Многоликая Камбоджа

 

            Страна кхмеров за последние 40 лет умудрилась шесть раз поменять свое название. Попеременно она была Кхмерской Республикой, Демократической Кампучией, Республикой Камбоджа… Сегодня имя этого государства – Королевство Камбоджа. Придумано оно чиновниками из ООН на основе санскрита. На исконно кхмерском же название страны звучит совершенно по-другому – Кампучия.

            Сказать, что Камбоджа страна интересная, – ничего не сказать. Чудесная природа, древняя история, добрые и открытые люди, уникальная архитектура (например, Ангкор, считающийся восьмым чудом света). И вместе с тем – кровавая история и абсолютная закрытость для всего остального мира на протяжении долгих лет. Всем этим Камбоджа манит людей. Уже второй десяток лет в стране настоящий туристический бум.

            Издревле эта плодородная и полноводная земля притягивала взоры двух сильных соседей – Вьетнама и Таиланда. Быстро договорившись о разделе кхмерского государства, они начали не спеша и основательно прибирать к рукам понравившиеся территории. От полного растаскивания земель Камбоджу спасли… французские колонизаторы. Объявив свой протекторат над страной, французы быстро почти полностью восстановили территорию государства в прежних границах. И до 1941 года над всей Камбоджей сияло безоблачное небо спокойной жизни.

 

            А потом страна начала воевать – то с внешними врагами, то с собственными гражданами. Разнообразные вооруженные конфликты продолжались до начала XXI века. Но самый кровавый период государству пришлось пережить во время короткого, длившегося всего чуть более трех лет, мира. Имя этому периоду – Пол Пот.

            Первое, что сделал диктатор, – упразднил официальный календарь. 1975 год превратился для кхмеров в «Нулевой Год Чистого Государства». Попутно отменили деньги, почтовое сообщение и все классы и сословия. Следующей идеей молодого новатора стало тотальное выселение граждан из городов. Три с половиной миллиона человек были изгнаны из собственных домов в течение 72 часов! Такой акции – по масштабности и уровню организации – не проводилось еще никогда и нигде в мире.

            Кстати, планирование и проведение мероприятий у Пол Пота было налажено идеально – не хуже знаменитого немецкого «орднунга». Диктатор всегда и все методично доводил до конца. Такой педантизм стоил народу Камбоджи, по официальной версии, от 2 до 3 млн. жизней. Для страны с населением в 7 млн. человек это была настоящая катастрофа. Трудно предположить, сколько бы осталось на земле кхмеров, пробудь Пол Пот у власти подольше.

            Официальных документов и свидетелей смерти диктатора нет; неизвестно также, где его могила. Есть лишь предполагаемое место кремации. Соратники Пол Пота были арестованы – их ждал трибунал. Он ждет их до сих пор – слушания ежегодно откладываются. Причин тому много – если в той же Германии сегодня за ношение свастики могут посадить в тюрьму, то в современной Камбодже не все так однозначно. Нынешний руководитель страны Хун Сен – сам бывший генерал «красных кхмеров» и не афиширует, чем занимался в период с 1975 по 1978 год. К тому же все больше молодежи выступает в поддержку Пол Пота, считая его политику «очищения» правильной. Уже не все верят в цифры жертв, приведенные официальной пропагандой. Юные камбоджийцы организуют массовые туры по местам жизни своего «вождя». А предполагаемое место его кремации стало объектом паломничества для многих кхмеров.

 

Вилла Наполеона III – маленький домик на территории королевской резиденции. Его построили специально для французского императора, но не здесь, а в Египте – во время открытия Суэцкого канала. Вилла очень понравилась Наполеону III, и он не захотел оставлять ее, чтобы не досталась англичанам. Строение разобрали и подарили королю рангом пониже – кхмерскому – с наказом хранить ее как гостевой домик на случай приезда императора в страну. Правда, ни один из французских монархов так и не добрался до Камбоджи, но домик кхмеры сохранили – теперь это их национальное достояние.

