В конце 2017-го наступающий год называли годом перемен и новых надежд для международной политики. Теперь же наступило время подводить итоги, чтобы понять, какие из прогнозов стали реальностью и сколько из ожиданий оправдалось.

 

Радости и тревоги Ближнего Востока

                Начнем, пожалуй, с радостного. На протяжении всего 2018-го можно было наблюдать, как тема Ближнего Востока – и, в частности, войны в Сирии – постепенно уходит с первых полос. То, что еще год назад многим казалось несбыточной мечтой, месяц за месяцем становилось все более реальным. Надежда на мир. На жизнь, в которой будет место чему-либо кроме бесконечного ужаса. На то, что однажды лежащие в руинах города смогут вновь принять в свои стены прежних жителей. И пусть эта надежда пока еще остается робкой – она уже появилась в сердцах людей и продолжает крепнуть.

                В последние месяцы новости из Сирии становятся все более позитивными и жизнеутверждающими. Так, в начале декабря Дамаск сообщил об успешном окончании операции, проведенной сирийской армией на вулканическом плато Сафа в провинции Сувейда, в ходе которой на юге страны был полностью уничтожен последний оплот боевиков террористической группировки «Исламское государство». По данным военных, в этом регионе сконцентрировались силы исламистов из нескольких районов Сирии, ранее освобожденных от их влияния. Провинция Сувейда, часть которой представляет собой безжизненную лавовую пустыню, оказалась надежным укрытием для снайперов и противотанковых ловушек. И Дамаск всерьез опасался, что боевики могут выбрать плато Сафа в качестве крупного плацдарма для консолидации сил. Именно поэтому решение о проведении антитеррористической операции было принято незамедлительно.

                Опасения властей оказались не напрасными. В ходе операции сирийская армия конфисковала большое количество оружия и боеприпасов. Были ликвидированы более 2700 боевиков. В настоящий момент под контролем группировки «Исламское государство» остаются лишь несколько относительно небольших районов Сирии. Их ликвидация, согласно официальному заявлению властей, является лишь вопросом времени. И в настоящий момент ситуацию омрачает, пожалуй, только тот факт, что урегулирование сирийского конфликта по-прежнему происходит военным, а не политическим путем.