История развития человечества – это путь от простого к сложному. Прогресс не устает мчаться вперед, и чем большая цифра стоит перед аббревиатурой «н.э.» («наша эра»), тем выше скорость развития. И, напротив, чем глубже мы заглядываем в колодец истории, тем более явно мировая человеческая общность дробится на очаги цивилизации.

     На данный момент историки сходятся на том, что древнейших мировых цивилизаций было шесть: древнеегипетская, шумерская, эгейская, индская, индийская, китайская. Все они сложились в бронзовом веке и обладали рядом уникальных отличительных черт: государственный строй, развитие экономики, ремесел, зачатки искусства и науки, система письменности. На протяжении всего раннеклассового периода (с конца IV до начала I тыс. до н.э.) цивилизации жили, творили, преобразовывались и воевали. И именно отголосок древней войны позволил историкам выйти на след еще одной, незаслуженно забытой великой древней цивилизации.

     

Бехистунская страсть

     Уже в период Античности могущественный царь и умелый полководец Дарий I (550–485 до н.э.) повелел вырезать на скале Бехистун (современный западный Иран) надпись в честь победы над мятежными подданными. Это монументальное произведение, высеченное на высоте 105 м, имеет размеры 7 на 22 м и является ценнейшим образцом эпиграфического искусства древности. На скале, четко просматривающейся с дороги, изображен царь Дарий с телохранителями, встречающий девятерых пленных мятежных царей. А над этой группой парит бог Ахурамазда, который благословляет Дария. По обе стороны от бога, над головами царя и пленных, расположены 5 столбцов с клинописным текстом. 4 основные написаны на трех языках – эламском, вавилонском и древнеперсидском. Пятый, добавленный позже, – на древнеперсидском. Скала, уходящая вниз к дороге, обрублена рабочими почти вертикально. Рукотворная недоступность надписи помогла сохранить это ценное произведение искусства в отличном состоянии. Весь рельеф в комплексе виден только издали, с дороги.

     У этого памятника своеобразная судьба: задуманный, как напоминание потомкам о великих делах Дария, он оказался забыт через какие-то 100 лет. Уже в IV веке до н.э. греческий географ Ктесий утверждает, что Бехистунский рельеф – памятник царице Семирамиде.

     Вот такой, полузабытой и величественной, просуществовала Бехистунская надпись свыше 2 тыс. лет, пока в 1810 году в английском местечке Чэдлингтон не родился Генри Кресвик Роулинсон. Мальчик Генри вырос и стал военным. В 1826-м он был принят на службу в Ост-Индскую компанию, а спустя еще год командирован в Индию. Он пробыл там до 1832-го, а затем получил новое назначение и направился в Персию.

     И вот тут-то его восприимчивая к восточной экзотике душа была сражена наповал – он узрел Бехистунский рельеф. В первой трети XIX века только-только появилась дагерротипия и ни о каком массовом применении фотоаппаратов не могло быть и речи. Генри множество раз, рискуя жизнью и напрягая каждый мускул своего тренированного тела, взбирался на Бехистун лишь затем, чтобы поточнее перерисовать клинопись рельефа. Восемь лет Роулинсон провел в неспокойной Персии, уделяя каждую свободную минутку своей жгучей страсти познания.

     В 1840 году его перевели в Кандагар, где уже два года пылала англо-афганская война. А в 1844-м было удовлетворено его ходатайство о переводе в Багдад, где он занял должность британского консула. В этом древнем городе Генри продолжил заниматься расшифровкой загадочной клинописи. Он сумел перевести текст надписи и опубликовал свои изыскания в 1851 году в Лондоне.

     Из перевода Бехистунской надписи стало известно, что Дарий подавлял восстания в своих сатрапиях – Вавилоне, Эламе, Армении, Арахосе, Мидии, Парфии, Сагартии, Гиркании и … Маргиане. Все дело в том, что все персидские сатрапии некогда были отдельными государствами. И даже войдя в состав древней Персии, они, по большому счету, сохранили свои границы. И если Вавилон, Элам, Армения и прочие не удивили историков, то неизученная и неоткрытая Маргиана вызвала к себе неподдельный теоретический интерес. По здравом размышлении над построенной картой Древнего Мира, была принята версия о том, что Маргиана располагалась в песках пустыни Каракумы. В этой местности протекает река Мургаб, которая вполне могла дать имя забытой цивилизации.

     

В песках Каракумов

     Открытие не происходит само по себе – его всегда производит человек. Так и в нашем случае, рассказ о древней цивилизации мира нужно начинать с человека.

