Вот уже более двух лет в Сирии идет война. Страшная война без правил, на тотальное уничтожение. Аналитики всех мастей пытались сначала обнаружить причины конфликта, потом прогнозировать пути его развития, но бросили. Слишком уж все запутано.

     Единственное, на чем, пожалуй, сошлись все – это на том, что рано или поздно в дело должны вмешаться США. В своей стандартной манере: точечные бомбардировки, плавно переходящие в ковровые, помощь повстанцам, которых правильнее было бы назвать бандитами, ну и прочие, столь привычные нам за последние 15 лет меры по «восстановлению мира и порядка» в очередной ближневосточной стране.

     Со временем даже стало понятно, что именно послужит оправданием вторжения – оружие массового поражения. Повод, кстати, тоже избитый. Именно борясь с химическим оружием в Ираке, свергали Саддама Хусейна. Боеприпасов таких, правда, так и не нашли, но Хусейна все же повесили.

     С Сирией все гораздо проще. О том, что в арсенале ее вооруженных сил имеется до тысячи тонн боевых газов, знают все. Не секрет и то, что это оружие появилось в Дамаске еще в 70-е благодаря Западу. Оставалось только дождаться, когда Асада можно будет обвинить в его применении. И вот момент настал…

     

Вообще говоря, история применения химического оружия в ходе гражданской войны в Сирии началась далеко не в августе 2013-го. Первые сообщения об использовании отравляющих веществ в пригороде города Хомс появились в СМИ 23 декабря 2012 года. Естественно, ответственность за этот инцидент никто на себя не взял. Власть и повстанцы «катили бочки» друг на друга – и в результате виновных не нашли.

     19 марта 2013 года, по сообщению Сирийского арабского информационного агентства (САНА), боевики применили химическое оружие при обстреле района Хан-эль-Асаль провинции Алеппо. Какой именно газ был распылен – неизвестно. В результате атаки погибло 25 человек, в том числе 16 военнослужащих. Отравлению подверглись более 100 сирийских граждан.

     МИД Сирии направил в Совет Безопасности ООН доклад, из которого следовало, что ракета, снаряженная боеголовкой с газом, была выпущена из района Кфар-Даиль, а министерство информации обвинило в химической атаке экстремистов из группировки «Джебхат ан-Нусра» – это, фактически, сирийский филиал «Аль-Кайды».

     20 марта 2013 года Сирия направила генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну официальную просьбу провести расследование использования химического оружия в районе Алеппо.

     21 марта 2013-го ООН приняла решение сформировать группу независимых экспертов и направить ее в Сирию. В группу вошли 15 человек во главе со шведским ученым Оке Сельстремом.

     Чуть более чем через месяц, 29 апреля 2013 года, посол Сирийской арабской республики в ООН Башар Джафари заявил о новом применении боевых газов повстанцами. Он сообщил, что химическая атака была проведена боевиками сирийской оппозиции в городе Саракеб на севере страны. Джафари объявил это провокацией, в ходе которой враги официального Дамаска попытаются выставить виновниками инцидента власти Сирии.

     4 июня 2013-го министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус официально заявил, что газ, которым были отравлены пострадавшие в ходе химических атак, – зарин. На следующий день эту информацию подтвердило и МИД Великобритании.

     

     Зарин – органофосфат, наиболее токсичный класс боевых отравляющих веществ. Органофосфаты впервые синтезированы в Германии в 1936 году; запрещены к производству и хранению Конвенцией о запрещении химического оружия от 1993 года. В наиболее значительных количествах сохраняются в арсеналах России и США.

     Зарин – жидкость без цвета и запаха; смешивается с водой и органическими растворителями; чрезвычайно легко испаряется. Интересно, что во время Второй мировой войны вермахт имел на вооружении боеприпасы, снаряженные зарином. Но Гитлер так и не решился применить химическое оружие.

     До 1988 года это вещество использовалось в качестве оружия точечно. Было несколько сообщений об убийствах с использованием зарина. Но в 1988 в ходе ирано-иракской войны по примкнувшему к Ирану курдскому городу Халабджа был нанесен бомбовый удар. Боеприпасы были начинены не только зарином. Но именно тогда от этого яда впервые погибли сотни людей, в том числе дети. Приказ об атаке отдал двоюродный брат Саддама Хусейна Али Хассан Аль-Маджид. За удар по Халабдже он получил прозвище «Химический Али». Позже, когда американцы пришли в Ирак, он был повешен за атаку 1988 года.

