К моменту выхода этого номера результаты первого тура президентских выборов во Франции, за ходом которых, не скрывая своего интереса, следит не только Европа, но и весь мир, уже должны быть известны. Однако вряд ли ошибаются те, кто предполагает, что внимание общественности предвыборная гонка в этой стране будет удерживать до самого финала, пока официально не будет объявлено имя нового главы государства. Причина кроется, конечно же, не только в многочисленных интригах и скандалах – хотя стоит признать, что они тоже подлили масла в огонь, – но и в той роли, которую могут сыграть итоги этих выборов как минимум для будущего Европейского союза.

Почему же президентские выборы во Франции так важны? Пожалуй, здесь нужно говорить о целой цепочке событий, которая привела к такому результату. Причем значение имеет каждое ее звено. Быть может, если бы летом прошлого года граждане Соединенного Королевства не проголосовали за «брексит», континентальная Европа не переживала бы сейчас усиления позиций представителей крайне правого сектора, ратующих за обретение своими странами независимости от Брюсселя. Очевидно, что ситуация выглядела бы совсем иначе и в условиях отсутствия проблем, которые породил миграционный кризис. Однако история не знает сослагательного наклонения.

В настоящий момент Европейский союз переживает не самый простой период. И так уж случилось, что в 2017 году сразу в трех государствах, имеющих серьезное политическое и экономическое влияние на других членов ЕС, были назначены выборы: парламентские – в Нидерландах и Германии; президентские – во Франции. Неудивительно, что каждая из этих гонок вызывает к себе интерес. И не секрет, что главное опасение – это возможная победа ультраправых или националистов, которая спровоцирует эффект домино. Результаты выборов в Нидерландах, которые многие называли прелюдией к центральному событию, хоть и заставили евроцентристов немного поволноваться, но все же в итоге позволили им вздохнуть с облегчением. Ангела Меркель, например, в числе первых поздравила Марка Рютте с победой и подчеркнула: «Нидерланды наш партнер, друг и сосед. Я была рада узнать, что голосование прошло при высокой явке и закончилось выбором в пользу Европы. Это ясный сигнал. Думаю, что это хороший день для демократии». При этом все понимали: теперь слово за Францией.

 

Кто в деле?

Имена 11 кандидатов на пост президента, набравших необходимое количество подписей и подтвердивших свое желание участвовать в дальнейшей гонке, стали известны к 18 марта. Ими стали Франсуа Фийон, член парламента от Парижа и бывший премьер-министр Франции от республиканцев; Бенуа Амон, член парламента от департамента Ивелин и бывший министр образования, представляющий Социалистическую партию; Марин Ле Пен, депутат Европарламента от Северо-Запада Франции и лидер «Национального фронта»; Жан-Люк Меланшон, также депутат Европарламента, только от Юго-Запада, бывший министр профессионального образования, от «Непокоренной Франции»; Эммануэль Макрон, бывший министр экономики, промышленности и цифровых дел, основатель партии «Вперед!»; Натали Арто, представляющая троцкистское коммунистическое движение «Рабочая борьба»; Филипп Путу, придерживающийся схожих с Арто взглядов, от «Новой антикапиталистической партии»; Николя Дюпон-Эньян, член парламента от департамента Эсон, лидер партии «Вставай, Франция»; Жак Шеминад от движения «Солидарность и прогресс»; Франсуа Асcелино от «Национального республиканского союза» и Жан Лассаль от «Демократического движения».

25 марта, уже после того как избиратели стали свидетелями первых телевизионных дебатов между кандидатами, были опубликованы данные соцопроса. Согласно их результатам, пятерку лидеров возглавили набравшие практически равное число голосов Эммануэль Макрон и Марин Ле Пен; за ними – Франсуа Фийон с показателем 17%. Четвертое и пятое места достались Меланшону и Амону соответственно. Однако уже в начале апреля расклад изменился – Фийон не смог удержаться в тройке лидеров и уступил свое место Жан-Люку Меланшону. Правда, достаточное большое количество французов во время опроса отмечали, что еще не определились со своим выбором и могут поменять его едва ли не в день голосования. Показательно и то, что пятерка ключевых кандидатов на пост президента представляет практически весь политический спектр Франции.

