Парламентские выборы в Нидерландах, прошедшие 15 марта, открыли череду грядущих в 2017 году народных голосований в Старом Свете. Если учесть, что проходили они на фоне растущих в Европейском союзе крайне правых настроений, а также обостряющегося дипломатического конфликта с Турцией, то становится понятно, почему их результатов с нетерпением ожидали не только внутри страны, но и далеко за ее пределами. Слишком многое было поставлено на карту – от возможного «нексита» до серьезного изменения в расстановке политических сил в других европейских государствах. И все это, по мнению экспертов, стало бы для Европейского союза ударом, от которого он вряд ли смог бы оправиться.

Но история не знает сослагательного наклонения – несмотря на потерю мандатов, партии нынешнего премьер-министра Марка Рютте удалось удержать власть в своих руках. Однако все это – лишь половина победы. В условиях, когда голоса для получения абсолютного большинства в парламенте не набраны, наступает период переговоров и создания коалиций. И вряд ли этот процесс окажется простым и быстрым. На повестке дня у нидерландских парламентариев будет еще немало вопросов, однако есть надежда, что один из них пока все же снят. Рютте и его соратники уверены: Нидерланды должны сохранить членство в таких международных организациях, как НАТО и Европейский союз.

 

Не время для «нексита»

Неологизмы, имеющие в своем составе корень «ексит» (от англ. exit – «выход») зазвучали в СМИ достаточно давно, и в первую очередь по отношению к Греции и Великобритании. Однако до недавнего времени практически никто не воспринимал всерьез сценарий, в соответствии с которым одна из стран Европейского союза действительно решит покинуть сообщество. Если судить объективно, то и результаты референдума в Соединенном Королевстве хотя и подорвали веру в незыблемость границ ЕС и добавили немало очков в копилку евроскептиков, но кардинально это мнение не изменили. По крайней мере, приверженцы концепции евроинтеграции продолжили стоять на том, что ни одно государство континентальной Европы на подобный шаг не решится. Мол, как бы ни были в последнее время сильны националистические движения, ни одному из них не удастся заразить своими идеями большую часть избирателей. И пока эта точка зрения оказывается верной. Вот только создается ощущение, что дамоклов меч «екситов» с каждым разом опускается все ниже.

Хотя есть и другое мнение – угроза или обещание (все зависит от того, с какой стороны на это смотреть) инициировать выход страны из Европейского союза стала для одних политиков козырем, с помощью которого они пытаются разыграть партию под названием «предвыборная кампания», а для других – инструментом воздействия на Брюссель. Однако все же есть и те, из чьих уст угроза «ексита» звучит более чем серьезно. И в их числе – один из фаворитов парламентских выборов в Нидерландах, основатель и руководитель «Партии свободы» Герт Вилдерс. Широкую известность политик приобрел благодаря своей жесткой антиисламской риторике и последовательной политике в отношении ЕС. Герт Вилдерс – однозначный сторонник «нексита» и никогда этого не скрывал. В Нидерландах, где принципы национальной, религиозной и культурной толерантности имеют очень давние традиции, он подобен яблоку раздора: одни его ненавидят, другие обожают. Причем обе стороны делают это с равной силой. И уж точно мало кто относится к нему с безразличием.

Накануне выборов в законодательное собрание Вилдерс и Рютте – лидеры двух крупнейших партий страны – встретились на заключительных теледебатах. Как и ожидалось, в центре их обсуждения оказался именно «нексит», по отношению к которому политики занимают кардинально противоположные позиции. Свою Рютте озвучил практически сразу: «Вы хотите добиться «нексита» – выхода Нидерландов из ЕС. Это будет стоить стране 1,5 млн. рабочих мест. В Нидерландах начнется хаос. В Великобритании он уже начался – из-за «брексита». Вы и нашу страну хотите столкнуть в хаос. Не делайте этого. Я искренне надеюсь, что ваша партия не станет мажоритарной, вы не сможете сформировать кабинет, я все для этого сделаю. «Нексит» – это худшее, что может сегодня случиться в Нидерландах». Ответ Вилдерса не заставил себя ждать. «Нексит» – это лучшее, что может сегодня случиться в Нидерландах! – подчеркнул он. – Мы снова будем хозяевами в своей стране, запрем «входную дверь» на замок. Сколько, вы думаете, найдется людей, которые согласятся жить, не имея возможности запереть входную дверь в собственном доме? С ключом они хотя бы смогут понять, кого из гостей впускать в дом, а кого нет. Мы уже произвели все расчеты, господин Рютте, вопросом занималась авторитетная компания. После «нексита» в рост пойдут и экономика, и покупательная способность, и число рабочих мест!»

