«Страна Луны»

     Девочка пришла в этот мир «не по правилам». Вопреки индийским обычаям девочка появилась на свет не в доме бабушки, а в «Обители радости» – богатом доме деда. Этот дом поражал воображение горожан, многие из которых жили очень бедно. Невиданная по тем временам роскошь – электрическое освещение, лужайка для крикета, теннисный корт и телескоп, установленный на просторном балконе, не говоря уже о плавательном бассейне.

     Девочку назвали Индира, что значит «Страна Луны». С детских лет Индира соприкасалась с самой историей – уже в два года она была знакома с великим Махатмой Ганди. А в восемь она сама «включилась» в политику. В то время вся ее семья поддерживала так называемое «несотрудничество» – полный отказ от импортных товаров. Маленькая Индира не осталась в стороне – она организовала детский союз по развитию домашнего ткачества. В «Обители радости» дети ткали из грубой пряжи платки и гандистские «топи» – шапочки. А в перерывах между работой Индира играла в «отца и деда», произнося пламенные речи перед мальчиками и девочками.

     В 17 лет судьба посылает ей страшное испытание. Умирает мама. Индира была привязана к ней. После ее смерти Индире показалось будто мир, ее мир проваливается в пропасть. Она не знала, как и зачем жить дальше.

      Пройдут десятилетия, но каждый год в день смерти матери с ней будут происходить странные вещи – внезапно во время разговора она будет умолкать и долго неподвижно смотреть «сквозь» собеседника. Окружающим казалось будто она видит кого-то еще… И беззвучно говорит с ним. Или с ней…

     После смерти матери ее настигает еще одно горе – уходят в мир иной горячо любимые бабушка и дедушкой. А отец вновь брошен англичанами в тюрьму.

     Бурные послевоенные события свежим вихрем врываются в ее жизнь. Индия уверенно движется к независимости – гордая Британия без боя отдает «жемчужину» из своей короны.

     Отец Индиры более не преследуемый диссидент – Неру становится премьером независимой Индии и, фактически, вождем нации. В это время Индира – личный пресс-секретарь отца. Она рядом с ним в зарубежных поездках и на многих важных совещаниях.

     Неру ведет борьбу сразу на нескольких «фронтах». Ему необходимо удержать от распада страну, поделенную на сотни (!) княжеств. Он должен отстоять целостность Индии в конфликте с Пакистаном и одновременно не допустить втягивание двух стран в кровопролитную войну. А простые индусы ждут от него хотя бы минимального улучшения жизни.

     Но экономика страны в полуразрушенном состоянии – острая нехватка сырья в текстильной промышленности ограничивала рынок сбыта. Из-за этого многие фабрики закрывались либо переходили на неполную рабочую неделю. Мелкое производство, ручное прядение и ткачество вообще не выдерживало никакой конкуренции. Безработица среди промышленных и мануфактурных рабочих достигла угрожающих размеров. Например, в Восточном Пенджабе численность промышленных рабочих в 1946/47–1947/48 хозяйственных годах сократилась на треть. Положение на рынке труда усугубилось наплывом беженцев, численность которых составила 7 млн. человек.

     Для того, что бы как-то стабилизировать ситуацию на производственном рынке и спасти страну от экономического краха, правительством Индии был взят курс на проведение аграрных реформ, индустриализацию и подъем сельского хозяйства при некотором ограничении деятельности частного капитала, создан государственный сектор в промышленности.

     Отец дает Индире отдельные важные поручения. В сентябре 1960 года она ведет переговоры с забастовщиками и администрацией в одном из южных штатов, где к тому времени сложилась практически «революционная» ситуация. Она провела эти переговоры блестяще, враждующие стороны смогли договориться и придти к компромиссу.

