Столь резкая перемена планов не была для Гиммлера редкостью. Члены личного штаба рейхсфюрера СС давно привыкли, что их шеф не решает ни одного важного вопроса, не посоветовавшись с Виллигутом и не проведя сеанса медитации в Рыцарском зале Вевельсбурга.

     Эту привычку Гиммлер перенял у фюрера. С самого начала своей политической карьеры рядом с Гитлером постоянно находился кто-то из оккультистов. Первым в плеяде мистических союзников фюрера Тысячелетнего рейха стал Ганс Горбигер.

     Горбигер

     Это был человек, который кричал на самого фюрера. Если в беседе Гитлер позволял себе перебить его пространные рассуждения, он кричал вождю германской расы: «Смирно!»

     Это был человек, заявивший австрийским и немецким ученым: «Отныне вам придется выбирать, с кем вы, с нами или против нас. Гитлер расчистил политику. Я сметаю ложные науки. Символом возрождения германской науки будет «доктрина Вечного Льда». Берегитесь! Становитесь в наш строй, пока не поздно!»

     На его надгробной плите по личному указанию Гитлера было написано: «Гениальный открыватель, благословенный богом».

     Ганс Горбигер родился в 1860 году в Тироле. Учился в Вене, закончил Технологический институт, работал у Кольмана и Ландау. В 1984 году изобрел новую систему кранов для насосов и компрессоров, на чем и заработал приличное состояние. Обеспечив себе безбедное существование, Горбигер увлекся «астрономией свойств природы» и стал основателем «доктрины Вечного Льда».

     По Горбигеру все в мире развивается в связи с прохождением двух циклов – Огня и Льда. Когда наступает эпоха Льда, на земле начинаются потопы и происходят катастрофы. Человек теряет связь с космосом. Эпоха Льда – время рождения недолюдей – именно в это время появились евреи, цыгане и другие народы, лишенные, по мысли Горбигера, созидательного начала. Во время наступления эпохи Огня человек становится религиозным, обретает связь с погибшими цивилизациями. Ощущает единение с людьми-гигантами, жившими в древности.

     Гитлер свято верил в подобный бред – Горбигер долгое время был его наставником. Именно он уверил будущего фюрера в том, что последний является Предтечей Огня. Эта уверенность настолько глубоко укоренилась в сознании Гитлера, что, готовясь к компании против СССР, он в качестве зимней одежды выдал своим солдатам лишь перчатки и шарфы. А когда в Берлин из под заснеженной Москвы прилетел командующий замерзающей армии – Гудериан и попросил отдать приказ об отступлении, Гитлер ему ответил: «Мороз – это мое дело. Атакуйте бронированное войско!»

     Гитлер твердо верил, что зима отступит перед легионами под знаменем Предтечи Огня.

     Но до этого момента Горбигер не дожил. Он умер в 1932-м, не дожив одного года до триумфа своего ученика.

     После смерти автора «доктрины вечного Льда» на место главного оккультного советника фюрера претендуют многие. Но Гитлер предпочитает в вопросах магии полагаться на Черный орден и его магистра. Так продолжается до тех пор, пока Гесс не познакомил фюрера с предсказаниями Карла Эрнеста Крафта.

     Карл Эрнест Крафт родился в 1900 году в Базеле. Известность среди оккультистов ему принесла книга «основы астробиологии», в которой он описывает возможность определения будущего на основе изучения личности человека.

     Его первое предсказание в отношении Гитлера содержалось в письме к доктору Фезелю, одному из приближенных Гиммлера. В этом документе Крафт пишет, что фюреру угрожает опасность от взрыва между 7 и 10 ноября 1939 года. 8 ноября 1939-го в пивном зале Бюргенау прозвучал взрыв, но выступавшему там Гитлеру повезло – он прервал свою речь на 10 минут раньше назначенного срока и успел уехать.

     Фезель отправляет письмо с предсказанием Крафта Гессу. Так астролог оказывается на службе нацистов. Первое время он занимается толкованием предсказаний Нострадамуса, пытаясь обнаружить в них доброе предзнаменование для Третьего рейха.

     В 1941 году Гесс совершает побег к союзникам. Крафт, как один из его приближенных, попадает в тюрьму, но скоро выходит на свободу.

     После освобождения астрологу предлагают изучить гороскоп английских генералов, в частности командующего английскими войсками в Северной Африке генерала Монтгомери, сражающегося против немецкого корпуса генерала Роммеля. Крафт делает вывод, что Монтгомери сильнее нацистского генерала. И оказывается прав.

     Последним предсказанием Карла Крафта становится предупреждение о том, что английские бомбы скоро разрушат здание министерства пропаганды в Берлине. Это было расценено как государственная измена. Крафт арестован и заключен в тюрьму, где и умирает в январе 1945 года.

     Но это случится позже. А в 1941 году, на пороге готовой вот-вот вспыхнуть войны с СССР, Крафт только вошел в полную силу. Фюрер готовит удар по Союзу зимой, но астролог отговаривает его, звезды говорят, что наиболее успешным будет удар, нанесенный летом. В первые же дни войны стальные колонны вермахта окружили и уничтожили крупные силы русских, а всего через несколько месяцев армия Гитлера дошла до Москвы. Успех первых месяцев кампании превосходил самые смелые ожидания.

