Есть в Витебской области озеро Селява. Невероятно красивое, глубокое, с песчаными берегами, поросшими лесом, с островком посередине. Рай для туристов! Но мало кто знает, что это место хранит множество тайн, будоражащих воображение каждого любителя истории.

Начнем с того, что люди здесь поселились еще в каменном веке! Само озеро находится на границе бассейнов Черного и Балтийского морей. На городище, что на острове Селявы, археологи нашли древний клад, а рядом с ним – человеческие скелеты. Наконец, само название, скорее всего, происходит не от рыбы селявы, которой здесь когда-то действительно было много, а от древнего балтского племени селов.

 

Впервые ученые заинтересовались Селявой в конце прошлого века. В 1999 году здесь начались археологические раскопки, которые продолжаются до сих пор.

– Сначала нам помогали школьники под руководством учителя из Крупок Андрея Алехновича, – вспоминает археолог, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории Белорусской академии наук Вадим Шадыро. – Школьники приходили к нам из летнего лагеря. Сейчас нам помогают в раскопках энтузиасты, за что им наша благодарность.

Почти за 20 лет исследований в руках ученых оказались тысячи артефактов. Некоторые из них – редкие и даже уникальные, никто и никогда не находил в Беларуси ничего подобного.

 

Городище на Селяве

Местные называют его Выспянская гора. «Выспа» – по-белорусски «остров». Находится городище и правда на острове. Вот только сам он образовался относительно недавно. Во время строительства ГЭС в середине прошлого века вода поднялась и затопила тонкий перешеек земли, отрезав оконечность длинной косы, врезающейся в озеро, от берега.

Самые древние археологические находки, сделанные здесь, относятся еще к каменному веку, к эпохе мезолита. То есть люди обосновались на Селяве еще 10 – 12 тыс. лет назад. И вот тут первая загадка: следов жизнедеятельности людей эпохи неолита (IV – II тысячелетия до н.э.) не обнаружено. В следующий раз они пришли на Селяву в I тысячелетии до н.э. А примерно в I веке уже нашей эры (в железном веке) возникло городище.

Что такое городище? Это место, где жили люди. Но в железном веке нельзя было просто построить себе дом и спокойно жить. Опустошительные набеги соседей были обычным делом. Поэтому городища старались закладывать в местах, защищенных самой природой – у слияния рек, на холмах. Да еще и дополнительно укрепляли. С той стороны, где водной преграды не было, склоны холма срезали, создавая искусственную крутизну, выкапывали глубокие рвы, а само городище обносили высокими валами.

На Выспе валы просматриваются там, где был перешеек земли, и еще с одной стороны от воды. Что, в общем, объяснимо: озеро в этом месте мелкое. Но зато с другой стороны глубина кое-где достигает 30 метров!

– Естественно, в системе оборонительных укреплений был еще и частокол, – поясняет Вадим Шадыро. – Мы нашли его остатки. Кроме того, сами жилища имели радиальную систему застройки – возводились по краям площадки и плотно примыкали друг к другу. Так что их внешние стены тоже являлись укреплениями. Кстати, валы как таковые появились только в III – V веках н.э. До этого была вот такая система – стены домов и частокол.

Рядом с городищем найдено еще и древнее селище – то есть открытое неукрепленное поселение. Возникло оно примерно в IV веке и просуществовало параллельно с городищем примерно до VIII столетия.

Тут была хитрая система. Люди смекнули, что постоянно жить за стенами неудобно – нужно, например, пасти скот, обрабатывать земли. Тогда они стали использовать городища в качестве убежища. Во время опасности прятались туда вместе со всем богатством. Внутрь загоняли и животных. Пересиживали набег и вновь возвращались в свои дома, если было, конечно, куда возвращаться.

Сейчас городище на Селяве исследовано примерно на 70%, а селище – на 30. То есть, вполне возможно, мы еще узнаем много интересного об этих местах. Хотя уже теперь впору говорить об уникальности Селявы – загадок здесь хоть отбавляй.

