Истории об оборотнях, вервольфах, гигантских волках-людоедах известны каждому – и существует их великое множество. Это и старинные легенды, и вымыслы писателей, и охотничьи байки, и даже детские сказки. Многие из них не подкреплены ни фактами, ни доказательствами; другие опираются на десятки и сотни письменных свидетельств об ужасных событиях XVIII–XIX веков, когда хищники убивали людей не только ради пропитания, но, казалось бы, просто ради человеческой крови. Среди множества рассказов и баек есть одна действительно заслуживающая внимания история – о страшном монстре из Жеводана. Этот огромный волк – или оборотень, как считали и до сих пор считают многие – на протяжении двух лет безнаказанно охотился на людей в графстве Жеводан. До смерти напуганные жители окрестных хуторов и деревень называли его «Адским лесным псом», и это чудовище полностью оправдывало такое прозвище.

     

Четвероногий убийца

     История легендарного монстра началась летом 1764 года. Первое нападение закономерно произошло во французском графстве Жеводан в горах возле местечка Лозер, где 1 июня жертвой хищника стала женщина из города Лангонь, присматривавшая за стадом коров в лесу Меркуар. К счастью, ей удалось выжить, хотя она и была сильно изранена. От верной смерти пастушку спасали быки из ее же стада, которые, как это иногда случается во время нападения волков, объединились и стали отгонять зверя от коров и телят, а заодно и от несчастной женщины.

     Но волк уже отведал человеческой крови, и она, судя по всему, пришлась ему по вкусу. Это нападение стало лишь началом целой череды ужасных кровавых происшествий. Коварный хищник, будто заколдованный, уходил от погонь, с легкостью избегал ловушек и засад – и продолжал убивать.

     Уже несколько недель спустя монстр снова напомнил о себе. 30 июня возле небольшой деревушки Юбак зверь загрыз 14-летнюю Жанну Буле, ставшую первой добычей легендарного хищника. Зверь не только убил свою юную жертву, но и сильно обглодал ее тело.

     Войдя во вкус, волк стал убивать все чаще. В начале сентября 1764-го он отправил на тот свет еще троих детей – девочку и двух мальчиков. Тогда-то и решили, что во всех нападениях виноват один и тот же хищник, ведь все они совершались практически одинаково: жертву сбивали с ног стремительным броском и убивали одним укусом, раздирая ей лицо.

     Вскоре жертв стало еще больше – в когти зверя попадали теперь и взрослые. А в ноябре скотовод из Жюллианжа Жан-Пьер Пурше сумел пережить встречу со страшным волком-людоедом. Фермер как раз шел в амбар за сеном для быков, когда увидел большую черную тень, крадущуюся по пустырю к деревне. В ту тревожную пору многие держали под рукой оружие, и у Жан-Пьера был при себе тяжелый двуствольный мушкетон. Фермер прицелился и выстрелил из одного ствола. Тогда огромный зверь бросился на мужчину и поднялся на дыбы, встав почти как человек. Перепуганный Пурше выстрелил во второй раз, и чудовище, издав жуткий крик, сбежало. Рассказ фермера об этой встрече был записан и сохранился; есть там и такие строки: «Мы встретились взглядами, и меня поразили глаза зверя: они были человеческие!»

     

Жеводан в осаде

     К концу ноября число погибших уже достигало десяти. Напуганные жители Жеводана были в ужасе и боялись покидать свои дома, а обитатели маленьких деревень и хуторов буквально чувствовали себя в осаде.

     Тревога и страх достигли таких размахов, что власти уже не могли смотреть на происходящее в Жеводане сквозь пальцы. Так, губернатор Лангедока Гонтран де Монкан направил для поимки страшного зверя стоявший в Клермон-Ферране отряд драгун под командованием капитана Жака Дюамеля. Опытные солдаты, ветераны, имевшие большой опыт службы, получили запасы провизии, пороха и пуль и отправились на охоту. Их усилиями в местных лесах было истреблено около сотни волков, о чем сохранились записи у полкового капеллана. В декабре, когда драгуны закончили свою работу и вернулись в расположение полка, жители были уверены, что опасность миновала. Но того самого зверя солдатам поймать так и не удалось.

