Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа.

В. И. Ульянов (Ленин)

 

Не так давно белорусская оппозиция сделала удивительное открытие. Оказалось, что белорусской «мове» угрожают не только москали. Беда пришла откуда не ждали – из недавно столь любезной оппозиционному сердцу единой Европы. На непривычную для себя борьбу с европейскими институтами поднялся немногочисленный оппозиционный люд.

 

Мимо кассы

 

Выражаясь языком Аркадия Аверченко, целую «дюжину ножей в спину» белорусской оппозиции вонзило одно единственное решение Еврокомиссии. В рамках плановой кампании по демократизации Беларуси евробюрократия отыскала свой путь к умам и сердцам наших сограждан, а именно — решила создать на радиостанции «Немецкая волна» то ли 30-, то ли 15-минутную программу специально для нашей республики.

Столь решительный и революционный ход Брюсселя не на шутку встревожил белорусских оппозиционеров. Стан профессиональных борцов за свободу глухо заволновался. Все поняли — началось долгожданное «выделение средств на демократизацию». Но одновременно у наиболее прозорливых неприятно засосало под ложечкой, а в душе поселилась смутная тревога — налицо были все признаки того, что прижимистые европейцы «средства на демократизацию» из Европы не выпустят, а потратят их сами на себя.

Так оно и случилось. Под проект «вещания на Беларусь» было выделено 138 тыс. евро в год, но все средства направлялись прямиком «Немецкой волне», минуя голодную оппозиционную братию. Такого подвоха мало кто ожидал.

Поначалу в «оппозиционном сообществе» воцарилось уныние. Но по мере осмысления произошедшего росло и крепло чувство справедливой обиды на подлую «европодставу». Возмущенный разум искателей грантов вскипал — очень хотелось прямо в лицо несостоявшимся спонсорам рубануть правду-матку. Конечно, не совсем прилично было прямо обвинять Евросоюз в том, что он тратит собственные деньги так, как считает нужным, а не так, как выгодно белорусской оппозиции.

Срочно был необходим какой-то иной, более благородный предлог. Внимательно и всесторонне изучив эпохальное решение Еврокомиссии, обиженная и обделенная белорусская оппозиция в конце концов нашла то, за что можно было зацепиться. Неожиданно обнаружилось — «Немецкая волна» собирается вещать (страшно произнести) на русском языке!

Первым против коварного замысла евробюрократов, удумавших на корню сгубить все достославное «беларускае адраджэнне», выступил некий Виталий Силицкий, важно поименовавший себя «политологом».

Для тех, кто до сих пор не может уяснить, какое ремесло обозначается словом «политолог», поясняем.

На постсоветском пространстве «политолог» — это такая новомодная профессия, суть которой весьма проста: на плохом русском языке (т.е. на вычурно-наукообразном) изрекать банальные истины, выдавая их за откровения высшего разума.

Постсоветского политолога можно безошибочно распознать по трем признакам: во-первых, его прогнозы никогда не сбываются, во-вторых, он патологически не способен выражаться ясно, образно и просто, а в-третьих, всегда готов с важным видом монотонно пересказать содержание последнего выпуска теленовостей, выдавая это за «аналитический комментарий».

Однако же, к делу. Письмо политолога Силицкого было выдержано в строго-назидательных тонах: «Европейская комиссия приняла решение о расширении вещания радио-станции «Немецкая волна» на Беларусь — исключительно на русском языке. Такой подход является следствием полного непонимания процессов, которые происходят в Беларуси, связанных с возрождением белорусской демократической нации».

А дальше круче: «Вслед за официальной пропагандой лукашенковского режима европейские бюрократы пытаются насадить в общественное сознание мысль о бесперспективности и фактически несуществовании спроса на белорусский язык среди граждан Беларуси».

По ходу «политолог» Силицкий по чем зря обидел скромных тружеников европейского идеологического фронта, сотрудников «Немецкой волны»: «Еще более абсурдным выглядит решение о вещании на Беларусь российской редакцией «Немецкой волны» людьми, для которых Беларусь является всего-навсего побочным занятием и от которых нельзя ожидать глубокого знания и понимания процессов, происходящих в Беларуси».