 

Национальный музей. Очень красивое здание – с головами слонов, чудной лепкой, глиняными статуями воинов снаружи. А вот экспозицию смотреть – занятие на любителя: любая информация исключительно на кхмерском языке. Но географические карты интересны: в них хоть что-то можно понять. Остальное – только для лингвистов и дипломированных специалистов в истории Кампучии с VI по ХIХ век.

 

Пномпень. Серебро под ногами

            Название это в переводе с кхмерского звучит не слишком благозвучно для русскоязычного человека – «Холм мадам Пень». Пномпень – нынешняя столица Камбоджи. Такой статус город приобрел сравнительно недавно – в конце XIX века, по выбору французов. Хотя история у него гораздо более древняя. В 1382-м году кхмерская вдова Пень то ли нашла на дереве, то ли откопала на берегу (эту легенду кхмеры рассказывают по-разному) несколько фигурок Будды – их число у каждого рассказчика тоже свое. Люди сразу возвели на месте находки пагоду, потом – деревню. Затем это поселение приглянулось проезжавшему мимо королю. Поселившись в нем, правитель объявил деревню городом. И Пномпень процветал почти 600 лет. А потом – во времена правления Пол Пота – полностью обезлюдел. И обживать вновь его начали лишь с приходом вьетнамцев. Причем очень медленно – селиться в городе можно было только с разрешения вьетнамской администрации. А она выдавать эти разрешения не очень-то спешила. Однако нужно сказать, что «красные кхмеры» воевали с горожанами, но отнюдь не с городом. Почти все строения остались нетронутыми – лишь некоторые дома были разрушены во время штурма Пномпеня. Так что сегодня туристам есть на что посмотреть в столице.

            По городу разбросаны разного рода пагоды. Марксист Пол Пот приказал их не трогать. Наиболее известные – Ват Ботум, Ват Сараван и Ват Кох. Можно наведаться и в Ват Пном – на холм мадам Пень. Эта возвышенность, единственная в столице, – любимое место отдыха местных жителей. В нашем понимании – обыкновенный парк культуры и отдыха. На вершине холма – пагода и статуя самой мадам Пень.

 

Русский рынок. Если вы устанете от походов по музеям, советуем заглянуть сюда. Это место – находка для коллекционера всевозможных сувениров и экзотики. Здесь есть все что угодно. Самые распространенные сувениры – старинные опиумные курильницы. Много тут и антикварных книг, и путеводителей по всем странам мира – обычно они стоят 40–50 долларов, а в Камбодже 2–3 доллара. Правда, это все лишь черно-белые копии. И русскоязычных, к сожалению, нет. Как, впрочем, и вообще ничего русского на всем рынке. Его название сохранилось со времен дружбы Камбоджи с СССР – тогда здесь торговали исключительно советскими товарами. Поэтому среди антиквариата вы запросто можете наткнуться на велосипед родного Минского «МотоВело» или на набор хрусталя из Гродно.

 

Королевский дворец. Нынешняя резиденция короля из рода Норадомов – очень красивое сооружение. К сожалению, большая часть дворцового комплекса закрыта для посещения, если вы не носитель королевской фамилии. Но можно заглядывать, не входя, через окна тронного зала.

Музей геноцида. В этом здании когда-то располагалась школа, но потом его использовали под тюрьму, названную Туол Сленг. Основные экспонаты – камеры, переделанные из аудиторий, фотографии узников, орудия пыток. На выходе выставлены бюсты Пол Пота – их может пнуть любой желающий.

Ради исторической правды стоит отметить, что в эту тюрьму не сажали простых граждан. Здесь содержали проштрафившихся «красных кхмеров». При этом лично для меня так и осталось загадкой, почему среди заключенных было достаточно много европейцев и почему на фотографиях некоторые из узников весело улыбаются.

 

Поля смерти – место в 10 км от города, куда привозили на казнь узников из Туол Сленга. Экспонаты – открытые братские могилы с указанием количества тел и вида казни. В центре – высоченная стеклянная стела, заполненная черепами убитых, педантично рассортированными по половому и возрастному признаку. Их очень много – сотрудники незаметно стараются ими приторговывать. Так что не пугайтесь, если к вам подойдут и предложат купить что-нибудь из имеющегося в наличии.

