Наверное, у каждого крупного народа есть свои легенды, рассказывающие о земле обетованной – рае, куда можно попасть еще при жизни. Обычно добраться до таких мест непросто – и неважно, идет ли речь о Царстве пресвитера Иоанна или Шамбале. Есть такая легенда и у британцев, и в центре ее стоит легендарный остров Авалон.

 

Под римским орлом

Начнем с давних времен – с I тысячелетия до н.э. Именно тогда римляне, захватившие Галлию – нынешнюю территорию Франции и окрестные земли, стали с интересом присматриваться к острову на другом берегу Ла-Манша. Но покорение его было непростой задачей. Юлий Цезарь, стоявший у истоков превращения Рима в империю, дважды высаживался в Британии – и дважды не сумел закрепиться. Впрочем, оправдание у него было достойное: Галлия еще не до конца покорилась римскому владычеству, да и в столице – вечном городе Риме – у Цезаря хватало противников. Лишь в 43 году н.э. уже император Клавдий занялся островом всерьез. Высадившись там, он разбил ополчение кельтских племен бриттов и оставил в крупнейших городах гарнизоны. Вот только жесткая политика римлян привела к восстанию, возглавленному бывшей царицей одного из племен Боудиккой. Поначалу она добилась немалых успехов: разбила часть сил врага, подчинила большую территорию и даже захватила и разрушила Лондиниум. Повстанцы отвечали жестокостью на жестокость: они не брали пленных, убивая всех подряд – и военных, и гражданских. Но римляне собирались остаться навсегда, так что подтянули дополнительные силы, и Боудикка проиграла, приняв яд. Но восстание многому научило пришельцев из-за моря – с тех пор они вели более разумную политику и больше с масштабным сопротивлением не сталкивались.

Сфера римского влияния в Британии все расширялась, а для защиты от набегов с территории Шотландии строились валы, перекрывавшие целый остров. Казалось, что рано или поздно Туманный Альбион примет владычество Рима, но империю все чаще сотрясали гражданские конфликты. Сил для защиты от варваров выделялось все меньше, и в 367 году пикты из Шотландии дошли аж до Лондиниума! А тут еще и местные римские военачальники заинтересовались борьбой за престол, забирая с собой британских «пограничников» и редко возвращая их назад. Закончилась все в 410 году, когда император Гонорий заявил, что британцам придется отбиваться от варваров самим – Рим больше подкреплений не пришлет…

Для местного населения это стало настоящим шоком. Уже несколько столетий оно жило под римским орлом и смирилось с относительным спокойствием, подаренным чужеземцами. Ушли в прошлое бесконечные войны между племенами, набеги с севера и запада отражались легионерами, а гражданские войны не беспокоили окраину империи. Но теперь привычный мир рухнул – северяне точили мечи и топоры, а из Ирландии на побережье высаживались любители пограбить. Как назло, нарисовалась и третья угроза – с востока и юго-востока. Германские племена англов, саксов и ютов как раз искали себе новые земли для поселения. Остров к северо-западу от Галлии показался им отличным местечком для жизни – и из-за моря приплыли очередные пришельцы. Окруженные и запертые на острове бритты оказались в трудной ситуации. Им нужен был герой, который спасет свой народ, и рай, где можно укрыться от напастей. И все это не замедлило появиться…

 

Король былого и грядущего

Этим раем стал мифический остров Авалон, напрямую связанный с героем – королем Артуром. Впервые этот правитель, якобы объединивший бриттов и разбивший саксов, упоминается в валлийских поэмах VI – VII веков. Правда, многие исследователи думают, что на самом деле эти тексты были созданы на несколько столетий позже. Упоминался Артур и в «Истории бриттов» Ненния, написанной около 800 года. Но подробно о его жизни первым рассказал Гальфрид Монмутский, утверждавший, что пользовался какими-то древними хрониками. Именно его книга, написанная в 1136-м, стала основой для множества произведений, связанных с королем Артуром и Авалоном. В ней рассказана история постримской Британии, частью которой правил Утер Пендрагон. Увидев Игрейну, жену своего соратника Горлойса, он воспылал к ней страстью и с помощью чародея Мерлина принял облик Горлойса. Проникнув в замок в чужом обличье, Утер провел ночь с женщиной, муж которой позже был убит. От этой связи родились сначала сын Артур, а позже и дочь. Сын стал королем бриттов, в чем ему помог меч с острова Авалон.