Что показательно, оба политика представляют ряды правых. Однако Рютте и его «Народная партия за свободу и демократию» относится к числу центристов, тогда как Вилдерс и другие представители «Партии свободы» придерживаются радикальных взглядов, базирующихся на евроскептицизме и национализме. В числе предвыборных обещаний Вилдерса был не только выход Нидерландов из состава ЕС, но и «освобождение страны от мигрантов и ислама и закрытие всех мечетей». И это при том, что в настоящий момент в государстве с 17-миллионным населением проживает порядка 1 млн. мусульман. Большинство из них имеют марокканское или турецкое происхождение. Их семьи прибыли сюда во время послевоенного экономического бума. И большинство из них накануне парламентских выборов высказывали серьезное опасение за свое будущее в случае победы Вилдерса.

 

 

Марку Рютте, лидеру «Народной партии за свободу и демократию», в феврале этого года исполнилось 50 лет. Он родился в многодетной семье и мечтал стать пианистом, однако после поступления на исторический факультет Лейденского университета всерьез увлекся политикой и уже там начал свою карьеру на данном поприще. В самом начале 2000-х Рютте получил назначение на пост госсекретаря, курирующего вопросы труда и социальной защиты. После, находясь на этой же должности, он стал заниматься вопросами образования, культуры и науки.

С 14 октября 2010 года Рютте занимает пост премьер-министра Нидерландов. В январе этого года политик заявил, что в случае победы его партии на мартовских выборах он не будет вступать в переговоры с Вилдерсом и его «Партией свободы» по поводу формирования будущего коалиционного кабинета министров.

 

 

Политическая карьера 54-летнего Герта Вилдерса начала в рядах «Народной партии за свободу и демократию», от которой он был избран депутатом парламента страны еще в 20 лет. Однако со временем их пути разошлись, и в 2006 году Вилдерс основал «Партию свободы». Несмотря на то, что это объединение и его самого нередко ассоциируют с крайне правыми националистами, политик энергично возражает против такого сравнения. Вилдерс известен своей резкой, не знающей границ антиисламской риторикой его критике подверглась даже королева Беатрикс.

Образцом и кумиром для Вилдерса является Маргарет Тэтчер. В экономике он придерживается позиций либертарианства, то есть выступает за минимальное государственное участие в экономике страны. Вилдерс утверждает, что наиболее серьезное влияние на его позицию оказали гибель политика Пима Фортейна, взгляды которого он разделял и поддерживал, и чья смерть оказалась первым за более чем 100 лет политическим убийством в Нидерландах, а также убийство кинорежиссера Тео ван Гога, ставшего жертвой исламистского радикала.

 

Дипломатический кризис

Вторая причина неопределенности и опасений – усиливающийся с каждым днем дипломатический кризис между Европейским союзом и Турцией. И Нидерланды в настоящий момент в этом конфликте находятся в эпицентре событий. Напряженность в отношениях двух стран начала расти после того, как нидерландские власти приняли решение о запрете на проведение в королевстве агитационных митингов с участием турецких политиков. Мероприятия должны были пройти в поддержку конституционной реформы, инициированной Реджепом Тайипом Эрдоганом. Эту реформу, основное положение которой заключается в переходе к президентской форме правления и одновременно значительное расширение полномочий главы государства, критики называют спорной и даже «недемократичной». Однако и приверженцев у нее немало. И если референдум даст положительный результат, перемены будут грандиозными, а сама реформа станет одним из самых больших изменений в управлении Турцией за последнее столетие.