 

            Серебряная Пагода – самое замечательное и интересное сооружение в Пномпене. Название получила из-за того, что пол пагоды выложен пятью тысячами килограммовых серебряных пластин. А это 5 тонн серебра под ногами. Это одно из немногих мест в дворцовом комплексе, куда разрешено входить простым туристам. Здесь хранятся две самых ценных в Камбодже буддийских статуи – Изумрудный Будда, сделанный из кристалла Баккара, и Золотой Будда, на изготовление которого ушло 90 кг высокопробного золота и 9,5 тыс. бриллиантов. Правда, фотографировать всю эту красоту категорически запрещено. Здесь вообще множество запретов.

            Мужчинам нельзя заходить сюда в шортах, женщинам – в коротких юбках, и совсем никому – в обуви и головных уборах. Не стоит дотрагиваться до статуй и показывать на них пальцем. Если в других местах толерантные кхмеры могут и не заметить этих проступков, то из Серебряной пагоды точно выгонят. И вернуться обратно будет очень сложно, придется ограничиться осмотром окружающей ее 600-метровой стены. Впрочем, это сооружение тоже весьма занятно: внутренняя сторона расписана сценами из «Рамаяны» и «Камасутры».

            Рядом с пагодой стоит одна примечательная статуя. Это памятник императору Наполеону с головой… кхмерского короля Норадома. В свое время скульптура так понравилась камбоджийскому правителю, что он приказал «обезглавить» французского монарха и водрузить на статую свою голову.

 

 

Меню по-кхмерски

            Побывавшие во Вьетнаме или Таиланде, уже имеют представление о том, что можно есть в Камбодже. Правда, кхмерская кухня даже более экзотична, чем тайская. Мяса местные почти совсем не потребляют – и дорого это, и возни с ним много. А вот из риса и рыбы готовят необыкновенные яства. Одно из них – «амок», тушеная в кокосовом соке рыба, обычно пресноводная. Может выглядеть и как суп, и как второе блюдо, в зависимости от того, сколько воды с кокосовым молоком добавят в чан. Амок приправляется множеством всевозможной зелени и специй – лимонная трава, тамаринд, листья лайма и еще куча всего. Но при этом кушанье не острое. Впрочем, как и большая часть местной еды.

            Король камбоджийского стола – рис. Готовят его кхмеры проще, чем соседи-вьетнамцы, но компенсируют это добавлением вкусных и ароматных масел – кокосового, арахисового, пальмового, орехового. Самое популярное рисовое блюдо – «баича». Рис с жареными морепродуктами или рыбой – что-то вроде паэльи. Не менее популярна в Камбодже и лапша. Моду на нее завезли китайцы. Они до сих пор делают это блюдо вручную, и наблюдение за процессом изготовления – отдельное увлекательное шоу. Кхмеры предпочитают готовую лапшу – ее используют во всевозможных супах. Если вдруг в Камбодже вам подадут суп без лапши – это уже не национальное блюдо. Самый вкусный суп из тех, что я здесь пробовал, – местный вариант ухи, «китеоу».

            Рыба входит в повседневное меню каждого кхмера. И неудивительно: ее здесь в избытке – озеро Тонлесап не оскудевает. Рыба употребляется во всех видах – жареная, вареная, пареная, сушеная, копченая… Но некоторые блюда могут есть только сами местные. Например, «прохок». Это паста из перегнившей рыбы с добавлением всего того, что находилось в тот момент под рукой.

            Хочется сказать, что кхмеры народ вообще непривередливый. В пищу употребляют все, что бегает и плавает, ползает и летает, вылезает из земли и даже плетет паутину. Впрочем, то, что в нее может попасть, кхмеры тоже едят. И это без преувеличения. Очень ценится, например, зажаренный в масле и с чесноком паучок «а-пинг».