 

     

«Из варяг в греки» по Селяве

Да-да, знаменитый путь «из варяг в греки» проходил по озеру Селява. Дело в том, что оно связывает между собой бассейны Днепра и Западной Двины через речки Югна и Ракитовка. Торговые суда – как, впрочем, и захватнические драккары, – из Балтийского моря попадали в Западную Двину, потом в речку Улу, затем в Лукомку, Югну, а из нее – в Селяву и Ракитовку. Отсюда корабли приходилось тащить по земле волоком до реки Бобр, из нее можно было попасть в Березину, потом в Днепр, а оттуда – в Черное море.

Есть мнение, что именно из-за пролегавшего здесь пути «из варяг в греки» близ озера Селява очень разнообразный растительный мир – путешественники могли привозить семена или даже саженцы с собой. В итоге ясени и клены соседствуют здесь с редкими в наших широтах северными карельскими березами.

 

     

Балты и финно-угры в названиях

Название Селява вызывает у ученых множество вопросов. Есть мнение, что в основу этого слова легло балтское selis. Так называли себя племена, жившие когда-то по берегам Западной Двины, в том числе и на том ее отрезке, который сейчас протекает по территории Беларуси. Ava в балтских языках означает «вода». Получаем в переводе «вода селов».

Интересно, что название реки Югна, которая связывает Селяву с Западной Двиной, в переводе означает «протока», или «болотный ручей». Только слово это не балтское, а финно-угорское.

Остается добавить, что названия сохранились примерно с II тысячелетия до н.э. – им около 4 тыс. лет!

 

     

Волоки и сволочи

Интересна история происхождения слова «сволочь». В современном значении это «негодяй, мерзавец». Но мало кто задумывается, что само слово появилось очень давно, еще во времена функционирования пути «из варяг в греки». Означало оно всего-то род занятий. Так называли людей, которые волокли по суше корабли из одного водоема в другой. Поскольку это нередко были торговые суда и у купцов, плывущих на них, водились деньги, сволочи порой не брезговали и грабежами. Неудивительно, что постепенно из нейтральной смысловая окраска слова «сволочь» стала резко негативной. Такой она и сохранилась до наших дней.

     

 

Обитатели городища

Кто жил на Селяве во времена расцвета городища? На первый взгляд, ответ очевиден: вероятно, селы. Но все не так просто. Вещей, которые можно было со стопроцентной точностью отнести к культуре именно селов, на городище не обнаружено. Зато отчетливо читаются следы других балтов.

– Точно известно, что в железном веке здесь жили племена балтов, относящиеся к днепро-двинской археологической культуре, – рассказывает ученый-археолог. – Культура эта была распространена на севере Беларуси, на Смоленщине; уходила на Псковщину и Тверщину. Кроме того, была еще культура штрихованной керамики. Ее представители занимали центральную Беларусь. Граница пролегала между современной Витебской, Минской и Могилевской областями. Но в I веке н.э. мы наблюдаем у «штриховиков» демографический взрыв, как бы сейчас сказали. Их начинают теснить с запада, и они вынуждены распространяться и расширять свои границы. Так «штриховики» появляются и на Селяве.

Иными словами, на городище близ Селявы встретились и мирно сосуществовали две разные культуры балтов. Исследователи четко определили этот факт по внешнему виду горшков. Их форма практически одинакова и характерна для местного населения, днепро-двинской культуры, зато появляются орнаменты, типичные для штрихованной керамики – специфические штрихи и расчесы. Есть, кстати, мнение, что последние получались от пучков сухой травы, которыми заглаживали готовое изделие. Изготовлением керамики в то время занимались в основном женщины. Желая украсить свою работу, они охотно перенимали все новое и интересное.

Получается, что пришельцы мирно соседствовали с местным населением. Причем от этого все только выиграли, обогатив друг друга новыми знаниями и навыками. Но так было не всегда.

 

Клад и два скелета

Древние клады всегда или почти всегда связаны с войной. Или как минимум с нападением врагов. Перед лицом опасности люди спешили спрятать все самое ценное, надеясь потом вернуться за своими вещами. Так что если в ваши руки попал клад, знайте: его владелец или погиб, или был угнан в рабство. Иначе он бы и сам забрал свое сокровище.