Интерес турецких министров к Нидерландам, как и к Германии, объясняется просто – на территории этих государств проживает достаточно большое количество избирателей, людей с двойным гражданством. В Германии таковых насчитывается около 1,5 млн. человек, в Нидерландах – чуть меньше 500 тыс. А турецкие власти не скрывают, что им важен каждый голос. Вот только Нидерланды однозначно дали понять: проведение предвыборных собраний других стран в королевстве просто недопустимо. Как результат, они запретили въезд в страну главе МИДа Турции Мевлюту Чавошоглу. Вслед за ним отказ получила и министр по делам семьи и социальной политики Фатма Бетюль Сайян Кайя, планировавшая встретиться с турецкой общиной Роттердама. Все это вылилось в общественные беспорядки и столкновение представителей диаспоры с полицией.

В качестве ответного шага Анкара пригрозила ввести против Нидерландов политические и экономические санкции, отменила все двухсторонние мероприятия на высоком уровне, а также запретила возвращаться в страну находящемуся сейчас в отпуске послу и двум другим нидерландским дипломатам. От королевства были потребованы официальные извинения, однако действующий тогда премьер-министр Марк Рютте заявил, что готов сделать все возможное для деэскалации набирающего обороты конфликта, однако приносить извинения от имени правительства не станет. Отдельно политик призвал своих соотечественников быть бдительными при посещении Турции или вовсе отказаться от подобных планов, как минимум в ближайшее время.

К сожалению, дальше диалог пошел на повышенных тонах, и избежать «перехода на личности» не удалось. Масла в огонь конфликта, как и следовало ожидать, подлило выступление Эрдогана, в котором он сравнил нидерландских лидеров с «нацистами и фашистами». А это уже пробудило европейскую солидарность и потребовало вмешательства официального Брюсселя. Так, канцлер Германии Ангела Меркель подчеркнула, что «жонглировать подобной риторикой» непозволительно никому; Марк Рютте предупредил, что вести разговор в таком ключе Нидерланды отказываются; премьер-министр Дании Ларс Лекке Расмуссен отложил запланированную встречу с президентом Турции. Поддержали своих коллег и председатель Евросовета Дональд Туск, и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, который в своем выступлении отметил, что «потрясен заявлениями со стороны Турции в адрес Нидерландов, Германии и других стран», и подчеркнул, что никогда не примет «сравнение Турцией нацистов с нынешними европейскими правительствами». При этом Юнкер не забыл напомнить о том, что «это не Евросоюз присоединяется к Турции, а Турция хочет вступить в Европейский союз», а своими действиями сейчас Анкара лишь дистанцируется от Европы.

Под угрозой оказалось и заключенное год тому соглашение между Анкарой и Брюсселем, согласно которому Турция взяла на себя обязательства по сдерживанию потока беженцев в Европу. В обмен на это ей были обещаны 6 млрд. евро помощи, отмена визового режима и, конечно же, открытие новой главы в переговорах по вступлению в Европейский союз. При этом еще до эскалации дипломатического конфликта турецкий министр по делам ЕС Омер Челик обвинил Брюссель в невыполнении взятых на себя обязательств и намекнул, что наступило время для пересмотра сделки. Сейчас же Анкара говорит о ее полном прекращении. При этом, по оценкам ООН, на территории Турции находится около 3 млн. беженцев.

 

Европейская солидарность

Вслед за Германией и Нидерландами запрет на агитационные мероприятия, организованные властями Турции, ввели Швейцария и Австрия. Свое решение они аргументировали потенциальной угрозой общественному порядку, которую могут представлять подобные митинги. При этом Еврокомиссия напомнила, что страны – члены Евросоюза имеют право самостоятельно решать, допускать проведение на своей территории подобных политических кампаний или нет, и призвала власти Турции воздержаться от необдуманных заявлений, которые провоцируют рост напряженности между государствами. С подобным заявлением выступил и генсек НАТО Йенс Столтенберг. А вот некоторые депутаты Европарламента заняли более жесткую позицию и даже поставили под сомнение возможность продолжения переговоров с Анкарой.