Оно, конечно, так. Понятно, что от сотрудников «Немецкой волны» «глубокого знания процессов, происходящих в Беларуси» ждать бессмысленно (сложно сказать, знают ли они о Беларуси вообще хоть что-нибудь). Тут Силицкий, безусловно, прав. С другой стороны, интересно слышать подобные замечания от представителя «свободомыслящей белорусской интеллигенции», ибо сложно кому-либо сравниться с «независимыми белорусскими аналитиками» в части вопиющего непонимания психологии, ценностей и стремлений нашего народа.

Окончательный приговор, вынесенный Силицким решению Еврокомиссии, обжалованию не подлежал: «Иначе, как позорным, такое решение охарактеризовать нельзя… Призываю белорусских политиков, журналистов, аналитиков и общественных деятелей, которым небезразлична судьба родного слова, к бойкоту так называемого белорусского вещания «Немецкой волны» до изменения его языковой политики».

Попутно заметим, что заявление Силицкого «в защиту» белорусского языка написано было, естественно, по-русски.

Вслед за Силицким начали подтягиваться и другие недовольные. Многие демонстративно показывали свою глубокою обиду. Правообладатель исторического бренда «БНФ» Винцук Вечорка даже не удостоил Евросоюз отдельным заявлением, ограничившись коротенькой припиской: «Партыя БНФ атрымала ад вядомага палітоляга Віталя Сіліцкага прапанову распаўсюдзіць заяву аб моўнай палітыцы Эўрапейскага Зьвязу ў дачыненьні да інфармацыйнае прасторы Беларусі. Я далучаюся да гэтае заявы. Вінцук Вячорка».

Но шила в мешке не утаишь. Истинные причины обиды на Европу так и рвались наружу. В конце концов наиболее нетерпеливых оппозиционеров прорвало.

 

Все дело в тендере

 

А все оказалось просто. «Слова, что давно лежат в копилке», высказал главный редактор «Нашaй Нiвы» Андрей Дынько. Отдадим ему должное — Дынько, в отличие от политолога Силицкого, не плутал вокруг да около, а бухнул прямо: «Рашэньне Эўразьвязу было прынятае ў дзіўнай манеры. Калі гэта тэндэр, чаму пра яго ніхто ня ведаў? Чаму не было абвесткі ў «Нашай Ніве»?»

Дынько без всяких экивоков признался — все прекрасно понимают, что никакого влияния немецкое радио не имеет и иметь не может (а потому и дискуссия о «мове» явно бессмысленна): «Яшчэ адзін інфармацыйны канал. Каго вы падманваеце, які канал? 15 хвілінаў, згубленых у перапоўненых расейскімі галасамі кароткіх хвалях? Сама канцэпцыя выдае чалавека, заблуканага ў 1980-х…»

И, наконец, самое интересное. Дынько проговаривается о главном — скандал разыгрался из-за того, кому именно пошли деньги. Об этом он пишет абсолютно прямо и честно: «Марнаваць 188 тысяч эўра на 15-хвілінную перадачку, якая згубіцца ў моры кругласутачных расейскамоўных кароткіх хваляў — а ў канчатковым рахунку на пад-трымку штаноў расейскамоўнай службы нямецкага радыё і трох журналістаў у Менску — гэта бздура бздураў… Гара чатырох гадоў размоваў пра падтрымку Эўропай сьвятой барацьбы беларускага народу за свабоду нарадзіла мышу. Тут я гавару як мэнэджэр, а ня як грамадзянін. Лепш ужо падарыце гэтыя грошы «Белорусской деловой газете». Такую газэціску Марцаў з Сацуком забамбяць! Яшчэ і на два часопісы ў дадатак хопіць!»

В таких случаях говорят: спасибо за правду! Дынько проблему обозначил предельно ясно — евро пошли не туда, куда хотелось бы белорусским оппозиционерам. И в этом пункте обозначился общеоппозиционный консенсус. «Борцы с режимом» один за другим приветствовали эту весьма справедливую, на их взгляд, мысль. Характерно, что в означенном пункте с главным редактором «Нашай Нiвы» сошлись те, кто до этого с ним дискутировал.

Редактор сайта «Белорусские интеллектуалы» Александр Адамянц, поначалу было вступившийся за «Немецкую волну», неожиданно согласился с Дынько: «Но Вы ставите один вопрос, который, на мой взгляд, имеет исключительно важное значение. Вы пишите: «Гара чатырох гадоў размоваў пра падтрымку Эўропай сьвятой барацьбы беларускага народу за свабоду нарадзіла мышу».