 

Кулинарный экстрим

            Параллельно с кухней для местных в Камбодже существует особая кухня для любителей острых кулинарных ощущений. Готовые на все для привлечения туристов повара даже из обычной пиццы могут состряпать настоящее приключение. А именно – добавить в нее марихуаны. Заведения, где подают такие блюда, есть в столице. Мы выбрали самое знаменитое, на набережной. Пицца здесь бывает разного размера. Опасаясь последствий, мы с товарищем остановились на средней. Быстро справившись с заказом, вышли на набережную, сели на бордюрчик и стали прислушиваться к реакции организма. Тело функционировало в обычном режиме. Может, пиццерия сэкономила на ингредиенте?

            Однако такое экзотическое блюдо – далеко не единственное, чем привлекают туристов местные кулинары. Здесь вы можете отведать, к примеру, змею. В ресторанном виварии выбираете понравившуюся особь, ее тут же при вас достают и отрубают голову. В два бокала сливается кровь и желчь. Затем все разбавляется крепким алкоголем – и вы должны это выпить для здоровья и долголетия. Змею вскрывают и достают из нее сердце. Его тоже нужно проглотить – опять-таки запивая алкоголем. Это для того, чтобы вы были сильным и смелым. Из оставшейся змеи вам могут приготовить 11 блюд – на выбор.

            Надо отметить, что змеиные рестораны считаются нелегальными – Гринпис осуждает подобную жестокость. Но найти такое заведение особых проблем не составляет. Как и то, где предлагают отведать мяса собаки, – впрочем, после сырого змеиного сердца это не кажется такой уж дикостью. Собачатину предлагают в двух вариантах – жареную и вареную. Впрочем, это блюдо на любителя – мясо сладковатое и абсолютно невкусное.

            Кроме того, желающие могут попробовать жареных лягушек – должно быть, местные повара переняли мастерство французских коллег. А в промежутках можно похрустеть чипсами из жучков и кузнечиков или продегустировать вареные птичьи яйца с зародышами.

            Словом, выбор блюд в Камбодже огромен. А вот с алкоголем в стране туго. Импортные спиртные напитки, произведенные по лицензии либо в самой Камбодже, либо в Таиланде, совершенно невозможно пить. Местные же – просто странные. И довольно крепкие.

            А вот пиво в Камбодже хорошее. Только надо знать, какое брать. Мы по началу накупили разного на пробу – половину выбросили. Лучшие местные сорта – «Angkor» и «Bayon». Не перепутайте, есть еще «Ankor». Названия отличаются всего одной буквой, а какие разные вкусы!

            Для любителей соков тоже раздолье – их здесь множество, вкусных и свежих. Давят при вас из любых экзотических фруктов. Многих из них я никогда раньше даже не видел. Кстати, из экзотики рекомендую отведать дуриан. Он очень своеобразный. Когда вскрываешь – божественно вкусный, а через час пахнет, как покойник. Кстати, в отели дуриан вносить запрещено. Камбоджийцы даже разработали специальный предупреждающий знак и вешают его на дверях гостиниц.

 

Ожившие скульптуры

            Местные красавицы – одно из главных достояний этой небольшой страны. Если вам хоть раз попадалась на глаза статуэтка многорукой богини Лакшми-бай с точеной миниатюрной фигуркой – осиной талией, высокой грудью и округлыми бедрами, грациозным изгибом шеи и изящно сложенными вместе руками – то вы очень нескоро о ней забудете, причем неважно, мужчина вы или женщина. Так вот, любая камбоджийка – это ожившая статуэтка Лакшми. Очень красивая, искренне улыбчивая, всегда опрятно одетая. На каждом шагу вы будете получать заряд положительных эмоций от созерцания этой красоты. Камбоджийки очень общительны. С местной прелестницей можно запросто завязать разговор – она обязательно ответит. Даже если куда-то спешит, обязательно проявит уважение и поговорит с вами.

            Камбоджийкам чужд этот ненормальный, перевернувший сознание евро-американок, воинствующий феминизм, превращающий женщину в конкурента мужчины. Местные красотки очень уважительно относятся к противоположному полу. И это ощущается. Вы сразу чувствуете себя уверенно и спокойно – ведь никому не нужно доказывать свою состоятельность.