     После Второй мировой войны на археологическую сцену выходит тот, кому суждено всю свою жизнь посвятить поискам Маргианы. Родом из Ташкента, советский студент Виктор с греческой фамилией Сарианиди уже в 1949 году участвовал в раскопках археологической экспедиции в древней дельте реки Мургаб. Археология – наука неспешная. Еще в аудиториях вузов в головы студентам вбивают добродетель смирения и терпения. С течением лет из-под песка стали появляться осколки древних поселений Маргианы, хотя об открытии загадочной страны тогда речи не велось. Сарианиди окончил Среднеазиатский государственный университет в 1952 году и на всю жизнь остался рядом с дремлющими песками Каракумов, желая до конца разобраться в маргианском вопросе.

     Изучая одну из величайших пустынь планеты, Виктор Иванович Сарианиди собирал информацию у местного населения. Дело в том, что песок пустыни подвижен и там, где еще вчера был наметен бархан, сегодня может обнажиться культурный слой предыдущих эпох. Кроме того, область поисков подсказывала история реки Мургаб. Сейчас ее русло находится в районе города Мары, а во времена существования Маргианы река текла намного дальше к востоку. Но за сотни лет пески Каракумов скрыли под собой водоносную артерию, а вместе с ней и древние поселения.

     Постепенно двигаясь вдоль скрытого русла, забирая то вправо, то влево на десяток километров, разведывая колодцы, так необходимые в пустыне, экспедиция с участием, а потом уже и под руководством Сарианиди год за годом открывала все новые свидетельства существования Маргианы. В 1972 году, после завершения сезона раскопок на объекте Тахирбай, Виктор Иванович предложил одному из антропологов «прогуляться» в пустыню. Они проехали десяток километров к северу от Тахирбая и на одном из барханов обнаружили осколки керамики. Но времени на изучение нового объекта уже не оставалось. Археологи нанесли его на карту под названием Гонур-тепе (Серый Холм). Привезенные в лабораторию образцы керамики показали ошеломительный возраст – 23 века до нашей эры! Современниками этих битых черепков были Древний Египет, Месопотамия и цивилизация долины Инда! Да, это были свидетельства существования Маргианы.

     

     В той же Бехистунской надписи Маргиана упоминается в тесной связи с исторической областью Бактрия. Эта земля располагалась между горами Гиндукуш на юге и Ферганской долиной на севере (современные территории Афганистана, Таджикистана и Узбекистана). Многолетние изыскания экспедиции Сарианиди позволяют сделать вывод о том, что у народов Маргианы и Бактрии существовала многовековая культурная общность, которая и послужила когда-то Дарию предлогом объединить их в одну сатрапию. Некоторые исследователи так и называют открытый Виктором Сарианиди археологический комплекс – Бактрийско-Маргианский.

     Но любопытно то, что именно при раскопках в Бактрии имя Сарианиди впервые прогремело на весь мир. В 60-х годах прошлого века на территории северного Афганистана было разведано большое месторождение природного газа. СССР заключил соглашение с афганским правительством о совместной разработке залежей. В Афганистан были направлены советские специалисты и техника. Дело спорилось, рабочие уже рыли траншею для укладки газопровода. И тут среди отвалов песка замелькали осколки керамики. Случайные находки были оперативно переданы специалистам. А те, в свою очередь, заявили о необходимости исследовать район обнаружения артефактов. В 1969 году была создана советско-афганская археологическая экспедиция. Она изучила район и осела в окрестностях Шибаргана, где был обнаружен древний город Емши-тепе. Вокруг этого давно заброшенного и забытого поселения в изобилии были разбросаны песчаные холмы. Один из них носил поэтичное название – Тилля-тепе (Золотой холм).

     И лишь спустя 9 лет, как раз под руководством Виктора Сарианиди (благо, он вел раскопки Маргианы совсем рядом и мог руководить обеими экспедициями), археологи сумели докопаться до сути Золотого холма. Оказалось, что под песком скрыт самый настоящий бактрийский храм. А по совместительству – усыпальница. В Тилля-тепе обнаружены семь нетронутых царских могил с огромным количеством драгоценностей из золота, каменьев, жемчуга! Почему царских? На это недвусмысленно указывали изысканной работы короны, покоившиеся на головах скелетов. Очень редкий случай в археологической практике – могилы оказались не разграблены и пролежали под слоем песка 2 тыс. лет! Всего было исследовано 6 из 7 захоронений, из которых извлечено около 20 тыс. драгоценностей. Сокровища, открытые советскими археологами, получили название «Золото Бактрии» и были переданы в Кабульский Национальный музей. Дальнейшая их судьба напоминает детектив.