     Окрыленная успешным завершением дела, она и не подозревала, что буквально несколько часов отделяют ее от ужасного потрясения. На аэродроме Индиру встретил помощник отца и сообщил о тяжелом сердечном приступе Фероза. Всю ночь женщина провела у постели мужа, всматриваясь в родные черты умирающего. Неожиданно потеряв Фероза, Индира только тогда осознала, какое место в ее жизни занимал этот скромный, непритязательный человек.

     Тяжело переживая потерю, она на некоторое время отошла от политической жизни. Но уединение было недолгим. Спустя пару месяцев она – член Рабочего комитета Индийского национального Конгресса, одновременно возглавляет несколько комиссий, вновь выезжает в очаги национальных конфликтов.

     И снова смерть. В 1964 году умирает ее легендарный отец – Джавахарлал Неру. Начинается скрытая борьба за власть. Многие ожидают, что Индира ринется в бой.

     Но она неожиданно отходит в сторону. Кто-то в тот момент посчитал это признаком слабости, но дальнейшие события показали – Индира сделала ювелирно точный ход. Она отказалась от борьбы в неясных для себя условиях и предпочла, чтобы ситуация «созрела».

     Так оно и получилось.

     После Неру премьером становится Лал Бахадур Шастри, старый соратник Неру. Его правление длится недолго – менее двух лет.

     В это время, в 1965 году, происходят драматические события – начинается вторая индо-пакистанская война. Ареной боевых действий становятся Кашмир и Пенджаб. Пакистанские военные рассчитывают на внутренние распри в Индии и на восстание своих единоверцев-мусульман в Кашмире. Но восстания не происходит, а военные действия, между тем, постепенно заходят в тупик.

     В январе 1966 года при посредничестве Советского Союза начинаются мирные переговоры, и 10 января подписывается так называемая Ташкентская декларация, положившая конец войне.

     Едва завершив мирные переговоры, Шастри скончался.

     Индира становится премьер-министром. Именно в этот момент многие сумели оценить тонкость ее политического расчета, благодаря которому она после смерти Неру мудро сдержала свои амбиции.

     Получив власть, Индира находится в сложном положении – проблем и бед в стране исключительно много, а авторитет покойного отца, с одной стороны, добавляет ей популярность, а с другой – заставляет людей постоянно сравнивать дочь с отцом. Индира понимает: она должна быть достойна великого Неру…

     Прежде всего, ей необходимо справиться с внутренними интригами. В Индийском национальном Конгрессе (ИНК) происходит раскол – далеко не все согласны подчиняться властной Индире. Конгресс, когда-то собравший слишком разных политиков, более не может играть роль объединяющей силы – все большему числу политиков становится очевидно, что размежевание неизбежно.

     Индира продолжает курс Неру на сближение с СССР, а в ее внутренней политике явно начинают просматриваться социалистические элементы.

     Собственно, в стране, где большая часть населения находилась даже не на грани, а за гранью ужасающей нищеты, иная политика была невозможна. Крупный капитал явно не желал согласовывать свои интересы с нуждами миллионов простых индийцев, и никто кроме государства не мог заставить его это сделать.

     Но те круги Конгресса, которые были связаны с транснациональными компаниями, были недовольны политикой Индиры – в конце концов недовольство и внутренние интриги вылились в откровенное размежевание.

     Но, несмотря на раскол, Индире удается спасти ИНК от политической смерти. Дочь Неру возглавляет одну из фракций расколовшегося Конгресса и ей удается добиться, чтобы именно ее организация была признана юридической правопреемницей старого ИНК.

     В 1971 году Индира добивается крупного успеха – ее политика поддержана на выборах. Она сохраняет власть и с удвоенной энергией продолжает главную борьбу своей жизни – борьбу с удручающей бедностью собственного народа.

     С неженской твердостью она проводит реформы, которые многие назовут социалистическими – национализируются банки, ускоренными темпами развивается промышленность и энергетика, запускается первая АЭС. Благодаря радикальной аграрной реформе Индия освобождается от продовольственной зависимости – с этого времени страна с огромным населением кормит себя сама.