С одной стороны, европейских политиков вполне можно понять. Сразу в нескольких странах ЕС сложилась ситуация, в которой правящим партиям необходимо приложить серьезные усилия для сохранения избирательских голосов на выборах. Многие политологи прогнозировали, что голосование в Нидерландах ознаменует марш крайне правых по просторам Европы. Пока этого не случилось. Но выборы в парламент королевства – лишь первое отделение в программе крупных плебисцитов, которые состоятся в 2017 году в европейских государствах. На очереди – выборы президента Франции и канцлера Германии.

Европейский союз является одним из крупнейших игроков на международной политической арене, а потому выбранный им курс однозначно отразится на других государствах. Но точно так же внутри самого ЕС есть страны, чей политический выбор неизменно оказывает влияние на соседей. Именно поэтому взгляды европейских лидеров сейчас направлены на Нидерланды, где совсем скоро начнутся коалиционные переговоры. О многом свидетельствует тот факт, что отличительной чертой нынешнего голосования в Нидерландах стала невероятно высокая явка избирателей. Если недавно аналитики говорили о том, что электорат европейских стран отличается «политическим безразличием», то сейчас они же отмечают резко возросшую «активность и заинтересованность». И стоит ожидать, что в будущем эта тенденция сохранится.

Ну, а Брюссель вместе с Марком Рютте празднует очередную победу и радуется тому, что «этой ночью, после «брексита» и американских выборов, Нидерланды остановили шествие правых популистов». По крайней мере, так заявил сам премьер-министр, который в отличие от своего оппонента Вилдерса настроен и на конструктивный диалог с Анкарой, и на будущее королевства внутри Европейского союза. Националисты же тешат себя тем, что после этих выборов смогли расширить свое присутствие в парламенте. Ноздря в ноздрю с «Партией свободы» идут «Христианско-демократический призыв» и «Демократы-66»; ниже расположились «зеленые» и социалисты. Выигравшая «Народная партия за свободу и демократию», по предварительным подсчетам, получила 32 из 150 кресел в законодательном собрании страны. При этом для получения полномочий формирования кабинета министров необходимо не менее 76 мандатов. Так что, вероятнее всего, для создания правящей коалиции понадобится не менее четырех партий, а потому нидерландцам придется запастись терпением. С другой стороны, им к подобному не привыкать – самые длительные коалиционные переговоры в истории королевства продолжались 208 дней.

 

Ситуация в Нидерландах – и результаты парламентских выборов, и позиция государства в дипломатическом конфликте с Турцией – имела и имеет огромный потенциал стать образцом для подражания для других государств-членов Европейского союза. А потому победа Рютте, на некоторых этапах предвыборной гонки даже отстававшего от Вилдерса, много значит для Брюсселя.

Однако результаты голосования вовсе не означают, что европолитикам не о чем волноваться. Скорее наоборот – под влиянием крайне правых многие другие нидерландские партии сменили свою риторику на более националистическую, и во многом именно это позволило им укрепить свои позиции в законодательном собрании. А значит, подобные взгляды разделяет все больше жителей королевства. И все это не может не радовать националистические движения других стран – например, «Национальный фронт» Марин Ле Пен во Франции или ее коллег из «Альтернативы для Германии».

Нидерланды сейчас ждет сложный и продолжительный послевыборный период, во время которого «Народной партии за свободу и демократию», вполне вероятно, придется несколько пересмотреть свои взгляды и пойти на некоторые уступки будущим партнерам по коалиции. Этой весной Рютте удалось победить, но вот действительно ли ему удалось сдержать правый популизм, мы узнаем не раньше осенних выборов в Бундестаг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.