При всей своей внешней сложности и запутанности правила, которых придерживаются основные игроки мировой экономической арены, достаточно просты и однозначны: защищай свои интересы, укрепляй свои позиции и будь готовым ответить ударом на ударом. При этом многие не имеют ничего против того, чтобы наносить этот самый ответный удар первыми, превентивно, так сказать. Именно так обычно и начинаются торговые войны между государствами. И очередную, вероятнее всего, совсем недавно развязал президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп.

 

Сделать Америку снова великой!

«Повторю еще раз: то, что позволялось делать на протяжении десятилетий, было несправедливо и отвратительно. И в какой-то момент мы обнаруживаем, что страна уже сама не в силах производить ни алюминий, ни сталь. И тут становится понятным, что у нас, в общем, от страны мало что осталось. Без производства собственного алюминия и собственной стали наша Америка уже не совсем та Америка, к которой мы привыкли», – заявил в начале марта Дональд Трамп, который совсем недавно отметил первую годовщину с момента своей инаугурации в качестве 45-го президента США. Ну а буквально через неделю в торжественной обстановке – на встрече присутствовали практически все ведущие представители американской металлургической промышленности – он подписал указ о введении новых тарифов на импорт стали и алюминия. Впрочем, этот шаг мало кого удивил. Если чему за время своего правления новый хозяин Белого дома и научил весь мир, так это тому, что его слова крайне редко расходятся с делом. В общем, как бы кто к этому ни относился, документ был подписан – согласно новой директиве американского президента, пошлина на сталь должна составить 25%; на алюминий – 10%.

В настоящий момент импорт той же стали в США превышает ее экспорт почти в 4 раза. При этом Америка ввозит ее из сотни стран мира. Однако первыми на заявление Трампа отреагировали не другие государства – например, те же поставщики, – а сами американцы. Так, стоило президенту заявить о планируемом снижении тарифов, как промышленный индекс Доу-Джонса, который с начала этого года не отличается стабильностью показателей, упал более чем на 2%. Ну а, как известно, любые пертурбации на американском фондовом рынке мгновенно запускают эффект домино и влекут за собой волнения на других фондовых рынках планеты. Впрочем, и это далеко не все. Что показательно, главу государства в его решении не поддержали не только находящиеся в оппозиции к действующей власти демократы, но и соратники из стана республиканцев, высказавшие опасения в том, что подобный шаг угрожает привести к «непредвиденным последствиям».

 

 

Через несколько дней после объявления Трампа о планируемом введении новых тарифов на импорт стали и алюминия, но еще до подписания директивы, советник президента США по вопросам экономики Гэри Кон подал в отставку.

В обращении к журналистам он подчеркнул, что для него было «большой честью принимать участие в проведении политики экономического роста, выгодной для американского народа», но причины своего ухода назвать отказался. Однако в прессу все же просочилась информация, что решение Кона вызвано в первую очередь разногласиями между советником и президентом по вопросу введения новых таможенных пошлин.

Кстати, отставка Гэри Кона стала второй с начала марта отставкой в Белом доме. Перед этим о своем уходе с должности директора по коммуникациям сообщила Хоуп Хикс.

 

 

О чем же речь? Не исключено, что критика новых пошлин – отголосок эффекта дежавю, который испытали политики, как только услышали о планах Трампа. Дело в том, что большинство из них отлично помнит, что в марте 2002 года – совсем недавно по политическим меркам – подобное решение приняла администрация Джорджа Буша. Тогда ввозные тарифы на сталь были повышены до 30%. Белый дом назвал это антидемпинговыми мерами. Сразу вслед за этим страны-экспортеры высказали свой протест и практически объединились в неофициальную коалицию против США. В числе первых иск во Всемирную торговую организацию с требованием признать действия США противоречащими международным правилам подал Европейский союз. ЕС, к слову, предлагал Бушу решить эту ситуацию полюбовно – в смысле, настаивал на компенсации в размере 2 млрд. долларов. США от такого предложения отказались и посоветовали коллегам из Европейского союза обратиться в ВТО. Так те и поступили. При этом практически одновременно с Евросоюзом это сделали Китай, Япония и Южная Корея, которые после решили объединить свои жалобы с иском ЕС. Их также поддержали в этом Бразилия, Новая Зеландия, Норвегия, Швейцария и ряд других государств.