     Но реформы встречают ожесточенное сопротивление имущих кругов. Интриги политических противников Индиры в 1975 году выливаются в открытую попытку отстранить ее от власти под надуманным юридическим предлогом.

     Индира действует решительно – опираясь на одну из статей индийской Конституции, она вводит в стране чрезвычайное положение. Прекращение беспрестанных политических распрей позволяет Индире навести порядок в экономике и положить предел межнациональной вражде, раздирающей многие индийские штаты.

     Ее противники между тем продолжают упрекать ее в мнимой узурпации власти и «сворачивании демократии». На их упреки она отвечает не словом, а делом – на 1977 год назначены новые выборы.

     Индира уверена в своей победе – слишком очевидны экономические успехи ее правительства. Но… народ решает по иному.

     Вероятно, чувства Индиры в те дни можно сравнить с разочарованием великого Черчилля, которого английские избиратели на всеобщих выборах отправили в отставку немедленно после победы во Второй мировой.

     Уходя в отставку, Индира доказывает главное – воля народа для нее превыше всего. Выше власти. И выше личной обиды. Она доказывает верность ценностям, завещанным ей отцом – свободе и демократии.

     В оппозиции она по-прежнему весьма деятельна. Двери ее дома всегда были открыты для посетителей. Она принимала у себя и влиятельных лиц и малообразованных граждан, которые приходили к ней за советом. И никому не отказывала в помощи. Индийцы узнают другую Индиру – не властную повелительницу, а добрую помощницу и мудрую наставницу. Мало кто удивился, что уже через три года Индира Ганди вновь становится у руля правления – в 1980 году в результате очередных выборов она возвращается к власти.

     В это время страну начинают лихорадить выступления сикхских террористов, требования которых простираются от широчайшей автономии до отторжения от Индии штата Пенджаб. Они мечтают о создании в Пенджабе государства «Халистан» (Земля Чистых).

     В 1980 году сикхи открывают «сезон охоты» в Пенджабе – они расстреливают людей, взрывают бомбы, убивают полицейских и представителей власти. У террористов одна цель – изгнать всех индусов, всех, кто не является сикхом из Пенджаба.

     Ни переговоры с сикхскими лидерами, ни попытки компромисса и политического урегулирования, ни силовые акции спецслужб не дают результата. Сепаратистское движение ширится и становится все более кровавым.

     За спиной сикхских лидеров – пакистанская разведка. Это придает им твердость и уверенность в себе.

     К 1984 году кажется, что из тупика нет выхода. В воздухе витает предчувствие кровавой развязки.

     Своей штаб-квартирой сикхи делают священный Золотой Храм в Амритсаре – сюда свозят оружие, здесь находят приют боевики. Золотой Храм становится «осиным гнездом», которое сеет страх и смерть.

     В июне 1984 года Индира Ганди принимает окончательное решение – раз и навсегда покончить со штаб-квартирой сепаратистов. Возможно, она предчувствовала – этим решением она подписывает себе смертный приговор.

     Штурм оказался исключительно тяжелым. Сикхи оказали отчаянное сопротивление – фанатики не боялись ни боли, ни смерти. Они желали одного – увлечь за собой в мир теней как можно больше ненавистных врагов.

     Много часов велась ожесточенная артподготовка. Позже в дело было брошены танки и регулярные армейские части. Бои продолжались четыре дня – все это уже напоминало не спецоперацию, а настоящее сражение. Погибли не только террористы – в Золотом Храме находились сотни паломников… Почти все они были убиты во время штурма.

     Сикхи поклялись отомстить.

     Почти ежедневно премьеру докладывают о новых угрозах в ее адрес. Спецслужбы настоятельно советуют – из охраны необходимо убрать всех сикхов и максимально ограничить массовые мероприятия с участием Индиры.

     Она не слушает предостережений. Быть может, она верит в свою судьбу, которая всегда ограждала ее и даже в самом безвыходном положении протягивала ей незримую руку помощи.

