О «шатдауне» в октябре прошлого года не говорил только ленивый. «Отключение» правительства США, внеплановые каникулы чиновников и маячащая на горизонте угроза дефолта – ко всему этому было приковано внимание практически всего цивилизованного мира. И неудивительно: проблемы американской экономики – крупнейшей и одной из наиболее диверсифицированных национальных экономик планеты – могли негативно отразиться на многих странах.

      Но стоило лишь Сенату и Палате представителей достигнуть консенсуса и согласовать проект бюджета на будущий год, как разговоры об американской экономике отошли на второй план, вытесненные более актуальными, на первый взгляд, проблемами. Но все же эта тема нет-нет да и всплывает вновь, причем не только в сухих аналитических обзорах, но и в тесной связи с актуальными мировыми событиями. Прокомментировать ситуацию мы попросили Сергея Миллиана – президента Российско-Американской торговой палаты в США.

     

     

Сергей, расскажите, пожалуйста, о себе и организации, которую возглавляете. Представителем каких еще организаций являетесь? Что Вас связывает с Беларусью? 

      – Сергей Миллиан: Я родился в городском поселке Шарковщина Витебской области БССР (современная Республика Беларусь), поэтому я однозначно связан с Республикой Беларусь. В 1995 году, окончив школу, поступил в Минский государственный лингвистический университет, где учился на филологическом факультете и военной кафедре по специальностям филолог и военный переводчик. После окончания университета поступил в Академию управления при Президенте Республики Беларусь на факультет менеджмента по специальности юрист. Завершив два курса обучения, получил грант на стажировку в США по международной образовательной программе, спонсируемой Marriott International, Inc. 

      В 2005 единогласно избран директором Российско-Американского Фонда. С 2007 года назначен президентом Российско-Американской торгово-промышленной палаты. До этого входил в Исполнительный комитет и Совет директоров данной организации. В октябре 2010 основал Международный Центр Развития Бизнеса на Уолл-стрит при Российско-Американской Торгово-Промышленной Палате в США для систематичного вывода российских компаний на американский рынок.

      6 января 2011 года я был назначен исполнительным вице-президентом в Nest Seekers International. С декабря 2012 года являюсь избранным членом Всемирного экспертного совета российских соотечественников при Московском правительстве, а также представителем ТПП Китая (город Чжуншань) в России. Многие известные американские издания нередко обращаются ко мне за комментариями по состоянию экономики Российской Федерации и новых независимых государств.

      Также являюсь партнером и внештатным представителем Белорусской ТПП в США, владельцем Millian Group Inc., Interchallenge, спонсирую печать делового журнала и ежемесячной газеты торговой палаты. Имею большой опыт работы с иностранными правительственными и банковскими делегациями, торговыми миссиями и частными компаниями, интересующимися выходом на рынок СНГ. Также являюсь лицензированным брокером по недвижимости, активно работаю в сфере жилой и коммерческой недвижимости на национальном и международном уровне. Специализируюсь на работе с иностранными инвесторами в США и американскими инвесторами, заинтересованными в работе на рынках стран бывшего СССР. Свободно владею пятью языками – английским, русским, белорусским, итальянским и испанским.

      В данный момент я посетил Республику Беларусь в составе делегации, организованной Майклом Моргулисом.

      

      – Прошлогодний «шатдаун» в США был основной темой октября 2014 года для всего мира. Насколько он стал неожиданностью для жителей страны? Какие настроения доминировали в этот момент, например, в Нью-Йорке?

      – С.М.: «Шатдаун», как известно, произошел из-за разногласий вокруг бюджета, потому что республиканцы выступали за отсрочку на год финансирования реформы здравоохранения, инициированной президентом США Обамой. Для президента и Демократической партии проведение реформы является принципиальным вопросом, поэтому к началу финансового года (1 октября) сторонам не удалось прийти к компромиссу. Многие американцы – особенно представители финансовых кругов – не одобряют решения Обамы и вообще разочаровались в американской экономике. Немало граждан страны винят администрацию Обамы и республиканцев за развязывание проблемы. Но некоторые люди не почувствовали «шатдаун» вовсе, если же, конечно, не ходили в это время в национальные парки или, например, не пользовались услугами госпочты. Что касается Нью-Йорка, то это деловой и финансовый центр мирового масштаба, и настроения в нем преобладают только деловые – все основные политические процессы происходят в Вашингтоне. Поэтому прямого влияния «шатдауна» в Нью-Йорке не чувствовалось.