     Экспедиция собиралась вернуться на раскопки седьмого захоронения и отправилась зимовать в СССР. Но уже в счастливом для археологов 1978 году в Афганистане было неспокойно – началась гражданская война. А в 1979-м она переросла в Афганскую войну, поломавшую жизни сотне тысяч советских солдат. В возникшем хаосе такую огромную ценность, как золото Бактрии, было решено укрыть в хранилище Центрального Банка Афганистана. Ключи от хранилища с достоянием нации находились у 5 различных людей, которые договорились в случае гибели передавать их по наследству своим потомкам. Для вскрытия хранилища требовалось одновременно использовать все 5 ключей. Неизвестно, на какие жертвы, обманы и уговоры пошли эти самоотверженные люди, но захватившие Кабул талибы не смогли получить ни одного ключа, хоть и очень старались. О золоте Бактрии не было известно вплоть до 2003 года. А до этого времени в прессе появлялись многочисленные версии похищения сокровищ то советскими военными, то восставшими талибами.

     Только в 2004-м, когда обстановка в этом пороховом регионе немного разрядилась, хранилище было торжественно вскрыто. Виктор Иванович Сарианиди, специально приглашенный специалист, подтвердил, что это те самые драгоценности, которые нашла его экспедиция в Тилля-тепе. После этого все золото Бактрии было тщательно упаковано и отправлено в выставочное турне по всему миру. Экспозиция выставлялась в Старом и Новом Свете под названием «Афганистан, заново открытые сокровища» и принесла афганскому правительству доход порядка 3 млн. долларов.

     

Гонур – маргианская Мекка

     Вернувшись на Гонур-тепе в следующий сезон, археологи принялись за работу. Довольно скоро стало понятно, что под Серым холмом и в его окрестностях скрывается огромный и величественный город. В процессе раскопок на археологическую карту наносились все новые разведанные территории, а из-под песка вырастали стены башен, домов, дворцов и храмов.

     По версии Сарианиди, Гонур – это культовый город Маргианы, один из важнейших центров цивилизации. Постройки здесь возводились из саманного кирпича – сформованной и высушенной на солнце глины с соломой. Центральное место в открытом городе занимает величественный дворец-храм. За его толстыми стенами предусмотрены несколько комнат для царя и его семьи. Огромное внутреннее пространство занимает комплекс святилищ. Неподалеку находится тронный зал, необходимый правителю для аудиенций и совещаний. 

     Обнаружены в Гонуре и дома простых людей, образующие узкие улочки и целый лабиринт переходов. По найденным артефактам экспедиции стало понятно, что в Гонуре, как и полагается культурному центру, были сильно развиты ремесла. Облик же обычного человека древней цивилизации представляется ученым примерно следующим. Он принадлежал к группе индоиранских племен, одевался в одежду из конопляных волокон и шерсти, был земледельцем, скотоводом, ремесленником и вел оседлый образ жизни. Наверняка, представители загадочной древней цивилизации умели писать и считать, иначе как бы им удалось построить множество монументальных сооружений и провести ирригационную сеть от Мургаба, обеспечив себя плодородными пашнями. Но, увы, пока доказательств существования письменности в Маргиане не найдено, хотя предпосылок для ее развития скопилось изрядное количество.

     Но все же Гонур – не простой город. Есть несколько особенностей, которые выделяют его среди других крупных центров Маргианы. Первая из них – огромное количество захоронений в окрестностях. Археологи обнаружили свыше 4 тыс. могил – а сколько их еще скрыто песками? Интересно и другое: Гонур расположен в древней дельте Мургаба, но, как мы помним, река за тысячелетия поменяла свое русло. И произошло это еще в древности. Тогда животворная артерия отступила на пару десятков километров, но этого оказалось достаточно, чтобы обречь город на гибель. Маргианцам ничего не оставалось, как последовать за рекой и основать на ее берегах новое поселение. Но даже после ухода реки люди продолжали возвращаться сюда для отправления ритуалов и погребения близких. Почти полторы тысячи захоронений по возрасту приходятся на период, когда в городе уже никто не жил. Таким образом, Гонур из мощного культурного центра превратился в религиозный некрополь, пожалуй, самый крупный в Маргиане. Обрести в нем последнее пристанище мечтали многие маргианцы. Однако средств и возможностей хватало преимущественно у среднего и высшего классов. Отсюда и богатство вскрытых гробниц: в них найдены предметы быта, домашняя утварь, оружие, драгоценности, животные, рабы и телеги. Одна из загадок гонурского некрополя – отдельные захоронения домашних животных, которых провожали в последний путь с огромными почестями, как будто они были вельможами или царями при жизни. Вероятно, такие захоронения имеют культовое значение.