     В 1993 году в Париже 162 государствами – участниками ООН – подписана Конвенция о химическом оружии, запрещающая производство и накопление многих химических средств, в том числе зарина. А уже через год японская секта Аум Синрикё провела первую газовую атаку с использованием зарина в городе Мацумото. Вторая акция состоялась через год в токийском метро.

     Зарин обладает нервно-паралитическим действием. Опасен любой контакт с веществом, но наиболее серьезное поражение происходит при его вдыхании. Первые признаки воздействия зарина – выделения из носа, заложенность в груди и сужение зрачков. Позже появляются затрудненное дыхание, тошнота и усиленное слюноотделение. Затем жертва полностью теряет контроль над функциями организма, впадает в коматозное состояние и задыхается в приступе судорожных спазмов. После этого у человека останавливается сердце.

     И вот неожиданно 13 июня 2013 года заместитель помощника президента США по национальной безопасности Бен Родс заявил: Вашингтон считает, что власти Сирии неоднократно применяли зарин против оппозиции. Правда, в небольших количествах. По оценкам Белого дома, в результате химических атак погибло от 100 до 150 человек.

     Почти через месяц сирийская сторона заявила об обнаружении тайника боевиков, в котором хранилась 281 бочка с некими химикатами, а представитель России при ООН сообщил, что в снаряде, выпущенном боевиками по пригороду Алеппо, действительно содержался зарин.

     Со ссылкой на «сертифицированные Организацией по запрещению химического оружия» лаборатории он сообщил: боевики запустили неуправляемый снаряд «Башаир-3» в город Хан-эль-Асал, контролируемый правительством. По мнению российской стороны, «результаты анализа четко показывают, что боезаряд был непромышленного производства и содержал зарин». СМИ отдельно отметили, что, в отличие от исследований западных экспертов, выводы россиян основаны на анализе проб, взятых непосредственно на месте атаки, а не полученных от третьей стороны.

     23 июля 2013 года специальный координатор ООН по Ближнему Востоку Роберт Серри подытожил: за время конфликта ООН получила 13 сообщений о применении химического оружия в Сирии.

     Воевать или не воевать?

     19 августа 2013 года группа Сельстрема начала свою работу в Сирии. По странному стечению обстоятельств уже через два дня после их прибытия в воюющую страну состоялась та самая страшная газовая атака…

     21 августа несколько западных и арабских телеканалов сообщили о применении химического оружия в пригороде Дамаска – Восточной Гуте. По данным СМИ, в результате обстрела снарядами с нервно-паралитическим газом зарин погибли от 625 до 1300 человек.

     В тот же день состоялось заседание Совбеза ООН. Эксперты, так кстати оказавшиеся в Сирии, выехали на место происшествия и провели там 5 дней. Не дожидаясь их официального заключения, 30 августа госсекретарь США Джон Керри заявил: армия Сирии применила против повстанцев зарин. В результате химической атаки погибло как минимум 1429 человек.

     А уже 31-го президент США Барак Обама объявил о начале подготовки к вторжению американских войск в Сирию.

     Дальше события завертелись со страшной скоростью. Лауреат Нобелевской премии мира Барак Обама начал экстренную подготовку к вторжению в Сирию. Причем, глядя на его официальные обращения к нации, казалось, что лично он очень не хочет воевать. Но какая-то неведомая сила его к этому толкает.

     Кстати, интересный вопрос – какая? Найти ответ оказалось непросто.

     Первое, чем руководствуется каждый политик при принятии тех или иных решений, – это мнение электората. Так вот, граждане были категорически против войны. Уже через 4 дня после судьбоносного заявления хозяина Белого дома опрос Reuters/Ipsos показал, что 56% американцев считают: США не должны вмешиваться в гражданскую войну в Сирии. За войну выступило только 19% опрошенных. Еще 25% не знали, как следует поступить.

     Причем картинка общественного мнения существенно не меняется, даже если будет доказано, что Дамаск действительно применил химическое оружие. Тогда расклад голосов выглядит так: 29% – за вторжение и 49% – против.

     В общем, как ни крути, народ воевать не хочет. Но, может быть, на президента США надавил Конгресс? Возможно, миролюбивого Обаму заставляют воевать сенаторы?

     Да, действительно, с главным законодательным органом страны у Белого дома отношения непростые. Что немудрено: на Капитолийском холме бал правят республиканцы. В Палате представителей у них большинство, а в Сенате практически паритет с демократами. Именно поэтому каждое появление президента-демократа в Конгрессе больше напоминает выход гладиатора на арену со львами, чем встречу главы государства с парламентом.