            Однако женщины в этой стране не сидят по домам в ожидании мужей – работы здесь хватает для всех желающих. 75% всего камбоджийского экспорта – это текстиль. А ткачество – исключительно женское занятие. Кроме того, большинство швейных фабрик знаменитых мировых брендов давно уже находятся в Азии, в том числе в Камбодже. И местное качество считается одним из лучших – кхмерки очень ответственно подходят к своей работе. Хотя сами, за исключением жительниц больших городов, предпочитают национальную одежду. Она и удобнее европейской, и выглядит гораздо красивее. Большинство местных модниц носят яркий, с красивой вышивкой, саронг. Это что-то вроде длинной шали – молодые девушки заворачиваются в нее весьма изящно, умудряясь подчеркивать достоинства своих фигур. Женщины постарше одеваются скромнее – в рубашки и длинные юбки, а совсем пожилые просто заворачиваются в ткань лишь до пояса. Но это вы увидите, если доберетесь, уже только в сельской местности.

            Камбоджийки – хорошие жены, наверное, самые преданные на свете. Если женщина потеряет своего мужа, то уже никогда не выйдет замуж второй раз. Вдова до конца жизни в знак траура бреет голову, или просто уходит в монастырь. Ее никто не обязывает так поступать – просто она действительно плохо представляет себе дальнейшую жизнь без человека, с которым они были одним целым.

            А хотите знать, какой идеал мужчины у камбоджиек? Запоминайте – белый, толстый и в очках. Белый – потому что сидит дома, а не работает целыми днями в поле под солнцем. Значит, богат – может это себе позволить. Толстый – потому что хорошо питается, что тоже говорит о достатке. В очках – значит, ко всему прочему еще и умный, читает много книг.

            Словом, одно из приятнейших воспоминаний о стране – красивые, веселые и по-детски непосредственные женщины Камбоджи.

 

Сием Рип. По дороге к Восьмому Чуду Света

            Ангкор – главная туристическая ценность Камбоджи. Но чтобы его увидеть, нужно вначале отправиться в Сием Рип – отправную точку всех местных маршрутов. Добираться туда можно по-разному – самолетом, автобусом, на такси. Но я бы рекомендовал экстремально-познавательный водный путь – на кораблике из Пномпеня по озеру Тонлесап. Правда, особые удобства вас не ожидают, зато увидите изнутри быт простого народа. Поверьте, во многом ради этого и стоит посещать далекие страны, не похожие на европейские курорты. Именно здесь с вами могут произойти самые удивительные приключения.

            Первый корабль отправляется в 6 утра. Плыть лучше всего на нем, иначе рискуете просто поджариться по дороге. Однако мы на него опоздали. Нет, кораблик еще стоял, но он был забит до отказа. Пассажиры сидели буквально друг на друге. Свободных мест не было – даже на крыше оказался занят каждый сантиметр. А впереди солнцепек и 5 часов плавания. Пришлось потеснить капитана и присесть рядом с ним на скамейке. Места оказались удобные, да и капитану было с нами веселее. Так что дорога ничуть не утомила. Тем более что виды с капитанского места очень красивые, а с озера веет прохладой.

            Тонлесап – крупнейший внутренний водоем во всем Индокитае. В переводе с кхмерского это значит «Большое свежее озеро». Ежегодно в его глубинах вылавливают более 300 тыс. тонн всякой живности – рыбы, черепах, змей. Представляете, сколько неприхотливых камбоджийцев, употребляющих в пищу буквально все, можно накормить этой добычей? Отсюда и второе, неофициальное, название озера – «Кормилец кхмерского народа». Водоем не имеет постоянных границ – в зависимости от времени года береговая линия его сильно меняется. В «сухой» сезон площадь озера составляет 2700 кв. м, а в сезон дождей – 16 000. Как говорится – почувствуйте разницу. В случае какого-нибудь ЧП на кораблике, до берега «своим ходом» никогда не доплыть.