Новый монарх успешно сражался с саксами – хронисты даже уподобляли его Гераклу, ведь он победил в 12 битвах, то есть совершил 12 подвигов. Но страна Артура все равно погибла – из-за внутренних распрей. Племянник короля Мордред решил захватить власть, армии родичей сошлись в бою, где король сразил узурпатора, но получил смертельную рану. Чтобы спасти монарха, его отправили на остров Авалон, где герой и остался. Хотя позднейшие легенды утверждали, что он обязательно вернется и спасет Британию в час величайшей нужды, став «королем былого и грядущего».

В произведениях других писателей того же времени эта история обрастает все новыми подробностями. Например, о том, что на Авалоне король попал к владычице фейри (иногда их называли эльфами), правившей там. Или о том, что доспехи Артура, как и легендарный меч Экскалибур, тоже были выкованы на Авалоне. Правда, в последующие века мифический остров все больше отходил на второй план. Зато сама история заинтересовала авторов куртуазных романов из континентальной Европы. Про бриттов они не знали почти ничего, зато обожали писать о подвигах соратников Артура – так называемых рыцарях Круглого стола. Кстати, одной из целей этих рыцарей были поиски Святого Грааля – чаши, в которую Иосиф Аримафейский собрал кровь распятого Христа. Причем чаша эта тоже связана с Авалоном – по одной из легенд, Иосиф позже доставил ее на остров.

В XV веке наконец-то появился тот, кто свел легенды об Артуре, его соратниках и Авалоне в единое целое. Этим человеком стал Томас Мэлори – рыцарь с весьма сомнительными моральными качествами. На его счету были прелюбодеяния, ограбления монастырей, вымогательства и даже кража скота. К тому же Томас ошибся с выбором стороны во внутренней политике, поэтому часть жизни провел в тюрьме. Томясь от скуки, он взял и написал серию книг об Артуре и его рыцарях, где пересказал старые истории и что-то добавил от себя. Получилось настолько масштабно, что почти все, кто впоследствии писал про Артура или Авалон, черпали свое вдохновение у Мэлори.

 

Остров яблок

Но что же это за загадочный остров, жители которого помогали Артуру? Уже в одной из вольных адаптаций Гальфрида Монмутского, сделанной Гийомом Реннским, есть краткое описание Авалона. «Чудесный остров окружен океаном, там нет нужды ни в чем, нет ни воровства, ни врагов, таящихся в засаде. Там не бывает снега, там не бывает засухи летом и морозов зимой, но царит нерушимый мир и гармония и прекрасное тепло вечной весны. Там много цветов: лилий, роз и фиалок; яблоня там вместе рождает цвет и плод на одной и той же ветви. Юноша и девушка живут там вместе без грязи и стыда. Старость неведома там; ни нужды, ни болезни – все там суть радость. Никто там не держит чего-либо только для себя одного». По сути, перед нами земля обетованная. Чем вам не рай в том понимании, как его видели рыцари-крестоносцы, жившие примерно тогда же?

Схожие описания острова встречаются и в житии святого Брендана, также искавшего землю обетованную. Святой тоже добрался до цели, где «не видели мы ни одной травы, которая не цвела б, и ни одного дерева, которое не плодоносило бы. Камни же там – только драгоценные». Как тут не вспомнить, что еще в Библии человеку было завещано упорно трудиться, а ведь на Авалоне этого делать не нужно. Земля дает все сама, а люди живут по сотне лет и больше.

Разгадку самого названия «Авалон», которое иногда связывают с языческим богом Авалахом, большинство ученых ищет в кельтских легендах. В саге о путешествиях великого короля-воина Брана говорится, что тот посетил «Страну женщин», под которой часто понимали Эмайн Аблах – Остров яблок. Узнал он о нем случайно – уснул и услышал песню от женщины в странном одеянии о далеком острове, усыпанном цветами, где нет зла и горя, болезней, старости и даже смерти. Это волшебное место и чудесная музыка так впечатлили Брана, что тот снарядил флот и отправился на его поиски. И даже нашел, но жизнь на острове оказалось не слишком веселой для воина – спутники короля заскучали и заставили предводителя вернуться домой. Но оказалось, что Эмайн обладает свойствами эльфийских холмов: время там течет иначе и, вернувшись оттуда, человек не застанет живым никого из родных. И даже может погибнуть, если сойдет на обычный берег. К слову, в той или иной форме о том, что Авалон не место для обычных людей, говорилось еще не раз – в ирландских и британских легендах.