Исходя из этого, клад озера Селява выглядит особенно зловеще. Вот его история. В 2003 году ученые вели раскопки недалеко от вала городища.

– Где-то на глубине свыше метра оказался слой пожарища, – рассказывает археолог. – С золой, углями и остатками конструкций частокола на валах. Вот в этом слое мы нашли сначала одно кольцо. Стали расчищать – и обнаружили множество серебряных и бронзовых украшений. И тут же стали проявляться кости скелета. Сначала – женского. А рядом – и мужского.

В руках ученых оказались серебряные височные кольца, а также бронзовые браслеты и пронизки-подвески – всего более 60 предметов. Датирована находка концом VII – началом VIII веков. Что же произошло здесь в это время?

– Слои пожарища мы связываем с приходом носителей банцеровской культуры в третьей четверти I тысячелетия, в составе которых, возможно, были и славяне. Это время великого переселения народов, – поясняет ученый.

Проще говоря, это как раз и есть момент появления славян на наших землях. Где-то они вполне мирно сосуществовали с местным населением. А вот Селяве не повезло. Городище было уничтожено в страшном пожаре, люди перебиты.

Ученые исследовали найденные скелеты. Они хорошо сохранились в слое пепла. Более того, после уничтожения городища здесь примерно полвека никто не жил. Когда люди снова стали заселять эти места, тела никто не перезахоранивал – их просто не нашли в пожарище, к тому времени уже скрытом под слоем земли.

Девушке на момент смерти было 20 – 25 лет, мужчине 30 – 40. Похоже, они так и не успели спрятать свои драгоценности – и вещи, и люди оказались погребены под обломками горящего дома.

Сам по себе клад, кстати, необычный. В нем оказались и украшения, которые носили славяне, например серебряные височные кольца, и бронзовые браслеты и подвески, изготовленные местными балтами. Исследователи такое сочетание объясняют просто: женщины во все времена любили красивые вещи. Поэтому как славянки с удовольствием носили балтcкие браслеты, так и балтские женщины вполне могли надеть красивые вещицы, сделанные иноземными мастерами.

 

Странный жертвенник

Еще одна загадка городища на озере Селява – жертвенник. Ученые говорят, что ничего подобного на территории современной Беларуси они еще не находили. Дело в том, что жертвенник обнаружен на глубине около 2 м. Полметра – это культурный слой, который образовался за всю историю существования городища. Еще полтора – глубина ямы, уходящая, как говорят археологи, в материк. То есть такой ее выкопали те, кто устроил жертвенник.

На дне обнаружились кости людей и животных (больше всего останков лошадей), амулеты из клыков и резцов дикого кабана, а кроме того, очень странные обереги из ребер – прямоугольные пластинки с дырочками, чтобы можно было продеть веревку и повесить на шею. Аналогов таким амулетам просто нет, как и такого рода жертвенных ям в ранее раскопанных городищах. Обычно святилища устраивали вдали от человеческих жилищ. А тут вдруг прямо в поселении.

Так что ученые пока не могут сказать, какому божеству мог быть посвящен жертвенник и какие культы здесь практиковались. Возможно, это место связано с обрядом инициации. Ребенок до какого-то возраста мог носить амулет, а потом, переходя во взрослую жизнь, приносил его в жертву богам. Но почему тогда кости животных? И тем более людей? Неужели их тоже приносили в жертву?

Единственное, что удалось установить, – яма появилась примерно в I – II веках н. э.

 

Что еще нашли археологи?

Находок на городище близ озера Селява множество. Помимо клада и жертвенника есть еще целый комплекс по производству железа, глиняные пряслица с языческими символами, керамика, изделия из кости. Да и те же украшения! Их и вне клада обнаружилось внушительное количество.

С железом все оказалось интересно. Его начали производить практически тогда же, когда возникло городище – на рубеже первых веков нашей эры. Сырьем служила местная болотная руда. При раскопках археологи нашли две печки-домницы, крицы и сотни килограммов шлака.