     Будто издеваясь, огромный волк затаился на все время пребывания солдат в Жеводане, а как только они ушли, сразу же совершил новое нападение. На этот раз жертвой стал 7-летний мальчик, тело которого с трудом опознали – так сильно оно было истерзано зверем. В хрониках записано, что зверь как будто мстил за долгий вынужденный перерыв. Уже через несколько дней зверь убил пастуха, а до конца года – еще двух девочек-подростков.

     Паника охватила жителей Жеводана с новой силой. Рассказы о неизвестной кровожадной твари передавались из уст в уста, становясь все мрачнее и ужаснее. Истории в большинстве своем гласили, что округу на самом деле терроризирует не просто огромный волк, а самый настоящий оборотень, сверхъестественное существо, остановить которое не по силам простым людям.

     В начале января 1765 года, когда поступили сообщения об очередных жертвах чудовища, войну зверю объявила уже христианская церковь. Сам епископ города Менд провел молебен за безопасность жителей Жеводана и окрестностей, но, несмотря на эти меры, волк продолжил свои кровавые забавы.

     В течение следующих трех дней монстр растерзал еще несколько женщин и девочек, постепенно расширяя зону своего террора. В середине января 1765 он напал на детей в селе Виларе, схватил самого младшего из них и попытался утащить его в лес. Но трое старших парней не растерялись, схватили камни и палки и стали кидать их в зверя. После нескольких метких попаданий волку пришлось выпустить вырывающуюся добычу и бежать в лес. Для местных жителей это событие стало проблеском надежды и поводом для радости и празднеств. Но зверь быстро напомнил о том, что он все еще очень и очень опасен, когда загрыз 12-летнюю девочку и паренька 14 лет.

     В конце января голодного волка уже ничто не могло остановить. Упиваясь безнаказанностью, он напал сразу на трех взрослых мужчин, чинивших хлев на одной из отдельно стоящих ферм. При появлении волка крестьяне схватились за вилы и топоры и кое-как сумели отбиться от твари. Схватка длилась не дольше минуты, но кое-что боровшиеся с волком все же сумели запомнить и рассказать. Первое более-менее подробное описание жеводанского зверя в хрониках звучит так: «Он был значительно крупнее волка, лапы с когтями, морда вытянутая и напоминает собачью, хвост длинный, гибкий, а на конце маленькая кисточка. Шерсть грубая, окрас рыже-бурый, брюхо желтоватое. На спине имеются черные полосы. Грудь широкая и покрыта серой шерстью. Зубы большие и острые. Движения спокойные, уверенные и неторопливые. Нападал он в горизонтальном положении, а потом вставал на дыбы, как лошадь, и бил передними лапами. Бежал длинными прыжками». Разумеется, и за эту свою неудачу волк отомстил: через несколько дней после происшествия он загрыз в окрестностях фермы двух женщин и ребенка.

     Все, кто жил в графстве Жеводан, вспоминали старые легенды и способы борьбы с оборотнями, не ходили в лес, старались не оставаться в одиночестве. После захода солнца дома превращались в неприступные крепости с запертыми и забаррикадированными дверями и окнами, а жители не появлялись на улицах до рассвета. Собравшись с духом, местные крестьяне даже начали устраивать грандиозные облавы на волков, надеясь обезопасить себя и близких. В одной из них участвовало больше 1000 человек, было убито несколько десятков животных, но не один из них не был похож на описание людоеда. Между тем хищник продолжал охотиться на людей: уже в начале февраля он чуть не загрыз молодого парня, который остался жив только благодаря своей собаке, которая отважно защищала хозяина от зверя. А в середине марта чудовище разорвало на части молодую девушку.

     

Охота на монстра

     Вести о людоеде вскоре достигли Парижа, и король Людовик XV приказал принять решительные меры в отношении зверя из Жеводана. При дворе искали отважного человека, способного перехитрить и убить страшного волка. В итоге выбор пал на знаменитого в то время охотника Филиппа Д’Энневаля, который славился тем, что убил в Нормандии больше тысячи серых хищников.

     Охотник немедленно отправился в Жеводан; с ним были его сын, верные помощники, самые лучшие и надежные охотничьи собаки и сделанное на заказ ружье, отличавшееся особой мощностью и дальнобойностью. Д’Энневаль расставлял ловушки, готовил облавы и засады, разбрасывал приманку и выслеживал волка по всем правилам охотничьего мастерства, но тот шутя уходил из рук охотника, а люди продолжали погибать.

