Хотим мы этого или нет, но в ХХI веке в профессиональном спорте о допинговых скандалах говорится едва ли не больше и чаще, чем о рекордах и победах атлетов. Допинговые скандалы сопровождают каждые Олимпийские игры и чемпионаты мира, прошедшие или грядущие, меняют их итоги, приводят к тому, что именитые спортсмены, еще недавно бывшие национальными героями, попадают в черные списки и навсегда лишаются возможности принимать участие в международных соревнованиях и продолжать свою карьеру.

Случилось так, что накануне зимней Олимпиады в Южной Корее проблема непростого выбора встала перед российской сборной, которая буквально через год после завершения Игр в Сочи оказалась в центре едва ли не самого крупного за последние десятилетия допингового скандала. И если до этого момента хозяйка прошлой Олимпиады была лидером по числу завоеванных медалей в неофициальном командном зачете, то в конце 2017-го стало известно, что Международный олимпийский комитет лишил российскую сборную большинства завоеванных наград и пожизненно отстранил ряд спортсменов от участия в Играх, запретив им даже аккредитацию на все соревнования под эгидой МОК в любом качестве.

В начале декабря стало известно, что Россия отстранена от участия в Олимпийских играх 2018 года. Правда, для некоторых «чистых» атлетов – то есть тех, кто не был замешан в допинговом скандале или чьи пробы на допинг оказались отрицательными – сохранилась возможность поехать в Южную Корею самостоятельно, под нейтральным флагом. Также МОК пожизненно дисквалифицировал Виталия Мутко, который в момент проведения Игр в Сочи был министром спорта РФ, и его заместителя Юрия Нагорных. Им обоим запрещено даже просто посещение Олимпиад. Статуса члена МОК лишился и глава ОКР Александр Жуков. Кроме того, в качестве компенсации Россия должна заплатить Международному олимпийскому комитету 15 млн. евро.

Решение, принятое по итогам заседания в Лозанне, вступило в силу немедленно. Как подчеркнул президент МОК Томас Бах, оно должно было «подвести итоговую черту под этим позорным эпизодом и стать стимулом для создания более эффективной антидопинговой системы». А перед Россией, назвавшей решение Комитета по дисквалификации несправедливым, в этот момент встал выбор: переводить скандал в политическую плоскость и полностью бойкотировать Игры в Южной Корее или все же не лишать хотя бы некоторых своих атлетов возможности побороться за награды, пусть даже в случае их побед над пьедесталом не поднимется российский флаг, а над олимпийским стадионом не прозвучит российский гимн. И Олимпийский комитет России единогласно поддержал тех спортсменов, которые будут приглашены МОК и решат поехать в Пхёнчхан.

 

 

Стремясь привлечь внимание к проблеме допинга, спортсмены из разных стран приняли участие в создание ролика под названием #MyMoment. Такое название «Мой момент» было выбрано ими не случайно. По словам многих, именно допинг, который принимают одни атлеты, нередко лишает других спортсменов, играющих честно, не только престижных наград, но и незабываемого момента момента, когда ты становишься победителем. Момента, когда весь стадион и миллионы людей у экранов телевизора рукоплещут именно тебе.

 

     

В центре допингового скандала, связанного с российской сборной, не раз фигурировали пробирки для допинг-проб и царапины на них. Последнее, собственно, по мнению Макларена составителя знаменитого отчета, который и дал ход скандалу, как раз и свидетельствует о том, что пробирки вскрывали, чтобы подменить результаты.

Что интересно, внешне эти емкости гораздо больше напоминают баночки, официальным поставщиком которых для МОК является швейцарская компания Berlinger. Баночки, к слову, не из дешевых. Каждая стоит около 50 евро. А такая дорогая она именно потому, что, по данным производителя, их невозможно вскрыть. Впрочем, после доклада Макларена никто и никогда уже не будет уверенным в этом на 100%.

