Никто из нас не знал наверняка, кто придумал челночные рейды в Россию… В принципе, это была довольно здравая идея. 

Но в первую очередь начальство хотело, чтобы мы произвели на русских неизгладимое впечатление своим бравым видом 

и боевой выучкой. Удивительно только, что столь деликатное дело возложили на ВВС, которых всегда обвиняли в недостатке этих двух качеств.

Капитан Марвин Боумен,

100-я бомбардировочная группа 8-й воздушной армии США

Утро 2 июня 1944 года на аэродромах расквартированной в юго-восточной части Италии американской 15-й воздушной армии не сулило ничего необычного. Как всегда перед боевым вылетом техники копошились у огромных четырехмоторных бомбардировщиков Б-17, проверяя готовность машин к очередному удару по промышленным объектам в глубоком вражеском тылу. Запив нехитрый завтрак крепким кофе, пилоты и штурманы собрались на обязательный предполетный брифинг, чтобы узнать цели и задачи будущей миссии. И вот тут их ждал сюрприз. Отмеченный на большой карте маршрут полета не описывал привычную уже петлю, а уходил куда-то на северо-восток, к территории СССР. Летчики с удивлением узнали, что им предстоит принять участие в пробной боевой операции Frantic Joe («Неистовый Джо»), в рамках которой американские бомбардировщики будут временно базироваться на советских аэродромах и наносить удары по тем целям, которые сейчас, ввиду удаленности, недоступны для стратегической авиации США. Если 15-я армия не ударит в грязь лицом, подобные «челночные» рейды станут обычной практикой, а у американских ВВС появится шанс продемонстрировать русским, что они способны громить нацистов не хуже Красной армии.

Популярная в 1930-е годы доктрина Дуэ, предусматривавшая принуждение противника к капитуляции массированными бомбардировками индустриальных и транспортных центров, в начале Второй мировой войны дала сбой. Единственным успехом Люфтваффе стал удар по Роттердаму в мае 1940 года, побудивший Голландию сложить оружие. Налеты на крупные города Великобритании в ходе битвы за Англию не принесли ожидаемого результата. Ночные рейды Королевских ВВС, в свою очередь, также оказались малоэффективными. По мнению британского премьер-министра Черчилля, дезорганизовать экономическую базу Германии могли массированные дневные удары по промышленным центрам Третьего рейха, но выполнять их было под силу лишь стратегической авиации США. На конференции в Касабланке в январе 1943 года была выработана соответствующая стратегия, и вскоре две развернутые в Европе американские воздушные армии приступили к систематическим бомбардировкам территории Германии и стран-сателлитов. Хотя существенно снизить выпуск немецкой военной продукции союзникам так и не удалось, Германии пришлось значительно усилить ПВО за счет ослабления фронтовой авиации, а также произвести масштабную реорганизацию индустриальной базы. Ключевые производства спешно перебрасывались на восток, на максимально возможное расстояние от аэродромов базирования «летающих крепостей». Удары по ним неминуемо означали большие потери, особенно на обратном пути, когда пропадал фактор внезапности. Перемещенные промышленные объекты были доступны с советской территории, но СССР не располагал стратегической авиацией, а имеющиеся дальние ночные бомбардировщики по причине малочисленности не представляли серьезной угрозы для немецкой инфраструктуры.

И тогда в штабе 8-й воздушной армии предложили оригинальное решение – организовать перевалочные базы в западных районах СССР по примеру британских аэродромов подскока, созданных для прикрытия северных конвоев в районе Мурманска в 1942 году. Идею горячо поддержал командующий армейских ВВС США генерал Генри Арнольд и добился одобрения ее Объединенным комитетом начальников штабов. Перспективы использования аэродромов Советского Приморья для ударов по Японии рассматривалась американскими военными с момента вступления США в войну. Но даже самые ярые оптимисты понимали, что связанный договором о ненападении СССР не пойдет на обострение с Японией, чтобы облегчить жизнь американским пилотам. Теперь ситуация изменилась. С баз на Украине «летающие крепости» могли наносить удары по немецким объектам в Польше, Румынии и Венгрии для поддержки наступающих советских войск. 1 ноября 1943 года в Москву отправили соответствующий официальный запрос. Однако Сталин отнесся к американскому предложению негативно. Американскому послу Авереллу Гарриману и руководителю американской военной миссии в Москве генералу Джону Дину пришлось немало потрудиться, прежде чем советский лидер дал наконец согласие на размещение на советской территории ограниченного контингента американских войск. Ключевым стало обещание Рузвельта, что Америка возьмет на себя все расходы по строительству аэродромов и обеспечению их необходимыми ресурсами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.