 

Если победит Макрон

С успешным прохождением праймериз Эммануэля Макрона коллеги поздравили едва ли не в день оглашения списка претендентов. Во-первых, потому что ряд политиков, придерживающихся евроцентристских взглядов – и в их числе, например, лидер «Союза за французскую демократию» Франсуа Байру, – заявили о полной поддержке Макрона. Причина этого проста – не допустить победы ультраправого «Национального фронта». Во-вторых, потому что имя второго соперника к тому моменту уже не сходило с центральных полос национальных газет из-за многочисленных коррупционных скандалов.

Честно говоря, на фоне Марин Ле Пен и Франсуа Фийона репутация Макрона, бывшего инвестиционного банкира и министра экономики, действительно выглядит безупречной. С момента прихода в политику он остается верен своим убеждениям, среди которых важное место занимается евроинтеграция. Он категорически отказывается от любых крайностей и потому свое движение «Вперед!» называет «ни правым, ни левым». Макрон, подобно Ангеле Меркель и в отличие от многих современных социалистов, остается сторонником политики открытых дверей, но при этом не забывает о безопасности и выступает за жесткие меры борьбы с терроризмом, а потому считает, что финансирования спецслужб, полиции и армии должно быть увеличено. Не скрывает он и своего вероисповедания, однако является противником открытой демонстрации верующими своих религиозных чувств.

В своей предвыборной программе Макрон делает ставку на экономическую сторону вопроса, что для Франции в настоящий момент более чем актуально. Его рецепт спасения заключается в создании условий для беспрепятственной торговли (например, в поддержке и развитии торгового соглашения между ЕС и Канадой), снижении налогов для предприятий из различных отраслей и при этом сокращении госрасходов не менее чем на 60 млрд. евро. В общем-то, Макрон никогда и не скрывал, что является приверженцем рыночной экономики и здоровой конкуренции. Также политик заявил о своем желании сократить порядка 120 тыс. госслужащих и инвестировать 50 млрд. евро в программы развития, которые будут включать переобучение безработных. Французам пришлись по душе и его планы об увеличении в стране средней заработной платы. К слову, важное место в программе Макрона занимает и забота об экологии, в том числе – переход на альтернативные источники энергии.

Эммануэля Макрона многие называют европейским политиком старой школы и считают, что в случае его победы на президентских выборах 2017 года глобального изменения в политическом курсе Франции не предвидится. Пожалуй, на данный момент это именно тот политик, за которого с удовольствием проголосовал бы Брюссель. К слову, бывший премьер-министр Франции Мануэль Вальс, во втором правительстве которого работал Макрон, заявил, что не планирует поддерживать своего однопартийца-социалиста Бенуа Амона, а отдаст голос как раз за лидера партии «Вперед!».

 

Если победит Ле Пен

Политические планы и амбиции Марин Ле Пен известны французам давно. Еще во время предвыборной кампании 2012 года, когда она была выдвинута кандидатом на пост президента Франции от «Национального фронта», ей удалось войти в тройку самых популярных политиков страны. И хотя результат первого тура оказался несколько ниже, чем предсказывали проведенные ранее соцопросы, Марин все равно удалось превзойти результат своего отца Жан-Мари Ле Пена в 2002-м. Тогда политик заявила: несмотря на то, что ей не удалось попасть во второй тур, «сражение за Францию только началось». И спустя 5 лет она доказывает, что ее слова не расходятся с делами.

Марин Ле Пен отвергает концепцию объединенной Европы и считает, что она была «создана на заведомо пагубной идеологии глобализации»; осуждает военные кампании НАТО и стран Европейского союза; подчеркивает важность стратегического партнерства с Россией. Несмотря на то, что сама Марин неоднократно оказывалась в центре политических скандалов – в начале марта Европарламент даже проголосовал за то, чтобы лишить ее депутатской неприкосновенности, – ей однозначно удалось смягчить в глазах французов образ «Национального фронта», созданный ранее ее отцом, который, к слову, был исключен из партии в 2015 году. Многие считают это не более чем политическим шагом, однако он сработал – число сторонников партии заметно возросло. При этом не стоит забывать о том, что в мае 2014-го именно «Национальный фронт» под руководством Марин Ле Пен смог обойти «Союз за народное движение», возглавляемый Николя Саркози, и Социалистическую партию, возглавляемую Франсуа Олландом, на выборах в Европейский парламент. И что особенно важно – это были первые в истории Франции выборы, на которых ультраправым удалось занять верхнюю строку рейтинга. Журналисты назвали успех «Национального фронта» и Марин Ле Пен «политическим землетрясением».