     Но эйфория, наступившая у фюрера и его соратников после победоносной летней кампании, быстро прошла с наступлением сорокоградусных декабрьских морозов. После поражения под Москвой Гитлер, взбешенный тем, что зима отказалась отступить перед Мессией Огня, начинает готовить новое летнее наступление.

     Интересно, что поражение под Москвой нисколько не поколебало его доверие к сумасбродной доктрине Горбигера. Наоборот, в том, что «генерал Мороз» был одним из факторов, сокрушивших вермахт, Гитлер видел лишь подтверждение правоты Горбигера. Именно жестоким русским морозам (т.е. Вечному Льду), а вовсе не русским армиям, Гитлер придавал особое значение. Позже это сыграет с ним злую шутку.

     Начиная новую кампанию 1942 года, Гитлер, наряду с подготовкой войск, разведкой и стратегическими соображениями, вновь уделяет огромное значение мистическим знакам, символам и обрядам.

     Позднее военные историки будут неоднократно ставить под сомнение правильность выбранного фюрером направления главного удара – на Кавказ. Стандартное объяснение в данном случае таково – Гитлер хотел отрезать СССР от запасов бакинской нефти и самому воспользоваться ей.

     Действительно, если бы Гитлеру удалось лишить СССР нефти, то войну можно было бы считать выигранной – без топлива советские танки просто стали бы, а самолеты не поднялись бы со своих аэродромов.

     Но все дело в том, что эта задача в принципе была неисполнима. На это указывали многие советники Гитлера. Они указывали на огромную протяженность фронта и на элементарный недостаток сил вермахта, чтобы решить эту задачу – разбить все русские армии на юге, перевалить через Кавказский хребет и захватить Баку. При этом нужно было еще организовать мощнейшую оборону в волжских и донских степях, чтобы не допустить удара во фланг.

     Собственно, история подтвердила правоту этих рассуждений. Немецкие армии выдохлись, дойдя в южном наступлении до предела своих возможностей. А пределом этим оказались вовсе не Бакинские нефтепромыслы, а Сталинград и Сванетия, на севере Грузии. И это при том, что СССР еще не ввел в бой те резервы, которые впоследствии поставили точку в бесславной судьбе армии фельдмаршала Паулюса.

     В то же самое время катастрофа под Харьковом и провал советского наступления севернее Москвы, создавали в 1942 году благоприятные условия для повторного марша на Москву. В неудачных советских контрнаступлениях Красная Армия понесла такие потери, что, вполне вероятно, сил для обороны столицы могло и не хватить.

     Во всяком случае, именно на это указывали многие немецкие генералы, и именно этого опасались советские военачальники. Захват Москвы одним коротким и мощным броском являлся задачей гораздо более реальной, чем масштабная кампания на юге.

     Таким образом, выбор стратегии (наступать на Москву или на юг) был критическим для судьбы всей кампании. Рациональные аргументы говорили в пользу «московского варианта». Но офицеры германского Генштаба не понимали психологии Гитлера.

     Военно-стратегические соображения для него всегда отступали на задний план перед мистическими откровениями. Потерпев поражение под Москвой (от сил Льда), Гитлер считал, что до тех пор, пока он не одержит мистической (а не материальной) победы надо Льдом, дорога на Москву ему закрыта.

     Не знали немецкие генштабисты, что и выбор южного направления был продиктован не только (и не столько) бакинской нефтью.

     На самом деле, основное внимание фюрера направлено на организацию экспедиции на Эльбрус. Кавказ Гитлер, как и многие мистики, считал Осью мира. Именно здесь должна состояться последняя битва между Огнем и Льдом.

     23 июля 1942 года группа горных стрелков из дивизии «Эдельвейс» водрузила на вершине горы Эльбрус военное знамя СС, освященное по специальному ритуалу Черного ордена. Начался перелом эпох – силы Льда должны отступить и на тысячелетие мир войдет в эпоху Огня.

     С этой минуты Гитлер не сомневался в окончательной победе. И когда начальник генерального штаба сухопутных сил генерал-полковник Курт Цейтцлер, предчувствуя военную катастрофу, просил отдать приказ об отступлении и перегруппировке войск, фюрер ответил категорическим отказом. Точно так же он отвечал и на мольбы Паулюса – даже тогда, когда всем стало очевидно, что его армия попала в западню.

     Никто из историков так и не смог дать рациональное объяснение поведению Гитлера в ходе Сталинградской битвы. Его приказ стоять до конца с военной точки зрения был чистым безумием. Только своевременное отступление (и об этом фюреру твердил не только Цейтцлер) могло спасти немцев от катастрофы.

     Но фюрер знал то, чего не могли знать его генералы. Он знал, что совершен специальный обряд покорения Вечного Льда. Он знал, что покорен Эльбрус. И он верил, что наступила эпоха Огня, а значит, его армиям суждено победить. Фюрер всегда верил своим магам больше, чем фельдмаршалам и генералам.