Первая попытка ВТО создать комиссию, которая должна была бы установить степень законности повышения США тарифов на сталелитейную продукцию, провалилась. Причем по очень банальной причине – США блокировали это решение. Однако Евросоюз свой запрос повторил, и во второй раз у американской стороны уже не было права наложить на него вето. В июне 2002-го комиссия ВТО начала работу. Буквально через 2 недели после этого США согласились ослабить торговые санкции против некоторых иностранных металлургов. В число «счастливчиков» в первую очередь попала Япония – Белый дом дал добро на исключение из списка товаров, подлежащих импортному обложению по повышенному тарифу, 47 видов сталелитейной продукции японских производителей. Не последнюю роль в этом сыграла и готовность Токио со дня на день ввести полный запрет на поставки в страну сталелитейной продукции из США. Тогда же Вашингтон согласился отменить антидемпинговые меры в отношении конструкционных стальных брусьев, импортируемых из таких стран, как Россия, Германия, Китай, ЮАР, Испания.

Однако подобных реверансов со стороны Соединенных Штатов Америки для истцов, конечно же, было мало. Они продолжали обсуждать и вводить в действия ответные меры. Началась полноценная торговая война. И стоит признать, что большинство побед было совсем не на американской стороне. Например, в конце августа 2002-го ВТО удовлетворила прошение Евросоюза о введении против США торговых санкций, общий объем которых составил 4 млрд. долларов. В этот раз причиной недовольства ЕС стали налоговые льготы, которые правительство США предоставляет американским компаниям. Например, таким корпорациям, как The Boeing Company, Microsoft и The Walt Disney Company. По мнению Брюсселя, размер иска – это как раз сумма убытков, которые понесли компании 15 европейских стран (именно столько государств входило в ЕС на начало 2003 года) по причине политики Вашингтона. И вот что интересно, после каждой такой победы, полученной в тяжелой и решительно борьбе, заявление Брюсселя имело одну и ту же тональность: да, мы победили и прямо сейчас готовы ввести против США заслуженные санкции, однако можем и повременить с ними, если администрация Буша отменит пошлины и изменит свою экономическую политику.

Очередной «ультиматум» Белому дому был объявлен в сентябре 2002-го, накануне открытия в Париже встречи 39 стран – производителей стали. Тогда Вашингтону было прямо предложено полностью ликвидировать пошлины в торговле сталелитейной продукцией, а также отменить государственные субсидии для американских производителей. В противном же случае как минимум Евросоюз и Япония заявили о своей готовности применить против США полномасштабные торговые санкции. Однако и после этого Вашингтон продолжил гнуть свою линию, уверенный в поддержке ВТО и понимающий, что работа комиссии, расследующей ситуацию, продлится еще не менее полугода.

И все же эти месяцы пролетели очень быстро. Вердикт был оглашен в июле 2003-го – Всемирная торговая организация признала, что дополнительные пошлины размером до 30% были введены США без должного обоснования. По правилам ВТО, страны-участницы могут временно ограничивать импорт определенных товаров, если он наносит серьезный ущерб той или иной отрасли. Однако Белому дому не удалось предоставить «разумных и достаточных объяснений», что повышение пошлин на сталь до 30% было необходимо для защиты национальной экономики. Впрочем, у США еще оставалось время на то, чтобы обжаловать решение ВТО и оставить в силе протекционистские меры в отношении стали. Однако и страны-экспортеры, радостно приветствовавшие вердикт и явно не желавшие выпускать их рук столь важную победу, активизировали свои действия, параллельно предлагая США варианты компромиссов. Те от них раз за разом отказывались. При этом, правда, пусть и без особой охоты, они все же пересматривали список сталелитейной продукции, подлежащей обложению по повышенному тарифу.