Есть и предметы, сделанные из железа. Например, серпы. Их форма очень архаична – рабочая часть инструмента выгнута слабо. Такими серпами пользовались в III – IV веках нашей эры. А серпы небольших размеров специалисты склонны относить и к более раннему периоду.

Отдельная тема – пряслица, небольшие грузики с отверстиями, которые использовались в прядении. Само по себе это занятие всегда связывалось с мистическими представлениями наших предков. Пряли, согласно верованиям древних, не только простую пряжу, но и «нить жизни». Неудивительно, что на пряслицах присутствует множество сакральных символов. Например, свастики. На пряслицах, найденных на выспе Селявы, они обычно из трех ножек, развернутых влево. Это так называемые женские свастики. Есть еще треугольники. Орнамент из двух этих фигур с вершинами, повернутыми вверх и вниз, – символ небесной воды. А вот один треугольник с вершиной внизу – это уже женское начало. Подобные изображения встречаются на вещах, дошедших до нас еще со времен неолита. Есть мнение, что они связаны с культом Великой Богини-Матери, в ведении которой были дожди. На пряслицах знаки Богини появились явно неспроста, ведь она еще и опекала женщин и их занятия – прядение, в частности.

Еще один символ с пряслиц – «баба», или «жаба». Он часто встречается в белорусской вышивке и в узорах на тканых поясах. Считается, что он связан с плодовитостью и представляет собой женщину, которая рожает ребенка.

Самые многочисленные находки – это, конечно, керамика. Оно и понятно – горшки и кувшины бьются с завидным постоянством, так что гончары без работы не сидят. Осколки же разбитой посуды сохраняются в земле тысячелетиями! Казалось бы, глиняный горшок – чего уж проще! Но и тут городище на Селяве подбросило ученым загадку. Наряду с обычной посудой – разбитой и целой – найдены миниатюрные сосудики высотой не больше 8 см, испещренные орнаментом. Это и геометрические фигуры, и ломаные линии – все то, что характерно для языческой символики.

– Скорее всего, сосудики применялись в каких-то ритуалах. Возможно, в лечебной магии, – поясняет Вадим Шадыро.

Что касается украшений, то к ним относятся височные кольца, браслеты, подвески, фибулы. В основном эти вещи сделаны из бронзы, и лишь некоторые – из серебра низкой пробы. Золота нет совсем.

 

Как хоронили умерших на Селяве?

Есть и еще одна загадка. До сих пор неясно, как хоронили своих умерших обитатели городища на Селяве. Дело в том, что захоронений этого периода там нет. Впрочем, последнее утверждение не вполне верно: две могилы все же удалось обнаружить. Умершие – мужчины. Рядом с одним из костяков лежал клиновидный кремневый топорик. И все. Специалисты предположили, что захоронения относятся к эпохе бронзы и находка носит ритуальный характер. Ведь по древним верованиям топор разделял мир мертвых и мир живых, тот свет и этот. А значит, отсекал покойному путь назад. Но оставим топор в покое и вернемся к изначальному вопросу: как хоронили своих мертвых обитатели городища на Селяве?

Несмотря на то, что погребения все же обнаружены, есть нестыковки. Во-первых, могил только две. А где же покоятся остальные жители городища? Во-вторых, жители этих земель вплоть до принятия христианства умерших сжигали. Таков был обряд. А в найденных могилах – люди, похороненные без сожжения. Может быть, это представители пришлых племен, и погребены они по своим собственным обрядам?

Но где в таком случае останки именно местных жителей? Исследователи предполагают, что тела все же кремировали. А вот что происходило дальше? На этот счет единого мнения нет.

– Во время кремации на кострах, как это происходило в то время, тело сгорало не полностью, оставались маленькие очень характерные кальцинированные косточки. Обычно их ссыпали в горшок и закапывали в землю. Позднее могли насыпать курган. Это традиционное захоронение. Мы же эти косточки находим прямо на городище. Они разбросаны: там одну найдешь, тут – еще несколько, – продолжает рассказ Вадим Шадыро. – Нет ни одной урны с кремациями. В соседней Литве такие урны находили. Но находили их на дне водоема.