     Поражение под Сталинградом надломило Гитлера. Все те, кто знал его и общался с ним, сходятся в одном – духовный и физический надлом Гитлера произошел после Сталинграда. Большинство думало, что фюрер жалеет об армиях, безвозвратно потерянных в заснеженных донских степях.

     Но он жалел не об армиях. Сталинградская катастрофа для него было знаком высших сил – он проиграл. Он ошибся – эпоха Огня так и не наступила. Вечный Лед победил…

     Геббельс в те дни писал: «Поймите! Сама Идея, само понимание Вселенной терпит поражение. Духовные силы будут побеждены, и близится час страшного суда».

     И вновь фюрер возвращается к теориям Горбигера. Согласно его предначертаниям, победа Льда над Огнем является предвестником Суда Богов…

     И Гитлер начинает к нему готовиться…

     Черный орден

     «Я создаю Орден, – говорил Гитлер. – Оттуда выйдут люди второй ступени, ступени человека-бога».

     Именно так высказался фюрер Тысячелетнего рейха, заложив основы СС.

     Это организация стала государством в государстве. Причем на территории этой страны был создан тот идеал национал-социализма, о котором мечтали Гитлер и Гимлер.

     Окончательной территорией страны СС должна была стать Бургундия. Рейхсфюрер СС, предпочитающий сам себя называть Магистром Черного ордена, говорил: «Франция свела эту страну наук и искусств до уровня заспиртованного придатка. Суверенная Бургундия с собственной армией, законами, монетой, почтой станет образцовым государством СС. Официальным языком будет, конечно, немецкий. Править будет только СС, национал-социалистическая партия не будет иметь в Бургундии никакой власти. Мир будет протрясен и восхищен государством, где будут применены наши концепции».

     Гиммлер основал специальную мистическую резиденцию СС. Этой резиденцией стал мрачный замок Вевельсбург.

     Идея сосредоточить центральный нервный узел своей организации именно в средневековой крепости пришла Гиммлеру во время их совместной с фюрером поездки по Вестфалии, в ходе которой им пришлось заночевать в замке Гревенбург. Крепость так понравилась рейхсфюреру, что он тут же занялся поиском аналогичной для своего ордена, и выбор его остановился на Вевельсбурге.

     Как гласит старинная легенда, на земле Вестфалии должна состоятся последняя битва между Европой и Азией. Гиммлер считал, что согласно этой легенде именно Вевельсбург должен стать тем бастионом Запада, «о который разобьются полчища новых гуннов».

     На проведение первого этапа реконструкционных работ замка в 1934 году было потрачено 15 млн. марок, огромная по тем временам сумма. Второй этап должен был стоить еще больше и закончиться лишь к середине 60-х годов.

     Под сводом Северной башни Вевельсбурга был размещен баронский зал. Вход сюда был разрешен только Гиммлеру и 12 его приближенным в чине обергруппенфюрера СС. В центре зала стоял массивный круглый стол, за таким же по приданию собирал своих рыцарей легендарный король Артур. Вокруг стола стояли 12 кресел обтянутых свиной кожей и трон магистра Черного ордена.

     В подземелье замка за полутораметровыми стенами скрывалась святая святых Ордена – «Храм почивших вождей». В центре Храма из камня был выложен очаг. В случае смерти одного из рыцарей его герб и прах будут сожжены в нем. Пепел тщательно соберут в урну и установят на одном из 12 пьедесталов, расположенных вокруг очага.

     В замке располагалось 14 апартаментов. 12 были посвящены великим деятелям германской истории и скандинавским богам. Во время посещения Вевельсбурга любой из обергруппенфюреров мог выбрать комнату себе по вкусу, но обязательно каждый раз новую.

     Комната магистра была посвящена его кумиру – Генриху I Птицелову и сохранялась за ним всегда.

     Главные же покои замка предназначались для фюрера германской нации.

     Своими духовными наставниками Гиммлер считал короля Артура и Генриха I. В ходе важных совещаний, проходивших в Вевельсбурге, рейхсфюрер иногда замирал, как будто прислушиваясь к какому-то внутреннему голосу. Считалось, что в такие моменты он якобы общался со своими кумирами.

     Связь магистра с Генрихом I была настолько сильна, что его останки по приказу магистра Черного ордена были перенесены в Кведлинбургский собор, чтобы Гиммлер мог лично беседовать со своим духовным наставником.

     По приказу фюрера в Вевельсбург на хранение Черному ордену СС было передано «Копье судьбы». По приданию, именно им римский легионер добил умирающего на кресте Христа. Считалось, что обладающий «Копьем судьбы» станет править миром.

     Когда-то этот артефакт был экспонатом музея в Вене. И Гитлер, тогда еще нищий художник, часами простаивал воле него, временами впадая в мистический транс. Во время одного из таких сеансов Гитлер пообещал дьяволу отдать свою душу, если тот поможет ему овладеть «Копьем судьбы».

     После аншлюса Австрии Гитлер получил то чего хотел, теперь, как он думал, в его руках оказалась власть над миром…

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.