Островом яблок Авалон называли не зря. Само слово примерно так и переводится, ведь в кельтских языках «яблоко» пишется как abal, afal или ablach. Слово «Абблах», или «Аваллах», означает «богатый яблоневыми деревьями», а словосочетание Inis Avalon – «Остров яблок». И неспроста люди там живут долго, ведь яблоко издавна считалось символом долголетия и вечной молодости. Причем не только у кельтских народов – молодильные яблоки упоминаются и в скандинавских сказаниях, и в русских сказках.

Жители острова были не только счастливы, но и богаты, что считалось важнейшим атрибутом земли обетованной в сказаниях. Люди на Авалоне носили одеяния из шелковых тканей и парчи с золотой вышивкой. Здания строились из необычного камня, двери украшались слоновой костью, крыши устилались золотом, а в домах повсюду сверкали драгоценные камни. Часто упоминались и предметы из хрусталя – вплоть до целых ладей, отвозящих гостей на остров. Даже сам Авалон называли Инис Витрин, то есть Стеклянный (или Хрустальный) остров.

А еще там не было ни горя, ни болезней, а по словам некоторых авторов, и смертей. Пришелец оттуда говорит, что он «из страны, в которой нет ничего, кроме правды, и нет там ни возраста, ни дряхления, ни уныния, ни печали, ни зависти, ни ревности, ни ненависти, ни гордыни». И все потому, что правят этим прекрасным краем могущественные маги. Это еще одно подтверждение языческого характера легенды, ведь ни один христианский священник не стерпел бы столь дьявольского явления, как магия. Правда, тот же Гальфрид пытается доказать обратное. Пытается – и сам себе противоречит. Достаточно перечитать другое произведение этого писателя – «Жизнь Мерлина», в котором описывается владычица Авалона, старшая из 9 сестер: «Имя Моргана ей, изучившей полезные свойства всякой травы, способной лечить телесную немощь; знает искусство она изменять обличье и может в воздухе на новых крылах взлетать, подобно Дедалу». Упоминаются там и плодородные земли, на которых не нужно трудиться в поте лица: «Нужды там нет, чтобы пахарь поля взрывал бороздами, нет земледелия там: все сама дарует природа. Сами собою растут и обильные злаки, и гроздья, сами родятся плоды в лесах на раскидистых ветках, все в изобилье земля, как траву, сама производит».

Хотя есть факт и поинтереснее: оказывается, даже в XII веке народы Британии помнили те времена, когда на планете царил матриархат. Гальфрид говорит, что на Авалоне правят женщины, что для средневековой Европы как минимум необычно. А сказания о путешествиях Брана называют его цель «Островом женщин». Хотя чему удивляться, ведь самое опасное восстание против римлян в Британии тоже возглавляла женщина – такие случаи можно пересчитать по пальцам.

Также и Гальфрид, и его последователи говорят, что Авалон – это не «рай для всех», а место для избранных. Обычным людям туда попасть сложно, им придется терпеть бренность своего бытия. Конечно, Мерлин обещает «светлое будущее», говоря, что «вынесен нам приговор: благородной власти лишатся немощи ради своей, на многие годы бриттоны, к ним не прибудут доколь от Армориканского дышла камбров почтенный вождь Кадваладр с могучим Конаном». И он же добавляет: «Но из живущих теперь никого уж не будет в то время». В общем, попасть туда трудно, вернуться тоже, зато там как сыр в масле катаешься. Если, конечно, сумеешь найти путь.

 

Так где же ты, Авалон?

Но где же мог находиться Авалон и куда он пропал? Ведь даже в XV веке многие были уверены в его реальности, и у легенды мог быть прототип. На окраинах Британии вполне могло найтись захолустье, которым правили женщины и где росло великое множество яблонь. Там могли жить и друиды, ставшие прототипом Мерлина из Артурианского цикла. И мог сохраниться обычай отвозить туда правителей и героев для похорон. Давайте попробуем разобраться, куда же делся Остров яблок?