            В пути, как раз на середине озера, судно остановилось на дозаправку. Все проходило быстро и просто: с подошедшей джонки к нам на кораблик бросали канистры с бензином, а на борту, сильно разливая по палубе, горючее заливали в бак. Сидящие на крыше мужчины закурили. Понятное дело – сидеть на солнцепеке в сорокоградусную жару небольшое удовольствие. К счастью, все обошлось, но впечатления остались яркие, и очень хотелось побыстрее добраться до берега. И, во многом с нашей помощью, в пункт назначения судно прибыло с опережением графика на полчаса.

            Городок Сием Рип насчитывает 100 тыс. жителей. Достопримечательности, даже если они и есть, никого не интересуют: в 7 км – Ангкор, туристическая мекка. Сием Рип – половина туристов и названия-то такого не помнит. Изнутри город похож на любой другой популярный курорт – все подогнано под евростандарт, все дорого (еда, сувениры, выпивка и другие услуги). С питанием здесь отдельная проблема: пробовать приготовленные кхмерами европейские блюда не хочется – пиццу, например, они делать не умеют. А национальную пищу здесь подавать не хотят.

            Как-то утром я зашел в ресторанчик и попросил приготовить мне суп. Шеф-повар спал прямо тут же, в обеденном зале. Растолкав его, официант повторил заказ. Шеф приподнялся, почесался и завалился спать дальше. «Супа нету», – объявил официант. Проблему с едой удалось решить, когда мы случайно набрели на вьетнамский ресторанчик «Красный дракон». Основное блюдо здесь – «Драконий суп». Готовится он просто: фрикадельки, мясо, грибы, лапша, зелень, сырые яйца, китайские лепешки забрасываются в стоящую на столе фритюрницу, все густо сдабривается перцем и варится до готовности. Так мы этим супом и питались два с половиной дня – до самого отправления в Ангкор.

 

            Ангкор-Ват – «город-храм», огромный комплекс, окруженный 190-метровым рвом. В нем до недавнего времени разводили крокодилов, а мост на ночь поднимали. Скорей всего, именно поэтому здесь строения и сохранились лучше всего. Кстати, с храмом связана одна из загадок древней истории. В XV веке буддисты-тайцы, разрушившие в Ангкоре почти все местные святыни, не прикоснулись к индуистскому Ангкор-Вату – храму чуждой, конкурирующей религии. Интересно, что им помешало?

 

            Бантей – один из самых древних храмов Ангкора. Его название переводится как «Цитадель женщин». При постройке стены были украшены фигурами небесных танцовщиц. Сейчас они все до одной разобраны по частным коллекциям. А при Пол Поте в здании размещалась тюрьма. Кстати, в период гражданской войны в Ангкоре располагалась одна из главных баз «красных кхмеров». И за все время, что они провели там, ни из одного храма ничего не было ни украдено, ни продано, ни вывезено за границу.

 

            Та Пром – единственный храм, который не стали расчищать от джунглей. И сейчас он выглядит абсолютно таким, каким его увидел Анри Муо. Кстати, любимое место Анжелины Джоли.

 

            Байон – самое загадочное строение Ангкора. В нем 52 башни, и на каждой по 4 лица Будды. Они смотрят строго по сторонам света и совсем не похожи друг на друга. Башни расположены на разной высоте, и где бы ни находился наблюдатель – у него создается впечатление, что Будда наблюдает за ним. В храме очень сильная энергетика. Как только переступаешь порог – чувствуешь это просто физически.

 

Ангкор

            Как-то под утро 22 января 1861 года французский натуралист Анри Муо, заплутав в камбоджийских джунглях, наткнулся на ранее никому не известные развалины. Вот строки из воспоминаний самого путешественника: «Это были величайшие памятники строительного искусства. Я никогда не чувствовал себя более счастливым в своей жизни. И даже если бы знал, что мне придется умереть из-за этого, я ни за что ничего не поменял бы в этой жизни». Кто знает, возможно, этими своими эмоциональными высказываниями Анри Муо предсказал свою дальнейшую судьбу. Очень скоро он заболел, и еще через три недели умер. По официальной версии – от малярии.