     С конца февраля по конец марта 1765 года, пока шла охота на волка, не менее 14 человек подверглись нападению зверя и погибли – чаще всего это были дети или молодые женщины. В округе говорили: волк мстит за то, что люди позвали сюда охотника. И жители Жеводана, сперва встретившие Д’Энневаля и его людей с радостью, стали выказывать им все большее недоверия.

     Д’Энневали устроили несколько массовых облав, в самой крупной из которых 1 мая 1765 года участвовало 117 солдат и 600 местных жителей. Волк даже был взят в окружение, и охотники всадили в него три пули, которые были освящены в церкви, но зверь все равно прорвался сквозь заслоны из собак и ловчих и бесследно исчез.

     Между тем прошел год со времени первого нападения жеводанского зверя на человека, и словно отмечая эту мрачную годовщину, в начале июня недалеко от деревеньки Аморнь волк загрыз девушку. Вторая девочка от хищника спаслась, забравшись на утес у дороги, но, к сожалению, когда через несколько дней ее нашли, выяснилось, что бедняжка повредилась рассудком. Нападения на детей продолжались и в течение следующих недель. Вскоре они достигли такого масштаба, что назвать происходящее можно было не иначе как резней. Всем было очевидно, что Д’Энневаль с делом не справился, и его с негодованием прогнали из провинции.

     Следующим король Людовик послал за шкурой страшного волка лейтенанта Франсуа-Антуана де Ботерна, надежного и проверенного офицера. Для начала тот попросил у придворных охотников их лучших гончих, и лишь собрав лучшую свору в королевстве, отправился в Жеводан с отрядом опытных загонщиков. В начале августа он сменил Д’Энневаля с сыном и начал свои поиски и облавы. Словно бросая вызов новому врагу, огромный волк сразу же загрыз пожилую женщину, сидевшую за прялкой в ее же собственном доме. А за следующие недели жестокий хищник убил еще пятерых детей и молодую женщину, которая, по грустной иронии, как раз кормила тех самых лучших в королевстве гончих. Собаки при этом были так напуганы появлением зверя, что даже не попытались защитить бедняжку.

     Но в сентябре удача улыбнулась охотникам: гончие подняли в лесу гигантского волка с рыжими подпалинами. Лейтенант Ботерн собственноручно ранил зверя, но тот, даже истекая кровью, еще долго уходил от погони, пока, наконец, его не добил один из загонщиков. Хищника тщательно осмотрели – это действительно был самый крупный волк, которого, судя по многочисленным записям, ловили в здешних лесах. У него был очень длинный хвост, полностью соответствующий описаниям очевидцев, встречавших зверя из Жеводана. А в его животе нашли несколько полос красной ткани, что однозначно говорило: этот волк – людоед. Казалось, легендарный хищник, наконец, повержен. И действительно, нападения на людей прекратились. Король щедро наградил лейтенанта Ботерна и его людей, и те со спокойной совестью вернулись в Париж.

     Тем временем, выждав несколько месяцев, коварный волк-убийца напал опять.

     Уже в начале декабря новыми жертвами зверя стали юноша, которому, к счастью, удалось спастись, и две девочки, которым повезло намного меньше. Самостоятельные отчаянные попытки местных жителей выследить зверя или хотя бы обнаружить его логово окончились ничем. Крестьяне во множестве раскладывали отравленную еду, на которую мог бы польститься волк, и это даже помогло в борьбе с обычными серыми хищниками, но огромный зверь был слишком хитер, чтобы попасться на такую простую уловку. Люди расставляли ловушки и капканы, но они оставались пустыми, и даже те немногие, кто до сих пор верил, что имеют дело с обычным волком, изменили свое мнение. Между тем хищник настолько осмелел, что в поисках жертв не боялся уже не только подходить к фермам и поселениям, но и входить в жилища и хозяйственные постройки. В конце марта он загрыз 8-летнего ребенка, игравшего во дворе родного дома в деревеньке Понтажу, а когда обезумевший от горя отец мальчика отправился на поиски убийцы своего ребенка, растерзал и его.