 

 

Ошибочный путь

Теперь уже сложно сказать, кто был первым и когда все это началось. Ведь если вспомнить историю Олимпийских игр, то несложно догадаться, что в Древней Греции никаких проб на допинг не существовало. И даже больше: спортсмены активно искали способы повысить свою силу, скорость или выносливость, а потому в ход шли самые неожиданные стимуляторы – от легкого вина до растений, вызывающих наркотическое опьянение. По данным историков, для этих целей использовались даже зерна кунжута и чеснок. А в Древнем Риме, где гонки на колесницах пользовались особой популярностью, атлеты не только принимали стимуляторы сами, но и регулярно потчевали им лошадей.

Однако тогда ни о каком допинге еще знать не знали. Само слово вошло в обиход только в XIX веке и происходило от английского to dope, что в переводе означает «предлагать наркотики». Объяснить этот факт достаточно просто – в те времена в роли самых распространенных стимуляторов выступали кокаин и даже героин. И принимали их, к сожалению, едва ли не повсеместно. Но удивительно другое: как и много лет назад, одними из основных потребителей допинга в то время были лошади, которых в США так стимулировали перед скачками. Информация о подобных зверствах – такие препараты негативно влияли на здоровье лошадей и грозили нанести серьезный урон коннозаводству – впервые попала в европейские газеты в 1903 году. Тогда же скаковые сообщества договорились бороться и строго преследовать подобное явление. Однако на то, чтобы поймать с поличным нарушителей, ушло целое десятилетие. Первым наездником, который попался на попытке ввести лошади стимулирующее вещество, стал Франк Старр. Впоследствии он навсегда был лишен права выступления на скачках и других соревнованиях.

Но все это были лишь частные случаи – в конце XIX и начале XX века с допингом практически не боролись. А потому не обходилось и без трагических инцидентов. Так, первый летальный исход от применения допинга официально был зафиксирован еще в 1886 году. А попытка запретить к использованию спортсменами подобных стимулирующих препаратов относится только к концу 1920-х, когда в устав Международной федерации легкой атлетики на конгрессе в Амстердаме впервые в истории спорта было внесено антидопинговое правило. Согласно этому пункту, применение стимуляторов, позволяющих улучшить спортивные показатели, или помощь в этом грозили исключением из профессионального и любительского спорта. Начинание было отличным, вот только его практически никто не заметил. Проблема заключалась в том, что фармакология в первой половине ХХ века развивалась быстро, а вот инструментов, которые бы позволяли выявлять «нечистых» спортсменов, оставалось крайне мало.

 

Гонка со смертью

Бум использования допинга начался после Второй мировой войны, когда на первый план вышли уже известные фармакологам и испытанные на солдатах амфетамины. Оказалось, что препараты, искусственно стимулирующие центральную нервную систему, повышающие выносливость и работоспособность, востребованы и в мирное время… в большом спорте. По мнению экспертов и по сохранившимся воспоминаниям атлетов, в 1960-х амфетаминами пользовались практически во всех видах спорта и во всех сборных во время крупных турниров. Популярность подобных препаратов привела к тому, что работа над синтезом новых, более современных стимулирующих веществ велась неустанно. И это несмотря на то, что амфетамины, вызывающие привыкание и приводящие к необратимым последствиям для организма, смертельно опасны для человека.

Подтверждения этой печальной аксиоме не пришлось ждать долго. Амфетамины и другие виды допинга были особенно востребованы на велогонках. Велоспорт – крайне энергозатратный вид спорта сам по себе, а часто случалось еще и так, что гонщикам приходилось по несколько часов работать на пределе собственных возможностей в условиях изнуряющей жары. Да и заезды нередко проходили один за одним, так что ни о каком полноценном восстановлении речь не шла. И вот тогда «на помощь» уставшим, изнуренным атлетам приходил допинг. Но все об этом предпочитали молчать.

Едва ли не впервые мир узнал больше о допинге в большом спорте и заговорил о нем как о серьезной проблеме во время Олимпийских игр 1960 года в Риме. Во время велосипедной гонки на 100 км, проходившей здесь при такой невыносимой жаре, что обмороки преследовали даже зрителей, спортсмены просто падали с велосипедов от переутомления. Двое из них – датчане Кнуд Йенсен и Юрген Йоргансен – после падения потеряли сознание. Кнуд Йенсен так и не смог прийти в себя, скончавшись на месте. Тогда было объявлено, что его организм просто не выдержал сумасшедшей нагрузки. Инцидент, по сути, замяли, но уже в 1967-м во время одного из этапов легендарного «Тур де Франс» с велосипеда дважды упал британец Том Симпсон. После второго падения все попытки реанимации оказались тщетными. Несмотря на то, что и в этом случае истинную причину смерти сразу не сообщили, многие знали, что Симпсон употребляет амфетамины. Он был известным спортсменом и часто давал интервью. Со временем появилось и официальное заявление, что в крови и Йенсена, и Симпсона действительно были обнаружены сильнодействующие возбуждающие средства.