            Так был открыт Ангкор. Хотя слово «открыт» не совсем подходит в данном случае. Этот город никогда и не был забыт. В нем постоянно жили люди – буддийские монахи, хранящие свои древние святыни, чтобы джунгли не поглотили их полностью. Но к остальному населению, а уж тем более к европейцам, служители просто не выходили.

            Как только про Ангкор узнали европейцы, его тут же окрестили Восьмым Чудом Света. Сюда потянулись туристы, но ЮНЕСКО не обращало на древние развалины ни малейшего внимания аж до 1992 года. Трудно понять, что мешало такой богатой организации сразу взять под охрану уникальные храмы – ведь в это время Ангкор нещадно грабили. Туристы, местные жители, псевдоархеологи тащили из храмов все, что хотели. Только после того, как целая банда грабителей, ворвавшись в реставрационную лабораторию и перебив сторожей и ученых, вывезла в неизвестном направлении 11 ценных статуй Будды стоимостью больше миллиона долларов, ЮНЕСКО решило взять то, что осталось, под свою опеку. Но самым большим расхитителем сокровищ Ангкора до сих пор считается один чиновник из правительства де Голля. А именно – министр культуры Франции. По его указанию с храма Бантей-Сай срезали уникальные фрески. Затем они были вывезены из страны, но куда подевались после этого – до сих пор остается загадкой.

            Кстати, в Ангкоре «поработала» еще одна знаменитая «охотница за сокровищами» – героиня Анжелины Джоли. Именно здесь был почти полностью снят фильм «Лара Крофт – расхитительница гробниц». Это место, да и вся страна актрисе понравились – по традиции, перед отъездом миссис Джоли-Питт усыновила местного ребеночка. А предприимчивые камбоджийцы начали организовывать специальные экскурсии по местам съемок.

            Большое впечатление произвел Ангкор и на другого знаменитого человека – Редьярда Киплинга. Благодаря его визиту в эти места мы имеем счастье читать «Маугли» – писатель поселил своих героев в развалины старинных буддийских храмов.

            В древности Ангкор был одним из крупнейших городов мира и первой столицей камбоджийских королей. Со временем, правда, монархи уехали. Почему – точно сказать трудно. Историки считают, что кхмеры покинули город под давлением тайцев. А местные жители рассказывают древнюю легенду. Говорят, будто в одной из башен Ангкора жила исконная владычица сих мест – змея. К ночи она принимала облик женщины, и король, перед тем как пойти к своим женам, должен был нанести визит владычице. А вот добирался ли он после этого к своим супругам или нет – история умалчивает. Так что трудно сейчас судить, под чьим давлением – жен или тайцев – правитель решил уехать из древней столицы.

            Современный Ангкор – это более 100 храмов. Какие из них осматривать в первую очередь – каждый решит сам. Увидеть хочется все – было бы время.

 

            Во время прогулок по храмам будьте осторожны. Древние кхмеры строили без цемента, и многие блоки поизносились. Что-нибудь легко может обвалиться под ногами или обрушиться на голову. Такие случаи уже бывали. И теперь туристам запрещено бродить по развалинам ночью. Но при желании попасть туда не сложно, особенно с кхмером-проводником – получите массу впечатлений. Вот только вашему гиду, проведшему туриста в Ангкор в темное время суток, грозит арест. Но это если поймают.

            Вот такая она, восхитительная Камбоджа. Мое уважение к ней неподдельно. А потому напоследок упомяну о правилах хорошего тона в этой доброй и душевной стране, где люди не сделают вам замечания, а лишь смущенно улыбнутся в ответ на допущенную по незнанью бестактность. В Камбодже не принято демонстрировать другим свою злобу и гнев – вы потеряете лицо. Не стоит дотрагиваться до головы человека, особенно еще не передвигающихся самостоятельно детей – это означает вторжение в чужую ауру. Не следует давать и принимать что-либо левой рукой – ею, по местным верованиям, управляют злые духи. Сидеть, направив в сторону другого человека подошвы, считается неэтичным. А поднятый вверх большой палец руки – самый неприличный для камбоджийцев жест. Все остальное – можно. Камбоджа вас ждет!