На пленарной сессии в Страсбурге в среду 15 февраля большинством почти в две трети голосов Европарламент одобрил Соглашение о свободной торговле между Евросоюзом и Канадой (СЕТА), которое в числе прочего предусматривает отмену 99% таможенных пошлин и рассматривается многими как прототип для более масштабного Договора о свободной торговле между Евросоюзом и США (ТТИП). За стенами здания Европарламента во время обсуждения и голосования проходила шумная демонстрация, на которой собрались сотни людей, протестовавших против ратификации договора.

 

Валлония против!

В конце октября прошлого года Бельгия стала последней из стран Европейского союза, подписавших проект торгового соглашения с Канадой. В центре внимания тогда оказалась Валлония, которая изначально наотрез отказалась поддержать СЕТА, а вместо этого выдвинула Канаде, да и Брюсселю, ряд требований. В итоге, с одной стороны, этот франкоязычный регион Бельгии был вынужден – после интенсивных переговоров и под нажимом со всех сторон – все же перестать блокировать подписание соглашения; с другой – некоторые пункты документа действительно были пересмотрены. 30 октября 2016 года председатель Европейского совета Дональд Туск, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Канады Джастин Трюдо поставили свои подписи под документом. Накануне в «Твиттере» Туска появилась запись: «Миссия выполнена!». И радость политика вполне можно понять – Соглашение о свободной торговле между Евросоюзом и Канадой готовилось более 7 лет.

На практике СЕТА начала действовать даже раньше, чем была ратифицирована Европарламентом в Страсбурге. Трюдо не преминул подчеркнуть это сразу после подписания соглашения: «Малый бизнес, потребители начнут получать выгоду от этого договора сразу. Даже еще до того, как 28 парламентов ратифицируют его. Мы уверены, что продемонстрировав, что свободная торговля полезна для среднего класса и тех, кто упорно работает, мы обеспечим, чтобы соглашение работало на благо наших экономик и послужило хорошим примером для всего мира». Туск в своих высказываниях был чуть более осторожен, однако тоже отметил: «Для наших граждан, без сомнения, так называемое предварительное соглашение, его воплощение в жизнь и использование его на практике станут лучшей формой просвещения, значительно лучше любых уговоров или слов».

Вот только, несмотря на оптимизм лидеров Евросоюза и Канады, противников СЕТА, как и возможного Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства с США, в государствах – членах ЕС по-прежнему едва ли не больше, чем его сторонников. Те, кто выступает против зоны свободной торговли, уверены: движение в данном направление в самом обозримом будущем приведет Европу к значительному снижению качества продуктов питания; оно не только не поможет малому и среднему бизнесу, но и станет причиной разорения ряда предприятий; усилит влияние транснациональных компаний и ухудшит условия труда сотен тысяч людей.

К слову, Валлония была не единственной помехой на пути подписания СЕТА. Например, месяцем ранее обсуждение документа было отложено из-за протестов аграриев в нескольких европейских государствах. И не в последнюю очередь они опасались того, что в случае отмены торговых ограничений американский агропромышленный комплекс приведет их к разорению. И тот факт, что СЕТА – важный и нужный шаг на пути к ТТИП, для протестующих был только дополнительным стимулом продолжать свои манифестации. Кстати, в числе глав государств, которые поддержали данную позицию, оказался президент Франции Франсуа Олланд, заявивший, что его страна «никогда не поставит под сомнение свои основные принципы в области сельского хозяйства, культуры и взаимности доступа к рынку государственных закупок».

По сути, протесты против СЕТА – это протесты против Трансатлантического партнерства в общем. Не последнюю роль в этом сыграла и излишняя секретность, окружавшая соглашение и переговоры о нем. Утечка информации о ТТИП произошла в 2014 году, и лишь после этого, в январе 2015-го, Европейская комиссия наконец опубликовала краткий обзор документа, а после и свои переговорные тексты. Но даже и после этого активисты кампании «Стоп ТТИП», объединившей порядка 500 европейских организаций, остались уверены в том, что развитие Трансатлантического партнерства не принесет их родным странам ничего, кроме дополнительных проблем и ухудшения уровня жизни граждан.

 

Вместе не тесно?

Лидеры Евросоюза убеждены, что практическая реализация соглашения с Канадой увеличит торговый оборот между ними не менее чем на 12 млрд. евро в год. Однако многие уверены, что «обмен» оказался совсем не равнозначным. СЕТА открывает для стран Евросоюза свободный доступ на канадский рынок, и пусть он отличается стабильностью и близостью к США, но все же остается рынком всего одного государства. Тогда как Канада в ответ получает огромный рынок всего ЕС. И при этом европейские страны не смогут ограничить доступ канадских товаров на свои территории. Если вернуться к аграрному комплексу, то основным камнем преткновения для его представителей является защита географических указаний для сельскохозяйственной продукции. В первую очередь в этом заинтересованы производители из Италии и Франции, которые всерьез опасаются, что европейские рынки окажутся заполнены более дешевой продукцией конкурентов из Северной Америки. Того же мнения придерживаются и аграрии из Греции.