Если учесть, что смерть Симпсона произошла практически в прямом эфире и невероятно потрясла тысячи людей во всем мире, обходить стороной проблему допинга в спорте больше было нельзя. В том же 1967-м по горячим следам МОК учредил Медицинскую комиссию по борьбе с допингом, которая уже в следующем году начала серьезную работу. Так, был составлен первый список запрещенных для употребления медпрепаратов и других стимулирующих веществ, были разработаны методики по их обнаружению и составлен протокол, предусматривающий как саму процедуру проверки, так и регулирующий последствия в случае обнаружения в крови спортсменов запрещенных веществ.

В конце ХХ века, в 1993 году, Медицинская комиссия МОК заметно расширила список фармакологических препаратов, приравниваемых к допингу. В частности, под полный запрет попали все так называемые стимуляторы (то есть возбуждающие средства разных групп и классов), любые наркотики и анаболики, мочегонные и обезболивающие средства, пептидные гормоны и их производные. Также введены ограничения на употребление алкоголя, кофе, бета-блокаторов и анестезирующих средств местного действия.

 

10 ноября 1999 года в Лозанне на паритетных началах Международным олимпийским комитетом и правительствами стран мира была учреждена независимая организация, осуществляющая координацию борьбы с применением допинга в спорте. Девизом WADA (Всемирное антидопинговое агентство) стал слоган Play True («Играй честно»).

Именно WADA в настоящий момент осуществляет разработку регламентов и стандартов, ведет базы данных спортсменов, проводит образовательную работу и аккредитует национальные антидопинговые организации. Перед включением какого-либо вещества в черный список, как правило, проводится годовой мониторинг, информацию о котором WADA публикует на сайте организации и рассылает в национальные антидопинговые агентства.

Все спортсмены, желающие попасть на международные соревнования, должны сдавать пробы на допинг. С 2009 года WADA обязала их высылать график своего местоположения в ближайшие 3 месяца с указанием для каждого дня времени, когда спортсмен будет доступен для сдачи пробы. Забор проб производят международные допинг-офицеры, а анализ аккредитованные допинг-лаборатории. В случае обнаружения допинга информация об этом отправляется в спортивные федерации, которые применяют дисциплинарные меры.

 

Быстрее. Выше. Сильнее.

В современном мире большой спорт неотделим от большой политики и больших денег. Профессиональные спортсмены многих стран знают, что при удачном выступлении на крупных соревнованиях они вполне могут обеспечить себе и известность, и финансовую стабильность в будущем. Победители Олимпиад, и особенно неоднократные, становятся национальными героями и даже после окончания спортивной карьеры нередко без особых проблем строят карьеру в рекламном бизнесе или на телевидении, в международных спортивных ассоциациях и агентствах, работают тренерами и взращивают новых чемпионов.

Однако всех этих перспектив можно лишиться в один момент, если пробы на допинг окажутся положительными. Согласно актуальному положению, сотрудники WADA, уличившие спортсмена в приеме запрещенных препаратов, не должны даже доказывать, что подобное было совершено умышленно. В этом случае в полной мере действует правило о том, что незнание закона не освобождает от ответственности. Именно поэтому все спортсмены, их тренеры и врачи в обязательном порядке изучают списки на сайте Всемирного антидопингового агентства и пристально проверяют каждый медицинский препарат перед тем, как он будет принят атлетом. И речь здесь идет даже о спреях для носа или порошках от простуды. Все они – а также специализированное спортивное питание, биоактивные добавки к пище, витаминные комплексы – обязательно должны иметь антидопинговый сертификат. Отдельной строкой во всех брошюрах и на каждой встрече спортсменам рассказывают об опасности приема не только медицинских препаратов, не прошедших одобрение, но вообще чего-либо из чужих рук. Провокации со стороны конкурентов, добавляющих допинг в еду или напитки, чтобы исключить сильного спортсмена из борьбы, уже давно стали обыденностью.