Меня, также как и Вас, интересует, кто и как принимает решения о «поддержке» оппозиционных сил, я, также как и Вы, считаю, что большинство из того, что делается, могло бы быть сделано лучше, больше и эффективнее».

Поддержал Дынько и его вчерашний оппонент Александр Федута: «Уважаемый Андрей! …Европейский Союз продолжает дотировать сам себя, своих граждан и свои структуры, а не участвовать в демократизации белорусского общества. На самом деле, уж лучше бы дали деньги Марцеву на «БДГ» — больше пользы было бы».

Что ж, это нормальная человеческая реакция. Деньги ушли другому. Обидно. А окружающим стало ясно — «мова» здесь «не при делах». Все дело в тендере.

 

«Немцам — бойкот!»

 

Все-таки зря Зенон Станиславович Позняк отбыл в дальние края. В Беларуси хоть и «дыктатура», а всем ведь понятно, что никто бы его здесь не трогал. Ходил бы он, как Вечерко с Шушкевичем, спокойно по минским улицам, жил бы припеваючи на западные гранты да поливал от души «антинародный режим». А заодно смешил бы политически активную публику. С ним было бы явно повеселей, чем с нынешними малохольными лидерами.

Иногда, впрочем, неутомимый Зенон может потешить и из-за границы.

17 августа белорусская служба радио «Свобода» сообщила о диковинной инициативе партии Позняка в связи все с тем же пресловутым решением о русскоязычном вещании «Немецкой волны»:      «Сойм Кансэрватыўна-Хрысьціянскай Партыі БНФ зьвярнуўся з адкрытым лістом да грамадзянаў Беларусі. У ім прапануецца пачаць байкот нямецкіх тавараў, фірмаў, турыстаў і ўсіх нямецкіх ініцыятываў. Галоўны лёзунг гэтай кампаніі: «НЕМЦАМ — БАЙКОТ!»

Это вам не вялые протесты местных «интеллектуалов» —тут сразу радикально, по-позняковски. Представитель КХП-БНФ некто Буйвол добавил: «Мы бачым ня проста элемэнты, а суцэльны палітычны экстрэмізм, які праяўляюць менавіта нямецкі бок, нямецкія палітыкі, нямецкае кіраўніцтва, нямецкая дамінанта ў Эўрапейскім Зьвязе. Гэта ёсьць экстрэмізм, можна сказаць, эўрапейскі экстрэмізм у адносінах да беларускага народу, да нашых традыцыяў, да нашай дзяржавы. Гэта ёсьць зьнявага, на якую трэба рэагаваць рэзка і адэкватна».

Такого «бойкота» Позняк еще не объявлял никому — даже ненавистным москалям.

Зенон Станиславович — это, конечно, клинический случай. Но заметим — в части политических результатов Зенон был самым результативным оппозиционным политиком. Никто и никогда из оппозиционных лидеров не имел рейтинга выше, чем когда-то был у Позняка. Оппозиция никогда не выводила на улицы больше людей, чем выводил БНФ времен Позняка. И если Зенон — это «клиника» (а с этим мало кто будет спорить), то что же можно сказать обо всей оставшейся белорусской оппозиции?

Позняковский лозунг «Немцам — бойкот!», похоже, подвел логичную черту под историей с «Немецкой волной». История эта окончательно превратилась в анекдот.

 

Неполноценные

 

В пылу полемики о «мове» уже упоминавшийся Александр Адамянц обронил одно точное замечание: «Такая резкая реакция, как призыв к бойкоту радиостанции, свидетельствует еще об одной особенности белорусских интеллектуалов. Они возлагают на Запад повышенные ожидания, Запад рассматривается как инстанция, из которой может прийти спасение. Но когда эти ожидания бывают «обмануты», то Запад становится виновником, подсудимым, врагом. Это инфантильная, незрелая позиция, которая основана на чувстве собственной неполноценности». Верно схвачено.

История с «Немецкой волной» еще раз подтвердила – белорусская оппозиция никогда реально не занималась политикой. Поэтому она не знает, чем живет народ. Поэтому она бесконечно болтает и тему 15-минутного вещания «Немецкой волны» всерьез считает темой, стоящей обсуждения. Поэтому она даже не умеет скрывать собственного раздражения в связи с тем, что очередная порция денег досталась не им.

Поэтому она всегда проигрывала и будет проигрывать впредь. И поэтому особенно смешно выглядят те, кто думает, что ЭТА оппозиция способна устроить «белорусский майдан».