Вариантов, что с ним случилось, немало. Скажем, в XIX веке историки активно продвигали идею, что Авалон просто ушел под воду. Небольшие кусочки суши исчезают и в наши дни, а Остров яблок вряд ли был большим. Не исключено, что от моря его еще и защищали специальные сооружения, вроде современных голландских дамб. Могло хватить легкого недосмотра или диверсии – и остров навсегда бы ушел под воду. В Средние века такое случалось – так, один из островков в Ла-Манше оставался на поверхности лишь благодаря дамбам. Однако следившие за ними как-то загуляли или что-то напортачили – и землю поглотила пучина. Может статься, что и сейчас где-то неподалеку от Великобритании на дне моря покоится то, что полторы тысячи лет назад называлось Авалоном.

Еще один вариант – Авалон никуда не исчез, он просто перестал быть островом. Уровень моря понизился – и теперь Остров яблок находится неподалеку от моря. С этим наверняка согласятся те, кто указывает на точное расположение Авалона – Гластонберийское аббатство в Юго-Западной Англии. Много тысячелетий назад в этом районе действительно плескалось море и были острова. А еще там жили и процветали люди – остатки одной из построенных в районе Гластонбери дорог датированы IV тысячелетием до н.э.! Даже в начале нашей эры близ Гластонбери была озерная деревушка, окруженная водой. И не забудем о загадочном холме Тор (холме Святого Михаила) с башней наверху – как раз близ аббатства. Кельтское поселение там существовало еще в III веке до н.э., а высоты холма более чем достаточно, чтобы его не затопило море. Еще один довод в пользу этой версии приводят лингвисты, которые говорят, что слово «Гластонбери» означает «Стеклянный город», а ведь Авалон иногда называли как раз Стеклянным островом.

Есть и другие косвенные указания на эти земли как на потенциальный Авалон. Большинство мест, где в теории могла находиться столица державы Артура, находятся не так и далеко от Гластонбери – то есть королю было бы просто туда добраться. Также в этой районе есть «Колодец чаши», якобы построенный друидами из больших каменных блоков. Вода в нем обладает целебными свойствами – как тут не вспомнить легенду о живших на Авалоне целительницах? Хотя некоторые хронисты говорили, что целебной вода стала из-за захороненного в колодце Святого Грааля, а не из-за магии владычиц остров. Ах да, вокруг аббатства есть и яблоневые сады, но это в Британии встречается часто.

Есть у версии об идентичности Авалона и Гластонбери и противники. Да, в 1191-м местные монахи заявили, что нашли могилы Артура и его жены Гвиневры (место им подсказал тогдашний король Генрих II). В могиле лежал мужчина огромного роста с поврежденным черепом, а рядом покоилась женщина. Якобы там был крест с надписью: «Здесь, на Авалоне, покоится прославленный король Артур и его вторая жена Гвиневра». Вот только очень уж своевременно нашлись останки короля и королевы: за несколько лет до того в аббатстве был пожар, и у настоятеля мог возникнуть соблазн быстрее собрать средства на его восстановление с помощью обмана. После обнаружения могилы Артура деньги потекли рекой, и Гластонбери отстроили в рекордные сроки. Выиграли от этого и монахи, и сам Генрих II. Королю приходилось немало воевать с валлийцами, верившими, что Артур вернется и покажет англосаксам, где раки зимуют. Но раз уж герой мертв, то и надеяться не на что. Неспроста останки чуть позже перезахоронил другой правитель Англии – Эдуард I. Тот самый, что завоевал Уэльс и своим поступком еще раз напомнил местным повстанцам, что никакой легендарный персонаж их не спасет.

Скептики получили новые аргументы уже в XX веке. Так, археолог Рейли Редфорд изучил часть оставшихся «доказательств» и заявил, что это не могила короля Артура. Правда, написал он об этом в местной газете, которую читали разве что окрестные крестьяне. Лишь недавно эту историю вспомнила The Times, после чего многие засомневались, что Гластонбери – это Остров яблок. К тому же надписи на кресте, якобы найденном монахами в XII веке, больше похожи на неуклюжие попытки имитировать древность, чем на V – VI века.