     Все случилось так, как предупреждали спецслужбы.

     31 октября 1984 года, всего через несколько месяцев после штурма Золотого Храма, двое охранников-сикхов убивают Индиру…

     Страна потрясена ее смертью. Для миллионов индусов это почти личное горе. Политики в Дели в растерянности – слишком многое в стране связано с Индирой, так же, как когда-то с великим Неру.

     Индира Ганди не успевает оставить политического завещания. Но она оставляет сына…

     Раджив

     В молодости он не готовился стать преемником.

     Будущий индийский премьер получил отличное образование в Англии, а после возвращения на родину стал… пилотом.

     Политика менее всего интересовала его, в отличие от младшего брата Санджая, которого мать целенаправленно готовила в преемники.

     Но в мае 1980 года жизнь брата трагически обрывается в авиакатастрофе. По настоянию матери Раджив включается в нелегкую политическую учебу. История докажет – он был неплохим учеником.

     Раджив Ганди принимает власть практически сразу же после трагического убийства матери. Это был важный шаг – террористам-убийцам Индиры не удалось подорвать политический фундамент государства. В том же году под руководством Раджива ИНК побеждает на очередных выборах.

     Но уже в следующем году поднимается новая волна сикхского терроризма. Вновь гремят выстрелы, рвутся бомбы и гибнут люди. Раджив помнит трагический урок кровавого штурма Золотого храма.

     Он понимает: одна грубая сила мало чем поможет. Необходимы переговоры и компромисс. Раджив не капитулирует перед террористами, но начинает искать мирные способы решения конфликта в Пенджабе и Кашмире.

     Многие сравнивают его с погибшим братом Санджаем – тот был гораздо более резким и неуступчивым. Раджив ищет компромиссы не только с сепаратистами – он охотно консультируется с парламентской оппозицией, стараясь избегать конфликтных ситуаций.

     Противники не оценят его миролюбия – так же, как и его мать, он станет жертвой сепаратистов. Индиру убили фанатики-сикхи, Раджив падет жертвой тамильской смертницы…

     Во внешней политике он продолжает курс своего деда и матери – Индия по-прежнему сохраняет за собой статус третьей силы. Дели не с Москвой и не с Вашингтоном. При этом с Советским союзом Индию связывают гораздо более сердечные отношения, чем с Америкой, сделавшей в этот период Пакистан своим основным союзником в регионе. Давний недруг индусов Исламабад оказывается для Вашингтона «передним краем» борьбы с СССР – на дворе 80-е годы, полным ходом идет афганская война. В Пакистан идет американское оружие, американские кредиты и инвестиции. Все это подталкивает Дели к дальнейшему сближению с Москвой.

     Внутри страны он постепенно проводит экономические реформы, ослабляя государственно-бюрократический пресс на экономику. Политика поддержки частной инициативы находит отклик среди миллионов мелких предпринимателей – именно они создают значительную часть рабочих мест в густонаселенной стране.

     Но главные плоды его деятельности страна начнет пожинать уже после гибели Раджива – премьер сделал ставку на развитие в Индии высоких технологий и «интеллектуализацию» страны. Он сумел понять сущность «компьютерного века» и рассмотреть, кому принадлежит будущее…

     Однако его усилия по дебюрократизации страны наталкиваются на встречные обвинения в коррупции его окружения. Раджив чувствует: для продолжения активных действий необходима пауза.

     В 1989 году он подает в отставку, продолжив «семейную» традицию вечного чередования отказов от власти и ее нового получения. Оставив пост премьера, он сохраняет за собой руководство ИНК.

     И уже в 1991 году вновь ведет партию на выборы. Обозреватели предрекают Радживу победу.

     Будто вихрь несется бешеная, напряженная избирательная кампания. Встречи, митинги, выступления, интервью… Быстрее, быстрее, быстрее. Слишком многое нужно успеть, очень многих увидеть, многое высказать. Время как будто ускоряется и приближает… роковой день.