В случае своей победы в нынешней гонке Марин Ле Пен обещает вывести Францию из зоны евро и Европейского союза. Или как минимум пересмотреть условия членства государства в этом объединении. Политик утверждает: референдум, на котором все французы, подобно гражданам Великобритании, смогут высказать свое мнение о будущем своей родины, будет проведен в течение первых 6 месяцев после ее вступления в должность. Предвыборная программа Ле Пен также включает снижение доли иностранного капитала во французской экономике, налог на импорт и ужесточение требований к компаниям, нанимающим на работу иностранцев. «Я хочу остановить миграцию. Это понятно. И я убеждена в правильности моего предложения. Я хочу остановить приток мигрантов – легальных и нелегальных», – подчеркнула в ходе дебатов Ле Пен. В программе также отмечен приоритет для национальных корпораций при распределении госзаказов и другие меры, направленные на повышение уровня сотрудничества с государством. При этом в планах лидера «Национального фронта» значится масштабное сокращение рабочих мест в госсекторе – например, ликвидация почти трети мест во французском парламенте.

Как можно догадаться, для евроцентристов Марин Ле Пен на выборах 2017 года является самым неудобным претендентом на пост главы Франции, а потому они, пожалуй, готовы поддержать любого из остальных участников гонки. И пока бонусы от этого собирает в свою копилку в первую очередь Эммануэль Макрон. Интересная картина наблюдается и в рядах обычных избирателей – категоричность позиции лидера «Национального фронта» одновременно привлекает многих французов, и пугает их. Вероятно, именно по этой причине большое число участников соцопросов, ответивших, что готовы поддержать Ле Пен в первом туре, уточнили, что не уверены, отдадут ли за нее свой голос во втором.

 

Фийон, Меланшон или Амон?

Еще несколько месяцев назад 63-летнего Франсуа Фийона, кандидата на пост президента от правоцентристов, называли не только самым вероятным участником второго тура, но и едва ли не потенциальным новым главой государства. Однако все это было до скандала, разразившегося в конце января после серии публикаций, сообщавших о том, что супруга бывшего премьер-министра Пенелопа долгое время числилась помощницей депутата парламента – собственно, самого Фийона, получала за это зарплату, однако практически не приходила на работу. В середине марта политику было предъявлено официальное обвинение в присвоении государственных средств по делу о предполагаемом фиктивном трудоустройстве жены и детей (как оказалось, жалование выплачивалось и им тоже). В конце марта обвинения в коррупции были предъявлены и самой Пенелопе.

Несмотря на то, что в начале скандала Фийон утверждал, что покинет гонку, если дело примет серьезный оборот, сейчас он называет себя жертвой охоты на ведьм и продолжает предвыборную кампанию. Его сторонники, конечно, верят в его невиновность, обвиняют оппонентов в нечестной игре и требуют прекратить преследование, однако рейтинги политика стремительно идут вниз, и веских оснований считать, что ситуация примет другой оборот, пока нет. Но сдаваться Фийон отказывается наотрез. «Мне вспоминаются слова Жанны, которые она говорила на суде: «Не обращайте внимания, прошу вас». Не обращайте внимания на атаки, мишенью которых я стал, не обращайте внимания, потому что миллионы французов, как и вы, не допустят, чтобы у них забрали их голос», – именно с таким призывом обратился он к тем, кто продолжает его поддерживать, выступая на митинге в Орлеане.

Если говорить о политических взглядах Фийона, то он известен как консерватор в социальном плане и либерал-реформатор в экономическом. С начала 2010-х политик неоднократно декларировал свое желание модифицировать договоры Евросоюза с целью перехода к еще большей экономической интеграции его членов. В предвыборной программе Фийона говорится о повышении НДС, увеличении продолжительности рабочей недели и постепенном поднятии планки пенсионного возраста до 65 лет. При этом он также обещает в течение 5 лет урезать госрасходы на 100 млрд. евро и сократить около полумиллиона рабочих мест в госсекторе, чтобы помочь французской экономике решить имеющиеся проблемы.