Здесь также нужно понимать, что СЕТА предполагает не только радикальное снижение таможенных тарифов, но и сближение социальных, экологических и санитарных норм, действующих в Канаде и Европейском союзе. Так что в число противников соглашения входят практически все «зеленые» партии ЕС, которые убеждены: после принятия соглашения стандарты в области продовольственной безопасности и защиты окружающей среды в Евросоюзе заметно снизятся. А вот сторонники договора, наоборот, уверены, что после вступления СЕТА в силу на европейском рынке будет создана атмосфера здоровой конкуренции и почва для новых инвестиций, а это благоприятно скажется на общем экономическом росте всех государств Евросоюза, которые также получат новый рынок сбыта.

Логично предположить, что в данном случае речь идет не только и не столько о Канаде, сколько еще и о США. Однако в этом случае сельское хозяйство – хотя оно все же остается одной из основных проблем в переговорах между Евросоюзом и Северной Америкой – не одиноко в своих опасениях и претензиях. В случае с ТТИП недовольство высказывает и крупный европейский бизнес – например, по вопросу доступа к госзакупкам. Согласно просочившейся в СМИ информации, американцы вовсе не планируют допускать своих новых партнеров на рынок железных дорог и городского транзитного движения. Не будет у европейских компаний и доступа к контрактам в сфере авиационной безопасности и ряде других отраслей. Не исключено, что неизменным останется и действующий ныне в США закон, по которому для производства достаточно большого перечня продукции полагается закупать исключительно местное сырье или иные составляющие. Речь, в частности, идет об американской стали или бетоне. Как результат, ни одна крупная европейская корпорация не сможет претендовать на выпуск стратегически важной для американского рынка продукции, если только не согласится перенести свое производство в Америку и там же закупать все необходимое сырье.

К слову, не все так просто и со стороны Евросоюза, который не очень охотно идет на переговоры в вопросе либерализации доступа иностранных компаний к рынку услуг. Сейчас в ЕС их доступ ограничен в 250 отраслях, включающим связь, финансы, образование, транспорт. США всеми силами пытается изменить ситуацию и даже предлагает в качестве ответного шага убрать большинство барьеров на своем рынке, однако то ли европейцы хотят от американцев больших уступок, то ли пока не уверены, что выгода от подобного решения будет больше, нежели потери.

 

Миссия невыполнима

В принципе, большинство разногласий между Евросоюзом и США можно было бы отнести к числу обычных рабочих моментов – типичных противоречий, характерных для любых сложных торговых переговоров, – если бы не несколько но. Соглашение о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве должно было стать одним из главных внешнеполитических достижений Барака Обамы на президентском посту. Данный договор был призван подчеркнуть предыдущее достижение – создание Транстихоокеанского партнерства (ТТП), договор о котором был подписан 4 февраля 2016 года 12 странами Азиатско-Тихоокеанского региона – Брунеем, Чили, Новой Зеландией, Сингапуром, США, Австралией, Перу, Вьетнамом, Малайзией, Мексикой, Канадой и Японией. Если бы Обаме удалось еще и создание ТТИП, то он по праву вошел бы в историю как глава государства, который поставил бы США в центр новой геоэкономической конструкции, укрепил бы американское лидерство в написании правил игры для всей мировой торговли и, по сути, заставил бы практически все остальные государства искать возможность вступить в блоки, возглавляемые США.

Неудивительно, что Обама искал любые пути для ускорения процесса. Еще в 2014 году он обещал: «Мы активизируем переговоры с европейцами по Трансатлантическому торговому партнерству. Если мы добьемся результатов, то это положительно скажется на американском бизнесе, а также будет в интересах рабочих и защитников окружающей среды всего мира, поскольку мы стремимся поднять стандарты, чтобы они были хоть и на порядок выше, но равными для всех. И я думаю, нам просто необходима ваша поддержка в данном процессе». И тогда, пожалуй, обстоятельства действительно складывались на пользу американскому президенту. Европейская экономика по ряду причин переживала не самые простые времена, а обострявшееся противостояние с Россией вынуждало активно искать новых партнеров, а потому Дональд Туск называл ТТИП не просто договором о свободной торговле, но и символом геополитического партнерства между Европейским союзом и Соединенными Штатами Америки.

Однако называть-то называл, но спешить при этом не планировал. Вторила председателю Европейского совета и Сесилия Мальмстрем, главный переговорщик со стороны Евросоюза, которая в 2014 году была уверена, что «сами переговоры еще по-настоящему не начались». «Их основная цель, – говорила она, – создание всеобъемлющего договора. Нет смысла идти по пути наименьшего сопротивления. Мы не торопимся. Но если нам удастся создать костяк договора до окончания президентского срока Обамы это будет большим достижением».