     Итогом новой волны зверств и убийств, совершенных жеводанским чудовищем, стала очередная охота на него, организованная на этот раз местным аристократом – маркизом д’Апше, – который хотел отомстить монстру за убийство своего малолетнего сына. Местные жители согласились участвовать в облаве. И вот, 19 июня 1766 года, собрав около 300 человек и получив благословение церкви, д’Апше повел своих людей в леса. В тот же день недалеко от местечка Сон д’Овер один из охотников по имени Жан Шастель присел отдохнуть на поляне. Как человек набожный, отдыхая, он читал Библию и не сразу заметил, что он не один. Увидев крадущегося к нему огромного уродливого зверя, Шастель быстро прицелился и спустил курок, а затем, перезарядив ружье, выстрелил в чудовище еще раз. Хищник рухнул как подкошенный. К слову, ружье удачливого стрелка было заряжено освященными в церкви серебряными пулями. Охотник сразу же осмотрел тушу и быстро понял, что это не обычный волк – было похоже, что людоед наконец-то убит. А когда после вскрытия в желудке хищника нашли кисть маленькой девочки, загрызенной накануне, в этом убедились окончательно.

     Зверя подробно осмотрели и описали в нескольких трактатах, сохранились даже рисунки и гравюры, изображающие знаменитое чудовище. Но вот понять, кем же все-таки был легендарный зверь, убившие его люди так и не смогли.

     

Версии и факты

     Так кем же все-таки являлся ужасный монстр? Пока он был жив и охотился в лесах Жеводана, о его природе строили самые различные предположения. Говорили и о стае волков, и о других, более экзотических животных, и об оборотнях, и о том, что это вовсе и не волк, а демон, призванный колдуном, или кара господня, посланная за грехи.

     Самой простой гипотезой, разумеется, была и остается версия об особенно крупном волке. Но известно, что эти животные крайне редко нападают на людей, предпочитая охотиться на домашний скот. Обычно серые хищники становятся людоедами только по причине физической травмы, которая мешает им загонять и убивать привычную дичь. А жеводанский зверь нападал на людей, даже если рядом находились домашние животные – куда более легкая добыча. К тому же описание подстреленного Жаном Шастелем зверя не очень-то похоже на описание волка: этот хищник был более крупным, рыжим (с черной полосой на спине и подпалинами на шкуре) и имел странную форму морды.

     По другой похожей версии, жеводанский зверь был, конечно же, волком, просто он охотился не один. Сторонники этой гипотезы полагают, что нападения совершались разными волками-людоедами, а не одним монстром. А суеверные крестьяне приписали все «подвиги» единственному хищнику, сильно приукрасив и его деяния, и описание нападавшего зверя. Ученые считают, что волков могло быть два; в таком случае первого из них убили в 1765 году, а второго – в 1767-м. Или же три, и тогда первый был убит де Ботерном, второй погиб осенью 1766-го, видимо, попавшись в одну из многочисленных ловушек в лесу, а третьего подстрелил Шастель в 1767-м.

     Еще одна версия гласит, что жеводанский зверь был особенно крупным гибридом волка и собаки. Такие животные, в отличие от волков, почти не боятся людей и могут напасть на них. К тому же подобное происхождение могло бы объяснить и нетипичный окрас хищника.

     Сторонники версий про более экзотических зверей в роли жеводнского убийцы считают, что хищником, терроризировавшим людей на притяжении двух лет, могла быть гиена. Описание зверя действительно напоминает описание африканской пятнистой гиены. Да и повадки у этих животных и жеводанского зверя тоже совпадают – нападая на людей, гиены предпочитают кусать жертву в лицо, убивая ее одним усилием челюсти. Но следует учитывать и тот факт, что гиены довольно плохо прыгают и весьма нескладно бегают, а легендарный монстр, по описаниям очевидцев, двигался ровно и плавно. Эти детали наводят на мысль о том, что зверь мог быть и представителем семейства кошачьих. Разные исследователи говорят и о леопардах, и о пантерах, и даже о львах. Так, жеводанский хищник обладал длинным гибким хвостом, грациозно двигался, имел обыкновение прыгать на жертву, хватая ту зубами за лицо, и рвать людей передними лапами, что свойственно как раз крупным кошкам. А азиатский лев, практически лишенный гривы и имеющий как раз рыжевато-черный окрас, вообще предпочитает перед нападением на добычу подниматься на задние лапы и атаковать передними, как нередко делал зверь из Жеводана.