Жан-Люк Меланшон представляет левое крыло французской политики. В случае своей победы он обещает повысить уровень минимальной зарплаты, пересмотреть все соглашения с Евросоюзом, чтобы «избавить французов от диктата Брюсселя». Меланшон также утверждает, что имеет все шансы стать последним президентом Пятой республики и говорит об изменении конституции. Кстати, по итогам теледебатов, прошедших 4 апреля, в которых, впервые в истории, приняли участие все 11 претендентов на высший пост исполнительной власти в стране, именно Меланшон был признан наиболее убедительным кандидатом. Как результат, свое внимание на представителя «Непокоренной Франции» переключили многие из тех, кто прежде поддерживал Бенуа Амона. И даже больше, проведенный после теледебатов опрос показал: более 50% избирателей считают, что Амону следует снять свою кандидатуру в пользу Жан-Люка Меланшона.

При этом замыкающему пятерку лидеров Бенуа Амону, представляющему Социалистическую партию, и так приходится несладко. И особенно после заявления его однопартийца Мануэля Вальса, чье слово имеет серьезный вес на политической арене страны, о поддержке другого кандидата. «Я думаю, что риск во Французской Республике сегодня неуместен, поэтому я буду голосовать за Макрона. Я отвечаю за последствия своего шага, и это выбор не сердца, а разума», – отметил в своем интервью бывший премьер-министр. Некоторые, правда, восприняли этот шаг как запоздалый реванш своему более удачливому сопернику – в декабре 2016 года Вальс подал в отставку ради того, чтобы участвовать в праймериз Социалистической партии и вступить в борьбу за пост президента, однако проиграл Амону во втором туре. Но все же многие не исключают наметившийся раскол внутри правящей партии.

Бенуа Амон и его сторонники считают экономическую и социальную политику, которую пытался проводить кабинет министров под руководством Мануэля Вальса, излишне либеральной. И это, пожалуй, главное, но не единственное противоречие между политиками. В свое время Амон, занимавший пост министра образования, даже вышел из правительства Вальса, заявив, что «между ними слишком много разногласий». Не исключено, что именно поэтому, даже несмотря на устав партии, прямо указывающий на то, что все ее члены обязаны поддерживать во время президентских выборов победителя праймериз, сторонники либерального экономического крыла нашли своего кандидата не в лице левого Амона, а в лице лидера движения «Вперед!». При этом о своей готовности проголосовать за Макрона заявил не только Вальс, но многие другие известные представители Социалистической партии.

Стоит отметить, что кандидатура Бенуа Амона для многих стала сюрпризом. Однако всего за несколько месяцев он снискал славу революционера – например, за предложение ввести гарантированный ежемесячный доход в размере 600 евро для каждого француза, достигшего 18-летнего возраста. Также из числа его предвыборных обещаний можно отметить налог на роботов и сокращение рабочей недели с 35 до 32 часов. Избирателям подобные нововведения нравятся, однако мало кто верит, что Амону удалось бы воплотить их в жизнь в случае прихода к власти.

 

Второй тур президентских выборов во Франции назначен на 7 мая 2017 года. И если Брюссель больше всего волнует, какой курс по отношению к Евросоюзу и еврозоне выберет страна под управлением нового президента, то самих французов волнуют более насущные проблемы. И в первую очередь – безработица, уровень которой за последнюю четверть века побил все рекорды. Так, по оценкам экспертов, риск оказаться за бортом рынка труда есть у каждого четвертого молодого человека, причем речь идет даже о выпускниках престижных учебных заведений.

Однако не меньше волнует избирателей и вопрос безопасности. К сожалению, недавние события слишком наглядно продемонстрировали, насколько беззащитен человек перед лицом террористической угрозы. Только с января 2015 года на территории Франции от подобных атак погибли более 230 человек. По сути, на территории станы до сих пор действует введенное после терактов в Париже в ноябре 2015-го чрезвычайное положение. И по мнению политических обозревателей, большинство избирателей считает эту проблему гораздо более важной, чем экономическую ситуацию или евроинтеграцию.

Ну а кроме этого, не стоит забывать, что президентские выборы – не единственное важное событие в политической жизни Франции в 2017 году. В начале лета в стране пройдут выборы в парламент, и от результатов этого голосования напрямую будет зависеть, сможет ли новый глава государства воплотить в жизнь свою программу и сдержать свои предвыборные обещания.