Внести ТТИП в копилку своих достижений Бараку Обаме не удалось. Впрочем, политологи и экономисты изначально предсказывали, что шансы на это невелики. И особенно если рабочий проект соглашения не будет готов и одобрен обеими сторонами уже к концу 2015 года. Вложиться в эти сроки не получилось, а летом 2016-го появился и крайне веский политический фактор, сильно снижающий вероятность подписания договора – «Брексит». Во-первых, со своего поста ушел Дэвид Кэмерон, активно поддерживавший трансатлантическое партнерство. Во-вторых, оказалось, что большинство членов кабинета нового премьер-министра Великобритании Терезы Мэй категорически против этого проекта. Ну а в-третьих, переговоры по данному вопросу просто не могут эффективно продвигаться до тех пор, пока не станут известны условия выхода Соединенного Королевства из Евросоюза, а процесс этот вряд ли будет быстрым. Для дальнейших шагов необходимо получить ответ на главный вопрос: сохранит ли Великобритания доступ к единому рынку Европейского союза и на каких условиях это произойдет. От этого как минимум будет зависеть, получит ли официальный Лондон право и дальше участвовать в переговорах по ТТИП или нет.

После победы на выборах в конце 2016 года Дональда Трампа ситуация с созданием Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства стала только сложнее. И пока о ее изменении говорить не приходится, тем более что 23 января 2017 года США стали первой страной, отказавшейся от идеи Транстихоокеанского партнерства и вышедшей из соглашения. Отказ от участия в ТТП входил в предвыборную программу Трампа. К слову, новый американский президент также является противником сближения Евросоюза и Канады и подписания СЕТА.

 

Курс на сближение

С Соглашением о свободной торговле между Евросоюзом и Канадой дела все же обстояли заметно проще, чем с ТТИП – даже несмотря на то, что сам проект вызывал и вызывает до сих пор немало споров и разногласий внутри государств ЕС. 15 февраля за его принятие проголосовали 408 депутатов Европейского парламента (против – 254; воздержались – 33). При этом сторонниками СЕТА стали представители от правых и либеральных партий; противниками – евродепутаты от крайне левых и крайне правых объединений, а также из стана «зеленых». Характерно, что голоса фракции социалистов разделились, однако большинство все же поддержали соглашение.

При этом стоит понимать, что подписание данного соглашения, с одной стороны, произошло на фоне продолжающегося спада объемов мировой экономики – показатели, которые она демонстрирует сейчас, многие эксперты сравнивают с периодом финансового кризиса в 2008 – 2010 годах. А потому, несмотря на все доводы против, СЕТА позволит всем участникам увеличить свои темпы роста и закрепить свои позиции на мировой арене. По оценкам аналитиков, принятое торговое соглашение повысит объем двусторонней торговли между Евросоюзом и Канадой не менее чем на 20% (почти на 26 млрд. евро), а кроме этого, еще и создаст около 80 тыс. новых рабочих мест.

С другой стороны, СЕТА идет вразрез с растущими в большинстве европейских государств настроениями протекционизма – той формы внешнеторговой политики, которая направлена на ограничение ввоза импортных товаров. Приверженцы данной доктрины уверены, что только таким образом можно поддержать производство однородных товаров и услуг на внутреннем рынке и, как результат, обеспечить рост валового национального дохода, улучшить социальные показатели и увеличить занятость населения в стране. В настоящий момент протекционизм особенно популярен в рядах евроскептиков и ультраправых партий, который активно набирают вес на политической арене Европейского союза.

Именно в этих условиях Туску и Юнкеру придется ратифицировать СЕТА. Несмотря на то, что некоторые пункты из Соглашения о свободной торговле будут реализованы на практике в самое ближайшее время, документу еще необходимо пройти через национальные и региональные собрания всех стран – членов ЕС. И Сесилия Мальмстрем, комиссар ЕС по торговле, признает, что этот процесс вряд ли будет простым: «Процесс ратификации во всех государствах Европейского союза будет долгим, в большинстве без проблем, но в некоторых с более острыми дискуссиями». При этом наиболее серьезные проблемы ожидаются в Бельгии и Германии – на них рассчитывают и противники СЕТА, не теряющие надежду, что соглашение может быть расторгнуто, так и не вступив в полную силу. Мальмстрем также подчеркнула, что понимает страх европейцев, которые опасаются снижения своих социальных и экологических стандартов, качества и уровня жизни, и пообещала, что со своей стороны Брюссель будет «говорить о положительных последствиях канадского соглашения, снимать некоторые тревоги» и всеми силами способствовать скорейшей ратификации соглашения.

Со своей стороны министр международной торговли Канады Франсуа-Филипп Шампань поспешил напомнить своим европейским коллегам, что его страна сильно отличается от США, и не в последнюю очередь тем, что проводит социально ориентированную экономическую политику. «В Канаде мы заручились общественной поддержкой в свободе торговли, потому что инвестировали в средний класс, в инфраструктуру, в канадские семьи, и люди доверяют нам», – заявил Шампань при полной поддержке премьер-министра Джастина Трюдо.

Поверят ли им европейцы – покажет время и результаты, которые принесет реализация Соглашения о свободной торговле между Евросоюзом и Канадой. Тем более что у него есть немало сторонников, а не только противников. Хотя последние, конечно же, намерены продолжать свою борьбу против любых Трансатлантических торговых соглашений. Но, несмотря на все трудности, у СЕТА есть все шансы вступить в силу, пусть и в предварительном формате, уже в апреле этого года.