Но если Гластонбери не подходит, какие еще есть варианты? Их хватает. Скажем, Авалоном могли считать французский полуостров Бретань, где издавна жили кельты (бретонцы). После завоевания англосаксами сюда бежала часть бриттов. Но самое интересное, что потом их потомки пришли обратно вместе с армией Вильгельма Завоевателя и отомстили саксам за былые обиды. Это явно перекликается с легендами об Авалоне, откуда вернется Артур и обязательно накажет захватчиков. И пусть старая кельтская знать не получила ведущих постов в новой Англии, зато она вновь очутилась на родине. Приехав из своего Авалона, даже если Бретань им и не была.

Могла легендарная страна находиться и на одном из существующих островов. Например, на Иль-д’Аваль у побережья той же Бретани, имя которого так и переводится – Остров яблок. Или на острове Сен, о котором еще в I веке писал римский географ Помпоний Мела. Он упоминал, что правят этой землей 9 жриц, владеющих целительным даром, управляющих погодой и превращающихся в других существ. Еще один вариант – небольшой островок Бардси близ Уэльса, где якобы похоронен Мерлин. Или остров Мэн, весьма удачно расположенный между Англией, Шотландией и Ирландией. В его пользу говорило и название, по некоторым данным происходившее от сокращенного Мананнан – имени кельтского владыки моря, жившего… на Острове яблок! Искали Авалон и на острове Мей к востоку от Великобритании.

Есть и более неожиданные теории. Например, что мифическое место находилось в Бургундии – в городке под названием Авалон вглуби континента. Говорят, там погиб король романо-бриттов Риотам, которого порой отождествляют с Артуром. Другие заявляют, что Авалон был недосягаем для бриттов потому, что находился где-то далеко, например, на Сицилии или Ньюфаундленде. Есть и те, кто связывает историю Артура с югом России. Там жили сарматские племена, часть из которых римляне якобы взяли на службу, а от их потомков произошел Артур. Теорию эту выдвинул британский историк, а его русские коллеги тут же кинулись искать Авалон в России – и снова безуспешно. Есть и совсем безумная идея о том, что Остров яблок находится не на поверхности Земли, а… под ней! Якобы наша планета полая, а внутри находится целый огромный мир. Как говорят сторонники этой идеи, именно под землю ушли нечеловеческие племена богини Дану, населявшие Ирландию до homo sapiens. Так почему бы им не отправиться в подземный Авалон, рядом с которым могут находиться и другие легендарные страны, вроде Шамбалы.

 

Авалон и наши дни

Как бы то ни было, Авалон, как и сказания об Артуре, плотно вписан в современную культуру. Легендарный остров встречается во множестве книг, крупнейшей из которых стал цикл «Туманы Авалона» Мэрион Зиммер Брэдли. У нее Остров яблок поначалу находился рядом с христианским аббатством, но постепенно стал удаляться на другой план бытия. Мир Христа и мир магии расходились в пространстве, как несовместимые, поэтому даже во времена Артура попасть на Авалон могли лишь избранные. У Андерсона в «Патруле времени» Авалон и вовсе стал великой державой. Инис ир Афаллон – это кельтское государство, занявшее Северную и Центральную Америку. Но самое любопытное, что Афаллон в «Патруле времени» пересекается с нашей страной! Там есть государство Литторн, выросшее из Великого княжества Литовского (центром которого были земли Беларуси). Литторн занимает часть Евразии, а его население явно славянского происхождения. Вот так в фантастике Беларусь встретилась с Авалоном. Иногда Остров яблок примешивают и к современной истории. Например, на Западе есть теория, что президент США Кеннеди не был убит. После покушения он впал в кому, а жена отвезла мужа к целителям на секретный остров, который некоторые считают Авалоном. Так что вряд ли эта легенда в ближайшие годы уйдет в небытие, хотя ей и около полутора тысяч лет!

Сегодня слово «Авалон» встречается в самых разных областях человеческой деятельности. Есть несколько музыкальных групп с таким названием, а количество песен и альбомов под названием «Авалон» перевалило за два десятка. Об Авалоне, Артуре и Мерлине выходит масса фильмов, в честь Острова яблок называют корабли и планеты в комиксах, издательства и компьютерные программы, деревеньки и станции метро. Райский остров продолжает будоражить умы и ждет новых исследователей. Один из которых, быть может, когда-нибудь совершит величайшее открытие и поведает нам, каким же был Авалон и где он на самом деле находился…