      – Можете рассказать чуть подробнее о «камне преткновения» – реформе здравоохранения?

      – С.М.: Целью закона Обамы о реформе здравоохранения – Obamacare – является предоставление американцам доступа к недорогому качественному медицинскому страхованию и уменьшение роста расходов на здравоохранение в США. Данный закон имеет много трудностей, среди которых задержки, отсутствие прозрачности и усилия республиканцев по его отмене. Obamacare предполагает уменьшение стоимости страховок за счет групповых страховочных полисов. Согласно данному закону, американские граждане обязаны зарегистрироваться на сайте для получения страховых полисов. Закон также предусматривает штрафы за отсутствие регистрации и оплаты страховки.

      – А каковы вообще последствия «шатдауна» для США? Прослеживаются ли какие-то значимые изменения внутри страны? Как вообще Вы бы оценили американскую экономику на данный момент?

      – С.М.: Из-за «шатдауна» в вынужденный неоплачиваемый отпуск были отправлены около 800 тыс. человек из примерно 3,4 млн. американских госслужащих. 16 дней «внеплановых каникул» госучреждений обошлись стране в сумму от 2 до 6 млрд. долларов, а то и больше. В результате, согласно экспертам, «шатдаун» съел у ВВП страны в четвертом квартале 0,2–0,6% роста. Ко всему этому можно добавить и другие негативные эффекты – например, снижения потребительской уверенности и утраты госслужащими боевого духа. В конце концов, заключает отчет президентской администрации, – последствия «шатдауна» всерьез вредят возможности привлекать и удерживать активных и патриотично настроенных американцев на работе в общественных службах.

      Если говорить о некоторых признаках замедления экономического роста, то они могут быть еще и результатом тяжелых погодных условий этой зимой. Спад на рынке жилья, автомобилей и других товаров объясняется недавними снегопадами и необычными холодами. Многие потребители предпочитали лишний раз не выходить из дома, а доставка покупок на дом была затруднена из-за погодных условий.

      Но если говорить об американской экономике в целом, то, как писал Марк Твен, «слух о моей смерти был сильно преувеличен».

      – Вместе с разговорами об американском «шатдауне» нередко звучало слово «дефолт» – можно ли сказать, что все уже позади и опасность миновала? Или осень 2014 года может вновь заставить весь мир поволноваться?

      – С.М.: Возможен ли дефолт США? Этот вопрос неожиданно стал уже не теоретическим. Политики спровоцировали не только проблему для госслужащих США, но и страх для всего мира – особенно для держателей американских долларов. Бюджет США не только в 2013-м, но практически всегда хронически дефицитен; его финансирование зависит от продажи правительством государственных облигаций. Нет новой планки заимствования – нет новых долларов, причем не только для американского бюджета, но и для экономики США и всего мира.

      Дело в том, что 90% всех эмитированных Федеральной резервной системой долларов пришли в экономику через бюджетный канал, то есть были выпущены изначально для финансирования дефицита США. Дефицит любой валюты или товара всегда приводит к росту его цены, то есть теоретически дефолт США приведет сначала не к падению курса доллара, а к его росту при прочих равных условиях. Однако через месяц-два после дефолта ситуация может радикально измениться. В силу того, что американские правительственные облигации достаточно ликвидны (а не только малодоходны), они, по сути, приравниваются к деньгам и поэтому широко используются как залог в банковских операциях всего мира. В случае даже частичного дефолта США рейтинговые агентства снизят, причем радикально, как рейтинг страны, так и рейтинги американских ценных бумаг. И начнутся новые банкротства банков, подобные краху Lehman Brothers. Да и уже в этой сфере заметны изменения: если недавно оформление кредита была делом «пяти минут», то сейчас впору вспомнить фразу, что «банк – это тот институт, в котором, чтобы получить кредит, нужно доказать, что вам не нужны деньги».

      Думаю, разрушительные последствия будут по силе равны кризису 2008 года. Это и будет та вторая волна, которую все так ждали. Падение темпов ВВП США приведет к ослаблению американской валюты на 10–15%. Потом нужно будет договариваться о новых правилах игры. Пострадавшие, а это, прежде всего, страны нетто-экспортеры – будут предлагать свои подходы к конструированию резервных валют. Однако, по моему мнению, даже после дефолта США ослабленный доллар останется одной из главных резервных валют. И, конечно, новой резервной валютой в 2014 году станет китайский юань.

      – Влияние американской экономики на мировую велико. Да и в общем считается, что имена крупных игроков известны всем. Но есть ли на этом поле «темные лошадки», к которым Вы бы рекомендовали присмотреться внимательнее?