     Только вот после своего воинственного заявления Обама не только не получил бурного одобрения Конгресса, но и был вынужден предпринять целый комплекс мер по получению поддержки своих милитаристских планов. Причем эксперты оценили его шансы на успех в переговорах с народными избранниками отнюдь не радужно.

     В общем, и тут на президента никто не давит.

     Так почему же президент США форсирует события? Зачем начал бряцать оружием, не дождавшись решения экспертов? Ответов нет. Но со своим не ко времени разыгравшимся боевым пылом «голубь мира» неожиданно нажил себе неприятностей.

     Хотят ли русские войны?

     Как и ожидалось, Владимир Путин не разделил милитаристских настроений Обамы. Так сложилось, что Россия традиционно выступает против военных инициатив Белого дома. А тут еще появился шанс занять крайне выгодную позицию – так зачем торопиться? Не стоит ли дождаться результатов саммита Большой Двадцатки в Питере?

     

     К слову, с саммитом Большой Двадцатки хватает проблем. И без того натянутые двухсторонние отношения еще сильнее испортил беглый шпион Сноуден. Вдобавок делегации стран-участниц устроили демарш и отказались жить в отведенной для них «Консульской деревне», которую СМИ окрестили VIP-гетто.

     Вроде бы бытовой скандал – но на фоне политического шторма последних месяцев все выглядело двусмысленно. Суть такова: организаторы предполагали, что все разместятся в 20 коттеджах на берегу Финского залива. Но Барак Обама там жить не пожелал. В результате капризному президенту пришлось уступить ни много ни мало Константиновский дворец – резиденцию Петра Великого.

     Китайский лидер вместе с коллегами из Эфиопии и ЮАР и ближневосточными монархами жил в отеле, но в «Консульскую деревню» тоже не поехал. В общем, с размещением высоких гостей вышел конфуз.

     На итоговой пресс-конференции саммита Путин заявил, что применение химического оружия в Сирии – провокация боевиков, а удар по этой стране без санкции ООН будет вне закона. Правда, это не помешало США и еще 10 странам подписать отдельный документ, предполагающий скорое военное вторжение.

     Но не тут-то было. Не успели еще утихнуть угрозы и высохнуть чернила под соглашениями, как сирийское правительство согласилось передать химическое оружие под контроль мирового сообщества – именно это ему предложила Россия. Так что вводить войска вроде как стало незачем… И вдруг СМИ взорвались сенсацией. Бельгийский ученый Пьер Пиччинин да Прата, который вот уже 2 года активно изучает и поддерживает протестные движения в Сирии, сделал заявление: атака под Дамаском – дело рук повстанцев.

     Дело в том, что Пиччини да Парта, даром что поддерживает врагов Асада, уже дважды побывал у них в плену. За него требовали выкуп, и в первый раз его, по слухам, не получили (сам бельгиец небогат), а во второй – вроде как получили (хотя Бельгия сказала, что ничего не платила). Так вот 9 сентября он на весь мир заявил: «Мне довелось услышать разговор боевиков о подготовке газовой атаки с целью спровоцировать иностранное вторжение. Сообщить об этом мой моральный долг».

     Заподозрить бельгийца в любви к Асаду сложно. С другой стороны, человек, дважды побывавший в плену, вряд ли будет тепло относиться к своим тюремщикам. В общем, так или иначе, заявление имело место, а как к нему относиться – личное дело каждого.

     Тем временем политические переговоры шли своим чередом. 10 сентября министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Москва разрабатывает совместно с Сирией план передачи объектов, на которых хранится и производится химическое оружие, под международный контроль. Причем он подчеркнул: «Предложение о постановке сирийского химоружия под международный контроль – не вполне российская инициатива. Она произрастает из контактов, которые были с американскими коллегами». В ответ глава МИД Сирии Валид Муаллем заявил, что Дамаск готов присоединиться к Конвенции о запрещении химического оружия.

     В общем, стало очевидно, что на таком фоне выступать за вторжение – плохая идея. Так что Обама попросил перенести голосование с 11 сентября на… когда-нибудь потом. Тем более что, как выяснилось, против вторжения в Сирию выступает не только американский народ, но и французский (75%), и немецкий (77%).

     Интересно, что как только Обама заговорил о дипломатическом урегулировании кризиса, его позицию тут же поддержал 61% граждан США. Фирма ORC International провела по заказу телекомпании CNN опрос общественного мнения.

     В сухом остатке, после встречи Лаврова и Керри в Женеве (тоже, кстати, прошедшей 11 сентября) имеем план, состоящий из 6 пунктов:

     1. Сирии дается неделя на составление полной описи своего химического арсенала.

     2. Оружие так быстро, как только это возможно, будет передано под международный контроль.

