долларов. Но парню было всего 17 и ему смягчили наказание, выслав на родину. Эта отсидка сыграла большую роль в его дальнейшей судьбе. В тюрьме Анастасио выучил английский. И когда войска США высадились в Никарагуа, Сомоса устроился к ним переводчиком. Хваткий и расчетливый малый приглянулся американцам и начал стремительно делать карьеру. Через некоторое время Анастасио Сомоса стал генералом и командиром Национальной гвардии – крупнейшей военной силы Никарагуа. Но его амбиции были неуемны – парень замахнулся на главное кресло страны. Единственным препятствием на пути к нему был Сандино. И эту проблему Сомоса решил раз и навсегда.

            Став главой государства, он зажил в собственное удовольствие, не признавая для себя никаких ограничений. У новоявленного диктатора была страсть – он любил хищных зверей. И в одной из беднейших стран мира к президентскому дворцу пристроили еще один – для животных. Со всех уголков планеты Сомоса собрал уникальную коллекцию хищников.

            Диктатор водил знакомство с сильными мира сего. Его друзьями были и Рузвельт, и Франко, и Гитлер. С последним сложились особенно нежные отношения – они даже обменялись портретами с теплыми дарственными надписями. Правда, как только звезда фюрера пошла к закату, Сомоса тут же отвернулся от бывшего товарища – с максимальной выгодой для себя.

 

            Теодору Рузвельту однажды намекнули: наш подопечный Сомоса водит дружбу с Гитлером. В ответ президент бросил фразу, ставшую известной на весь мир: «Да, он сукин сын. Но это наш сукин сын».

 

            Еще в XIX веке 60 немецких переселенцев, выбрав самую неплодородную землю, занялись на ней сельским хозяйством. За короткое время община превратила джунгли в райские кущи и обустроила свою жизнь. А затем решила учредить собственную школу. Узнав об этом, Гитлер тут же поставил ее на госфинансирование. Ежегодно из Германии на содержание школы приходило 2000 марок – немалые деньги, особенно для Никарагуа. Так вот, в 1944-м, когда Сомоса, следуя мировой моде, объявил Германии войну, и школа, и денежки перешли в его личную собственность. Поселенцы же – кто мог работать – стали, по сути, рабами диктатора. А кто не мог – были отправлены в концентрационный лагерь в город Уичита (США), где почти все погибли.

            Смерть правителя оказалась очень похожей на ту, что он сам приготовил для Сандино. Сомоса убили на празднике. Во время танца его расстрелял молодой патриот. Причем последнюю пулю он направил диктатору в пах. После покушения Анастасио жил еще 8 дней. Все это время личный доктор президента Эйзенхауэра боролся за его жизнь.

            После гибели диктатора династия Сомоса не закончилась, страной еще долго правили два его сына. Но это уже в прошлом.

 

«Bienvenido a Nicaragua»

            «Добро пожаловать в Никарагуа» – эту надпись въезжающие в Никарагуа иностранцы видят повсюду – и на пограничных постах, и даже на столбах. Побывав там, я бы немного подправил лозунг: «Добро пожаловать в платную страну Никарагуа».

            Местные чиновники начинают работу почему-то далеко за пределами своей страны. Автобус ехал еще по территории Гондураса, а в салон уже зашли люди в никарагуанской форме и предложили заплатить по 8 долларов за въезд в страну. Наличие визы СА-4 – аналога шенгенской для 4-х стран Центральной Америки – а также страница с визой самой Никарагуа не произвели на них ни малейшего впечатления. Улыбающийся человек из Службы миграции сообщил: не надо быть такими умными, а если мы хотим попасть в Никарагуа без проблем – нужно платить побыстрее, а то блокнот с квитанциями он и так уже в хлопотах с туристами забыл. Чиновник приукрасил действительность – даже после оплаты въезда проблемы все равно были.

            В Никарагуа не пускают без досмотра багажа. Каждая единица поклажи – 1 доллар. На границе всех высаживают из автобуса, а впускают обратно только после бдительного сличения лица с паспортом и правильных ответов пограничнику на испан-ском. Процедура эта строго индивидуальная, а потому долгая. Пассажиры стоят перед автобусом и ждут своей очереди. Затем идет тщательный досмотр автобуса, беседа с водителем, раздача паспортов, и только теперь – «Добро пожаловать в Никарагуа».

            Смею заявить – здесь самая сложная процедура пересечения границы во всей Латинской Америке. Кстати, расставание со страной – это тоже долго и не бесплатно. За вход в зону таможенного контроля – 1 доллар, за заполнение миграционной карточки – 4 доллара… Внутри страны за каждый шаг также приходится платить.

            Неуемная тяга к поборам уже однажды обернулась для Никарагуа международным судом. В 2009 году с иском обратилась Коста-Рика, протестуя против взимания никарагуанскими пограничниками платы с лодок соседей, плавающих в нейтральных водах пограничной реки Сан-Хуан. Плата была небольшая – от 5 до 14 долларов. Но Никарагуа теперь в неудобном положении и оправдывается перед ООН.

            Если вы не прилетели сюда на самолете, лучший способ добраться в страну – автобусом из Коста-Рики или Гондураса. Это довольно удобно, хотя и долго. От столицы Гондураса до столицы Никарагуа совсем не далеко. Беды Центральноамериканских автотрасс – редукторов – здесь нет, и дорога хорошая. Но автобус идет целых 10 часов.

            Никарагуа, подобно Гватемале и Гондурасу, – страна бедная. Однако не думайте, что дешевая. Отели и еда гораздо дороже, чем у соседей, и сравнимы по ценам с югом США. А фрукты стоят примерно как в Минске зимой.