     Современные криптозоологи пошли дальше – они отстаивают возможность того, что в Жеводане бесчинствовал один из доисторических хищников, которые повсеместно считались вымершими, но чудом сохранились крошечной популяцией в лесах Европы. Тут версии разнятся: от реликтового саблезубого тигра до вымершего более 40 млн. лет назад эндрюсарха. Несмотря на то, что описание эндрюсарха целиком и полностью совпадает с описанием убитого Шастелем хищника, такая версия выглядит не очень убедительно, ведь никаких других свидетельств о существовании подобных животных в Жеводане и его окрестностях в XVIII веке нет. Менее радикально звучит гипотеза о гигантской короткомордой гиене, которую еще называют «пещерной». Эти животные были очень похожи по описаниям на жеводанского зверя, жили на территории Франции и к тому же вымерли относительно недавно. Более того, результаты раскопок свидетельствуют о том, что реликтовые хищники активно охотились на людей – неандертальцев и кроманьонцев.

     Но некоторые ученые считают, что столь изощренный ум, который проявлял жеводанский зверь, и эффективная тактика не могли принадлежать животному. Действительно, хищник нападал, по большей части, на одиноких женщин и беззащитных детей, лишь изредка встречаясь с мужчинами; виртуозно обходить все ловушки и засады.

     Одни специалисты утверждают, что под видом таинственного животного действовал жестокий маньяк-убийца, который просто одевался в шкуру зверя. Это объяснило бы и хитрость хищника, и его поразительную способность избегать ловушек и облав. Но некоторые случаи при таком ходе событий явно были бы невозможны. Как человек, даже сильный и тренированный, мог на четвереньках перепрыгнуть метровый забор? Или убежать от лошади? И кого же тогда застрелил Жан Шастель?

     Другие придерживаются более элегантной версии: был и маньяк, и зверь. Просто кто-то натравливал на людей дрессированное животное и таким образом совершал страшные убийства под прикрытием своего питомца.

     Многие исследователи, придерживающиеся последней версии, во главу угла ставят загадочную фигуру лесничего Антуана Шастеля, сына знаменитого убийцы жеводанскго зверя. Молодой человек был весьма неординарной личностью, служил во флоте, длительное время пробыл в Алжире, где попал в плен к пиратам, потом долго жил среди туземцев-берберов и перенял у них многие привычки и обычаи. По возвращении жил он вдали от родных в лесистой местности на горе Мон-Мушэ в уединенном доме, присматривал за окрестными лесами, держал свору собак и, как отмечали знающие его люди, имел настоящий талант к дрессировке самых разнообразных животных. Так что вполне можно допустить, что Антуан вывез из Африки какого-то экзотического хищника и приучил его нападать на людей по приказу.

     В пользу этой версии говорит и тот факт, что атаки жеводанского зверя начались вскоре после возвращения младшего Шастеля во Францию. Косвенно на вину лесничего указывает и следующее: когда он уезжал куда-то по делам, нападения монстра на людей на время прекращались. Примечательно и то, что в начале осени 1765 года, когда лейтенант де Ботерн на три месяца заключил Жана Шастеля и двух его сыновей, Пьера и Антуана, в тюрьму близ Соже за безобразную драку на охоте, жеводанский зверь затаился и не охотился на двуногую дичь. Де Ботерн, конечно, связал это с убийством огромного волка, которого все приняли за знаменитого монстра. Но после того как освобожденные Шастели во второй половине ноября вернулись в родную деревню Бессер-Сен-Мари, свои кровавые пиры возобновил и хищник. К слову, практически сразу же после убийства зверя Шастелем-старшим Антуан пропал и больше не возвращался в окрестности Жеводана.

     Сторонники же мистических теорий утверждают, что зверь на самом деле был оборотнем. И именно поэтому после убийства хищника «пропал без вести» и Антуан Шастель, подхвативший, по версии этих историков, где-то в Африке ликантропию.

     Таким образом, загадка жеводанского зверя не раскрыта до сих пор и никто не знает, откуда появилось и кем было на самом деле легендарное чудовище.

     Но так или иначе, Жан Шастель действительно положил конец бесчинствам хищника – ведь со смертью этого волка нападения, наконец, прекратились. На счету жеводанского монстра более 250 нападений на людей, 119 из которых закончились для жертв трагично. Тушу хищника возили по всему Жеводану, чтобы убедить людей в том, что страшный зверь убит и им больше нечего бояться. Потом из жуткого людоеда сделали чучело и отправили его ко двору короля Людовика. К несчастью, до короля оно доехало сильно испорченным, так что неаппетитный сувенир монарх велел немедленно закопать.

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.