 

 

В январе этого года скандал с японским гребцом Ясухиро Судзуки продемонстрировал, что допинг в спорте может использоваться не только для повышения собственных показателей, но и для борьбы с конкурентами. Так, спортсмен из Страны восходящего солнца признался, что подмешивал стероиды своему соотечественнику, чтобы таким образом устранить конкурента, гарантировать себе место в национальной сборной и попасть на летние Олимпийские игры, которые пройдут в 2020 году в Токио.

Подобного допингового скандала история большого спорта еще не знала. Правда, уникальность его в большей степени заключается в том, что Судзуки сам признался в содеянном Японской федерации гребли на байдарках и каноэ, которая принялась расследовать инцидент. Вскоре к ней подключилось Японское антидопинговое агентство. Судзуки был наказан 8-летней дисквалификацией, а его невинно пострадавший коллега реабилитирован. Хотя установленные им результаты все произошло в сентябре 2017 года во время чемпионата Японии по гребле на байдарках и каноэ не были восстановлены. Все же спортсмен выступал под действием допинга.

     

 

Но все описанное выше – составляющие пусть и сурового, но все же идеального мира, в котором спортсмены и их тренеры выбирают для себя путь честной борьбы. Вот только, как мы знаем, происходит это далеко не всегда. Иначе не гремели бы на весь мир допинговые скандалы с участием олимпийских чемпионов или призеров других крупных соревнований. Да и за последние месяцы мир узнал не только о том, что от участия в Олимпиаде отстранена российская сборная, но и, например, о том, что на чемпионате мира по футболу в 2018 году футболисты из Перу будут выступать без своего капитана и лучшего бомбардира Хосе Паоло Герреро, дисквалифицированного на год из-за положительной допинг-пробы. Или о том, что легендарный велосипедист Крис Фрум, который в прошлом году стал первым, кто с 1978-го смог в один сезон выиграть две престижные гонки – «Тур де Франс» и «Вуэльта», может лишиться своих титулов и на срок до двух лет вообще покинуть спорт. Проба Фрума на допинг показала двукратное превышение допустимого лимита сальбутамола, бронхорасширяющего препарата, который используется для купирования приступов астмы. Несмотря на то, что Фрум утверждает, что всегда принимал препарат исключительно в допустимых дозах (сальбутамол сам по себе не запрещен, однако превышение суточной нормы расценивается как прием допинга), Международный союз велосипедистов вряд ли сочтет его слова убедительными. По крайней мере, в 2014 году за аналогичное нарушение итальянец Диего Улисси был дисквалифицирован на девять месяцев. А в 2012-м всех спортивных титулов, завоеванных с 1998 года, был лишен американец Лэнс Армстронг, до этого бывший единственным велогонщиком, 7 раз финишировавшим первым в общем зачете «Тур де Франс».

               

 

В некоторых исключительных случаях спортсменам дается разрешение на прием препаратов, находящихся в черном списке WADA. Происходит это, если подтверждается, что прием этих препаратов необходим для здоровья и жизни атлета. Такие исключения нередко становятся темой ожесточенных дискуссий. Самый яркий пример лыжники, биатлонисты и препараты от астмы.

С одной стороны, регулярные тренировки при холодной погоде приводят к тому, что легкие сжимаются, и это может привести к астме. Как результат, очень многие спортсмены, выступающие в этих дисциплинах, имеют разрешение на использование препаратов от астмы. С другой стороны, эти препараты могут оказывать анаболический эффект и психотропное действие на кору головного мозга, улучшая тем самым дыхательные функции и увеличивая количество кислорода, поступающего в легкие для питания мышц. Ну, а когда стало известно, что многократная олимпийская чемпионка норвежка Марит Бьёрген принимает лекарства от астмы, критика данной практики приняла новый уровень.