     Кстати о культах. Историки задаются вопросом, какую же религию исповедовали древние маргианцы. Какие обряды они проводили, каким божествам поклонялись. Виктор Иванович Сарианиди изучил святилища Гонура и других мест и обнаружил, что наиболее частым жертвенником был двухкамерный очаг. В одной его секции разводили огонь, а в другой закладывали жертву. Таких огненных алтарей по всему Гонуру было несколько сотен и располагались они повсюду – от храмов и кладбищ до самых обычных домов. Такое внимание к культу огня натолкнуло ученого на версию о том, что в Маргиане исповедовали зороастризм.

     

Первые зороастрийцы

     Многие ученые сходятся во мнении, что зороастризм был первой мировой монотеистической религией. Сегодня последователи этого культа утверждают, что он возник в 1738 году до н.э., когда царь Виштаспа лично принял учение от Заратуштры.

     Историки более скептично смотрят на вопрос древности зороастризма и оперируют двумя основными доказательствами, которые и составляют хронологические границы религии. Важнейшая книга зороастризма, Авеста, содержит в себе гаты – гимны в честь Ахурамазды, раскрывающие суть его учения. Текст гатов схож с языком Ригведы (одной из четырех важнейших индийских Вед), что позволяет поставить первую отметку на хронологической шкале не ранее Х века до н.э. А вторая граница – это появление первых памятников зороастризма при династии Ахеменидов в VI веке до н.э. (на все той же Бехистунской надписи изображен бог Ахурамазда).

     В ритуальной практике зороастрийцев огромную роль играет огонь как воплощение бога на земле. Изучая Авесту, Виктор Сарианиди с изумлением обнаружил в ней упоминание о Маргиане. В священной книге зороастризма вскользь сообщалось, что в стране Моуру почитают бога Ахурамазду. Моуру, Маргуш, Маргиана – безусловное сходство названий очевидно даже неспециалисту.

     Таким образом, археологическая экспедиция Сарианиди, кроме открытия еще одной древней цивилизации, затронула проблему прародины древней религии. Вполне возможно, что древний Гонур с сотнями огненных алтарей на протяжении многих тысячелетия являлся центром протозороастризма, пока пески Каракумов не предали величественный город забвению.

     

Древнее искусство

     За 40 лет раскопок памятников Маргианы экспедиция Сарианиди нашла множество артефактов. И если кусочки древней керамики, по большому счету, вызывают восторг только у самих археологов, то при взгляде на другие находки просто захватывает дух.

     К примеру, еще в самом начале раскопок ученым удалось обнаружить уникальные печати-амулеты. До этого времени подобных изделий мировая археология не знала. Печати представляют собой небольшие обработанные камни или пластины драгоценных металлов с искусной гравировкой на обеих сторонах. В центре просверлено отверстие, в которое продевался шнурок. Огромный интерес представляют изображения на печатях – от традиционного растительного орнамента, до самых настоящих сюжетных сцен. Часто мелькает образ змеи – по-видимому, это животное было культовым. Также на территории Маргианы найдены резные печати из Месопотамии и Инда, что свидетельствует о тесном контакте культур.

     Многочисленные статуэтки животных из стеатита, мрамора, золота выполнены с поразительной точностью. У лежащего барашка четко просматриваются даже завитки шерсти. У тигра, затаившегося в кустарнике, можно сосчитать полосы на боках. Кроме того, найдены поврежденные статуэтки, в которых, однако, можно узнать изображения людей с гордым профилем. С особой осторожностью археологи вскрывают фрагменты мозаики, некогда украшавшей стены, пол и потолок храмовых комплексов и гробниц. 

     

Смерть Одиссея

     Археологические изыскания на территории открытой Маргианы еще далеки от завершения. Однако первый этап можно смело назвать законченным – территория древней цивилизации локализована и частично исследована. На это у Виктора Ивановича Сарианиди ушло 40 лет. Большую часть своей археологической практики он посвятил Маргиане. Бывали трудные времена, особенно когда финансирование иссякло и руководителю приходилось самому находить средства для оплаты труда коллег и рабочих. Но ведь игра стоила свеч! Удачливый археолог с удовольствием продолжил бы заниматься любимым делом, но судьба распорядилась иначе. 

     На исходе 2013 года, 22 декабря, человек-легенда, нонстоп-археолог, как его называли западные коллеги, умер после продолжительной болезни. Его вклад в мировую археологию трудно недооценить – два открытия мирового значения поставили Сарианиди в один ряд с величайшими археологами прошлых лет. Среди его многочисленных наград – Золотая Цепь Президента Туркменистана, медаль Критского Университета, Золотой венок Понтийского общества города Салоники. Виктор Иванович – доктор исторических наук, Почетный академик АН Туркменистана, иностранный член Национальной академии деи Линчеи, член Антропологического общества Греции.

     Хочется верить, что последующие экспедиции в Маргиану продолжат начатое дело и в самом скором времени найдут маргианский алфавит – заветную мечту Виктора Ивановича Сарианиди.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.