 

Ода кофе и никарагуанским немцам

            Если вы прибыли, чтобы насладиться местной кухней, можете сразу возвращаться домой. Питаются здесь традиционно. Чаще всего здесь готовят жареный рис с бобами, жареную говядину с маниоком, жареный маниок со свининой. С первыми блюдами чуть лучше – вкусен «мондонго» из рубца с овощами, много овощных супов-пюре. Никарагуанские озера кишат рыбой. Я наблюдал, как пара детишек, отъехав на часок от берега, вернулась с уловом, закрывшим все дно лодки. Его за бесценок сбыли перекупщикам. А дальше за короткий путь от озера до кафе рыба выросла в цене до уровня деликатеса.

            Зато напитки тут радуют. Ром «Флор-де-Кана» заслуженно считается лучшим в Центральной Америке. А вот пиво подкачало. Из всех сортов с удовольствием можно пить только «Тона». Для любителей «экзотик-дринка» в любом месте страны подают некую спиртосодержащую смесь под названием «тесте» (пророщенные зерна с какао) или «посоло-кон-лече» (пророщенные перебродившие зерна с молоком).

            Как особый деликатес, за большие деньги, в дорогих отелях предлагают жареного броненосца. Правда, попробовать его мы не решились: неизвестно, как организм отреагирует на такое новшество. Тем более что незадолго до того уже обожглись на подобной дегустации. В Гранаде нам предложили коктейль из ранее невиданных фруктов. Оказалось, вкусно, но разводят его водой из колонки – а это опасно для здоровья.

            Но ценнейшее гастрономическое удовольствие в Никарагуа – кофе. Вкусный, ароматный, крепкий… Вспомните рекламу этого напитка. Так вот, если он из провинции Хинотеги, все, что там говорят, – правда. Растят его никарагуанские немцы. Те самые, что когда-то были отправлены в концлагерь в США. Приехав в дикие джунгли, они создали одни из лучших кофейных плантаций в мире. Кстати, после войны оставшиеся в живых переселенцы вернулись обратно в Хинотегу. И вновь основали диаспору, и школу открыли. Финансирует ее, как и раньше, Германия. Сейчас она – самая престижная в стране. Учить там своих детей считает за счастье весь высший свет Никарагуа.

 

Никарагуанец в фас и профиль

            Люди в Никарагуа очень разные. На севере почти сплошь живут индейцы, на юге и тихоокеанском побережье – белые европейцы, все атлантическое побережье занято неграми, называющими себя «гаринфус». На сегодняшний день Никарагуа считается единой страной, однако по сути является конфедерацией.

Жители Никарагуа очень большое внимание уделяют образованию. 80% страны обучено грамоте. Это больше, чем в любом другом Центральноамериканском государстве. Дети относятся к учебе очень ответственно. Как-то в одной деревеньке к нам подошла в кафе девочка-школьница с просьбой: «Мне в школе дали задание нарисовать флаги стран, которые знаю, я нарисовала пять. Может, вы знаете еще какой-нибудь и поможете мне?» В школьной тетради девочки мы нарисовали на всю страницу флаг Беларуси. В цвете. Чем привели школьницу в неописуемый восторг. Теперь ученица произведет в школе фурор и, скорей всего, станет отличницей.

            Что же касается прекрасной половины человечества, то дамы в Никарагуа склонны к полноте. И вроде питаются не гамбургерами, а нормальной едой. Правда, к кока-коле женская половина страны неравнодушна. И употребляет ее в неимоверных количествах. Она стала здесь почти национальным напитком.

            Зато мужчины в Никарагуа стройные – должно быть, потому, что предпочитают ром. Воскресенье у сильного пола проходит так: утром – церковь, а все остальное время – питейные заведения. К обеду все навеселе. Владелец кафе, куда мы зашли за пивом, к 12 часам дня уже не разбирался в сортах и ценах отпускаемых напитков. Похоже, церковь он пропустил и «принимать на грудь» начал задолго до открытия собственного заведения.

            Зато в будни народ в стране работящий – обрабатывает землю, выращивает урожай. Здесь много рисовых полей и окультуренных банановых плантаций. До недавнего времени была хорошо развита и табачная промышленность. Но предыдущий президент, Виолета Чаморро, решила, что курение – зло и извела табак под корень. Пожалуй, она все правильно сделала, но местные мужчины возмущаются. И подпольно производят сигариллы – самые лучшие из всех, что мне доводилось пробовать.

            А вот виноделие в Никарагуа не развито вовсе, если не считать вином то, что выгоняется неизвестным способом из папайи и манго. Вы когда-нибудь пили вино из папайи? И никогда не делайте этого – поберегите здоровье.

            В Никарагуа есть очень богатые люди. Но еще больше – бедных. И между ними – огромная пропасть. Ко второму приходу сандинистов к власти местные олигархи потянулись из страны и начали быстренько, пока не конфисковали, сбывать имущество. На продажу выставлено много недвижимости. В газетах нередки объявления типа: «Срочно продам остров по сходной цене. Позвоните, и мы договоримся. Только позвоните». Сложно, наверное, продавать никарагуанскую недвижимость, сидя в США.

            Ну а в целом страна ведет спокойную, неспешную жизнь, стараясь сделать ее как можно лучше. Люди здесь веселые и отзывчивые, отели хотя и дорогие, но уютные. В одном из них с удивлением увидели картину с близким сердцу пейзажем – лес, деревенька, озеро… и все в глубоком снегу. Интересно – откуда такая картина взялась в тропиках. С радостью вспомнили о Родине, чтобы после, рассказывая об этом дома, ностальгировать о замечательной стране Никарагуа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.