К слову, коллега Бьёрген по сборной самый титулованный спортсмен в истории зимних Олимпийских игр Уле Эйнар Бьорндален в одном из интервью заявил, что не считает подобные препараты преимуществом. Мол, они только позволяют уравнять шансы, но не сделают спортсмена лучше. Однако сам с гордостью признался, что не имеет проблем с легкими и никогда не употреблял лекарства от астмы.

     

 

Сложно сказать, действительно ли в наши дни допинг заполняет профессиональный спорт или все дело в более совершенных методах его обнаружения. Прецеденты бывали и раньше. История спорта знает по-настоящему масштабные программы, которые проводились на уровне государства. Например, ситуация с пловцами и легкоатлетами из ГДР, которые в 1970 – 80 годах демонстрировали выдающиеся результаты. Тогда причина успеха держалась в строжайшей тайне, однако после объединения восточной и западной части Германии были раскрыты многие архивы – в том числе и тайной полиции «Штази» – и стали появляться признания некоторых спортивных чиновников ГДР. Согласно этим документам, в социалистической части Германии была создана хорошо отлаженная схема по производству и внедрению запрещенных анаболиков и других препаратов. Перспективные спортсмены начинали принимать их еще в подростковом возрасте, что, конечно же, заметно сказывалось и на их показателях, и на внешнем облике.

По воспоминаниям некоторых олимпийцев из сборной СССР, особенно сильно эти изменения были заметны на девочках, которые были гораздо мощнее, чем их конкурентки из других стран. Все это, конечно, видели, однако о масштабе проблемы не задумывались. Да и уровень существовавшей в то время системы допинговых проб не позволял доказать, что спортсмены из ГДР ведут нечестную игру. К слову, сами атлеты тоже далеко не всегда знали причины своего преимущества и уж точно не были в курсе цены, которую им придется заплатить за свои победы.

В этом плане очень показательна история Андреаса Кригера, которого в 1980-х весь мир знал как Хайди Кригер. Будучи членом женской легкоатлетической команды ГДР, девушка, как и многие другие ее коллеги, по предписанию тренера принимала анаболические стероиды и мужские гормоны. В 1986 году на чемпионате Европы в Штутгарте Хайди Кригер выиграла золотую медаль в толкании ядра. Вскоре у спортсменки начались серьезные проблемы со спиной, вынудившие ее прекратить тренировки. Кригер попробовала вернуться в большой спорт уже после объединения ГДР и ФРГ, однако эта попытка завершилась фиаско. Параллельно с физическими проблемами Хайди начала испытывать и проблемы психологические, связанные с внешностью и самоопределением.

В 1997 году Хайди Кригер легла на операцию по коррекции пола, а после поменяла документы, став Андреасом Кригером. Андреас женат и вместе с семьей проживает в Магдебурге, где владеет единственным в городе магазином по продаже военной формы и походного снаряжения. Он не любит вспоминать о прошлом, однако забывать о нем также не хочет. Скорее, он надеется, что его история станет примером и уроком для многих молодых спортсменов. Его фраза «Они убили Хайди!» стала девизом для многих, кто пропагандирует отказ от приема опасных для здоровья и запрещенных препаратов. Существует даже награда «Медаль Хайди Кригер», которая присуждается людям, внесшим существенный вклад в борьбу с использованием допинга в спорте.

 

     

Вся ответственность за массовое употребление допинга атлетами из ГДР была возложена на спортивных чиновников и нескольких спортивных врачей. Обвиняемые были признаны виновными в причастности к нанесению вреда здоровью 142 спортсменов, среди которых были и несовершеннолетние. Многие бывшие олимпийцы из Восточного Берлина выступили на процессе в роли пострадавших и свидетелей. В их числе была и Хайди Кригер.

     

 

Допинг и допинговые скандалы на корню разрушают концепцию современного Олимпизма, сформулированную Пьером де Кубертеном. Нечестная игра лишает спорт не только зрелищности и азарта, но и права называться «философией жизни, возвышающей и объединяющей в сбалансированное целое достоинства тела, воли и разума». Но хочется верить, что все еще поправимо. И что однажды спортивные арены вновь станут тем местом, где слоган Play True будет не пустым звуком, а девизом и руководством к действию каждого, кто вступает в борьбу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.