Вот тут возникает сразу несколько гипотез. Действительно, могли ссыпать пепел после кремаций в урну, которую бросали в озеро. Селяву исследовали с аквалангами, но сложно говорить о тщательности таких изысканий – ведь, как уже говорилось, глубина в некоторых местах достигает 30 м. Попробуй найди там горшок! Сама по себе версия с захоронениями в озере кажется вполне правдоподобной. Ведь озера и реки у наших предков были прочно связаны с миром мертвых. Именно под водой, «с обратной ее стороны», находился ирий, загробный мир, куда отправлялись души людей после смерти.

Другая гипотеза: пепел после кремаций могли просто рассеивать там же, где и жили. Вот почему ученые находят кальцинированные косточки бессистемно. Идея с рассеиванием праха и сейчас популярна. Например, этот ритуал входит в стандартный перечень услуг современных похоронных бюро в США и Европе. Именно таким образом поступили с прахом некоторых известных людей. Например, музыканта Курта Кобейна, певицы Дженис Джоплин, актера Робби Уильямса.

Есть еще и третья версия. Остатки кремаций ссыпали в берестяные урны.

– Сохранились кусочки бересты, напоминающие по своей форме сосуды. Мы их находим в тех местах, где был пожар, – говорит Вадим Шадыро. – Возможно, именно в эти сосуды собирали пепел после кремаций. Но береста ведь недолговечный материал, она перегнила – и все то, что находилось в урне, рассеялось.

 

     

Курганы и жали

Стремясь как можно полнее исследовать городище на Селяве, ученые все же нашли захоронения, но гораздо более поздние. Могилы появились через 200 – 300 лет после того, как городище было заброшено, в XIIXIV веках. Тем не менее погребения оказались интересными. Это курганы и жальники, обнаруженные на юго-западе от Селявы, вблизи деревни Дакучино.

Курган – это высокая земляная насыпь, сделанная над умершим. Жальник, или жаль, – это такая же насыпь, но обложенная камнями. Большие валуны могли располагаться в ногах или в голове покойного. Жальников было много на севере Беларуси, а еще на Псковщине и в Восточной Латвии.

Всего близ Селявы обнаружено 15 курганов и 6 жальников. В них, помимо мужских и женских скелетов, были найдены украшения – золоченые бляшки от головного венца, перстни и серьги, а еще остатки шерстяных нитей и кожаных ремешков.

     

 

Что стало с городищем на Селяве?

Городище близ озера Селява просуществовало вплоть до IX века, а потом тихо исчезло. Нет, не из-за войн, а по вполне закономерным причинам.

– С появлением государств такие поселения прекратили свое существование. Теперь защита людей от нападений врагов переходила в обязанности князя. А значит, основная функция городищ – противостоять военной угрозе – отходила на второй план. В результате из больших городищ вырастают города, из больших селищ вырастают деревни. А это было маленькое. Оно просто исчезло. Впрочем, люди поблизости жили. Это вот их погребения мы находим возле деревни Докучино, – поясняет Вадим Шадыро.

Но не надо спешить списывать Селяву со счетов – уж очень хорошее это место для жизни. И люди снова пришли сюда. В XIV веке на полуострове выросла феодальная усадьба.

– Мы нашли множество печных изразцов, относящихся как раз к этому времени. Я предполагаю, что владельцем этих мест стал кто-то из рода Селяв. Это известный полоцкий род. На изразцах есть специфические лепестки, характерные как раз для их герба, – говорит Вадим Шадыро.

Причем, по мнению археолога, род Селяв как раз получил свою фамилию от этой местности, от озера Селява. А оно, в свою очередь, как мы помним, от древнего племени селов. Наиболее заметный след селы оставили на территории северной Литвы. Но более ранние их предки жили по берегам Западной Двины. Так что, вполне возможно, какая-то их часть осела и здесь, растворившись среди местных обитателей, дав название и озеру, и целому шляхетскому роду. Такая вот связь времен.

От усадьбы сейчас практически ничего не осталось. Ученые говорят, что находят фундаменты построек XIX века, но до их исследования дело пока не дошло. Так что остров на озере Селява наверняка еще явит миру немало открытий.