Администрация Буша выжидала 2 месяца, в очередной раз надеясь на благосклонность ВТО, однако в ноябре апелляционная инстанция Всемирной торговой организации подтвердила правильность принятого в июле решения. Обвинения в нарушении международных правил при введении дополнительных тарифов на ввоз импортной стали с США сняты не были. 1 декабря 2003 года Джордж Буш объявил о готовности со стороны США вернуть пошлины на прежний уровень.

 

 

Ряд крупных американских предпринимателей обвинили Дональда Трампа в том, что решение о принятии новых тарифов на импорт стали и алюминия идет вразрез с его предвыборными обещаниями, в числе которых была и борьба с безработицей.

Дело в том, что события 2002 года, когда администрация Буша приняла схожую директиву, в итоге привели к резкому уменьшению числа рабочих мест. Так, на начало 2004 года, по данным социологов, под сокращение попали около 200 тыс. человек, и в первую очередь это были сотрудники тех отраслей, в которых используется металл.

 

     

Око за око, или Ответим бурбоном на сталь

В общем, как несложно догадаться, у всех участников нового торгового противостояния есть богатый опыт ведения боевых действий друг против друга. А в том, что введение пошлин на импорт стали и алюминия со стороны США не обойдется без серьезных последствий для всех, экономические аналитики мирового уровня даже не сомневаются.

Впрочем, в то время как европейские политики говорят о вреде «нездорового протекционизма» – внешнеторговой политики государства, направленной на временное ограничение ввоза импортных и поддержку производства аналогичных внутренних товаров и услуг – для мировой экономики, президент США не скрывает своей радости по поводу возможной новой торговой войны. Незадолго до подписания директивы он даже прямо заявил, что, по его мнению, «торговые войны – это прекрасно». В ответ на это министр экономики Франции Бруно Ле Мэр написал в Твиттере – социальной сети, которой уже в пору присвоить статус официального канала коммуникации между государственными лидерами западного мира, – что в подобных сражениях победителей не бывает, однако при этом вовсе не призвал отказаться от участия в них, а пообещал вместе с коллегами по Евросоюзу подготовить «зеркальный ответ» на действия США.

 

 

Одна из наиболее распространенных версий о причине повышения Трампом пошлин заключается в стремлении Белого дома защитить американский рынок от дешевой стали, основным поставщиком которой в настоящий момент является Китай. Потому неудивительно, что заявление президента США восприняли в Пекине как прямое объявление торговой войны.

Глава МИД Китая Ван И уже пригрозил США «соответствующим и справедливым ответом» и при этом отметил: «История учит нас, что торговые войны не выход. Делать ставку на торговую войну в глобализованном мире ошибка».

 

 

К счастью, большинство баталий развивается пока на словах. Так, Брюссель уже пообещал ввести таможенные пошлины на ряд товаров из США, в числе которых, по словам еврокомиссара по вопросам торговли Сесилии Мальмстрём, точно будут такие «типично американские товары», как бурбон или джинсы Levi’s. В список также вошли мотоциклы Harley Davidson, а еще арахисовое масло и клюква. Что интересно, производство большинства этих товаров является залогом экономического процветания именно тех штатов, где традиционно сильно влияние республиканцев. И вряд ли это простое совпадение.

Впрочем, нынешний момент – время взаимных пикировок, громких заявлений и переговоров в попытке найти точки соприкосновения. Например, в ответ на обвинения в протекционизме и «претензии» к американским мотоциклам Трамп пугает партнеров с той стороны Атлантики введением пошлин еще и на европейские автомобили. И если учесть, что ежегодно порядка 25% всех произведенных в Европе машин отправляется в США, угроза звучит вполне убедительно. Сесилия Мальмстрём призывает всех членов Евросоюза объединиться и выступить единым фронтом при поддержке других стран-экспортеров стали и алюминия. Администрация президента США в это время «приторговывает» местом в белом списке, в котором уже сейчас есть Канада и Мексика. При этом пресс-секретарь президентской администрации Сандра Сандерс прямо заявила, что этот список может быть расширен, однако решение по каждому государству будет приниматься отдельно. Ну а причина особого отношения к Канаде и Мексике вполне понятна – несложно уловить связь между ней и ходом переговоров по Североамериканскому соглашению о свободной торговле (НАФТА). Трамп не раз давал понять, что считает условия, на которых в него входят в США, невыгодными. И даже намекал на возможность выхода государства из НАФТА. Однако, конечно же, еще больше США устроил бы пересмотр условий.