     Он наступит 21 мая 1991 года. Во время встречи с избирателями к Радживу подойдет женщина – в руках у нее будет корзина с цветами. Раджив приветливо и благодарно улыбнется ей – последнюю улыбку он адресует своему палачу… В следующую секунду прогремит взрыв.

     Соня

     Родители назвали ее Антонией. Она родилась за тысячи миль от страны, которая станет ей второй и главной родиной.

     Могла ли маленькая итальянская девочка, прилежно посещавщая католическую семинарию, представить, что когда-нибудь ей придется стать лидером огромного народа, относящегося к совершенно иной, нехристианской культуры?

     Но именно так судьба распорядилась жизнью Антонии Майно, сегодня известной миру под именем Сони Ганди.

     Своего будущего мужа Раджива Ганди Антония встретила в Кембридже. В 1968 году они поженились и переехали в Индию. Соней Антонию назвала ее знаменитая свекровь.

     После трагического убийства Раджива многие лидеры ИНК предлагали ей занять высший пост и повести партию на выборы. Но она отказалась.

     Быть может, она вспомнила, о чем постоянно шушукались индийские традиционалисты еще в ту пору, когда Раджив привез молодую жену в Индию. Семья Неру происходила из высшей касты жрецов –брахманов (более того из ее самой элитарной «кашмирской» ветви). Женитьба Раджива на иноверке низкого происхождения было подобно землетрясению и сокрушению всех устоев. И несмотря на то, что Индия семимильными шагами догоняла мировую цивилизацию, влияние «ревнителей старины» было все еще чрезвычайно велико. Они обвиняли и Индиру, и Раджива в отступничестве и грозили семье проклятием и карой небес.

     Трагическая гибель Индиры и Раджива, казалось, подтверждали: древние боги гневаются на отступников. Многие сравнивали судьбы семьи Неру и Кеннеди – в обоих случаях будто злой рок преследовал и тех, и других; будто злое неведомое проклятие мрачно тяготело над обеими властными семьями..

     Отказ Сони от участия в политике был решительным, но… не окончательным.

     Пройдет несколько лет, и только после того, как ИНК окажется в оппозиции, Соня даст согласие вернуться в политику. Ее знаменитая, почти магическая фамилия лишь одним своим звучанием завоевывала для нее сердца многих индусов. Но ее итальянские корни работали «против». Недоброжелатели Сони «на все сто» использовали этот козырь, разогревая среди индусов недоверие к иностранке, которая к тому же «не совсем чисто говорит на хинди».

     Не многие политические аналитики прочили ей успех. Рассуждали о том, что, быть может, вдохнуть в ИНК новую жизнь было бы под силу великому Неру или Индире, но неопытной в политике иностранке это не по плечу.

     Соня не обращала внимание на «аналитиков». Она брала пример со свекрови и мужа, прекрасно помня: если вложить в дело всю свою душу, все силы, всю энергию, то цель будет достигнута.

     Выборы 2004 года принесли сенсацию – под руководством Сони Ганди ИНК сумел вернуть себе власть.

     Но при формировании правительства возник острейший конфликт – националисты категорически не желали видеть премьером иностранку. У Сони были все возможности настоять на своем премьерстве, но она предпочла мудрость амбициям – премьером стал выдвиженец Сони Манмохан Сингх. Сама Соня мудро отошла в сторону, сохранив за собой контроль над ИНК.

     Победа Сони Ганди на выборах позволила некоторым говорить о том, что в Индии возникло новое понятие – «демократическая политическая династия», члены которой передают друг другу по наследству не саму власть, а удивительную способность из поколения в поколение принимать тонкие политические решения, добиваться поддержки сограждан и мудро управлять страной.

     Между прочим, сын Раджива и Сони Рауль избран депутатом парламента Индии.

     А потому, кто знает, быть может, политическая династия продолжается…

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.