     3. Сирийский арсенал будет уничтожен в соответствии с процедурами, предусмотренными в «Конвенции о запрещении химоружия».

     4. Сирия обязана предоставить международным инспекторам немедленный и неограниченный доступ ко всем объектам.

     5. В случае необходимости перед уничтожением химическое оружие сначала будет вывезено за пределы страны.

     6. При этом все перемещения сирийского арсенала обеспечиваются ООН.

     В случае невыполнения Дамаском швейцарского ультиматума требовать военного вмешательства в Совбезе ООН будут не только США, но и Россия.

     Интересно, что подобный расклад устроил абсолютно всех (хотя Обама и не преминул отметить, что, дав шанс Дамаску, Россия поставила на карту свою репутацию). Недовольными остались только сирийские оппозиционеры. Военный лидер одного из крупнейших объединений повстанцев, «Свободной сирийской армии», заявил: «Это соглашение не имеет к нам никакого отношения». По его словам, это лишь попытка России выиграть время для режима Асада.

     Призрак большой войны

     «Не станет твердыни Ефремовой и царства Дамасского с остальною Сириею», – гласит библейское пророчество. В Интернете, причем не только в частных блогах, но даже и в некоторых СМИ всерьез обсуждают, не начнется ли с гражданской войны в Сирии мировая война и не приведет ли она к концу света, о котором так часто говорят в последнее время.

     Ситуация в стране очень напоминает югославскую. НАТО готово без всяких санкций ООН начать военную операцию, если Асад даст хоть малейший повод. В регионе присутствуют российские корабли, нежелание России и Китая позволить США свалить сирийского лидера уже продекларировано.

     Знаменитый писатель и публицист Исраэль Шамир пишет: «В июле Израиль, играющий немалую роль в подготовке агрессии, попытался разбомбить сирийские прибрежные базы русских ракет «Яхонт» класса «земля-море», но безуспешно. Ракеты были вовремя спрятаны. Когда это выяснилось, в Израиле раздались голоса, требующие повторного удара – «Яхонты» мешают американской армаде приблизиться. Конечно, крылатые ракеты «Томагавк» можно запустить и с приличного расстояния, но и «Яхонты» могут далеко дотянуться.

     «Россия ограничится серьезным предупреждением, выразит возмущение – и все», – считают оптимисты в Пентагоне. «Так было в Ираке, так было в Югославии». Но весьма вероятно, что они ошибаются. Время уже не то. Слишком много стоит на карте, и Москва не собирается уступать. Ситуация напоминает 1962 год, противостояние Хрущев – Кеннеди. Здравствуй, новый ракетный кризис? У кого первого дрогнут нервы – у Путина или Обамы?»

     Естественно, ни один здравомыслящий человек не ждет, что большая война начнется от того, что российские (или китайские, или любые другие) войска вступятся с оружием в руках за нынешнего хозяина Дамаска. Понятно, что никто не станет потрясать ржавым ядерным оружием и прочими ужасами времен холодной войны. Однако это вовсе не означает, что все закончится хорошо.

     Ряд экспертов считает, что, если сейчас Асада свалят, случится непоправимое. Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока, полагает: «Это будет потерянное государство. Резня будет колоссальная, геноцид христиан и шиитских групп, начиная с салафитов, практически предопределен. Можно полагать, что сегодня запад работает в интересах Эр-Рияда, Дохи и Анкары, хвост вертит собакой. Весьма печально, но это факт. Однако, для принца Бандар Бин Султана, для семьи катарских эмиров, для Реджепа Тайип Эрдогана свержение Асада – это уже принципиальный вопрос. В том числе это вопрос экономический, личных отношений. В связи с тем, что исламисты начали терпеть поражение, как сегодня в Египте. И их основные спонсоры. И братьев мусульман, как Катар, и салахитов, как Турция. Либо должны добить Асада, либо цепная реакция может прокатиться дальше по Тунису, по Ливии, а не исключено, рикошетом ударить и по ним».

     А вот это уже серьезная проблема. Как показал пример стран Магриба, победа революционеров не привела не только к счастливой стабильности и богатству, но к той самой пресловутой демократии, которую так охотно поддерживал Белый дом. Нищета, хаос и смерть… И полное раздолье для экстремистов всех мастей. Причем в основном для религиозных – ничего не поделаешь, специфика региона. А если учесть, что все эти многочисленные «воины ислама» – щупальца одного и того же спрута, «Аль-Кайды», то поневоле становишься сторонником теории заговора.

     Но, так или иначе, расшатывать и без того нестабильный ближневосточный регион опасно – это сегодня понятно всем.

     

     

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.