 

 

В начале марта в Чили 11 странучастниц соглашения Транстихоокеанского партнерства подписали новую версию договора.

Изначально соглашение было заключено еще в феврале 2016-го между 12 государствами, однако президент США Дональд Трамп сразу после вступления в должность подписал указ о выходе Соединенных Штатов Америки из Транстихоокеанского партнерства. В числе прочего американский лидер заявил, что сделка не в полной мере учитывала интересы его страны и обеспечивала конкурентам необоснованные выгоды.

Несмотря на выход из него США, Транстихоокеанское соглашение остается одним из крупнейших в мире. К слову, Канада и Мексика сохраняют в нем свое членство.

 

 

В сложившейся ситуации интересно наблюдать за основными участниками событий. Так, Япония готовит список ответных санкций, угрожает США жалобой в ВТО, а параллельно с этим лоббирует вопрос внесения страны в тот самый белый список Белого дома. Китай настраивается на затяжную торговую войну и каждым своим действием явно демонстрирует, что отлично понимает, против кого именно был направлен шаг американского президента. Великобритания, которая переживает в настоящий момент период непростых отношений с Брюсселем, с одной стороны, старается лишний раз не эскалировать имеющиеся с ним разногласия, а с другой, всеми силами стоит на страже собственных интересов. Например, вспоминает встречу Терезы Мэй и Дональда Трампа в Давосе в конце января, на которой как раз обсуждались вопросы экономического сотрудничества и по итогом которой Трамп на весь мир заявил, что «между США и Великобританией нет натянутых отношений». Он также подчеркнул: «Эти переговоры должны привести к громадному увеличению товарооборота между нашими странами, что принесет пользу нам всем в виде новых рабочих мест. Мы начинаем этот процесс, по сути, прямо сейчас». Стоит отметить, что Дональд Трамп был одним из немногих мировых лидеров, кто однозначно поддержал «брексит».

Ну а Брюссель призывает Вашингтон к переговорам и напоминает ему о том, что ЕС и США были и остаются союзниками и партнерами по широкому кругу вопросов. И что новая торговая война вряд ли находится в сфере взаимных интересов. Против кого бы ни было направлено повышение тарифов на импорт стали и алюминия, это решение напрямую затрагивает Европейский союз, который является вторым по значимости поставщиком стали в Северную Америку. А потому Брюссель хоть и не хочет войны, однако будет к ней готов. И этой позиции придерживается не только центр, но и большинство стран – участниц ЕС. Что видно, например, из заявления госсекретаря по делам Европы и иностранных дел Франции Жана-Батиста Лемуана: «Мы выступаем за диалог. Но если диалога не получится, то Европе не стоит быть наивной. Мы обязаны будем сделать соответствующие ответные шаги для того, чтобы показать: мы не потерпим такого обращения».

 

 

За прошедший год политика, проводимая Трампом под лозунгом «Америка прежде всего», причинил серьезный ущерб американской туристической индустрии. Так, накануне Международной туристической ярмарки в Берлине, заинтересовавшись высказываниями граждан Германии о том, что они все чаще отказываются от путешествий в США, провели исследование. И его результаты показали, что визитов в США избегают в первую очередь туристы из западноевропейских стран, а также государств Ближнего Востока и Латинской Америки.

В целом же поток туристов в США снизился не менее чем на 4%. Ну а в финансовом эквиваленте это около 4,6 млрд. долларов, которые потеряла американская экономика.

 

 

В общем, пока Европа ждет от США ответа и разъяснений, однако подспудно не исключает любой вариант развития событий. А потому, скорее всего, Брюссель уже давно подготовил не только список американских товаров, которым будет закрыт или очень затруднен выход на европейский рынок, но и текст нового иска в ВТО. А уж что с ним делать дальше, европолитики знают не понаслышке. Правда, пока они все же надеются, что в этот раз имеющиеся знания применять на практике не придется.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.