      – С.М.: Я однозначно бы выделил страны из группы БРИК (англ. BRIC), а именно Бразилию, Россию, Индию и Китай. Автор этого термина, экономист Джим О’Нил, сегодня разглядел еще несколько потенциальных гигантов экономики – группу МИНТ (англ. МINT) – Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция. На самом деле, кроме густой населенности, их объединяют хорошие «внутренние демографические показатели» – во всех этих странах прогнозируется увеличение процента трудоспособного населения по сравнению с неработающим. Кроме того, географическое расположение всех этих стран дает им преимущество на фоне происходящих изменений в структуре мировой торговли. Например, Мексика расположена рядом с США, но также и с Латинской Америкой. Индонезия – это сердце Юго-Восточной Азии, и вместе с тем она имеет тесные связи с Китаем. Как всем нам известно, в Турции встречаются Запад и Восток. Сегодня только Нигерия отличается в этом плане, частично из-за общего недостатка развития в Африке, но в будущем может сравняться с другими государствами, если африканские страны прекратят воевать и начнут торговать друг с другом.

      – Интересна ли Беларусь иностранным инвесторам? Насколько в этом заинтересована американская сторона? Какие сферы бизнеса наиболее перспективны в данном плане?

      – С.М.: Беларусь может быть достаточно интересна международной финансовой общественности. В стране уже предпринят целый ряд шагов для развития фондового рынка. Так, некоторые белорусские компании имеют опыт выхода на Варшавскую фондовую биржу, опыт организации Народных IPO. К тому же на белорусском фондовом рынке уже действуют международные финансовые корпорации. Финансовый рынок Беларуси оживляется. В стране есть огромное количество перспективных предприятий, которые известны во всем мире и акции которых будут с успехом продаваться. Для этого лишь необходимо создать соответствующие условия.

      Что касается Соединенных Штатов, они являются одним из ведущих инвесторов в Беларуси: на данный момент уже зарегистрировано 282 совместных и иностранных предприятия с участием американского капитала. Возрос интерес к сотрудничеству с Беларусью со стороны таких крупных американских компаний, как Honeywell International, Inc., Cisco Systems, Inc., Navistar, ArvinMeritor, Microsoft, Siguler Guff, которые совместно с белорусскими бизнесменами весной 2010 года анонсировали создание Совета делового сотрудничества Беларусь – США. Ряд американских компаний в сфере высоких технологий зарегистрированы в качестве резидентов Парка высоких технологий и имеют свои представительства в Беларуси. В 2010 году в Беларуси открыто представительство компании Microsoft. Развивается сотрудничество с американскими благотворительными организациями, которые оказывают помощь Беларуси по чернобыльской линии.

      Беларусь может усилить свои позиции на мировом рынке и существенно нарастить объемы продаж товаров, услуг и природных ресурсов. Что касается перспективных отраслей, к которым проявляли интерес инвесторы и торговые партнеры, обращаясь в нашу организацию, то в их числе были сельское хозяйство, строительство, калийные удобрения, добыча полезных ископаемых (в частности – разработка сланцевых месторождений), химическая промышленность, финансовый, банковский и страховой сектор. Республика имеет все возможности стать лидером в создании надежной системы криптовалюты и привлекать миллиарды долларов в свою экономику на этом направлении путем созданием своего финансового центра. И именно криптовалюта могла бы стать тем самым кардинальным отличием белорусского финансового центра от уже существующих в Астане и Москве. Кроме того, большие возможности имеются в сфере энергетики – в частности, привлечения новейших технологий для добычи природных ресурсов. А также в сфере привлечения новых резидентов парка высоких технологий; организации активного обмена студентов и визитов преподавателей в университеты США; продвижение позитивного имиджа и экономическом потенциале Республики Беларусь в мире и в США в частности. Члены нашей организации выражают заинтересованность в данных проектах, и мы надеемся на конструктивный диалог с представителями белорусского бизнеса и государственными организациями.

      – Ну и один из самых актуальных в наше время вопросов: доллар или евро? К какой из валют Вы лично питаете больше доверия?

      – С.М.: Прогнозы на будущее для курса рубля по отношению к доллару и евро остаются не очень благоприятными, например, в связи с угрозами США подвергнуть Россию различным экономическим санкциям. Я предлагаю хранить деньги в той валюте, в какой вы намереваетесь их потратить. А также инвестировать в высоколиквидные активы.